Главная страница | Регистрация | | Вход Приветствую Вас Гость | Steam ВКонтакте Twitter RSS
[ Новые сообщенияПравила форумаУчастники •  Поиск ]
Страница 38 из 39«1236373839»
Архив - только для чтения
Модератор форума: Source, Anchar 
Форум » Ролевые игры » Архив ролевых игр » Судьба Интуриоса (Игровая зона)
Судьба Интуриоса
HoracioДата: Суббота, 2010-08-14, 2:57:24 | Сообщение # 556
Sanctum Officio
Фракция: Инквизиция
Группа: Проверенные
Сообщений: 5067
Репутация: 979
Статус: Offline
Тысячи внимательных глаз следили за всем происходящим под стенами Храма св. Тримиса, не обращая внимания на расплывчатую картину, создаваемую мутными полями пустотных щитов. Офицеры и сержанты мгновенно привели свои подразделения в состояние повышенной боевой готовности, хотя и понимали, что на этот раз к ним приближается далеко не враг.
Толпы беженцев ордами вываливались из темных улиц улья, выходя под мощные прожектора Южных Стен, стеная от усталости и страха и умоляя о помощи. Несчастные... Их души скоро присоединятся к Богу-Императору.
Океаны людских тел скапливались у четвертого сектора обороны Южных Стен - у массивных врат, украшенных двухсотметровым золотым изображением Императорской Аквиллы - двуглавого орла, гордо раскинувшего свои мощные крылья. Люди попросту толпились у экранов пустотных щитов, пытаясь, несмотря на сопротивление и электрические разряды, пройти сквозь них. На малой скорости это, теоритически, представлялось возможным, хотя и проблематичным. Но у болтерных снарядов, лазерных лучей и у тяжелых осадных снарядов, несущихся на сверхвысокой скорости, не было никаких шансов преодолеть купол барьера.
Со стен за беженцами пристально следили командиры пулеметных расчетов, ожидая приказов вышестоящих офицеров, а также с многочисленной серво-оптики, моментально передававшей записанную информацию в недра цитадели, туда, где команды специалистов по защитным технологиям готовили свои механические орудия к любым неожиданностям. Автоматические турели и орудийные сервиторы вылезли из своих ниш и гнезд на внешних стенах, вооруженные спаренными тяжелыми болтерами и турболазерами, и были приведены в полную боевую готовность.
.... И тут внизу, среди толпы гражданских, прогремел мощный взрыв, заставивший пустотные щиты недовольно зашипеть, и разнесший на мелкие кровавые кусочки около двух дюжин беженцев. Среди толпы появились люди, вооруженные лазганами, палившие во все подряд. Их было много, но ничтожно мало по сравнению с общей численностью толпы беженцев. Их лазерные заряды беспомощно рикошетили от защитных экранов.
Командующим обороной Южных Стен капитан Симилот не слишком долго размышлял над сложившейся ситуацией: его жестокий приказ, однако был выполнен с завидной быстротой.
Сотни людей под стенами сначала подумали, что на их и без того многострадлальные головы полился металлический дождь в виде маленьких стальных шариков. Десятки и десятки смертоносных предметов гладкой округлой формы. Целая серия взрывов осколочных гранат раскаленным металлом и огнем срезал десятки человеческих душ, лишь слегка оцарапа десятиметровые рокритовые стены, укрепленные адамантиновыми листами. Орудийные турели изрыгнули свой смертоносный заряд: попадания тяжелых болтеров разрывали тела людей на части, прометиумовые ливни, исторгнутые военными огнеметами, испеппелили в освященном пламени сотни людей, но основное дело завершили именно Фратерис Милитиа.
- Они еретики, не достойные имени верных слугами Бога-Императора!!! - разносился по Южным Стенам твердый и уверенный голос капитана Симилота через десятки громофонов. - Вместо того, чтобы умереть во благо нашего Владыки, они трусливо бежали от врагов Его!!! Но мы милостливо даруем этим выродкам Поцелуй Императора! ОГОНЬ!!!!
Слитный залп тысяч лазганов и рокот автоганов вихрем смерти пронесся сквозь гражданских, уже во все ноги убегавших прочь от Храма сквозь развороченные людские тела, внутренности и багровые реки крови. Не ушел ни один. За всем этим одобрительно наблюдала гигантская Аквилла на вратах Южных Стен...


Истина – это власть. Невежественных и слабых нужно тащить к свету, какова бы ни была цена. Неважно, сколько из них будет плакать и истекать кровью по пути (Кор Фаэрон в Городе Серых Цветов, "Первый Еретик").

Сообщение отредактировал Horacio - Суббота, 2010-08-14, 2:58:33
 
GiksДата: Понедельник, 2010-08-23, 0:04:55 | Сообщение # 557
Употребитель назначений
Группа: Проверенные
Сообщений: 354
Репутация: 864
Статус: Offline
5:55 по средне интурианскому времени, первый уровень

Резкий грохот прорезал воздух, когда последние отголоски боя шли на убыль. Солдаты рефлекторно пригнулись, но выстрел оказался единственным и последним. Ревущий грифон метнул взгляд наверх, с небольшим отставанием за взглядом следовал болтер. Два точных ответных выстрела пришлись на место, где должен был стоять снайпер. Характерного при попадании разрыва зарядов не последовало, и они продолжили путь, пока топливо в миниатюрных реактивных двигателях не выгорело.
Гаурус всмотрелся во мглу всепронизывающими визорами. Там был только пустой мостик, соединяющий два ближайших шпиля. Пустой мостик и никаких тепловых следов на фоне холодного металла. Космодесантник отметил ловкость стрелка, совсем не характерную для орка, и меткость....
- Майора задели!
Обмякшее тело Роланда, прежде чем оно рухнуло на землю, подхватил стоявший рядом солдат.
Востроянец едва успел бросить свой лазган, и поймать падающего командира. Солдат плавно опустил его на землю, сильно испачкав руки сочившейся из страшной раны кровью. Одежда майора сменяла окрас с ярко-алого на тёмно-багровый цвет быстро разрастающегося пятна. Пропитавшаяся влагой ткань роняла на грязно-серую дорогу капли тёплой драгоценной жидкости.
- Сэр! Сэр вы меня слышите?
Роланд Дирт молчал. Даже в бесознательном состоянии его побледневшее лицо было искажено гримасой боли. Майор прерывисто дышал и дёргался. Все члены его личного отряда, верные востроянские первенцы, склонились над командиром. Среди них металось сильное волнение.
- Эй вы что, Императора увидели ублюдки? Не расслабляйтесь и смотрите в оба! Сержант, организуйте чёртово прикрытие! - Капитан Юрий, подбежал к востроянцам, отбрасывая приказы по дороге. Юрий критично взглянул на лежавшего на земле Роланда, пока разделившиеся на два отряда восточное крыло осматривалось на предмет вражеского присутствия.
- Медик!! - прогремел голос брата-космодесантника Гауруса, опередив мысль капитана СПО.




Yeshimal delendam esse
 
Sin-rДата: Среда, 2010-08-25, 8:14:57 | Сообщение # 558
Пророк
Фракция: Хаос
Группа: Проверенные
Репутация: 1821
Статус: Offline
Quote (Giks)
5:51 по средне интурианскому времени, чётвёртый уровень

- Кхехех - Зловеше хихикнул фантом, прежде чем остатки его силуэта растворились в воздухе.
Секунды шли, но ничего не происходило.
Ушей Дериора достигли крики и характерный визг лазера. Довольно быстро к визгу прибавился грохот оружия покрупнее, но их на миг перекрыл пронзительный, полный страха вопль, чтобы затем всё потонуло в ужасной какофонии стрельбы, воя, скрежета и хора сирен.
Камень на кольце Дериора сменил цвет, став пурпурным. Внутри него зародилось сияние, постепенно, оно наростало, пока с гладкой поверхности не сорвались магические ленты самых разных оттенков пурпура и крови. Ленты энергии закрудились вокруг Дериора, стремительно разгоняясь, пока не сливались в сполшной круг. Причудливые волны света стали отделятся от них, полностью охватив воина.
Вспышка, перед глазами всё исчезло, остались лишь клубы варпа, мгновения, снова вспышка.
Ноги Дериора коснулись идеально ровной поверхности вымощенного плитами пола. Он попал в обширный коридор. Кроме него здесь никого не было, но надолго ли?
По обеим сторонам коридора располагались искуссно сделанные двери, будто бы высеченные в тёмных стенах, всего восемь штук с разрывом по два метра между собой, не считая пары проходов на обеих концах коридора, сам Дериор находился в его центре. Здесь звук сирен был на порядок громче, на его фоне остальной гамм звучал приглушённо.



5:53 по средне интурианскому времени, чётвёртый уровень

За всю свою «карьеру» слуга Хаоса старался как можно меньше связываться с инквизицией. Он прекрасно знал о том, что эта могущественная организация имеет в своём распоряжении всё, что угодно – от ассассинов и орденов Космического Десанта до технологий ксеносов и артефактов неизвестного происхождения. Связываться с такими проблемами Дериор не очень желал – но если приходилось это делать, то награда была достойной. Такая же ситуация была и в этот раз – Посланника забросило в Дворец Инквизиции, что подразумевало перспективу стать отличным пособием для учёных в случае провала. Но опыт, накопленный за тысячелетия, должен был помочь ему выжить. Правда, риск был слишком велик…так что оставалось надеяться на то, что награда будет соответствующей:
- Ладно, нужно двигаться. Иначе эти проклятые…
Внезапный приступ боли прервал поток мыслей шпиона. Это случалось не часто, но каждый раз боль была довольно сильной. К такому вряд ли можно было привыкнуть. Кольцо, которое защищала владельца от взора псайкеров, истощилось. Оно жаждало крови для восстановления. Но поскольку рядом не было источника крови, можно было воспользоваться и хозяином:
- Варп их всех дери. Эта тварь высасывает из меня кровь. Нужно что-то предпринять, пока я не превратился в обескровленный труп.
Дериор, раздираемый физической болью и ментальным страданием, встал на колени. Противнику сделать это было практически нереально, а простому украшению удалось за несколько мгновений. Ещё немного – и задание будет провалено. Но оставалась одна надежда на спасение:
- Нужно лишь…найти…
Истерично роясь в своих карманах, как псайкер копается в разуме жертвы, шпион искал одну небольшую вещицу, призванную спасти его от мучительной смерти. И он нашёл её – склянка с кровью слуги Его, которая теперь должна послужить на благо приверженца Губительных Сил. Красной жидкости было достаточно, чтобы утолить голод проклятого украшения:
- Как же я это ненавижу, - прошептал Дериор и вылил содержимое сосуда на кольцо.
То, что произошло дальше, было похоже скорее на казнь, нежели спасительное «утоление жажды» - со стороны это было похоже на жесточайшую пытку электрическим током, приносящую невероятную боль и обездвиживающей жертву, от которой любой человек давным-давно погиб в самых невероятных положениях тела. Собственно, это было довольно близко к истине – именно так можно описать невероятный букет ощущений, получаемых носителем во время «подзарядки». Хоть это и продолжалось недолго, но было незабываемым:
- Во имя всех проклятых…как же болит голова, - произнёс Дериор, поднимаясь с колен.
Немного пошатываясь, слуга Хаоса вынул из ножен свой меч и опёрся на него. Голова ещё кружилась, а самого Дериора трясло. Обычно данный процесс происходил менее феерично – но что-то было не так.
- Наверное, «атмосфера» и местные «психически одарённые выродки» так повлияли. А может это было нечто ужаснее. В любом случае, я жив и могу продолжить.
Когда его состояние более-менее нормализовалось, он направился на север – к выходу из коридора. Судя по всему, именно кольцо указало ему путь неким мистическим зовом:
- Ну хоть какая-то польза от тебя есть, бесполезный кусок…кстати, а из чего сделано это кольцо? Надо будет поинтересоваться у этого Колдуна.

Пройдя ещё пару метров, нарушитель попал в квадратное помещение. Мгновения хватило, чтобы приметить все его особенности – три двери, мрачное освещение, соответствующая атмосфера и искусственные черепа, украшающие в углах места стыка потолка со стенами. Но, кроме этого, из общей композиции сильно выделялось ещё одно существо, которое явно было не радо появлению пришельца – сервитор инквизиции. Конечно, он был служебным, но поднять тревогу ему ничто не мешало:
- Вот чёрт. Надо что-то сделать, - мелькнуло в голове слуги Хаоса. Несмотря на произошедшее, он рванул к бедному слуге со скоростью и яростью гончей Кхорна. Буквально повалив свою жертву, Дериор начал разрывать её на части своим мечом. Потребовалось немного времени, дабы ликвидировать свидетеля. Финальным штрихом стало отрубание головы, дабы исключить возможность того, что сервитор выживет:
- Невероятно. Давно я за собой таково не наблюдал. Надо быть сдержанней, - произнёс шпион, пытаясь отдышаться.
Обычно спокойный и уравновешенный, Дериор проявил себе как одержимого жаждой крови Берсеркера. Для простого убийства хватило бы одного точного удара. Но этого было недостаточно для озверевшего слуги Хаоса:
- Ладно, хватит прохлаждаться. Эти отродья, псайкеры, давно могли меня обнаружить. Надо уходить отсюда.

Поднявшись, убийца направился к выходу, как вдруг его внимание неестественным образом привлёк серво-ключ, закреплённый на одном из манипуляторов. Вряд ли он представлял некую ценность, но, на всякий случай, его стоило забрать:
- Интересно, зачем он мне? Ладно, думаю, эта вещица может пригодиться, - сделал заключение Дериор, убирая ключ, - Осталось сделать одну вещь.
Подняв с пола отрубленную голову, убийца посмотрел в глаза своей жертве. Наверное, если бы он не сделал этого, ему пришлось бы заплатить собственной жизнью. А умирать слуга Хаоса не хотел:
- Прошу прощения, но ты мог записывать происходящее. Возможно, это всё бессмысленно, но мне как-то не хочется скрываться от батальона озверевших рабов вашего Лживого Бога, которым ты служишь. Точнее служил, - сказал Дериор голове и, со всей силы, ударил ею об стену. Одного удара хватило, дабы превратить голову в кашу. Спрятать тело всё равно было некуда, а если встретятся другие «местные обитатели», то можно было попробовать представить инквизитором, ассассином, слугой инквизитора или кем-то ещё. Хотя вряд ли ему хоть кто-то поверит. В любом случае, сегодня будут убиты многие, несмотря на то, что миссия подразумевает скрытное проникновение. Избавиться от свидетеля или мешающего стража – единственный выход.
Следуя кольцу, исполняющему роль магического компаса и стимулятора, придающего сверхъестественное чувство ориентации, слуга Хаоса повернул направо. Затем случилось нечто необычное.
Как раз в тот момент, когда Дериор заходил в следующее помещение, открывая дверь, в самом дальнем коридоре впереди, начинающемся от перекрёстка, закрылись двери, расположенного в конце этого коридоре, лифта. Но буквально на мгновение пассажиры и нарушитель смогли увидеть друг друга. Слуге Хаоса не требовалось каких-то особых навыков, чтобы понять, кого он видел:
- Караул Смерти. Ублюдки. Видал я нескольких - чёртовы мясники. Вряд ли они поняли, кого увидели. Но я уверен, что они меня за инквизитора точно не могли принять. Надо убираться отсюда – вдруг наткнусь ещё на парочку и придётся разбираться с ними. Вот чего-чего, а этого бы точно не хотелось.

Неестественное притяжение кольца к артефакту заставило Дериора, не обращая его внимания ни на что другое, дойти до залы, затем свернуть налево, в другой коридор. В конце были расположены лифт и две арки, ведущие на винтовые лестницы, которые вели как наверх, так и вниз. Выбор был прост – либо пойти по лестнице, либо зайти в лифт. Шпион выбрал второе.
Зайдя в лифт, нарушитель заострил своё внимание на лампы, которые могли ему помешать. Потребовалось несколько ударов меча, дабы сделать данный источник света бесполезным. Затем Дериор активировал ПНВ и интуитивно, не без помощи кольца, нажал на одну из кнопок:
- Ну что же…пора создать видимость деятельности, - тихо произнёс убийца.
Двери лифта захлопнулись, отправив Посланника к его судьбе.


Сообщение отредактировал Sin-r - Среда, 2010-08-25, 10:03:26
 
ZingerNaxДата: Четверг, 2010-08-26, 6:00:45 | Сообщение # 559
PRIDE
Группа: Проверенные
Репутация: 1875
Статус: Offline
Первый уровень. Центральный фронт. Восточная застава.
5:55

Громкий оклик космодесатника разлетелся над перекрестком и устремился между лабиринтами обстрелянных зданий, отражаясь об покрытые инеем стены и постепенно пропадая вместе с холодным ночным ветром. Когда эхо рассеялось, солдаты на восточной заставе погрузилась в напряжённое молчание. Тишина была бы идеальной, если не отдаленные звуки стрельбы крупнокалиберных орудий и взрывов, доносившиеся со стороны дальних застав.

Послышался чей-то возбуждённый голос и шарканье подошв по щебню, подводя итог томительному ожиданию и нервным переглядываньям солдат. Высокая женщина в экипировке гвардейцев планетарной обороны и символикой Оффицио Саниторум на шлеме широким шагом поднималась из ближайшей траншеи, придерживая обеими руками медицинский чемодан. Солдаты расступались в стороны, пропуская медика вперед. Увидев громадного десантника, она на мгновение сбавила темп ходьбы, будто опешив при виде астартес, но переведя взгляд на свет фонарей вестроянцев рядом с раненным Роландом, она встрепенулась и перешла на бег.
- Не толпитесь рядом с раненным! – воскликнула медик, стягивая с лица припорошенный снегом шарф, и упала на колени перед раненным офицером. Проверив пульс и сердцебиение, она бросила чемодан рядом с собой, - Вы оба, встаньте слева и справа от него и светите мне!
Вытащив из подсумка марлю, медик приложила её на рану и одной рукой открыла защелки на своём чемодане. Под раненную руку кто-то догадался подложить сложенный вдвое спальник, сильно упростив фельдшеру работу.
- Мне нужен ассистент! Быстро! – женщина извлекла из чемоданчика ножницы и, отложив марлю на грудь Роланду, разрезала ими рукав вокруг раны. Крупнокалиберный снайперский патрон вырвал целый кусок мяса из руки вестроянца, продырявив при попадании мышцу до самой кости и оставил безвольно болтаться куски опалённой кожи на кровоточащем мясе. Вытирая марлей кровь, медик единожды взглянула на ранение, определяя опасность повреждений. Кровь не останавливалась и быстро вытекала, впитываясь в спальник под раненным бойцом.
- Стреляли из крупнокалиберной винтовки, может быть, был разрывной патрон, - пробубнил один из вестроянских первенцев, вставший справа от Роланда.
- Тогда бы руки не было уже. Плечевая артерия не повреждена, но мышечные разорваны, - медик без лишних раздумий удалила обугленную кожу и, сняв перчатки, достала из чемоданчика спиртовые салфетки для дезинфекции рук, - Чёрт бы вас побрал, где ассистент!?
- Здесь! – воскликнул подбежавший боец из вестроянцев. Выглядел он довольно опытным солдатом, но при виде ранения замешкался. Ничего удивительного. Сложно было вспомнить из учебников по полевой подготовке, что делать с ранением, если от человека оторвался целый кусок мяса.
- Подготовь обезболивающее, одну ампулу на полный тонкий шприц, - медик опустилась к ране, доставая чистую марлю. Подняв побледневшую руку и положив кисть себе на колено, она вложила марлю прямо в рану, собирая скопившуюся кровь. Тряпица моментально окрасилась в красный цвет. Спустя мгновение, медик выкинула её за спину и схватила из чемодана зажим для вен.
- Готово, - сказал вестроянец, побив пальцем по шприцу и корректируя уровень миллилитров.
- Вводи ниже трицепса, - ответила медик и, стянув зубами герметичный пакетик с зажима, поставила его на поврежденную вену. Открыв ещё один подсумок, женщина достала марлю и, вытерев ей кровь, снова вложила её в рану и полезла за вторым зажимом. Неожиданно Роланд застонал и заёрзал, двигая больной рукой.
- Что с ним…? – спросил ассистент, поднимая удивленный взгляд на своего командира.
- Чёрт, коли быстрее и держи руку за предплечье! – воскликнула медик, поставив второй зажим и выкинув намокшую от крови марлю. Кровотечение было остановлено, но раненный боец начал приходить в сознание. Медик вновь поменяла марлю и вытащила из кармана на верхней створке чемодана инъектор и распылитель с синтеплотью. Вколов одноразовый инъектор прямо под зажатые вены, женщина начала быстро накладывать синтетик по бокам раны, постепенно перекрывая последние очаги кровотечения. Вновь зафиксировав руку на колене, медик вложила обработанную каким-то лекарственным тоником марлю в рану и сняла зажимы с вен. Введенный до этого препарат из маленького инъектора замедлил кровотечение, сузив сосуды, тем самым давая возможность наложить стягивающую повязку.
- Держи марлю, я наложу стягивающие бинты, - медик схватила ассистента за кисть и положила его ладонь на марлю. Сама женщина полезла в чемодан за стерильными бинтами. – Теперь приподними руку, но не сгибай в локте.
- Он приходит в сознание! – откликнулся один из бойцов, державший фонарь над Роландом. Офицер громко застонал и закашлялся, видимо подавившись слюной. Будет очень плохо, если он очнется до того, как обезволивающее сделает своё дело.
- Штык тебе в брюхо, держи свет прямо! – рявкнула женщина, быстро проворачивая бинт вокруг руки Роланда. Несмотря на холод, её лоб покрылся испариной, а от дыхания иней на шарфе истаял.

Вестроянцы и стоявший рядом десантник безмолвно наблюдали за медиком, следя за каждым её уверенным действием. Раскроив конец бинта на две полоски, она завязала их узлом и согнула раненную руку в локте, чтобы уменьшить приток крови к ране. От обильного кровотечения осталось только небольшое багряное пятнышко, выступившее на бинте и размером чуть больше наперстка. Роланд вновь закашлялся и дернулся всем телом, словно пытаясь вырвать раненную конечность из хватки медика и ассистента. Спустя мгновение он обмяк, и напряжение из его руки ушло. Медик быстро расстегнула замки на подбородке и, сняв боевой шлем, прислонилось ухом к груди Роланда, а свободной рукой проверила пульс на его похолодевшей шее. Глаза женщины расширились.
- Помогите снять нагрудник! – медик отстранилась от Роланда. Вестроянец не дышал.
- Что с ним?! – друг за другом воскликнули помошники медика.
- Травматический шок! – откликнулась она, расстегивая плечевой замок кирасы раненного бойца, - Остановка сердца от потери крови, чёрт! Ассистент, считай вслух!
Начав отсчет, ассистент расстегнул второй замок и сбросил фасадный слой брони с груди Роланда. Медик рывком подложила под голову раненного лежащий рядом камень и открыла вестроянцу рот. Сделав четыре дыхания рот в рот, медик отстранилась от лица Роланда и с силой налегла на его грудь. Упёршись запястьем одной руки в область сердца, не сгибая рук, женщина начала непрямой массаж сердца.
- Минута, - с дрожью в голосе промолвил ассистент, безотрывно наблюдая за посиневшим лицом своего командира. Медик вновь сделала несколько дыханий рот в рот и опять алегла на грудь, перестав рассчитывать силы, сильно вкладываясь в каждый рывок. Эту операцию она проделывала в течение второй минуты. Пульса не было. Кто-то из бойцов СПО в стороне отвернулся к своим товарищам, и отрицательно покачал головой в разные стороны. Разогнать оставшуюся в организме кровь на таком морозе казалось едва ли возможным.
- Давай! – медик выпрямилась, вновь вдохнула в рот Роланду несколько раз и быстро вернулась к массажу.
- Две тридцать, - вполголоса отозвался ассистент. Он по-прежнему держал Роланда за плечо, хотя это уже не требовалось. На восточную заставу вновь упала тишина, прерываемая частыми вздохами медика и едва слышимым отсчетом, который вёл ассистент. Цифры шли одна из другой, отсчитывая время до момента смерти Роланда.
- Сержант, он потерял слишком много крови, - негромко отозвался капитан Юрий, стоявший позади медика. Все вестроянцы взглянули на капитана, но тот сохранял непроницаемое спокойствие, - Сержант!
- Давай! – медик перестала налегать на грудь Роланда обеими руками и начала со всего размаху бить ему кулаком в район сердца. Спустя три удара, вестроянец резко раскрыл глаза и вдохнул ртом, давясь воздухом и сильно дохая. Ассистент схватил Роланда за плечи, потому что тот едва не перевернулся на бок.
- Смотрит на меня! Смотри на меня! – женщина села на Роланда, схватила его за лицо и взглянула в бешено бегающие по сторонам глаза вестроянца, - Полной грудью вдыхай! Полной грудью, ртом вдыхай и выдыхай! Вдыхай и выдыхай!
Роланд слегка приподнялся, поддерживаемый ассистентом, и здоровой рукой схватил медика за наплечник. Громко вдыхая и выдыхая, он смотрел в лицо женщины, пока полностью не успокоился и не начал морщиться от нарастающей боли.
- Спокойнее, спокойнее, - медик синхронно дышала вместе с Роландом, добиваясь спокойствия бойца. Очнуться и прийти в сознание после остановки сердца и крупного обескровливания - это настоящее проявление воли к жизни. Отдышавшись, вестроянец подался назад и, сжав зубы, быстро закивал, давая условный знак окружающим, что теперь он в норме.
- Быстрее, соорудите носилки и унесите командира отсюда! – скомандовал капитан Юрий, разворачиваясь и крутя кулаком над головой, - Найдите второй спальник, чтобы укутать его! Бегом!
- Ему требуется госпитализация и капельница, - сказала ассистенту медик и отстранилась от Роланда. Солдаты на заставе оживленно зашевелились. Вернув на голову шлем, женщина поднялась с земли, чтобы вновь опуститься рядом со своим чемоданом. Кто-то из вестроянцев подступился к вернувшемуся с того света командиру и о чём-то начал говорить с бывшим ассистентом, но медик не стала слушать эти разговоры и предпочла отойти в сторону, чтобы сложить инструменты.
- Не торопись, у нас ещё есть раненный, – её окликнул капитан Юрий, подошедший к медику со спины. Она обернулась и проследовала взглядом за указывающей на вершину бетонной стены рукой капитана. В свете траншейных прожекторов там можно было увидеть пулемётный расчет и двух сидящих на земле бойцов, прислонившихся спинами к бортику.
- Там не так серьезно, - капитан окинул взглядом снизу вверх женщину, когда та собрала чемодан и обернулась к нему, - Молодец, сержант.
- Сэр, - кивнула ему в ответ медик и, натянув шарф, быстрым шагом отправилась к подъему на укрепления, но дорогу ей перегородил тот самый десантник, вид которого привел женщину в смущение при первой встречи. Не смотря на высокий рост женщины, астартес всё равно смотрел на неё сверху вниз. Подняв на десантника взгляд, она несколько раз моргнула и, опустив голову, обошла его стороной.

Чтобы быстро добраться до укреплений и не толкаться вместе солдатами в траншее, медик решила сократить путь через перекресток, хотя, скорее всего, потому, что там неподвижно лежало несколько гвардейцев. Останавливаясь у каждого тела, женщина тщательно проверяла пульс, дыхание и сердцебиение у каждого из них. Убедившись, что солдат мёртв, она закрывала убитому остекленевшие глаза и безмолвно подступалась к следующему. Дойдя до укреплений, она на мгновение обернулась, чтобы посмотреть, как мертвецов стаскивают обратно в траншеи.

- Эй! У него рука уже посинела! – послышалось сверху. Медик подняла голову и увидела махающего рукой гвардейца. Поднявшись по импровизированной лестнице из бетонных блоков, женщина опустилась рядом с раненным бойцом. Он был совсем молод, но хорошо держался в такой обстановке. Отсоединив прострелянный наплечник, медик с прищуром осмотрела рану.
- Больно? – спросила она, нажав пальцами бойцу на плечевой сустав.
- Не особо… - пропыхтел солдат в ответ, бросая неопределенный взгляд на своего напарника.
- Ничего серьезного, пуля прошла на вылет и кость не задета, - ответила медик и полезла в вещмешок солдата, - Щедрое командование настолько ценит ваши жизни, что в обязательном порядке прилагает к экипировке малую аптечку. В следующий раз сам ей воспользуйся.

Она вытащила небольшую коробочку из вещмешка солдата. Промыв водой плечо гвардейца из своей фляги, медик взяла из этой аптечки бинты и наложила на рану тугую повязку. Наказав молодому бойцу сменить её позже, продезинфицировать и вколоть себе обезболивающее, если рука будет слишком сильно ныть, медик вернула свой чемодан за спину и спустилась обратно к заставе. Когда она спускалась по лестнице, её взгляд выудил из общего действа того самого солдата, которого она вытащила с того света. За сегодняшний день он был не первым у Вероники и далеко не последним.

 
GiksДата: Среда, 2010-09-01, 2:07:17 | Сообщение # 560
Употребитель назначений
Группа: Проверенные
Сообщений: 354
Репутация: 864
Статус: Offline
6:04 по средне интурианскому, первый уровень

На перекрёсток вернулось былое затишье. Только отдалённая стрельба и эхо воинственных орочьих завываний говорило о неспокойном положении на фронте.
Две заставы были как следует порушены, дома изуродованны яростной перекрестной пальбой и несколько ящиков с боеприпасами всё таки сдетонировали, опустошив несколько нижних помещений в одном из домов. Штабные роты всё же оправились от дерзкого нападения и смогли перегруппировать силы.
Майор Хелкор Сорд удачно пережил атаку, но только благодаря брату-капитану Ревущих грифонов Сайрусу, точнее живому щиту из его бронированного тела.
Отряд Ревущих грифонов, несмотря на некоторые возникшие проблемы, успешно уничтожил почти целый взвод орочьих коммандоз, закрепившийся над отведёнными под штаб помещениями первого этажа, лишь незначительно потрепав свою броню. Уже после битвы к ним присоединился брат Гаурус, доложив о проишествии с майором Роландом. Сайрус сразу же отправился к едва живому другу, и лишь убедившись лично, что Роланд выжил и его состояние более менее стабильно, покинул группу СПО.
Оставшись наедине с собой, силы имперцев могли подсчитать потери. Одиннадцать солдат СПО погибли под атакой, двоих из них завалило обломками сторожевой башни южной заставы. Еще тринадцать были ранены, трое из них тяжело, среди троицы оказался и майор Роланд Дирт. Жизнь востроянца и двух других "везунчиков" была спасена стараниями единственной пары медиков, но теперь они были негодны к активным действиям, о полноценном участии в боевых действиях и говорить не стоило, причем как минимум на половину стандартных имперских суток.
Несколько отрядов в торопях подсчитали орочьи трупы. Ксеносы потеряли тридцать восемь воинов.
Когда пришел черёд решать что делать дальше, майор СПО Сорд собрал офицеров и решил повести своих солдат на запад, чтобы соединиться с 6-ым батальоном востроянцев. Брат-капитан Сайрус лишь одобрил это решение, но астартес в свою очередь заявил, что Ревущие грифоны покидают силы СПО, чтобы выведать обстановку на юге и провести разведку возможных путей отступления.
Ситуация в этом регионе развивалась невероятно быстро, и что самое неприятное, имперцы могли только строить догадки, не зная в точности что происходит. Практически все считали, что орки перешли в наступление, но кое что смущало весьма вероятный вариант происходящего.
Вернувшиеся к моменту сворачивания штаба патрули, сообщили о удалённых боях, кипевших практически повсеместно, но все они происходили на приличном удалении от них. Что странно - они ни разу не натолкнулись ни на засаду, ни на скопления орков.
Девятеро гонцов же до сих пор не возвращались.
Скромные имперские силы, окончательно сгруппировавшись в спешке отправились на запад, оставив весь транспорт на перекрёстке. Огонь от полыхавшего углового дома уже начал распространяться на прилегающие постройки. Яркое пламя лизало стены, поднимаясь всё выше, с каждой минутой охватывая всё больше и больше этажей. Бороться с ним не было никакого смысла.
Двигаясь на максимально возможной скорости, имперцы желали оказаться как можно дальше от разрастающегося пекла на перекрёстке, но впереди их ждали очень неприятные известия. Уже на подходе у идущего впереди авангарда стали зарождатся пугающие подозрения. Открывшаяся перед ними картина полностью их оправдала. Позиции 6-го батальона были погребены под сотнями тонн рокрита. 6-го батальона нигде не было видно........
- Что за.... - Только и смог выдавить озадаченный майор СПО.
Среди рядов СПО воцарилось напряженное молчание.
- Обыщите окрестности - Жестким тоном произнёс майор Сорд, выставив лазган в боевое положение.
- Не теряйте бдительность солдаты.
- Слышали майора? Бегом бегом! - Стал подгонять один из капитанов - Робаут Троук

Добавлено (2010-09-01, 2:07:17)
---------------------------------------------
6:01 по средне интурианскому, первый уровень

- Колонна, двадцать четыре машины. – Тихий шепот ясно прозвучал в относительной тишине толстых рокритовых стен.
- Прикрытие? – Поинтересовался второй шепоток
- Его нет, если не считать тех семи вартраков, что проехали пораньше.
Орочий конвой давно уже проехал по заброшенной улице, скрывшись за одним из многочисленных поворотов, но отряд продолжал переговариватся исключительно тихо, соблюдая максимальную осторожность.
Здесь, в довольно большой зале когда-то располагалась столовая гильдии высотников.
Некоторое время назад это помещение облюбовали марадёрствующие гретчины, и пара орков-сторожей. К их несчастью, на это же место вскоре наткнулась группа ноктанцев.
Четыре солдата расположились у стены, а дюжина маленьких коренастых тел и туши по крупнее были разбросаны по всей зале.
Гретчины успели как следует потрудиться, и о первоначальном назначении зала напоминали лишь опрокинутые обеденные столы и миски, в большинстве которых еще лежали остатки еды.
Лейтенант Цалри Аргаст расположился на грязной табуретке, прислонившись к стене, рядом с дежурившим у окна снайпером. Справа от него, чуть подальше, сидело еще два бойца.
Ватаги ксеносов активно метались по распростёртым в полусотне метрах внизу улицам. Ноктанцы уже час следили за их передвижениями. Их чёрная экипировка позволяла почти полностью слится с окружением. Бесшумные воины оставались незамеченными даже там, куда падал свет орочьих факелов.
- Тяжелая бронетехника? – Уточнил Цалри.
- Трудно сказать, но похоже что да. Эти машины крупнее обычных, в том числе их орудия – Румар, продолжал разглядывать улицы через оптический прицел.
- Очень плохо – Пробурчал под нос лейтенант Аргаст.
Раньше этот район просто кишел орками. Не так давно ксенносы сильно засуетились, и район поразительно быстро опустел, остались лишь группы “собирателей”, с одной из которых близко познакомились ноктанцы.
У лейтенанта было плохое предчуствие. Почти все силы, покидающие этот район, двигались на восток, где всего в двух километрах отсюда располагалась линия фронта.
Заставшая их минуты тишины продолжались совсем недолго, и вскоре воздух снова наполнился орочьими криками и гортанным рыком, перекрывавшим даже грохот их уродливых машин.
Ставшие уже привычными звуки примешались к шуму отдалённых боёв.
- Снова тяжелая техника, и теперь с ними несколько сотен уродов, если не ошибаюсь. – Все тем же шепотом известил Румар. В поле зрения снайпера попала новая порция из непрерывного потока войск, тёкущего по улицам.
Где то неподалеку, вне поля зрения отряда взревело пламя. Рёв быстро сменился напоминающим камнепад треском.
- Так, Квират и его леди дали о себе знать. – Цалри взвёл свой внушительный арбалет.
- Отлично. Галат, перепроверь все наши подарки для зеленорожих на этом этаже. Постарайся уложится в две минуты.
- Понял сэр. – Крайний боец справа подскочил сжимая в руках тактический автоган, и скрылся в соседней арке, ловко преодолевая свой путь через опрокинутую мебель.
Хор на улице прервался. Послышались пока редкие гортанные возгласы, полные озадаченности и недоумения.
Оглушительная какофония крушащегося рокрита на миг перекрыла все остальные звуки.
Пол под ногами ноктанцев едва ощутимо дрогнул.
- Ага, теперь они точно встали – Румар со свойственной снайперам концентрацией, одновременно говорил и пристально разглядывал фигурки мельтишащие внизу, на серых индустриальных равнинах.
- Декар, давай тащи свой зад к окну. Заряжаем осколочными.
Веселье только начинается ублюдки




Yeshimal delendam esse
 
SGT-ALEXEYДата: Четверг, 2010-09-02, 2:43:55 | Сообщение # 561
Сержант 532-го Эдельвейского
Фракция: Имперская Гвардия
Группа: Проверенные
Репутация: 923
Статус: Offline
6: 03 по средне интурианскому времени

- Огонь, мать вашу! ОГОНЬ!! - из тьмы вылетела очередная когтистая конечность тьмы, но, попав под залп двух хеллганов и мелтагана, превратилась в пыль и развеялась... отряд Люмен-1, под командованием сержанта Алекса Денлана, встав в круг отражал атаки умбров, давая шанс группе механикусов закончить начатое. Алекс мимоходом оценивал ситуацию. прошло около получаса. Пока все шло нормально, без потерь, не считая механикуса погибшего в глубине комплекса. Но долго так продолжатся не могло. заплечные батареи к хелганам рано или поздно истощатся, и тогда отряд станет практически беззащитным. Канистры огнеметов Саламандр, тоже вскоре покажут дно. А ведь еще надо прорываться обратно, и сопровождать Механикусов до анклава. А на верху наверняка творилось что-то не то. Внезапно из темноты, разлагаясь на свету, вырвалась очередная конечность. прежде чем Алекс успел среагировать, она исчезла в сантиметре от его лица, перерубленная энергетическим мечом Цзура.
- Будьте внимательней сержант. - бросил астартес через плечо.
- Спасибо Цзур.. Черт они никак не успокоятся, а боеприпасы скоро иссякнут..
- Спасибо, утешил - буркнул Ганс, стоявший поблизости. Выхватив сигнальную ракетницу, он выстрелил в темноту. Ярко синяя ракета разогнала тьму, заставив шарахнутся нескольких тварей.
- Тебе повезло, что нас не видели наши артиллеристы. А то бы накрыли после такого сигнала. Ганс только фыркнул. Алекс повернулся к механикусам.
- Трациус! Долго вы там?! У нас боезапас не бесконечный!!



Стоишь иди! - Упал ползи!.
it's a good day to die.
when you know the reasons why
citizens we fight for what is right

Алексей сейчас спит и видит 10-й сон. Ловить его надо между 11 и 17 часами (приблизительно) © Ravage.

Джентльмены. Приготовтесь и покайтесь.. ©

"О каких Традициях вы Говорите? Я назову их вам в трех словах. Ром, Плеть и Содомский Грех. Доброго утра, джентельмены" © Уинстон Черчиль.

Бой. Фарш. Снаряды. Кровь. Кишки. А Алекс с Интелом обсуждают политику союзников в ВМВ. © Fulgrim
 
GiksДата: Суббота, 2010-09-04, 1:14:16 | Сообщение # 562
Употребитель назначений
Группа: Проверенные
Сообщений: 354
Репутация: 864
Статус: Offline
6:44 по средне интурианскому времени

Окрестности озарили полные ужаса вопли, шорох помех и оглушительная стрельба. Новобранцы из числа ополчения немного опешили. Суеверным мирянам почудилось, будто на них надвигается орда демонов, но паника в их сердцах жила не долго, сохранившись лишь в виде тлеющего беспокойства. Священники и кардиналы постарались не даром. Офицеры же следили за настроем солдат.
Воины святой церкви не стали сильно вникать в происходящее. Единственым очевидным решением для высоких командирских чинов была грубая сила.
Всего лишь часть от той мощи, что хранили стены великого собора, была обрушена на людей, но даже она была устрашающе могучей. Огромная толпа людей была сметена ураганным огнём, тысячи погибли за какие-то секунды.
Дымящаяся, разорванная, нашпигованная горячим металлом плоть устилала всю площадь перед храмом. Кровь сбивалась в широкие алые лужи. В этой зоне смерти не было ни сантиметра поверхности, которая бы не была запятнана мертвецами.
От изувеченных тел исходили тошнотворные запахи, стремительно распространяясь по воздуху и перемешиваясь, они проникали даже через пустотные щиты.
Фратерис милитиа в полной мере ощутили весь букет “ароматов”, всколыхнувший их желудки. Слабонервные не выдерживали, избавляясь от съеденной пищи в потоке рвоты.
Многие так и не поняли, что же на самом деле они совершили, остальные лишь смутно догадывались. Из множества убитых, лишь небольшая группа людей на самом деле являлась культистами хаоса. На каждого убитого еретика приходилась почти тысяча невинных, но для фанатичных слуг Императора, и прагматичных сановников это была приемлемая цена.
Защитники ожидали продолжения атаки. Минуты истекали одна за другой, но его не последовало. Враг дал понять, что он неподалеку, так и не показав своего лица.
Хаоситы остались под покровом темноты, и сохранили незаметность.
Теперь их тёмные вожди имели представление о силе защитников Великого собора, и это знание стоило всего жалкой кучки прислужников.
Колонная кровавого воинства двигалась вперёд некоторое время, но на втором повороте свернула с пути, теперь уже отдаляясь от храма. Чтобы там ни думали верные сыны Императора, приспешники хаоса преследовали свои, непонятные цели. Новая дорога была гораздо свободнее, объединённые силы лордов Арадора и Рихарда могли позволить себе двигаться быстрее, но теперь уже войско двигалось относительно спокойно, прекратив распространять огонь на своём пути, хоть воители и не до конца усмирили разгорячённый пыл.




Yeshimal delendam esse


Сообщение отредактировал Giks - Суббота, 2010-09-04, 1:15:44
 
HoracioДата: Суббота, 2010-09-04, 1:20:08 | Сообщение # 563
Sanctum Officio
Фракция: Инквизиция
Группа: Проверенные
Сообщений: 5067
Репутация: 979
Статус: Offline
6.44 по средне интурианскому времени

Капитан Симилот, почетный рыцарь св. Тримиса и командующий обороной Южных Стен, склонился в глубоком поклоне перед троном пфальцграф-кардинала Камила Александра Сфорца, уважительно скрестив ладони в знамении аквиллы. Проповедники и священнослужители из приближенной к графу свиты столпились по краям тронной залы, с презрением или завистью разглядывая безродного выскочку с рядов Фратерис Милитиа.
Гигантская платиновая статуя Бога-Императора возвышалась за троном угрюмого кардинала, искрясь позолотой и серебром доспехов. Глаза Владыки Человечества, выполненные из крупных обработанных агатов, казались невероятно живыми и искрились внутренним светом, наблюдая за своими детьми. Симилот нервничал, однако старался не показывать своих истинных чувств, скрываясь за обыденной маской безразличия. Капитан вдруг осознал, что чувствовал себя более комфортно даже в окружении ватаги орков, чем на великосветском рауте высших иерархов Церкви, да еще и под бдительным оком самого Повелителя и Его кардинала, особенно такого могущественного, как пфальцграф Сфорце.
- Говори, - произнес Камил, повелительно подняв бронированную руку, и внутренне улыбнулся. От его пристального взора не могли скрыться истинные чувства и мысли одного из его командующих обороной Великого Темплума, кардинал видел насквозь все его мечты и желания, не говоря уж о более поверхностных мыслях. Консервативная Экклезиархия отрицательно относилась к псайкерству в своих рядах, однако Камил все же тренировал и оттачивал свои врожденные способности: сначала на Черных Кораблях и Схоластика Псайкана, затем самостоятельно, работая на Министорум в качестве Охотника на Ведьм. Боже, как давно это было...
- Неприятель вышел к нашим границам, ваше преосвященство, - доложил рыцарь, продолжая стоять на коленях. - Их авангард, замаскированный под беженцев, ликвидирован еще на подходе к южным вратам. Выживших не имеется. Потери отсутствуют. Рапорт о расходах боезапаса предоставлен его священству епископу Калласу, коменданту, моим техническим офицером.
- Я ожидал большего от богомерзких слуг Растления.
- Я тоже, пфальцграф, - честно признался Симилот. - Мы готовились к жестокой осаде, ожидался танковые удар. Подготовили пушки и лазерные платформы. Однако... Они трусы, ваше преосвященство. Только храбрый душой и телом осмелится возглавить эскалацию Великого Темплума, но для этого у них не имеется ни сил, ни времени. Мы выиграли эту войну, мой кардинал.
- Почему ты так считаешь?
- Милорд, даже если падет весь Семперум, мы все равно выстоим и дождемся подкреплений. астропатический сигнал уже послан и имперская машина войны пришла в действие, - почетный рыцарь начал было дальше излагать свои идеи, как его прервал звонкий мелодичный голос епископа Калласа, только вошедшего в зал в окружении стайки щебечущих купидончиков и записывающего серво-черепа. За ним следовал целый отряд вооруженных до зубов бойцов:
- Этого не произойдет, мой отважный командующий! - епископ был низким и тучным человеком, однако обладал проницательностью полководца и мудростью философа, а главное гениальной харизмой, позволившей ему сделать умопомрачительную карьеру в рядах секториального представительства Адептус Министорум. Епископ, сверкая священным розариусом на груди, коротко поклонился кардиналу. Серво-череп принялся немедленно протоколировать все сказанное епископом: Каллас был командантом Собора св. Тримиса и ему приходилось держать тысячи докладов и сведений в уме, что для простого человека, разумеется, невозможно, однако вполне естественно для помощника сервитора. - Губернаторский дворец специально спроектирован на случай непредвиденных обстоятельств, а его гарнизон сумеет постоять за честь правительства.
- Башня-твердыня Адептус Арбитрес также строилась, как нерушимый оплот правосудия, - с ехидством напомнил епископу Симилот. - Также как и космопорт, падший за несколько часов.
- Все в руках Бога-Императора, - с улыбкой отвечал ему Каллас, скрестив пухлые пальчики на огромном животе.
Пфальцграф-кардинал Сфорце, с усмешкой наблюдая за перепалкой двух друзей, медленно погружаясь в свои мысли. Затем, сконцентрировавшись на специальных ритуалах-гимнах Псайкана, разум кардинала покинул бренное тело, оставшееся неподвижно сидеть на графском троне, поддерживаемое система силовой брони. Могучий дух псайкера, поддерживаемый усиливающими психические силы генераторами энергии, которые скрывались за статуей Бога-Императора и подключались прямиком в мозг Rамила, в мгновение ока вознесся над Храмом, разглядывая океан крохотных огоньков суетящихся внизу человеческих душ и яркие волны эмоций, исходивших от них.
Кардинал скрывался от чуждых ему ментальных взглядов, не полностью высвобождая всю доступную ему мощь, сдерживая плывущую в его руки столь притягательную энергию варпа. Ничто так не приближает экстаз, говорил себе кардинал, как долгое воздержание. О, Владыка! Как долго он не мог высвободить полностью всю сво душу и мощь!!! В мирное время, да еще на территории такого крупного города, как Семперум, псайкерство такого уровня строго каралось и могло привлечь ненужное внимание ордосов.
Усилием Воли кардинал-астрал поплыл вперед, к Южным Стенам, где Разрушительные Силы показали свой истинный облик. Тысячи зловонных трупов устилали камень перед южным сектором Собора св. Тримиса, щедро орашенные тоннами спекшейся крови. Кардинал почувствовал миазмы болезней и ядов, истекающих от них при разложении.
Ничтожным движением сознания Сфорце "вбил" мысль о кремации в головы офицеров, командующих батареями спаренных тяжелых огнеметов и турболазеров. Спустя несколько секунд волны освященного прометиума раскаленными конусом вырвались из бойниц могучих стен и с шипением соприкоснулись с телами мертвецов, испепеляя плоть и кости в ревущем беспощадном пламени.
Разум пфальцграфа возвысился еще выше над третьим уровнем Семперума, разглядев вдалке едва заметные, но полные огненной веры факелы душ Адепта Сороритас, ведомые прецептором Офелией. Значит, святые сестра продолжают сражаться. Хм, выходило, что он сильно переоценил возможности противника.
Всепронзающий взор кардинала постоянно заслоняла раздражаюзая Тень, ужасная насмешка над всем, во что верил и с чем столетиями сражался Камил. Эта сущность отвратительным дрейком витала между переходами уровней, распространяя вокруг себя волны первобытного Страха и Отчаяния, заставившие душу Сфорце вздрогнуть от отвращения. Читая литании Богу-Императору и защитные молитвы Беллус Псайкана, Сфорце устремился к этому порождению варпа, чувствуя как нарастают вокруг его сознания ментальные барьеры и оборонительные шипы раскаленной добела энергии. Кардинал-астрал внезапно раскрылся, высвобождая всю мощь своего разума, и его гневный рев психическим эхом пронесся по всему городу. В материальном мире миллионы людей вздрогнули от неожиданности, почувствовав дурноту и подташнивание, а металл стоявших поблизости строений потек яркими оранжевыми ручьями. На высоких шпилях Астра Телепатики и в округе Навис Нобилите десятки астропатов и молодых псайкеров орали от боли, обливаясь кровью и потом, пока их недоумевающие мастера и старшие собратья успокаивали их разумы с помощью специальных литаний и наркотиков.
Сфорце презрительно проводил взглядами многочисленные танки и отравленные Хаосом души предательских космодесантников и тысяч и тысяч культистов, шедших с ними под восьмиконечными символами, пронесшись стремительным вихрем мимо их порядков. Наверняка они его почувствовали, мстительно подумал Сфорце, наверняка задрожали от страха и неизвестности, однако кардинал не стал отвлекаться на рядовых пешек Темных Богов. Обратив свое сознание в форму изрыгающего священный огонь золотого дракона, пфальцграф наконец-то воочию узрел источник всех бед Инториуса.
Князь Демонов давно знал о его приближении, его сущность мелькала одновременно в материальном мире и мире духов. Высвобождение такого количества варп-энергии не могло остаться незамечнным ни для одной живой души в городе, особенно для псайкеров.
- Именем Министорума Человечества, я пришел лишить тебя жизни.



Истина – это власть. Невежественных и слабых нужно тащить к свету, какова бы ни была цена. Неважно, сколько из них будет плакать и истекать кровью по пути (Кор Фаэрон в Городе Серых Цветов, "Первый Еретик").
 
SEQFERДата: Суббота, 2010-09-04, 4:36:56 | Сообщение # 564
Хлебушек
Группа: Проверенные
Сообщений: 254
Репутация: 2541
Статус: Offline
Первый уровень. Центральный фронт. Бывшие позиции 6-ого батальона.
6:05

На дороге осталось совсем немного гвардейцев, офицеры и медики вместе с раненными. Остальные солдаты небольшими группами разошлись по территории завалов, обследуя каждую щель и порушенные остовы зданий. Казалось, сюда свалилась мощная бомба, смела целый квартал и замуровала батальон под грудами бетона. Но трупов или выживших нигде не было видно. Даже сдавленных стонов и призывов о помощи не доносилась из-под рокрита.

Вероника стояла спиной к солдатам, которые обустраивали раненного Роланда на обочине. Она нервно постукивала указательным пальцем по предохранителю над курком винтовки и пристально вглядывалась в небо. Её взгляд был устремлён к верхним уровням.
- Мэм, мы закончили с размещением больных, - к Веронике подошёл второй медик. Он остановился от неё в шаге за спиной и вытянулся по струнке как на плацу. Женщина словно проигнорировала его слова и даже не повернулась к солдату.
- Мэм? – спросил второй медик и поравнялся с Вероникой, заглядывая ей в лицо.
- Ничего не видишь вон там? – Саграда указала куда-то высоко на северо-восток. Солдат проследовал за её рукой взглядом в ночное затянутое серыми облаками небо. Оно ничем не отличалось от неба на юге или на западе. Разве что были видны укрепления и башни второго уровня, пропадающие вершинами в непроницаемом тумане и дыме пожаров.
- Ничего, - покачал головой медик и взглянул на сержанта, - А что случилось? У вас обеспокоенный вид.
- Я видела трассирующий огонь лазерных батарей, - Вероника повернулась к младшему фельдшеру. Мужчина был ниже её на пол головы и намного моложе. Чертами лица, высоко поднятыми скулами и маленькими глазами он походил на Саграду, хотя из-за шлемов и практически одинаковой экипировки все гвардейцы друг на друга были похожи: угрюмые, подтянутые и с оценивающим взглядом люди.
- Ну, ничего удивительного, - пожал плечами мужчина, - Война всё-таки.
- Объясняю, - Саграда указала на восток раскрытой ладонью, - Там наша бывшая застава. Дальше центральный фронт и дальние заставы. Ни на одной из них нет лазерных батарей большого калибра. Вспышка появилась со стороны северо-востока и, судя по остаточному высокому шлейфу, источник стрельбы где-то в десяти-пятнадцати километрах в высоту от первого уровня, - Вероника вновь обернулась в ту сторону, куда смотрела до этого момента, - То есть, где-то на третьем, но фронт не там.
- Может это стационарные орудия по отставшим орчьим самолётам стреляют? – предложил второй медик, подозрительно осматривая небо.
- Может, - вздохнула Вероника и выпустила белый пар сквозь шарф натянутый на лицо, - А если нет?
- Если бы это была массированная атака, то выстрел бы был не один, - сказал мужчина.
- Резонно, - согласилась Саграда, - Ладно, солдат, с раненными всё в порядке?
- Майор не сможет сам идти ещё несколько часов, - покачал головой мужчина, - Говорят, у него сердце останавливалось
- Да, но он крепкий, справится, - кивнула Вероника, - Имел дело с такими ранениями?
- Нет, мэм, меня недавно к войсковым формированиями присоединили. Прямо перед началом нападения. До этого я работал в муниципальных учреждениях, но прошёл курс полевого оперирования, - по сухому и грубому голосу молодого фельдшера нельзя было сказать, что он большую часть врачебной практики провел в городских больницах.
- Ладно, хорошо, что у тебя есть какой-то опыт, - Вероника поправила на плече ремень винтовки, - Меня зовут Вероника Саграда. Сержантские лычки я ношу не просто так и это не первая моя война с орками. Слушай меня, не геройствуй и всё будет не так дерьмово.
- Так точно, - отозвался мужчина и отдал честь, - Если вам интересно, меня зовут Керт Мартон.
- Давай без формальностей, Керт, - Вероника развернулась и зашагала к обочине, где в большой воронке расположился Роланд и несколько вестроянцев, - Снайпер, подстреливший майора, скорее всего, до сих пор жив. Не надо делать из меня мишень.
- Как… скажешь, - Керт озадачено оглядел горизонт перед собой. Далекие терявшиеся в ночи уцелевшие здания зияли черными проёмами окон, в каждом из которых мог скрываться снайпер или очередная толпа скинов.

Цепляясь за выступы поломанных взрывом бетонных соединений, Вероника спустилась в небольшой кратер. Углубление идеально подходило для защиты от снайперского огня с большинства дальних позиций. Роланд лежал на самом дне в самодельных носилках. Его заботливые солдаты замотали майора в три спальника и сделали из папах импровизированную подушку. Сидевшие рядом с офицером ветсроянцы, лишённые своих пышных головных уборов и оставшиеся в обычных гвардейских белых шлемах, смотрелись как-то непривычно просто.
- Как тут наш больной? – спросила Вероника, опускаясь к Роланду.
- Он вроде заснул… - один из вестроянцев взглянул на своего командира.
- Мне не очень хочется отключаться ещё раз, - отозвался майор и пошевелил целой рукой, приветствуя медика, - Вдруг не проснусь?
- Поспать всё равно придётся, - Вероника стянула с головы шлем и утерла пот со лба, - Вы потеряли много крови и только отдых поможет её восстановить. Рука сильно ноет?
- Если не пытаться ей двигать, то несильно, - Роланд захотел поднять голову, но попытка с треском провалилась.
- Можно уже начать давать ему пить, раны должны были покрыться коркой. Повязку я сменю позже, сейчас это не требуется, - Вероника обратилась к сидящему рядом солдату. Саграда узнала его, он помогал оперировать майора, - Если у кого-то есть сухофрукты в пойке, то они не помешают.
- Хорошо, придумаем что-нибудь, - отозвался солдат и полез в вещмешок. Вероника убрала с лица черную прядь и поправила резинку, которая стягивала в пучок волосы на затылке. Так было удобней всего носить шлем, да и волосы обзору не мешали.
- У меня кое-что есть, специально для больного, - Вероника стянула со спины вещмешок и, немного порывшись в нём, достала какую-то завёрнутую в фольгу пластинку, - Чёрный шоколад полезен после таких ранений, снизит нагрузку на сердце и расширит сосуды, что заставит кровь быстрее циркулировать.
Развернув упаковку, она надломила пластинку шоколада и протянула Роланду небольшой кусочек. Майор принял сладость свободной рукой и отправил её в рот. При такой погоде замерзший в вещмешке шоколад жевался плохо, но Роланд бодро хрустел им, хотя глотать ему лежа было непросто.
- Не думал, что теперь медикам выдают такие необычнее препараты, - ухмыльнулся один из вестроянцев.
- Ты прав, не выдают, - Вероника скрутила шоколад в фольгу и вернула его в мешок, - Это из моих запасов.
- Спасибо, - отозвался Роланд, положив руку себе на грудь, - Вы замечательная женщина и ко всему прочему вернули меня с того света.
- Не за что, майор, это моя работа, - Саграда одела шлем и защелкнула замки на подбородке, - Но шоколадом вы не вылечитесь. Чтобы полностью восстановить руку вам требуется госпитализация и операция по восстановлению мышечной ткани. Возможно и аугументическое вмешательство, но в любом случае в таких условиях и без нужной аппаратуры я могу обещать только отсутствие заражения крови и стерильные бинты.
- Вы и так уже сделали многое, - ответил майор, - Главное, чтобы рука не отвалилась в разгар боя.
- Отдыхайте, майор, и старайтесь не говорить, - медик поднялась и, закинув винтовку за плечо, начала выбираться наверх. Ролданд проводил её взглядом, пока женщина не скрылась за кромкой воронки.
- Император благой, – Роланд ударил здоровой рукой себя по лбу.
- Что такое, майор?! – встрепенулся сидящий рядом востроянец.
- Я забыл спросить, как ее зовут, – ответил майор и вздохнул, – Ну-ка, рядовой, а ты знаешь?
- Никак нет, майор.

Когда Роланда оживляли, ему было все равно кто именно его спас. Точнее, не до того. Вообще майор понял, что тогда он был на волоске от гибели. Не было бы столь своевременно помощи, командир 6-го батальона 431-го Полка Востроянских Первенцев бы погиб. Но эта женщина его спасла, и он будет ей благодарен. Майор вспомнил выражения лиц его солдат, когда он довольно тепло благодарил человека, который хоть и спас их командира, но не был Востроянским первенцем. Потому что среди Первенцев существует настоящее воинское братство, которое выше армейских чинов. И эти солдаты в какой-то степени презирают солдат других полков, в которых нет такой выучки и профессионализма.
Тем временем, гвардейцы СПО и другие вестроняцы под руководством майора Хелкора обыскивали завалы. Солдаты прямо руками разгребали завалы, силясь найти причину того что возможно стало кладбищем многим сотням опытных вояк. Вероника как раз выходила из воронки, когда рядом с ней послышался оклик одного из солдат, разгребавшего завалы.
- Эй, ребята я что-то нашел! – громко крикнул один из солдат СПО, стоя на коленях, – Подсветите, я ничего не вижу!
Несколько фонариков осветили землю в том месте, где лежала… папаха. Именно такой головной убор предпочитали носить Востроянские Первенцы. Сшитая из черного густого меха, она была украшена Имперским золотым орлом.
- Надо срочно показать ее майору Хелкору, – сказал другой солдат СПО.
- Давайте ее сюда, – громко потребовал капрал СПО Карт Серин. После того как папаха перешла ему в руки, капрал добавил:
- Продолжайте поиски, а я сейчас к майору.
Не теряя больше времени, Серин направился к группе офицеров, которая наблюдала за ходом работ. Вероника двинулась за ним.



Этот дух делаем мы сами, и именно от наших действий зависит его облик. © Rorschach
Только правдивый ум может справиться с ложью и иллюзиями. Только правдивое сердце может справиться с ядом ненависти. С самого начала времен тьма процветает в пустоте, но она всегда уступает место чистому свету. Жди этот свет и он придет… © Avatar: The Last Airbender

 
GiksДата: Вторник, 2010-09-28, 0:20:49 | Сообщение # 565
Употребитель назначений
Группа: Проверенные
Сообщений: 354
Репутация: 864
Статус: Offline
Первый уровень. Центральный фронт. Бывшие позиции 6-ого батальона.
6:11

Временный лагерь, который больше напоминал скорую стоянку, бурлил активностью. Штабные силы заняли перекрёсток, в том числе и первые этажи ближайших зданий, почти воссоздав свои диспозиции на предыдущем участке, (но эта площадь была значительно крупнее) и следили за всеми подступами к нему. Лишь пара десятков человек разместилось на широкой южной магистрали, идущей от перекрёстка. Отряд облюбовал пару обширных кратеров (Востроянцы, сопровождавшие своего майора заявили, что раньше их здесь не было), где разместили раненных.
В рокритовых стенах зияли дыры, несколько больших и десятки пробрешин. Куски грубо оторванного феррокрита были перемешаны с битым стеклом и превратились в хрустящее под ногами крошево. Чтобы не нанесло такие разрушения, больше всего “внимания” оно уделило западной магистрали.
Завалы состояли из обломков небольших фасадных домов, вплотную примыкавших к дороге, эти дома дома были разрушены до основания, просто имперцы помнили, что они там были.
Исследование завалов заняло куда больше времени, чем расчитывали офицеры
Тусклый свет пламени освещал укрепления на обеих концах дороги и в переулках - Кучки беспорядочно нагромождённого мусора, собранного на скорую руку. Солдаты с большей частью работоспобных люминаторов участвовали в поиске.
Множество частей перемешавшейся мозаики, смущали группу и всё больше сбивали с толку. Все здания, которые они рассмотрели, были лишены стёкол, а тротуары и дороги устилали множество тысяч мелких острых осколков, в искусственном свете фонарей и огня они были похожи на крошечные бриллианты.
Сопровождавший группу шум безастоновочной перестрелки дополняемый грохотом разрывающихся будто очередями бомб, стал сильнее, и уже не казался столь отдалённым.
СПО нервничали, все, от рядовых до старших офицеров. Их тревога, вызванная хаосом последних часов, отсутствием связи и массовой поломкой техники, никуда не делась, но плавно перерастала в невроз.
Охранявшие периметр временного лагеря, часовые держали тьму на мушке лазганов, готовые встретить любого непрошенного гостя добрым зарядом лазера, правда при этом они старались держаться как можно ближе к укрытиям.
Пара отрядов отделилась от группы, тщательно исследуя нижние этажи на предмет каких либо подсказок, но прежде всего они искали материал для поддержарния света факелов. Но и там они не обнаружилось ни одного трупа, следов крови, даже гильз или оплавленных борозд.
Командирская верхушка под руководством Хелкора Сорда, уже не надеялась найти что-либо, когда…

- Майор!
- Я в курсе капрал, наши солдаты так кричат, что на Терре уже знают эту новость – Строгим осуждающим тоном произнёс майор Сорд
Несмотря на сильный холод молодой капрал раскраснелся до кончиков ушей, словно майор упрекал непосредственно его. Сообразив что тянет время, Карт Серин покраснел ещё сильнее, и протянул пыльную папаху майору.
Хелкор Сорд взял её, не сводя взгляда с причудливой шапки, пристально рассматривая и вертя единственную найденную улику в свете подвешенного над потолком люминатора, в окружении всех трёх своих капитанов.
“Генеральской палатой” - местом которое выбрал майор, служило внутреннее помещение, узкие словно бойницы окна которого выходили прямо на западную ветку. Многие помещения в здешних районах представляли собой просторные холлы или гаражи, с которых можно было попасть на верхние уровни домов, не выходя на промозглые улицы.
“Комнатой генеральских палат” была заброшенная мастерская. По крайней мере таковой она казалась. Весь инвентарь был раскидан по полу, но ничего интересного собой не представлял.
Во избежание новых сюрпризов, майор Сорд специально распорядился подыскать малое помещение, которое бы не соседствовало с лестничными пролётами и имело минимум ходов.
К единственной ведущей отсюда двери, не считая парадной, был приставлен караул из четырёх человек.
Хелкор внимательно рассматривал папаху, надеясь найти в ней хоть какие то зацепки, которые могли бы прояснить ситуацию, пусть ненамного.
От глубокого, но не долгого исследования майора отвлёкло вежливое покашливание.
Майор поднял голову, встретившись взглядом с капитаном Леветом. Капитан молча перевёл глаза. Последовав за ними, внимание Хелкора остановилось на человеке, всё это время стоявшего за спиной капрала Серина. Поглощенный находкой, Хелкор Сорд даже не обратил внимание на фигуру в потёмках, за что успел мысленно выругать себя.
Фигура сделала шаг в круг света, демонстрируя форму планетарных сил со скромными регалиями капрала.
О специализации солдата красноречиво говорили белая полоска, огибающая каску, с красным крестом надо лбом, и чуть менее белая, слегка растрёпанная повязка с тем же алым знаком под нашивкой СПО Интуриоса, обрамлявших номер батальона и полка.
Это была женщина, единственная женщина на весь штабной корпус, и практически единственный, профессиональный медик оставшийся у группы на триста с чем-то человек. Благодаря двум этим моментам, её знали практически все солдаты штаба, в особенности старшие офицеры.
- У вас что-то есть, капрал Саграда, или вы по другому делу? – С характерной командирской настойчивостью спросил майор, продолжая сжимать в руках востроянскую папаху.




Yeshimal delendam esse
 
ZingerNaxДата: Суббота, 2010-10-09, 2:57:43 | Сообщение # 566
PRIDE
Группа: Проверенные
Репутация: 1875
Статус: Offline
Первый уровень. Центральный фронт. Бывшие позиции 6-ого батальона.
6:16

Саграда никогда в офицерские разговоры не лезла, если её не просили, но среди командиров СПО не было единства и собранности. Вероника понимала, что их отряд отрезан от основных сил, лишён связи и, похоже, брошен на произвол судьбы. Командиры нервничали и вряд ли у них были какие-то долго идущие планы, если они даже не могли понять, что делать с этой несчастной папахой. Поэтому, Вероника решила, что ещё одна голова в таком случае лишней не будет.

- Надеюсь, меня не расстреляют за такую шалость, - когда Хелкор обратился к стоящей в тени Веронике, её лицо осветило огнём от раскладной зажигалки. Внутри помещения было не так ветрено, поэтому Вероника решила закурить, забыв про всякую субординацию.
- Если разрешите, я поделюсь своими соображениями по этому поводу, майор, - Вероника выдохнула дым через нос и защелкнула зажигалку. Хелкор недовольно окинул сержанта взглядом, хотя в действиях Саграды не было ничего вызывающего. Вероника холодного взглянула на него в ответ, губами перекатывая сигарету в другой уголок рта.

По большому счёту, никто из офицеров помимо Вероники, находившихся в тот момент в помещении, не терял столько людей за один бой. Хелкор и его адъютанты впервые в жизни орков увидели только сегодняшним утром, но майор Сорд был из тех людей, которые умели делать свою работу и понимали важность своих решений в любой ситуации. У него была светлая голова, не замутненная самолюбием или патологическим желанием всегда и везде быть правым, но он никогда не принимал участия в крупномасштабных боевых действиях и понимал, что ему срочно требовалась поддержка.

- Я знаком с твоим делом, сержант, - ответил Сорд, разворачиваясь к женщине, - Что, по-твоему, происходит?
- Сэр, она всего лишь фельдшер, - отозвался неуверенный голос одного из младших офицеров.
- Заткнись, - огрызнулся Хелкор, не отворачиваясь от Вероники. Саграда в свою очередь комментарий из-за спины майора проигнорировала, не поведя и бровью, - Сержант?
- Кто-то просто обронил папаху при отступлении. Она лежала на поверхности завалов, а значит, кто-то из вестроянцев по ним шёл, - Вероника кивнула на грязную папаху в руках майора, - Вокруг вообще не единого пятна крови, не единого тела. Даже гильз нет стрелянных. Грязь да бетон. Что здесь случилось, я не могу сказать точно, но шестой батальон цел и невредим. Во всяком случае, от него точно что-то осталось.
- Значит, они сейчас, как и мы отступают? – спросил майор, задумчиво отводя взгляд от Вероники.
- Вероятно, но это ещё не всё, - женщина взяла сигарету в руку и стряхнула пепел, - Я видела трассирующие огни на третьем уровне.
- Бред, - обвиняющий голос Карта Сарина оборвал сержанта на полуслове, - Фронт не там.
- Я видела то, что видела, сэр, - Саграда вернула сигарету в рот, пожевывая губами фильтр, - Выстрел был единичный, но здесь точно что-то не так.
- Приму к сведению, но это ничего нам не даёт, - вздохнул Хелкор, потирая пальцами озябший и красный нос, - Орки – наша первостепенная проблема.
- Орки готовят ловушку, - заявила Вероника. Удивленные взгляды офицеров сосредоточились на женщине, словно она ляпнула какую-то несуразицу, - Эта орда не просто куча тупых дуболомов. Наличие одного только снайпера, подстрелившего офицера, уже о многом говорит. Они ощупывали нас в последнем бою. Теперь они следят за нами и выжидают, когда мы приведём их к шестому батальону. На этом плато мы как на ладони. Колонна двигается слишком медленно и никакого труда не составляет нас догнать. Я уверена, нас пасут как овец.
- Со всем уважением к вашему боевому опыту, сержант… - начал было Хелкор, но Вероника отрицательно замотала головой, словно и слышать не хотела майора.
- Проклятье, забудьте про то, что писали в учебниках о тупости орков! Никогда недооценивайте их, - Вероника сделала последнюю затяжку и искрошила в кулаке окурок, - Эти ублюдки прогрессируют с каждым боем. Учатся. Адаптируются. Перенимают всё у своих врагов. Через полгода боёв на Брушероке они научились маскироваться под ландшафт, майор. Мне рассказать, сколько человек мой полк тогда потерял?
- То есть, если мы встретимся с шестым батальоном, то нам крышка? – вполголоса спросил Карт.
- Отставить уныние, солдат, это лишь догадки, - в приказном тоне произнёс Хелкор, засунув папаху за пояс, - Но сержант права в том, что у орков было много возможностей и масса времени, чтобы всех нас перебить. Они медлят с выступлением и это точно не из-за малого числа. На соседних заставах докладывали об огромных передвижениях вражеской пехоты и техники.
- Дерьмо… - сплюнул Карт, отворачиваясь от майора.
- Мнение майора Роланда нам бы сильно помогло, но он сейчас не в том состоянии, - один из офицеров, чьё имя Вероника не знала, обратился к Хелкору, - Нам нельзя здесь долго оставаться, сэр. В любом случае.
- Это уже мне решать, - Хелкор снял с головы шлем, приглаживая запотевшие русые волосы. В такие моменты Вероника истинно радовалась тому, что не решает судьбу нескольких сотен людей.

 
RorschachДата: Воскресенье, 2010-10-10, 0:07:15 | Сообщение # 567
Темный Апостол
Группа: Пользователи
Репутация: 2237
Статус: Offline
6.46 по средне интурианскому времени

Апостол почувствовал врага, еще когда он только покинул свою цитадель. Наивный глупец, но в одном он был прав – воинство почувствовало его, и ответом их была ярость, злоба и праведный гнев, привлекший за собой детей варпа. Арадор усмехнулся, а затем покинул свое бренное тело, устремившись вслед за кардиналом. Взмыв высоко над землей, его душа, словно яркий огонь начала манить к себе демонов: они слетались к ней словно мотыльки. Размахивая кожистыми крыльями и отчаянно вопя, твари обвивали Апостола и тянули к нему свои когти, стремясь разорвать его душу на части. Но затем опешили, увидев, как их легкая на вид добыча обратилась огромным восьмиголовым драконом.
У сил Хаоса появился шанс сломить врагов одним ударом, и Несущий Слово не собирался упускать этот шанс. Но время работало против него – держать на привязи стаю голодных демонов и сохранять ментальную форму было тяжело, даже для столь искушенного демонолога, как Темный Апостол.
- Дха’Даос ‘Акш!– Прокричал Арадор, указывая когтистой рукой в сторону Сфорце - Тзин’ Фек! Каос’ Лет!

Ломая, уже организующуюся под влиянием новостей от сбежавших, оборону, бойцы, которой призванные Императором, собирались противостоять грязным оркам или же ренегатам с нижних уровней, что отбросили малейший проблеск веры, предаваясь за малейшими укрытиями противоестественному разврату, преклоняясь лживым богам, в Императоромерзких ритуалах, проливающих кровь мирного, богобоязненного населения, Каридиновы твари начали выплёскиваться на доселе невредимый четвёртый уровень, предназначенный для наиболее обеспеченных и как могло показаться верных и спокойных граждан, веру чью не смогли бы поколебать никакие сложности и трудности или даже проявление реальности тёмных богов. То, что казалось им обычным днём, поскольку орки вряд ли могли дойти до них, а даже заполучив шанс дойти не смогли бы достать тех, кто может оплатить себе дорогой и не самый легальный билет в один конец на военный корабль; превратилось в жуткую игру теней и страха, которые говорили им, шептали на грани сознания, растаптывая его и вырывая дремавшие животные инстинкты - всего-то нужно было немного темноты, неизвестности, пальбы и воскрешённых, расползающихся кусков мяса.
Он был близко. Сильный след, который мог ощутить и слепец для зрячего в варпе переливался, выдавая все намерения. Сжимая в когтях ещё живого солдата, Князь стал созывать мельтешащих повсюду за воинством хаоса меньших демон, привлечённых запахом близкой добычи.

Пройдя сквозь тьму и ведя за собой сонм демонов, дракон увидел их – Каридина и Сфорце.
- Именем Министорума Человечества, я пришел лишить тебя жизни.
Огромная золотистая ящерица начала попытки материализоваться посреди побоища устроенного Князем на выходе из промежуточного уровня. Её конечности, обильно забрызгиваясь, скользили в одном мире по расплёсканным эмоциям и проваливались в почву в другом.
- Ты правда столь глуп, что решил тягаться с нами, Оз дам?! - Произнес Арадор. – Теперь ты наш и поверь мне, ты будешь страдать.
- Ааа, Кардинал – Сказал Каридин - Ты почтил нас своим присутствием, но обознался, служка. У меня её уже давно нет. Поэтому я сперва заложу твою чтоб речь могла идти о моей. Лови! - быстролетящий предмет, подцепленный когтём демона, угодил в ящера, заставив его дёргаться. Вслед за тем, повинуясь мысленному приказу Апостола, демоны устремились к душе Сфорце.
Взмыв в тёмное небо, которое, наконец, открылось его взору выходе из межуровня, Каридин завис на высоте, чего-то ожидая.

6.41. по средне интурианскому времени. Окрестности космопорта

Они были рядом, так близко. Нэрхал услышал приближение десантников еще тогда, когда они только начали приближаться к оборонительному периметру. Огромного роста, закованные в прочные керамитовые доспехи с символом в виде плотно сжатого кулака, на плече – эти воины представляли серьезную опасность даже для Ангелов Слова, не говоря уже о простых культистах.
Снайпер помнил приказ Каралоса, а затем бросил взгляд через плечо, удостоверившись, что смежная дверь открыта. Время пришло. Забросив снайперскую винтовку на плечо, Нэрхал вынул из свой кобуры небольшой пистолет и аккуратно прицелился вверх. С громким хлопком осветительная ракета врывалась из его оружия, прошла через огромную дыру в потолке и залила широкую улицу багровым светом. Сам культист покинул это место, быстро уходя на более выгодную позицию.
Увидев во тьме яркую вспышку, командиры минометных расчетов отдали своим бойцам приказ:
- Они в седьмом квадрате! Открыть огонь!
Спустя несколько секунд, минометы отступников выплюнули в сторону сигнала смертельный груз.
Ракета разбудила дремавший лагерь еретиков: под крики своих командиров, они стали покидать многочисленные костры и занимать оборонительные позиции. Сотни культистов, вооруженные лазганами, штурмовыми винтовками и гранатометами готовились открыть огонь по приближающимся силам лоялистов.



Навсегда. До понедельника.

Сообщение отредактировал Rorschach - Суббота, 2010-10-16, 9:30:49
 
АльбакарДата: Понедельник, 2010-10-25, 1:30:06 | Сообщение # 568
Группа: Проверенные
Репутация: 603
Статус: Offline
6.41. по средне интурианскому времени. Окрестности космопорта.

Капитан Рэйвел Глэм среагировал оперативно. Бойцы его роты, сохраняя дистанцию видимости, разделились на отделения. Под прикрытием строений и благодаря нечеловечески быстрой реакции и отменной выучки, Кулакам удалось пройти вперед достаточное расстояние, чтобы выйти из-под обстрела.

- Всем приготовиться! Оружие на боевом взводе! Враг может быть в каждом углу! Во имя Императора и господина нашего Дорна - не жалеть никого! Космопорт должен быть нашим! Мир должен быть нашим!- с этими словами он активировал силовой молот, который удерживал в одной руке. В левой он зажал наградной плазменный пистолет.- Авэ!

Рота шла в форсированном темпе. Бойцы штурмового отделения первыми обнаружили двух сектантов с рациями и наблюдательными приборами. Брат-сержант Курт ударом отвел нацеленный ему в грудь болт-пистолет, а пиломечом разделил врага напополам. Его боец Рихард убил второго еретика прямым ударом в грудь. Хлипкая грудная клетка не выдержала страшного удара и сломалась как карточный домик. Обследовав место, они вернулись к своим.

Капитан сожалел, что с ним нет ни капеллана, ни брата-библиария. Поддержка этий достойнейших из мужей была бы ему сейчас очень кстати. Равно как и что-нибудь существеннее двух БТРов "Рино". Капитан прекрасно понимал, что идет в неизведанное пространство, и очень сильно рисковал.

Внезапно перед ними возникли брошенные армейские постройки. И капитан принял решение - организовать там засаду. Очевидно, что враг потерял их. Будет искать. Чтож, пусть добыча найдет охотника.
- Занять позиции! Приготовиться к обороне!- скомандовал он. Повернувшись к сержанту-терминаторов в искусно украшенной броне он сказал.- Парами - по углам и в центре. Вы важны для нас. Ступай.

Теперь капитан решил найти лояльные силы в радиусе одного марш-броска. Чем больше будет с ним верных сынов Императора, тем больше шансов отбить космопорт во Славу Его. По приказу Рейвела бойцы в Рино стали прощупывать каналы связи, одновременно с этим, старясь остаться незамеченными, вызывали любое лояльное подкрепление.



-----ORDO -=I=- HERETICUS -----


Трилогия "Осада Терры".

О, Дискордия!
____________________________________
КРОВЬ, ТЕРНИИ И ТУМАН
________________________


Сообщение отредактировал Альбакар - Воскресенье, 2010-11-07, 3:28:43
 
HoracioДата: Среда, 2010-10-27, 5:24:08 | Сообщение # 569
Sanctum Officio
Фракция: Инквизиция
Группа: Проверенные
Сообщений: 5067
Репутация: 979
Статус: Offline
6.46 по средне интурианскому времени

Одно кардинал помнил всегда: нельзя говорить с Великим Врагом, нельзя бояться их показной мощи, нельзя слушать их богопротивные речи. Чувствуя как нарастают вокруг его сознания ментальные барьеры и оборонительные шипы раскаленной добела энергии, Сфорце рассмеялся, вытягивая из варпа все больше и больше Силы, окутавшись в потоки Эмпирей, словно в самый надежный щит и ограждаясь от провонявшей миазмами Хаоса энергии хаосопоклонников. Его Воля тверда, словно алмаз, Вера сильна как никогда, а решимостью полнилась вся Душа кардинала.
Слова священных литаний Богу-Императору обретали форму и золотыми доспехами ложились поверх сознания Сфорце, заставляя стайки демонов, вызванных Темным Апостолом, корчиться и злобно рычать в отдалении, защитные молитвы Беллус Псайкана и древнейшие ритуалы всплывали в памяти кардинала, словно он повторял их только вчера.
Камил рассмеялся. Как же давно он не играл в эту игру! Асфальт и здания под ногами у псайкеров дрожали и осыпались от громадного количества высвобождаемой обоими сторонами отрицательной энергии, но астрал-кардинал не останавливался. Если потребуется, он даже не задумываясь сожжет этот город в варп-шторме и наводнит его враждебными ВСЕМ сторонам конфликта существами. Главное, чтобы выстоял Великий Темплум. Остальное неважно.
Кардинал знал многие тайны, страшные тайны: не одно десятилетие он провел в самых секретных архивах и древнейших библиотеках Империума, совершенствуя свой пси-потенциал до выдающегося уровня. Тогда его заметили Ордо Маллеус. Сфорце всегда находился под санкцией, будучи с рождения наделенным ментальными способностями, однако теперь, когда его мощь возросла в стократ, Охотники на Демонов решили, что такому таланту незачем отсиживать штаны на церковных службах. Затем последовали годы тренировок и испытаний, по сравнению с которыми воспитание в Схоластика Псайкана показалась бы наивной сказкой. Лучшие эксперты по варпу, демонологи и инквизиторы в отставке обучали его всему, что знали сами. Затем он присоединился к свите лорд-инквизитора Авессалома Ангивера в качестве боевого псайкера, где покорил и уничтожил саму сущность десятков демонов и иных порождений варпа. Жемчужиной его коллекции были прах, оставшийся после изгнания на тысячу и один год великого демона одного из Абсолютов Хаоса, известного как Тзинч, и рогатый череп демон-принца Черного Легиона. Имена их были внесены в священный том Молота и навсегда засекречены. Сфорце обрел славу и честь в рядах Инквизиции.
А затем его отпустили. У Экклезиархии имелись свои собственные инструменты воздействия, а ведь Камил все еще значился на посту проповедника в Адептус Министорум. Вернувшись в лоно Церкви, Сфорце совершил одну из самых великолепных карьерных взлетов за всю историю Империума, что неудивительно, если вспомнить его собственные способности и оставшиеся связи в наводящих ужас Ордо Маллеус. Итак, спустя сорок пять лет на Священном Синоде на Терры его возвели в ранг астрал-кардинала Экклезиархии Его Божественного Величества и решением консистории доверили под управление одну из провинций.
- Дха’Даос ‘Акш! - о чем-то визжал Несущий Слово, указывая пальцем на Сфорце. - Тзин’ Фек! Каос’ Лет! Ты правда столь глуп, что решил тягаться с нами, Оз дам?! Теперь ты наш и поверь мне, ты будешь страдать.
Сфорце был уверен, что его ментальная защита выдержит что угодно, имеющееся в магическом арсенале у Темного Апостола, а его святые руны и слова вознесенных Императору молитв прекрасно защитят его разум от не более чем назойливых демонят, так что астрал попросту проигнорировал пустое бахвальство твари. На секунду Сфорце хотел было уж поддаться слабости и размазать это породие на Астартес по Эфиру, однако затем взял себя в руки, понимая, что главный соперник, от которого исходила на данный момент реальная угроза, - демон-принц, князь демонов, занятый ужином в виде обглоданного солдата планетарной обороны.
- Каридииииин.... - прошипел кардинал зубастой пастью эфемерного дракона, прочитав в течениях варпа имя существа. Из тела полудемона выплескивались на четвертый уровень множество темных сущностей и младших демонов, однако этот уровень должен быть неплохо защищен физически — Сфорце был уверен, что батальоны СПО и Гвардии, не говоря уже о целых армиях наемных предохранителях богатеев, в скором времени организуют оборону и разберутся с ними, ибо Империум никогда не разбрасывался лучшими своими представителями.

Quote (Rorschach)
- Ааа, Кардинал – Сказал Каридин - Ты почтил нас своим присутствием, но обознался, служка. У меня её уже давно нет. Поэтому я сперва заложу твою чтоб речь могла идти о моей. Лови! - быстролетящий предмет, подцепленный когтём демона, угодил в ящера, заставив его дёргаться. Вслед за тем, повинуясь мысленному приказу Апостола, демоны устремились к душе Сфорце.

Кардинал, досадно фыркнув, сжег в воздухе брошенный демон-принцем предмет, словно назойливую муху, и рыком чистого святого света отогнал от себя орду демонят, при этом отправив в варп добрую треть этого проклятого и визжащего воинства.
Затем в мгновение мысли взлетел вслед за Каридином, громадной тушей возвышаясь над ним, и дохнул на Князя конусом раскаленной плазмы, одновременно с этим создавая цепь пси-ловушек для «стоявшего» позади Арадора, если вдруг тому взбредет в голову что-то лучшее, чем использовать демонов против одного из могущественнейших клириков Бога-Императора.


Истина – это власть. Невежественных и слабых нужно тащить к свету, какова бы ни была цена. Неважно, сколько из них будет плакать и истекать кровью по пути (Кор Фаэрон в Городе Серых Цветов, "Первый Еретик").
 
GiksДата: Пятница, 2010-11-05, 11:28:47 | Сообщение # 570
Употребитель назначений
Группа: Проверенные
Сообщений: 354
Репутация: 864
Статус: Offline
6:49 по средне интурианскому времени, третий уровень

Огромный, потрясающий всплеск псионической силы прокатился по Семперуму. Каждый, даже самый слабый псайкер, ощутили на себе его силу.
Многие одарённые псионики потеряли сознание, или забились в неистовстве. Смертные, и люди и орки, всюду среди сумрачных строений города-улья, чувствовали странное тревожное давление. Они не понимали, что происходит, от того тревога лишь усиливалась. Пфальцграф раскрыл свой козырь во всей красе. Мелкие демоны, витавшие вокруг хаоситского воинства, всполошились и преисполнились страха, столь силён был дух, представший перед ними. Опьянённый благодатью Императора, самоуверенный Сфорце следовал своему порыву до конца. Здесь, достаточно далеко от храма, его воля встретилась с порочными силами тёмных лордов.
Сияние собственного дара ослепило пфальцграфа, заставила его отбросить всякую осторожность, и насколько благими бы не были его намерения, их отголосок нёс гибель и страдание.
Разбросанные среди уровней Семперума, возгорелись яркие маяки пси-силы, чьё пульсирующее сияние неизменно привлекало опасное внимание вечно голодных хищников варпа. То были несчастные псайкеры, чей разум не выдержал подавляющих всплесков ослепительной ауры великого кардинала, и сломался, пронзённый её копьями. То были уже не люди, но существа, чьё сознание навечно потухло. Они потеряли контроль над собой и теперь бездумно зачерпывали энергию варпа, слишком много энергии. Большая часть их буквально сгорела или разорвалась, не выдержав груза накопленной силы, остальные становились жертвами хаоситских хищников. И те, и другие уничтожали всё вокруг себя, прежде чем погибнуть, принесённые ими разрушения были внушительны.
Псионические крики, полные боли и безумия распростронялись далеко вокруг этих диких светлячков, а затем гасли, оставляя после себя разрушение и смерть, а оставшихся в живых заражая своим безумием.
Собвстенная форма пфальцграфа грубо врезалась в реальность, одним своим присутствием стачивая границы двух миров.
Буйство имматериума обращало к себе сотни и сотни невидимых монстров, они слетались из отдалённых уголков своего царства, будто пчёлы на сладкий мёд.
Золотой дракон – Камил Сфорце собрался нанести ответный удар по еретикам. Сила Императора переполняла Его фанатичного клерика. Атаку прервала внезапная вспышка боли, странной, но жгучей боли, как будто атаковали не астральный образ, а какую-то другую его часть. Золотой дракон застыл в расстерянности и недоумении. Он вновь собрался ударить, решив, что это происки демон-принца, но сгусток варпа выскользнул из пут его воли, а грудь опять что-то ужалило, на этот раз гораздо проникновеннее. Только тогда до него дошло, - боль была физической. Пфальцграф метнулся обратно к телу, но к своему ужасу, не смог сдвинуться с места. Первые барьеры Камила Сфорце пали, отравленные коварным сомнением и тонким жалом страха, первая волна хищников вторглась в пределы сконфуженного разума.
Пустая оболочка пфальцграфа конвульсивно содрогалась на троне. Одинокая фигура застыла над беззащитным телом Сфорце – Причудливые одеяния азурного оттенка, правое плечо закрывал гиматий, чудесным образом cменяющий цвета, так, что они сливались в одно смазанное пятно. Лицо было укрыто за маской, изображающей птицечеловека. Перчатка, больше похожая на лапу неведомого чудовища, вжалась в грудную клетку великого кардинала. Добрый кусок силовой брони в месте прикосновения осыпался, а от границ разлома расползлись трещины.
Фигура мимолётным взглядом окинула помещение, - короткое отвлечение перед последними набросками.
Совсем недавно просторные своды зала святого престола Интуриоса были наполнены живыми людьми из ближайшей свиты пфальцграфа, не считая вездесущих херувимов и сервочерепов. Все они: чванливые сановники, высокие чины из Фратерис милитиа, верные рыцари Его и простые слуги.
Тела были необычайно холодны, хотя их кровь ещё не должна была остыть. Трупы лежали в неестественных позах, промёрзшие насквозь, покрытые инеем лица выражали недоумение и страх, какой испытывают смертные, столкнувшиеся с внезапной непредвиденной опасностью. Ошмётки серво-слуг вперемешку с обледеневшими обломками изощрённых защитных устройств украшали все поверхности зала и громоздились на телах. Некогда изящные, но изуродованные до неузнаваемости, ассасинки культа смерти были разбросаны по широкому тронному постаменту, почти у ног своего спящего владыки.
- Столько стараний и всё впустую. Я даже немного разочарован, по крайней мере эти ваши хвалённые грозные убийцы могли бы получше проявить себя. – Хмыкнула фигура
За дверьми раздавались приглушенные крики. Вопли умирающих экклезиастов наверно отгремели во всех залах и коридорах великого собора. Стража предпринимала отчаянные попытки выломать двери, незваного гостя это даже позабавило. Строители так основательно потрудились над входом в зал, толстые слои ферропласта, укреплённые керамитом и адамантием, могли выдержать, пожалуй, самый жесточайший штурм. Обычные лазганы могли разве что оставить на них едва заметные бороздки.
- Пора, мой дорогой друг
Вторая рука протянулась от фигуры и бесцеремонно оттянула челюсть августейшего слуги Его. С перчатки потекли витиеватые струйки чёрной материи, похожей на щупальца. Они заползали в рот, постепенно слившись в один толстый поддёргивающийся жгут эфемерной материи.
- Шалар-Кха-Дум-Кхе-Рас – Отрывисто отчеканил колдун. Он чувствовал огромную силу, концентрировавшуюся в смертной оболочке верховного пастыря. Хотя его дух был далеко отсюда, он был связан с телом прочными нитями жизни. Неистовая борьба, в которую переросли мягкие заигрывания с варпом, отпечатывалась на этом теле. Глаза пфальцграфа оставались закрытыми, но лицо напряжённо сморщилось, по вискам стекал пот, руки вжались в инкрустированные ручки трона.
-Тха-Сурт-Арн-Шалар – Строфы выстраивались в хаотичном порядке. Отдельные отрывки скреплялись, следуя сложному запутанному ритму. Колдун использовал дар Тзинча, рождая заклинание. Сфорце почти переступил фатальную черту, оставалось лишь подтолкнуть его. По ту сторону, плавая в имматериуме, выжидали они, живые ужасы, порождения разума смертных, их пороков, миньоны хаоса, столь тонка была грань, что колдун мог различить отдалённый скрежет и вой, полный ярости и зловещего предвкушения.
- Шалар-Кха-Дум-Кхе-Шах – Ритуал близился к апогею, слова заклинания приобрели раскатистость отдалённого грома. Лицо Камила Сфорце темнело, он потел уже кровью, а в груди пфальцграфа разрасталась порча, эфемерное проклятие, прожигающее путь прямиком к сердцу. Не встречая сопротивления, магия тзинча стремительно заполнила пустой сосуд, и со скоростью молнии сверкнула по нитям, связывающим тело и дух.
Астральное тело пфальцграфа в форме золотого дракона, увязло в противостоянии с хищниками варпа, непрестанно атаковавшими его разум. Прежде могучие барьеры трещали по швам, тёмное колдовство сильно подточило казавшуюся непреодолимой защиту.
- Акртар-Миферртум-Икламар
Когда Камил Сфорце полностью осознал происходящее, когда пелена гордыни и блаженства были сорваны хаосом, пути назад уже не было. Золото потускнело, проклятые силы охватили дракона, голодные демоны неистово терзали его разум, пока, наконец, бывшего пфальцрафа не коснулось ИХ безумие. Огромные потоки варпа вырвались из власти псионика, но проклятье сразу же подхватило их. Бешеная энергия сокрушала всё, чему не посчастливилось оказаться рядом с верховным экклезиастом. Ближайшие машины просто смяло или расплавило, по внешним стенам домов пошли трещины.
- Намар-Урм-Намар-Ургалум – Звериная перчатка, сжимавшая грудь кардинала, проникла глубоко под силовой панцирь. Когда локоть поравнялся с неровными краями разлома, раздался неприятный хруст. На обугленном теле Сфорце стали расти трещины, сиявшие потусторонним, аметистовым светом. Ритуал близился к завершению, могучий псайкерский разум затухал.
Платиновая статуя Бога-Императора, безразлично взирала на всю происходящую мерзость далеко с высоты своего положения за троном. Отсюда все люди выглядели жалкими лилипутами, их горячие молитвы не тревожили безжизненное каменное сердце, его не беспокоила судьба своего некогда могучего и верного поклонника.
Рукотворный исполин, создававшийся по образу великого основателя Империума, приближаемый к его подобию с таким трепетом и благоговением, молчал в стороне.
- Приди Единый и Неделимый! - Последние слова колдун выкрикнул, а магия подхватила и разнесла их во все уголки зала, в каждую щель и проём. Из глубин почерневшего тела, через тлеющие трещины, хлынули ослепительные лучи, напоминающие кровавые фонтаны. Глаза Камила лопнули, а голову объяло волшебное пламя. В тот же момент, парившее вблизи хаоситского воинства, астральное тело пфальцграфа вывернули и перекрутили вызванные им же силы варпа, ведомые магией жуткого ритуала. Последний миг Камил Сфорце видел этот мир, а затем, астрал разнесло в клочья. По истлевшей черте, разделяющей два мира, был нанесён последний, сокрушающий удар. Реальность не выдержала, она лопнула, образовав адское завихрение, отшвырнувшее обломки во все стороны одним сильным всплеском.
Искалеченную душу пфальцграфа утянуло внутрь, прямиком к сотням разинутых, голодных, кривых ртов.
Потоки энергии всё еще контролируемые силой хаоситского чародейства, сжались и трансформировались, ведомые волей тайного замысла.
Пред хаоситами возник широкий круглый портал, окаймлённый розовато-фиолетовым пламенем. По ту сторону бушевало царство хаоса, отравляя материум своими миазмами.
Мелкие демоны и их владыки ощутили, как утончилась грань вокруг них. Теперь это место было запятнано хаосом и волны порочной силы растекались далеко за его пределы.




Yeshimal delendam esse


Сообщение отредактировал Giks - Пятница, 2010-11-05, 11:29:16
 
Форум » Ролевые игры » Архив ролевых игр » Судьба Интуриоса (Игровая зона)
Страница 38 из 39«1236373839»
Поиск:

Copyright dawnofwar.org.ru© 2010
Используются технологии uCoz