Главная страница | Регистрация | | Вход Приветствую Вас Гость | Steam ВКонтакте Twitter RSS
[ Новые сообщенияПравила форумаУчастники •  Поиск ]
Страница 3 из 3«123
Архив - только для чтения
Модератор форума: Source, Anchar 
Форум » Ролевые игры » Архив ролевых игр » Глава 5 - Глашатай (Участники: Син-р, Аурик, Дорм)
Глава 5 - Глашатай
ZingerNaxДата: Пятница, 2010-04-30, 0:00:25 | Сообщение # 31
PRIDE
Группа: Проверенные
Репутация: 1875
Статус: Offline
События. Синр и Аурик.
Регент молча смотрел, как Томас выливает на пол кровь. Штраус чувствовал возбуждение и холодные дыхание опасности внутри себя. Он никогда не исполнял этот ритуал, не смотря на свой огромный опыт, возраст и силу. Пожалуй, сегодняшняя ночь станет самой разрушительной в истории всего Маскарада за последние двести лет.

- Я займу полагающееся для меня место, - обратился Штраус к Томасу, который надрезал очередной пакет, - Помните, друг мой, единственная часть Капеллы, которая останется на подвижных платформах – будет здание снаружи, в самом центре чрева гиганта. Именно там вы займете оборону. Передайте Станиславу, что я безмерно благодарен за его помощь.

Последняя капля упала на пол. Кровавый нектар быстро растекался по холодному камню, капли собирались и катились к щелям, словно жидкая ртуть. До Томаса стали доноситься бухающие звуки – это сердце Капеллы начинало свой марафон.

- Когда гигант встанет, им буду управлять я, - Регент встал в центре окровавленного пола зала, оборачиваясь спиной к Томасу, - Ступай, - он украдкой взглянул на своего собрата, - И постарайся не умереть, брат.

Монотонный стук сменился жутким скрежетом, каменная кладка пола под ногами Томаса заходила ходуном. Стены сместились, потолок странным образом исказился. Кровь под ногами тремеров впиталась в камень, и Капелла озарилась изнутри красным светом. Гонимая по исполину Капеллы кровь светилась, бурлила и придавала жизни камню, будила в нём душу и ярость, оживляла мертвые члены. Тонкие нити крови поднимались с земли и обвивали регента с головы до ног. Спустя мгновения, Штраус обратился в кровавую статую, словно опутанную нитями. Он стал самой Капеллой, слившись с нею в единое целое. Его руки - её руки. Его разум - её разум. Её сила - его сила. Земля под его ногам набухла, и каменные плиты понесли регента в разразившийся ночной тьмою потолок.

Томас бежал вниз, лестница за его спиной деформировалась и становилась всё круче. Стены исчезали и появлялись, как будто здание обратилось в живое существо и преодолевало несколько миллионов лет эволюции за минуту. Стоит, наверное, оповестить вентру о том, что вот-вот произойдет.

 
Sin-rДата: Пятница, 2010-04-30, 3:40:31 | Сообщение # 32
Пророк
Фракция: Хаос
Группа: Проверенные
Репутация: 1821
Статус: Offline
- Чёрт! Твою мать! – кричал Блек в полный голос, преодолевая зловещие коридоры Капеллы, которые изменялись так быстро и часто, что можно было бы давно уже запутаться. Но это было сейчас не препятствием, так как нужно было спешить – ведь через некоторое время Капелла оживёт. Что произойдёт со Штраусом после воссоединения с ней – неизвестно. Останется ли он живым и в своём ли теле – тем более. Да и вообще, сможет ли хоть кто-то выжить? Но оставалось ясным одно – каждый, кто решил защитить Капеллу, сделал свой выбор. Такова судьба тех смельчаков, пошедших на это. Жертвы, что будут принесены сейчас и потом, должны окупиться сполна. Иначе всё было бессмысленным. Иначе – конец.
- Стоп. Где выход? – пронзило сознание тремера. В том месте, где должен был быть коридор, ведущий к главному входу, была стена. – Нет. Я не мог заблудиться. Это же здесь. Думай, думай. А, чёрт с ним. После этого временного замешательства Том вновь продолжил бежать. И через какое-то время достиг своей цели – главного входа. Вбегая через створчатые двери, Блек, практически, влетел в вестибюль. Никого не замечая и не обращая своего внимания ни на что либо ещё, Томас пытался отыскать того, кто сможет ему помочь собрать всех в наружном здании:
- Джон! Джон мать твою!
- Том, какого хрена здесь происходит?
- Джон, срочно собирай всех и выводи отсюда. Мы уходим в наружное здание.
- Что?
- Ты не расслышал? Мы должны передислоцироваться в наружное здание.
- Но почему?
- Тебе что – жить надоело? Собирай всех. Мы со Штраусом приготовили сюрприз.
- Но что тогда? Мы же под защитой Капеллы и всё отлично.
- А то, что мы здесь можем с практически стопроцентной вероятностью погибнуть или вообще неизвестно, что с нами произойдёт, если срочно не уйдём. Я выйду и открою дверь, – на этой тревожной ноте Том выбежал через главный вход и чуть не споткнулся, пытаясь достать ключи из кармана. – Твою мать.
Продолжая бежать, Том окинул взглядом улицу и посмотрел на противоположную сторону, где стоял Понтиак тремеров.
- Чёрт. Такой автомобиль. Надеюсь, что его не угробят, - промолвил Том и открыл дверь постройки. – Ну и где они?
Вспомнив про рацию, Блек вышел на связь с Джоном:
- Вы где там топчитесь? Давайте быстрее.
- Мы заканчивали собираться. Также мы взяли с собой боеприпасы.
- Хорошо. Давайте быстрее.
Через две минуты с главного входа повалила толпа тремеров. Можно было подумать, что они спонтанно выбегали из Капеллы как люди во время паники. Но это был чёткий, ровный строй. Продолжая осматривать улицу, Блек решил закурить. Пока он курил, все тремеры уже собрались.
- Это все? – спросил Том у рядом стоящих Джона и Марии.
- Да, больше никого не осталось.
- Мы всё проверили.
Два незамедлительных ответа от Джона и Марии придали уверенности Тому в том, что тремеры готовы принять бой.
- Отлично, заходим.
Постройка была довольно большого размера, чтобы вместить сюда, может быть, ещё пару сотен сородичей. Но столько вампиров не было в распоряжении Блека. Тут он повернулся к сородичам внутри помещения и начал говорить:
- Мы станем свидетелями события, которое можно считать величайшим за последние, наверное, двести лет истории для вампиров – оживление Капеллы, могущество которой не знает границ. Эта сила способна противостоять кому угодно. Надеюсь, что всё пройдёт гладко. И да, не стоит паниковать – Капеллой будет управлять наш регент. Но мы не должны забывать о том, что наша помощь всё равно пригодится. Всё – я закрываю двери. Всем приготовиться.
После этих слов Томас закрыл дверь изнутри.
И тут он заметил Станислава и ещё нескольких сородичей, которые явно не относились к тремерам. А этого Блек точно никак не ожидал. Скорее всего, они так и стояли в вестибюле, и, пытаясь найти Джона, Том их и не заметил:
- Станислав? Надеюсь, вы расскажете мне, что вы здесь делаете и зачем вы привели с собой посторонних? Ведь Штраус явно дал понять, что вы должны организовать встречу с Бритвой. Вы что - имеете свои планы на всё это? – после этих слов Том снял автомат с предохранителя, ожидая дальнейшего развития событий, но ни коем образа не желая кровопролития. Если они окажутся предателями – то долго они не проживут. Превосходство на стороне тремеров. Но скорее всего они не враги – иначе бой бы давно уже начался.
- Хотя какая разница? Раз уж вы здесь – то вам придётся сражаться вместе с нами, - Том вновь восставил оружие на предохранитель.
Судьба собравшихся в этом здании скоро должна была решиться.
 
DormantmanДата: Воскресенье, 2010-05-02, 10:56:09 | Сообщение # 33
Группа: Проверенные
Репутация: 353
Статус: Offline
Геэль сглотнул слюну.
Ситуация напоминало заезженный до дыр сюжетный поворот голливудского шлака.
После затишья перед бурей, Злодей снова на сцене творит бесчинства, захватывает девушку и угрожает ей не миловидной судьбой свидания с гробом, или свободу, в обмен на жизнь супермена.
Но Чумной не обычный Герой, он очень хочет жить, и он абсолютно точно не Герой, а просто бомж, попавший в переделку достойную кошмара шизофреника. А может так и есть?
Случись подобная ситуация парой недель ранние, он бы хмыкнул, повёл плечами и пожал бы руку Злодею. Не убить того кто не живёт. Но сейчас…
Слишком соблазнительным куском яблочного пирога манила его возможность удрать, скрыться, растворится в воздухе. Пусть носферату помирает в агонии, а Тучка жрёт пыль и грозит Геэлю кулаком в след, пусть. Пусть!
Надо только прыгнуть за борт и плыть что есть сил, а там уже видно будет…
Но он чувствовал ответственность за жизнь Наташи и наплевать на то, что вся эта кутерьма была затеяна лишь для того, что бы самеди не попался в аморфные лапы врага. Он обязан.
"Да, сюжет диктует свои правила", – горько признал Чумной и поднял глаза на каинитку. Рубиновые ручейки стекали по скулам и капали на грудь. Чумной отвернулся.
- Хорошо, - бросил Геэль, смотря теперь в пол.
- Умница, - пропела Цилла, разжимая хватку. Наташи шлёпнулась об палубу продолжая пускать кровавые пузыри.
Тучка неспешно подступила к альтруистичному самеди, гомон в разумно держащейся поодаль толпе усилился, показались вспышки фотоаппаратур.
Приблизившись вплотную к вампиру, дочь каина провела ладонью по его щеке и, пару секунд наслаждаясь бескомпромиссной победой, «вступила» в Чумного. Просто сделав шаг вперёд она оказалась внутри долгожданного тела. Теперь он весь её, с потрохами.
Геэль ощутил поистине невероятное и практически непередаваемое ощущение, даже несколько. Первородное тепло и тьма внутри обвивали каждую клеточку гнилого тела, сливая их воедино, каждый нерв был опутан паутиной её нервов, каждая извилина мозга сплеталась с её извилинами, кровь испарялась, превращаясь в чёрный пар насыщающий новое тело. Новое для обоих. Теперь они связаны крепче кровных.
Геэльцилла обвела взглядом толпу: разношёрстный сброд, все разные и на одно лицо.
Геэль ощутил страшное желание подойти к ним. Новые ноги слушались, не хуже прежних и потому он, зашагал быстрее. Люди закричали. Выстрелы. Из кистей рук закапал кровь. Чумной непонимающе смотрел на зияющие отверстия. Кровь – чёрный пар ведь так, разве нет? Он же это ощущал, он даже видел это.
- "Не думай об этом", – прозвучал в его голове мелодичный голос, - "Я объясню потом, а сейчас разберись с ними, они хотели убить нас, её!"
Да, он убьёт их всех. И того усатого матроса, и того щуплого охранника с пистолетом, растеряно смотрящего на Гельцилу.
Кровь из ран забила фонтаном, буквально разрезая тела людей. Руки, лица, ботинки, всё это, с кучей всего остального, отделялось от толпы произвольными долями, и словно конфетти рассыпалось в воздухе, засыпая собравшихся.
Всё закончилось очень быстро. Багровая каша обратила пол в образец абстрактного искусства, а Гельцилу в довольно ухмыляющегося мертворожденного.
- "Не стоит тут задерживаться", – заметила Цилла, – "Надо навестить одного тремера".
Ещё не пришедшую в себя Наташи Чумной одарил коротким, безучастным взглядом. В глубине мёртвой души сородич сопереживал ей.
 
ZingerNaxДата: Понедельник, 2010-05-03, 1:02:59 | Сообщение # 34
PRIDE
Группа: Проверенные
Репутация: 1875
Статус: Offline
События. Дорм.
- Как долго я искала тебя, мой сосуд, - голос Циллы в голове Чумного был по матерински любящим, - Джек был так любезен подготовить всё для моего прихода. Никем другим я не овладевала так быстро. Никто другой не увеличивал мои силы как ты. О, Геэль, ты ведь не понимаешь, о чём я говорю тебе, верно?
Чумной стоял на залитой кровью палубе. Ранения на его теле неспешно затягивались, мышцы срастались, ткани заживали. Сородич чувствовал биение миллионов сердец жителей города. Он видел мир уже иначе, как огромную циркуляцию крови в теле жертвы. Здесь не было места ничему, кроме крови. Жертва – весь Мир.
- Вспомни, кем ты был. Могильщик. Отец часовщик. Мать домохозяйка. Ты помнишь эту жизнь, верно? Но скажи мне, маленький вампир, помнишь ли ты что случилось после? Как ты был обращен? Кем ты был обращен и где? Кто твой сир? Чья кровь в тебе? Чем ты зиждился и занимался целый век, Геэль?
Чумной лихорадочной капался в воспоминаниях, но помнил лишь последние две-три недели беготни по черным подземельям Лос-Анджелеса.
- Самеди – это клан, который Джек и группа верных анархов-тремеров вывела для перворожденных, но только ты был идеальным носителем. У тебя ничего нет кроме этой силы, у тебя нет родословной. Лишь ряд вложенных в тебя дисциплин. Это не твоя жизнь, тот мужчина не ты, это чужие воспоминания и чужая смерть, - голос Циллы менялся, словно она смаковала слова, - Тебе от роду едва пол года, Геэель.
Геэль прокусил нижнюю губу до крови. Он отказывался верить. Это полный абсурд!
- Ты искусственный вампир, - голос Циллы звучал как приговор, - Твоё уродство предназначалось только для того, чтобы ты прятался от мира и чтобы ты не пропал до моего возрождения. Я могу… исправить все недочеты, которые допустил Джек.
Геэль трясся, кулаки сжимались в гневе и отчаянии. Стальная палуба под его ногами прогнулась и пошла трещинами. Кровь на полу забурлила. Подняв ладонь к лицу, Чумной видел, как изуродованная плоть обращается в красивую, избалованную уходом мужскую руку с теплой человеческой кожей. Это завораживало, но Цилла неожиданно вернула всё как было, словно дразня Геэля.
- Я могу всё, маленький вампир, всё что пожелаешь, - Цилла заставила Чумного взглянуть на Наташи, - У тебя ведь нет ничего кроме неё, верно?
Наташи лежала на боку и медленно умирала. Видимо, сломаны ребра и повреждены внутренние органы. Её кровь дополняла красное море вокруг.
- Ты помог мне найти старейшину носферату, огромное тебе спасибо за его душу, - голос Циллы был радостным, - Я думаю, настало время отплатить. Тем более, нам предстоит ещё одна прогулка. Подойди к ней.
Геэль покорно подошёл к Наташи и опустился к ней. Её золотые глаза выглядели безжизненными, но руки ещё скребли по железу. Чёрным дым полился из рук Чумного, оплетая каинитку. Спустя мгновения её тело вздрогнуло, затряслось, и оторванная рука начала… расти заново.
- О да, раньше я так не умела, - восхищалась Цилла. Наташи постепенно возвращалась к нормальному своему виду. Только разодранная одежда давала знать о недавнем марафоне смерти.
- Г-геэель? – хватая воздух непонятно зачем, запинаясь спросила Наташи и уставилась на Чумного. Сам сородич только отдернул руки, словно чувствовал себя виноватым за её воскрешение.
- Мы будем вместе лишь одну ночь, Геэль, - сказал Цилла, когда Чумной поднялся с колен, - Недавно… нашёлся лучший носитель. Как это чудовищно несправедливо, да? Случай или сама судьба насмехается над твоим существом, но я не буду этого делать… Я люблю тебя, как родную плоть. Из моих костей и праха созданы все самеди. Чтобы завладеть новым носителем мне нужны силы всех остальных старейшин города и твои способности вынимать души из тел. Ты совершишь дьяблери над тремером по имени Максимилиан Штраус, а после найдёшь вампира из клана гангрел по имени Эмери. Она нужна мне. Если мы сделаем всё как нужно…
- Что происходит… - Наташи встала, шатаясь как маятник. Геэль поймал её за плечи, не дав снова упасть.
- Я покину твоё тело и не стану убивать тебя, Геэль, - говорила Цилла, - Ты сможешь пойти со мной дальше вместе с Наташи или идти своим путём, но сначала…
Руки Геэля потянулись к шее Наташи, словно намереваясь задушить каинитку.
- Мы сделаем всё, как я хочу, - процедила Цилла и Чумной содрогнулся. Его тело вспучилось, словно в него через трубочку в заду накачивали воздух. Кости треснули, изуродованная плоть потемнела, черный дым полился из глаз и рта.
- Твоё тело требуется в защите, - голос Циллы отчетливо резал сознание. Чумной поднимался над палубой, словно кто-то тянул его вверх за невидимые нитки. Его тело содрогалось от изменений, но он не чувствовал боли. Только холод. Расправив руки, будто гордая птица и устремив взгляд в черное небо, Геэль поддался изменениям. Черным дым обволакивал его, словно прядающий паук паутину, конструируя Геэлю новое тело. Тьма вокруг него обращалась в доспех. Один за другим пласты складывались на теле Чумного в новое существо. Его члены стали больше, массивней. Мышцы обрели идеальную форму, вены вспучились и пульсировали черно-красным светом при каждом движении. Плоть почернела, остатки волос на голове стали кровавым дымом, спадающим до самых мускулистых плеч. Лишь взгляд побелевших глаз Геэля оставался отрешенным. Он всё ещё боролся с мыслью о своей природе и не находил себе покоя.
Когда Цилла завершила чудовищную эволюцию, Геэль рухнул на палубу с такой силой, что сухогруз накренился на правый борт. Геэль не поднимаясь с колен, взглянул на свои черно-пепельные руки. Теперь эти гигантские кисти вздрагивали от силы заключенных в них, а от былой дряхлости не осталось и следа. Оторвавшись от чуда, он увидел Наташи. Она сидела на палубе и в ужасе наблюдала за всем этим. Геэль приподнялся и потянул к ней руку, но Наташи испугалась и с криком отползла. Геэль предпринял ещё одну попытку и выпрямился во весь рост. Он стал выше во множество раз, чем был. Под его весом корабль кренился на борт. Корабль застонал, по палубе в воду покатились трупы матросов.
- Ч-что ты сделал с Геэлем?! – закричала Наташи, её руки заискрились сильным синим светом, выдавая в ней мастера Могущества. Геэль издал утробное горестное мычание и снова протянул руки к каинитке.
- Ты… это ты, Геэль? – по щекам Наташи текли слезы, смешиваясь с кровью и грязью. Она была на пределе. Ещё немного и она двинется рассудком. Геэель закивал, что было сил, и схватил каинитку, прижимая её к своему черному телу, словно любимую плюшевую игрушку. Наташи обмякла и расслабилась в его объятиях.
- Ты можешь взять её с собой, - Цилла шипела от удовольствия, - А теперь, обернись.
Чумной обернул голову за спину, взирая в город. Там, в глубине Даунтауна из земли поднималось нечто. Нечто настолько сильное, что биение остальных сердец города казалось ничтожным. Разум Циллы шептал Геэлю, что именно туда ему и следует отправиться. Издав громкий рык, Геэль содрогнулся и из его спины вырвались огромные перепончатые крылья, в три раза больше чем сам владелец. Одним ударом этих парусов, Геэль оторвался от палубы сухогруза. Сила толчка была настолько чудовищной, что железные швы не выдержал и корабль треснул, как сухое печенье и начал разваливаться на куски.

• Усиление всех дисциплин.
• Получен великолепный уровень владения дисциплины Стойкость.
• Получена способность к полету.
• Получен доспех Первородного. Артефакт способен к самовосстановлению после повреждений.

События. Синр и Аурик.
Станислав собирался сказать, что уже позвонил Бритве и намерен оставаться в Капелле до конца, но тут всё вокруг дрогнуло и сородичи едва не попадали на пол.
- Началось… - прошептал Джон, бегая взглядом по потолку, словно ожидая, что тот рухнет на него. Капелла оживала. Сородичи в центральном зале внешнего здания прекрасно слышали резвое буханье каменном сердца, в котором текла настоящая кровь. На улице многие метры асфальта вспучились и расползлись в стороны, словно начиналось землетрясение. Близлежащие здания затрещали по швам и начали разрушаться. Трещины разбегались по земле, затягивая в себя визжащие сигнализацией машины. Опора ушла из-под ног вампиров, и они всё-таки упали, так как внешнее здание капеллы оторвалось от земли и подбросило всё, что было внутри. Вместе с тем внутри погас и электрический свет – поднимаясь, гигант разорвал всю проводку и заодно обесточил целый район.
- Держитесь за что-нибудь! – кричал один из людей Станислава. Хорошее предложение. Капелла поднималась со спины. Могущественное существо, созданное из камня, железа и алхимии. Оно просыпалось первый раз в жизни, оно рождалось на глазах у всего Лос-Анджелеса, своим видом и разрушениями вселяя ужас и страх. Шум разносился на весь Даунтаун. Каменный исполин, осыпаясь землей и песком, рвал на части улицы города, освобождая свои руки и ноги. Только одни пальцы его каменных рук были размером с грузовик. Помещения капеллы, которые находились прежде под землей, поднялись вверх над внешним зданием.
На вершине этой пирамиды стоял регент, объятый нитями ожившей крови. Он вскидывал руки и рвался то в одну, то в другую сторону, словно ополоумев, но на самом деле он управлял этим гигантом. Каждый его рывок приносил всё больше разрушений и освобождал нижние залы капеллы из склепа земли.
Томас поднялся с пола и, держась за стену с бархатно красными обоями, взглянул в окно. Улицы, дома и его ненаглядный понтьяк казались игрушечными – высота гиганта составляла более пятидесяти метров. На такой высоте сквозняк в помещение стоял страшный, благо сородичи не чувствовали холода. Грохот и лязг прекратился тогда, когда Капелла выпрямилась во весь рост. Остался только монотонный долбеж сердца. Бух. Бух. Бух. Словно барабаны предвещающие смертельный бой.
Бух. Бух. Бух.
- И что теперь…? – Джон держался за перила лестницы и взирал в темноту улицы. Бывшее внешнее здание капеллы теперь стало несущей конструкцией. Оно располагалось прямо в центре гиганта. Чудовище застыло своей громадиной над Даунтауном, словно изображая гротескный небоскреб.
Со стороны залива что-то приближалось. Стремительно и быстро, разрывая ночную тьму крыльями и принося с собой только разрушение. Томас взглянул в темноту через оптику винтовки, чтобы увидеть несущиеся по улице толпы обезумевших людей. Возможно, среди них были и вампиры, и гули, и оборотни. Это толпа мяса, призванная отвлечь Капеллу от основной цели, но регент не был настолько глуп.
Гигант занес свою ногу и сделал шаг вперед, сплющивая несколько десятков вопящих ни то людей, ни то неразумных упырей. Он двинулся навстречу Первородному, чей кроваво-бархатный свет озарил чёрное небо всего в нескольких минутах от Капеллы. Вслед за чёрным силуэтом существа по воздуху двигалось несметное полчище горгулей, пришедших на зов из самой глубины Карфагена.

 
Sin-rДата: Понедельник, 2010-05-03, 10:07:17 | Сообщение # 35
Пророк
Фракция: Хаос
Группа: Проверенные
Репутация: 1821
Статус: Offline
- Огонь! Открыть огонь! – скомандовал Блек, после чего он снял винтовку с предохранителя и начал стрельбу по «пушечному мясу». Противник далеко внизу появлялся из тьмы. Они забирались по ногам и телу вверх, к защитникам, по самой Капелле, которая хоть и могла давить их, но сбрасывать их всех не удовалось. Для защитников это было чревато ближним боем.
Через секунду тремеры вооруженные дробовиками заняли балконы и начали методично бухать дробью по карабкающимся упырям. Вопли и гул стояли жуткие. Том стоял на одном из балконов и на мгновение отвлек взгляд под себя. От туда скалились две обезображенные рожи. Машинально достав Кольт, Томас пустил по две пули каждому в лоб.
- Твою мать! Ублюдки! Кто-нибудь, займите этот балкон! – прокричал во весь голос Том и ринулся на другую позицию, где натиск был многократно сильней. Одна из тварей всё же сумела залезть на балкон, но точный выстрел Станислава заставил его поумерить пыл и заодно подарил несколько незабываемых моментов свободного полёта с огромной высоты перед смертью.
Но это была лишь одна из проблем. Куда больший риск представляли собой горгульи, которые, во время этого небольшого замешательства, предприняли неплохую тактику нападения и протаранили Капеллу. Здание устояло, но всё же сородичей неплохо встряхнуло.
- Сир! - Том кричал что было сил, - Нам нужно что-то сделать с ними – иначе они нас просто разорвут на части!
Через пару секунд Капелла начала вибрировать, что было явным признаком пробуждения "кавалерии". Горгульи, охранявшие Капеллу множество лет, десятками вырывалисьиз трещин здания и вступали в бой с противником, что подняло боевой дух сородичей и позволило на некоторое время отвлечь тварей первородного. Возможно, Штраус и не слышал этого и это всего лишь автоматическая ответная реакция Капеллы – но главное, что обороняющиеся получили дополнительное преимущество.
Бой продолжался, наверное, минут пятнадцать, а противников всё не убывало:
- Откуда они только берутся? – думал Том, пока не понял, что это ведь не просто тьма и именно из неё появляются противники. Единственное, что способно удерживать тьму, так это…
- Гранаты! Используйте световые гранаты! – прокричал Том сородичам.
- Но зачем? – возразил кто-то из тремеров, отбиваясь от очередного вампира.
- Нам нужно что то сделать с этой тьмой. Если её не ограничить – то мы так здесь и погибнем. Используйте световые гранаты.
Сразу после этих слов сородичи, у которых были в наличии такие гранаты, начали поочерёдно использовать их по прямому назначению. Было использовано около десяти гранат. Но эффект был лишь временным.
- Чёрт. Нам нужно что-то мощнее и более продолжительное. Был бы здесь прожектор или что-то ещё, - сказал Том и выстрелил очередью в очередную горгулью.
Бой стал разгораться с новой силой. Пять минут сородичи сражались яростно с противником, пока не произошла очередная атака горгулий, которую тремеры не смогли предотвратить, не смотря на все усилия. В этот раз сородичей встряхнуло ещё сильнее и даже сама Капелла немного пошатнулась.
- Да чтоб тебя! Что же дальше? – прорычал Том, перезарядил винтовку и выстрелил очередью в толпу «мяса» внизу.


Сообщение отредактировал Sin-r - Среда, 2010-05-05, 5:58:45
 
DormantmanДата: Вторник, 2010-05-11, 0:08:42 | Сообщение # 36
Группа: Проверенные
Репутация: 353
Статус: Offline
Жажда. Неутолимая и вечная кара вампиров за своё существование, она сродни первородному греху человечества. Геэль был ей подвержен ничуть не меньше остальных сородичей, но такого желании, он не испытывал никогда.
Вокруг беспрестанно мельтешили горгульи, выстрелы со стороны живого дома то и дело освещали каменные лики чудовищ, уродуя их.
Крылатые бестии пикировали на оживлённые балконы, разнося в дребезги мощеный пол и тела защитников самоходной крепости. Кровь, прах и щебёнка, вот то единственное что оставалось после таких ударов.
Иные адовы валькирии, срывали заспавшихся охранников вниз, под ноги гиганта, и, не редко следуя их судьбе, с пробитыми крыльями, неслись они вниз, и превращались в песок под ступнями колосса.
Пик бетонного левиафана извивался багровыми змеями, завораживая чумного сородича, одурманивая его. Дар Циллы выворачивал внутренности Геэль от неугасимого желания овладеть душой и кровью этого существа.
Страшный вопль снедаемого желанием самеди, озарил заволоченное ненастными тучами небо уже давно не спавшего города. Горгульи вторили своему вожаку, завывая на алое, от свечения каинита, око в небе. Да, даже Луна сейчас казалась кроваво красной. Одаривая своим скупым светом участников бойни, она, надменно наблюдала за происходящим.
Если бы не это безумное желание первородной, Геэль наверняка бы вспомнил когда-то увиденный им фильм - Blood Moon. История про зверские убийства, да, непременно бы эта картина всплыла в его памяти.
Титы сблизились на расстояние удара, Капелла уже занесла пудовый кулачище над
головой Гельциллы. Порядка не менее десяти тонн с треском впечатали полдюжины горгулий в асфальт – симбиоз же, успешно увернулся. По опущенной деснице сразу стали взбираться разномастные вурдалаки: с перекошенными мордами, жилистые и мертвенно бледные, они в мгновение ока заполонили руку бегемота. Бесчисленные орды чудищ возникали из тьмы и с такой же скоростью оказывались на теле капеллы. Пальба тремеров чуть охладила их пыл, но упыри продолжали наседать, теперь уже стараясь уворачиваться от пуль.
Уклонившись от прямого удара, Чумной постарался зайти сзади капеллы. Обходя летящие в него куски здания и, маневрируя между небесными стычками, у противника тоже появились горгульи, пробирался он всё дальше к своей цели. Внезапно, чудовищная сила отшвырнула его в кратер бывшего фундамента капеллы. Как оказалось, левиафан знал о нахождении чумного сородича и изображал занятость – топча вурдалаков, он выжидал подходящего момента, когда же тот наступил, то со всей доступной ему скоростью, нанёс сокрушительный удар сводной дланью, правая тоже взмыла в воздух, но из-за большого количества упырей на ней её скорость оказалась значительно меньше. Гигант даже не развернулся, ведь у него нет ни сухожилий, ни хрящей, чтобы они могли повредиться от такой эквилибристики. Руки совершили поворот и вернулись на место, захваченная же конечность освободилась почти от всех до этого разместившихся на ней паразитов, те разлетелись в разные стороны, разбиваясь о стены, тротуар, а иногда влетая и в окна соседних домов.
Геэль пришёл в себя. Крыло разбито и гротескно вывернуто, ненужной тряпкой болтаясь в насмешку над всеми птицами, рука, скорее всего, вывихнута, но дело может быть похуже, рёбра поломаны как сухие ветки и торчат наружу. С каждой секундой ему становилось чуть легче, раны затянутся, в этом не стоит сомневаться, но минут пять ему не помешает где-нибудь отсидеться.
Капелла рыскала в обломках то и дело, утрамбовывая руины в которых слышалось движение

-Геэль? Геэль, ты жив?! – в один голос прокричали Цилла и Наташи. Две женщины переживают за его жизнь, он нужен им обеим – не плохо для одногодки – подумал сородич.
Наташи? Она здесь, неужели он тащил её всё это время и даже не чувствовал? Как он вообще смог о ней забыть?
Полная растерянность парализовала на какое-то время, пока его снова не окликнули. Поднявшись, опираясь на целую руку, он оглядел каинитку, та была напугана, но вроде цела.
-Ты жива?
-Да вроде – носферату затравленно озиралась.
-Тебе здесь не безопасно.
-Тебе тоже.
-Встать можешь? Я от… - Наташи перебила его.
-Давай уйдём, зачем тебе это?
-Я обязан.
-Кому? Кому ты к чёртовой матери обязан?! - Её зрачки наливались кровью, делая взгляд тяжелым, а слова не поддающимся возражения.
Гигант встрепенулся, кажется, он их заметил.
-Пошли. Опираясь на одной рукой на плечё каинитки, а другой, подталкивая ее вперёд, брёл чумной сородич, всё дальше отводя носферату от поля брани.
-Останься здесь, прошу. – Со стороны это могло выглядеть довольно смешно, такая огромная гора мускулов и о чём-то просит такую маленькую и щуплую, на вид даже хрупкую девушку, но только со стороны, Геэль был серьёзен как никогда, да и Наташи было не до шуток.
Носферату молчала, потупив взор и, кажется, не слышала сказанного ей. Самеди уже думал поворачивать, тем более что крыло с рукой затянулись, а рёбра зажили, как кинитка всё же бросила ему в след:
- Так чем ты обязан? Неужели это так важно.
Он обернулся - она стаяла также, смотря в одну точку на грязном асфальте и прибывая, будто в другом мире. Геэль с болью смотрел на неё. Казалось, прошла целая вечность, секунды томительно тянулись, превращаясь в бесконечные минуты.
-Всем. Я обязан абсолютно всем.
Он расправил крылья, взлетел, вздымая в небо подобно фениксу, возвышаясь багряным маяком над руинами, и он оставил её - застывшую словно статую, с пустым и бесцельным взором.
Рой горгулий радостно загоготал, завидев своего феникса. Стая новой волны косяком выстроилась за спиной безродного самеди и всё ещё продолжала прибывать.
Кирпичный Колосс сразу затопал к набирающей силы стаи, на засевших на его ногах упырей он перестал обращать внимания.
Геэль помчался к приближающемуся строению, горгульи последовали за ним. Гигант отчаянно размахивал увесистыми конечностями стараясь раздавить крылатый симбиоз, но в свою смертельную хватку сумел захватить лишь пару каменных стервятников. Свою лепту внесли и тремеры, иногда удачно зацепляя горгулий, несколько пуль досталось и самеди, но он этого не заметил. Оказавшись где-то в районе паха исполина, сородич взвился, чуть ли не вплотную к живой крепости, изрядно потрёпанная стая неотступно следовала за своим вожаком. Адовы валькирии слетались со всех мест сражения, будто предчувствуя что-то. Стая чёрным хвостом не отставала от Геэля. Они пронеслись, перед витражом, разнося монументальных размеров стекольную мозаику силой сотни крыльев. В помещении кто-то крикнул: «прикройте глаза» - выстрелы на время стихли, их заменил звук тысяч бьющихся о пол маленьких стёклышек и только вылетающих цветных пластинок. Гигант накренился, даже чуть не упал, волна воздуха от крылатой атаки оказалось повредила не только древнее произведение искусства, но и во многих местах строения посыпались камешки, возвещая о повреждении здания.

 
ZingerNaxДата: Пятница, 2010-05-14, 6:32:26 | Сообщение # 37
PRIDE
Группа: Проверенные
Репутация: 1875
Статус: Offline
Геэль ушёл в крутое пике к земле, увернувшись от каменной руки гиганта, и пронесся над головами воющих упырей на широкой автостраде. Вновь набрав высоту, его взгляд остановился на быстро летящих силуэтах со стороны моря. Эскадрилья военных истребителей заходила на самую крупную цель в квадрате. Без предупреждений и разведки, они открыли огонь на поражение, выпустив с десяток ракет по Капелле. Гигант был не настолько ловок, чтобы увернутся хотя бы от донной ракеты, но он успел развернуться спиной, сохраняя фасад центрального здания и заодно всех сородичей внутри. Громогласный грохот множества взрывов пронесся по всему Даунтауну, заглушая рев полицейских машин и бронетехники внизу. Силы городской обороны вели на улицах города войну против появляющихся из тьмы служителей Первородной. Даунтаун залило кровью и огнём.

- Хватит таращиться, – раздался раздраженный голос Циллы, - Атакуем!

Геэль вновь устремился на Гиганта, намереваясь протаранить несущее здание. Кровожадные и неразумные горгульи слетались вокруг него, образуя живой щит и массу для удара. Гигант успел встать лишь в пол оборота к Геэлю и сейчас его бок был как на ладони.

- На девять часов! На девять часов! – воскликнул один из защитников, указывая на вопящую тучу мяса, средь которого алым блеском виднелась непомерно длинная шевелюра Геэля. Раздался скрежет ломаемых железных опор. Чтобы быстрее развернутся для удара, регент пожертвовал несколькими крепящими опорами внутри Гиганта и развернул его намного быстрее. Каменный кулак искрящий синей энергией Могущества со всего размаху ударился в тучу горгулей. Контратака опрокинула Геэля в сторону. Сила удара была настолько велика, что он не смог предотвратить падения и врезался в жилой дом, протаранивая своей тушей добрый десяток стен. Он остановился лишь в последней квартире, разнеся в пыль дверь туалетной комнаты и сам унитаз.

- Почему ты не думаешь головой? – язвительно спросила Цилла, пока Геэаль пытался встать с сырого пола, но переломанные кости не давали ему это сделать немедленно, - Ты как мой братец Енох, такой же полоумный критин, прущий на таран. У тебя мои глаза, Геэаль! Посмотри на это создание хорошенько. Может ты найдешь… уязвимое место?
- Мать твою, что это такое… - в семейных трусах у входа в туалет стоял хозяин квартиры. Пузатый мужчина угрожающе потрясал двустволкой, но руки его тряслись, а ноги подкашивались от увиденного. Геэаль рывком поднялся, завершив восстановление, и неловким движением руки снёс мужчину со своего пути, отбрасывая того на добрый десяток метров в темноту. На другом конце туннеля, который Геэаль проделал при падении, завис военный вертолет. Свет ярких прожекторов на мгновение ослепил Чумного, но он не сбавил ходу и рванул на вертолет. Затрещал крупнокалиберный Вулкан под фюзеляжем машины, пули звонко сплющивались об броню Первородной, лишь чуть замедляя движение Геэля. Когда до столкновения осталось несколько метров, пилот попытался увести машину вверх, но Геэль оказался быстрее и одним прыжком накинулся на вертолет.

- Сейчас будет второй заход истребителей! Вижу их на северо-западе! – Джон стоял на балконе, держась за перила, и смотрел в бинокль ночного виденья, - Регент!
Капелла тем временем не останавливалась ни на минуту и двигалась по главное автостраде. Волна упырей постепенно переключалась на военных, которые довольно успешно выжигали и убивал их, тем самым облегчая ходьбу гиганту. Тем не менее, множество тварей на ногах Капеллы замедляли её значительно, не смотря даже на усердные попытки защитников сбросить их волной автоматического огня.
- Я пустой! Я пустой! – один из людей Станислава развернулся и собирался покинуть балкон, но в этот момент одна из нападавших горгулий вынырнула из-за карниза и ухватила бойца за ремни бронежелета. Сородич оторвался от земли в одно мгновение и только чудом успел зацепиться прикладом винтовки между железных перил балкона. Станислав одним махом перескочил со своего балкона и, выкинув оружие, в последний момент схватил за руку своего соклана.
- Сгинь! – воскликнула Мария, направляя руки на визжащую горгулью. Неразумная тварь лопнула от прямого удара дисциплиной Тауматургии. Спасенный вентру повис на руках своего командира.
- Томас, нужны боепри…! – один из тремеров, стоящий у восточной стены, отвлекся от стрельбы и обернулся к Томасу. Никто даже не успел понять, куда делся мужчина вместе с окном и доброй половиной подоконника. Огромная волосатая лапа вырвала сородича из зала, и тот с резким, но не продолжительным криком исчез в темноте.
- Вервфольф! – крик Марии потонул в грохоте и пальбе. Лощеный черный гигантский люпин вломился сквозь восточную стену, озаряя комнату защитников яростным рыком.
- Томас, в сторону! – Джон прыгнул на Томаса и вытолкнул его в сторону лестницы. Люпин обрушился на Джона и прокатился на его расплющенном теле несколько метров, прежде чем тремер умер под тяжестью монстра.

Капелла сделала ещё два титанических шага, переступая колонну и четырех отступающих танков. Машины палили по ногам, целя к коленные сопряжения. Гигант трещал по швам, но продолжал идти нерушимой поступью. Истребители появились над ним и в крутом пируэте выпустили свои снаряды. Взрывы оросили тело Капеллы, в пламени на мгновение исчез и сам Штраус, но его защиту нельзя было пробить физической силой. По правую руку от Капеллы появился Геэль, держа пойманный вертолет за хвост, словно палку. Не сбавляя движения, он обрушил свой своеобразный меч на плечевой сустав гиганта, который до этого был сильно поврежден попаданием ракеты. Сустав застонал. Камень треснул во множестве мест, и рука надломилась в основании, отделяясь от тела. Многотонная скала, бывшая раньше рукой, рухнула на один из живых домов, превращая его в руины. От резкой смены центра тяжести на правую сторону, голем накренился и едва не начал падать. Геэль приземлился на плечо и побежал к окруженному кровавым щитом регенту. Преодолев какое-то расстояние, его настигла целая рука капеллы, приплюснув Геэля как надоедливую муху. Регент заставил гиганта сжать кулак, намереваясь превратить Первородного в перемолотую труху из костей и пыли.

- Всё нужно делать самой… - голос Циллы был немного расстроенным, но Геэль едва ли его слышал. Камень вокруг него постепенно сжимался. Чумной отчетливо слышал треск своих ребер. Спустя мгновение из его глаз полился красный свет, а бурая грива затрепетала, словно рассадник голодных змей. Каменный кулак лопнул, и Геэль вырвался из хватки, объятый кровавым дымом. Капелла лишь вновь занесла руку для удара. Теперь она была наполнена силой Тёмной Тауматургии. Длань Разрушения нанесла свой удар по ещё неокрепшему после ранения телу Геэля. Дисциплина Адской Муки сковала члены Чумного, и он безвольным камнем полетел вниз, вновь обрушиваясь на жилой дом, но на этот раз, проделывая туннель от крыши до самого подвала.

Томас вскочил и перекатился в сторону. Над его головой со свистом мелькнули окровавленные когти оборотня. Из-за постоянной качки, тремер не смог приземлится ровно и упал, распластавшись на полу и выпуская из рук оружие. Когда он перевернулся на спину, оборотень уже был над ним. От первого удара Томас увернулся и начал отползать к стене, но вторым рывком оборотень пригвоздил ногу тремеру к полу. Огромный коготь распорол мясо голени на правой ноге, чудом не задевая кость. Для Томаса мир вокруг превратился в вялотекущий фильм, медленно перетекающий из кадра в кадр. Лапа люпина, большая головы самого Томаса, уже зависла над ним, словно тремер был жертвой, а когти оборотня – церемониальным кинжалом, который должен был принести сородичу окончательную смерть.

Станислав вонзил свой клинок в шею оборотню и лихо запрыгнул к нему на плечи, отталкиваясь от согнутой спины люпина. Лицо и руки вентру мерцали черной аурой дисциплины Сенсорного Щита. В его сжатом кулаке последние секунды до детонации отсчитывала свето-шумовая граната. Вентру обхватил рычащего оборотня за шею, держа гранату в руке перед мордой чудовища. Томас лишь успел сильно зажмуриться, когда шашка лопнула, и фосфорная вспышка ослепил люпина. В бешенстве он сорвался с места, освобождая ногу Томаса, и прыгнул в сторону, подбрасывая Станислава со своих плеч. Вентру сильно ударился об потолок и рухнул в пыль.

Геэль вырвался из подвала и, вышибая ударом ноги железную дверь подъезда, вывалился на улицу, разламывая бетонные косяки входа и ломая головой козырек. На него сразу же обратили внимание с десяток пехотинцев и несколько полицейских, которые заняли позиции за грузовиком. Один из бойцов S.W.A.T. выбежал вперед и выстрелил в Геэля из Бульдога. Коммуникативный снаряд детонировал, стоило ему только коснутся груди Первородного. Геэль лишь отступил, сгибаясь к земле. Игнорируя шквальный огонь, которые открыли люди, он выпрямился и рванул на баррикаду. Взмахом руки он обратил пехотинца с гранатометом в пыль, используя дисциплину Усыхания. Чудовищная сила крови Первородной обожгла тела всех, кто был рядом с несчастным. Вопя от жуткой боли в конечностях, солдаты посыпались на землю. Геэль на ходу расправил крылья и, непринужденно схватив грузовик за кузов, сорвался вверх. Капелла уже занесла над ним свою ногу. Чумной мог видеть, что камень ступни гиганта был от и до залит кровью и перемолотыми внутренностями. Сделав рывок, Геэль кинул грузовик навстречу ступне и сам устремился вперед, врезаясь в камень. Сначала нога продавила его вниз, но в этой борьбе Геэль выигрывал по силе. Гигант начал заваливаться на спину, Геэль намеренно поднимал ногу Капеллы вверх, но регент среагировал незамедлительно. Стая горгулий, это время витавшая вокруг Капеллы, сконцентрировалась за спиной голема. Вместе они навалились на его спину и предотвратили падание, придав Капелле дополнительную опору. Не выдержав вновь обретенного напора гиганта, Геэль отступил и вырывался из-под ноги.

- Сконцентрируйся, Геэль! У любого существа созданное тремер есть сердце и кровь! – рычала Цилла, - Найди и вырви сердце с корнем и выпей кровь! Наши сильны небезграничны, как тебе могло показаться!

 
Sin-rДата: Понедельник, 2010-05-17, 5:41:50 | Сообщение # 38
Пророк
Фракция: Хаос
Группа: Проверенные
Репутация: 1821
Статус: Offline
В тот момент, когда Станислав спас жизнь Тому, время вернулось в привычное русло. Стрельба, крики, кровь, огонь – всё стало таким же резким, как и было. Хоть нога Блека и была повреждена так, что ему вряд ли стоило бы вообще передвигаться при такой травме, но сейчас были не те обстоятельства, чтобы пытаться как-то улучшить своё состояние. Пока оборотень пытался прийти в себя, Том встал с пола, достал Кольт и тут же сделал несколько выстрелов. Люпин сломал позвоночник стоявшего рядом с ним тремера ударом лапы, который зазевался ровно на секунду, пытаясь прицелиться в пролетавшую мимо горгулью. Теперь этот тремер летит вниз – прямо к военным и толпам озверевших тварей. Вервольф мог бы ориентироваться по шуму – но вокруг была просто дикая пальба. Поняв, что выстрелами из пистолета урона этому ходячему танку не нанести, Том убрал пистолет и достал нож, после чего стал приближаться к нему так, чтобы и тот ничего не заметил, и Том не упал. Ликантроп размахивал лапами на все 360 градусов, пытаясь убить врагов, которые, как, скорее всего, считал он, окружили его. Но стоило ему на мгновение остановиться – и Том уже воткнул ему нож по самую рукоять в грудь. Но удар пришёлся не в сердце, а чуть правее. Ответной реакцией зверя стал удар такой силы, что Том, с одной стороны, вновь упал на пол, но, с другой, не получил практически никаких повреждений. Возможно, несколько костей тремер и сломал – но это было не самым важным. Том сконцентрировался лишь на своём оппоненте, который уже пришёл в себя и снова смог видеть. Найдя свою цель, оборотень твёрдым шагом направился к Тому, не смотря на все, что с ним сделали:
- Нож слишком далеко, пистолет доставать долго. Вот теперь точно конец, - думал Блек, понимая, что пришёл его черёд. – Хотя стоп. А это что?
Пытаясь найти свой нож, тремер нащупал дробовик того самого тремера, которому оборотень сломал позвоночник. Вот и он – единственный шанс на спасение. Передёрнув помпу и поняв, что там есть ещё патроны, Том направил дуло прямо на оборотня, который уже был готов добить свою жертву. Выстрел. Кровь оборотня покрыла Тома с головой. Но тот ещё стоял. Выстрел. Теперь ликантроп был уже рядом с балконом, готовясь свалиться. Последний, третий выстрел. Патроны кончились, оборотень летит вниз прямо на технику военных. Тело оборотня упало прямо на автомобиль SWAT, превратив его в груду металлолома. А тех, кто был внутри – в мясо. Всё. Из неравного боя победителем вышел вампир. Но чего стоит обычный оборотень, когда вокруг есть много других, более страшных и сильных противников.
Том оглянулся. Это была настоящая бойня. Тремеров осталось меньше половины. Среди погибших был и Джон. Кого-то убили вампиры и прочие, кого-то – горгульи, а кого-то – военные. Кровь была повсюду. Блек впал в ступор, понимая, что вряд ли кто-то уйдёт из этой бойни живым. Но, раз всем здесь суждено умереть, то нужно забрать с собой как можно противников. Подобрав своё оружие, Том убрал нож и перезарядил винтовку, готовясь отдавать приказы.
– Мария – бери оставшихся тремеров, владеющих дисциплинами и сделай так, чтобы никто не смог пробиться к нам. Уничтожайте всех. Всех, кто только попробует атаковать нас, – прокричал Том. – Остальные – я хочу видеть лишь их трупы. Не жалейте свинца для противника. Пополните боеприпасы, возьмите гранаты – и открывайте огонь по противнику. И мне всё равно, по кому именно – люди это или вампиры.
После этих слов тремеры собрались и начали исполнять приказы. Возможно, и они понимали, к чему всё идёт. Но каждый из них был готов сражаться до конца.
Том подошёл к балкону и выстрелил очередью в толпу вампиров, которые пытались забраться по ногам Капеллы к тремерам. После этого он использовал световую гранату. И вдруг его взгляд привлекли гигантские прожекторы военных, которые могли использовать и сами тремеры. Пока все были заняты боем, Том решил взять инициативу в свои руки:
- Штраус! Штраус, чёрт побери! – кричал Блек, - Нам нужны эти прожекторы! Иначе мы проиграем!
И ровно спустя мгновение Капелла уже взяла один из этих прожекторов в руку и затащила его на свой корпус. За ним – второй. Конечно, военные были этому не рады – но у них хватало своих проблем в лице подчинённых Перворожденной. Но пару-тройку очередей из пулемёта тремеры таки получили. Правда, ответные очереди и гранаты успокоили их. Это если не считать толпы гулей, которые мигом разорвали на части бедных военных. После этого Том подошёл к шестерым различным тремерам, трое из которых были магами, а трое – с оружием, и приказал им залезть на «крышу» и управлять прожекторами против Тьмы и вампиров. Под прикрытием, смельчаки добрались до многотонных прожекторов и стали использовать их по прямому назначению. Квартал озарился ослепляющим светом. Хоть какое-то преимущество было получено. Но это не могло помочь против армейской техники, авиации и горгулий. Хотя, ими занимались «солдаты» Циллы и сами горгульи. За всей этой кровавой баней Томас абсолютно не замечал, что происходит снаружи, со Станиславом и его людьми и как идёт бой против самой Циллы. Сейчас для него было куда важнее отражать нападения противника, который точно не хотел сбавлять обороты.
После всего этого Том, не смотря на все свои раны, от которых любой человек мог бы уже давно скончаться, вновь принял участие в обороне. Стрельба не прекращалась ни на минуту. Все происходило на автомате. Перезарядка, прицеливание, стрельба, перезарядка, пополнение боеприпасов. И всё сначала. Получалась бесконечная кровавая цепь. И не было ни мгновения для отдыха. Ведь малейшее промедление грозило смертью. Особенно сейчас.


Сообщение отредактировал Sin-r - Вторник, 2010-05-18, 2:48:42
 
AurikДата: Вторник, 2010-05-18, 11:23:32 | Сообщение # 39
Темный Принц
Группа: Проверенные
Репутация: 1932
Статус: Offline
Станислав лежал под слоем пыли, береты были утеряны, хотя саблю он вроде сжимал еще в руках. Его придавило добрым куском стены, и сам выбраться он не мог. Закрыв глаза, он попытался сосредоточиться, чтобы позвать на помощь. Истощенный использованием сенсорного щита, он чувствовал, как слова застревали в горле. Однако его бойцы не дремали: Андрий и Сераф нашли какой-то железный прут, и, используя его как рычаг, вытащили вентру наружу.
Станислав отхаркался, и попытался кивнуть в знак благодарности. Сераф ввел ему внутривенно капсулу с благородной кровью, вентру стало полегче и он начал чаще дышать.
Вокруг кипел бой. Тремеры держались изо всех сил. Рядом с небольшого оконца, маленькая на первый взгляд девочка вела огонь из MG3, а чуть подальше седой старикан разрывал горгулий силой кровавой магии. Вентру не пристало отставать от своих собратьев, собравшись с силами Станислав начал, отдавать приказы:
- Кейстут, подсвети пару световых стрел, ослепи противника. Андрий, я видел вы притаранили базуку, разверни и веди огонь. Фен займи позицию пониже и сшибай противника на «ногах» гиганта. Сераф дверь в зал ритуала. Мирия, твоя задача охранять Томаса Блека, того тремера что я спасал от когтей оборотня, от него не на шаг.
Каамосу он отдавать приказа не стал, тот уже рыскал в темноте среди противника, уничтожая одного за другим. Сам Станислав решил перекрыть коридор, ведущий в сторону зала ритуала. Найдя среди павших воинов крупнокалиберный пулемет, он установил его таким образом, что весь коридор простреливался, словно на стрельбище. И теперь ведя огонь из него, он уничтожал залетавших внутрь горгулий и других тварей.
В это время Андрий при помощи Серафа затащили к окну базуку и настроили системы наведения. Одна горгулья пыталась помешать им, но выстрел из древнего пистолета Серафа разнес ее в клочья, а патрон улетел дальше, рикошетя от одного противника к другому. Хм… какая-то разновидность магии, обязательно надо будет спросить Серафа об этой реликвии, если выживу, конечно, подумалось Станиславу. Кейстут осветил на ближайшие минут пятнадцать все поле боя световыми стрелами, и теперь было ярко как днем. Тут же Андрий сделал залп из рпг: ракета прошла в самое скопление горгулий, убив, по крайней мере, штук шесть.
Станислав сбросил разорванный плащ, и остался лишь в удобном жилете. Приторочив за спину саблю, он уселся за пулемет и стал вести огонь по влетавшему в коридор противнику. Тут он заметил, что Томас что-то прокричал, и капелла начала отрывать огромные прожекторы с земли, и устанавливать у себя на «плечах». Вентру быстро среагировал:
-Фен, шалупонь на ногах отменяется, Тремеры установили прожекторы на самом верху, тебе будет оттуда лучше вести огонь, и не геройствуй. В рации что-то тихо щелкнуло, Феникс понял приказ.
Тем временем Мирия нашла Томаса, тот палил из окна, помня приказ Станислава, вентру встала за спиной Тремера и отбивала боковые атаки горгулий со своих УЗИ. Плеть с серебряными зубьями свободно висела на плече, чтобы в случае чего быстро выхватить ее для схватки с люпином.
И все же, несмотря на все их старания, они проигрывали. Станислав понимал это также четко, как и то, что ему нужна была кровь. Все-таки бой не проходил бесследно для вентру. Помимо капеллы у Станислава оставался еще один козырь в кармане, козырь неизвестный, но все, же козырь.


Сообщение отредактировал Aurik - Среда, 2010-05-19, 3:33:39
 
ZingerNaxДата: Пятница, 2010-05-28, 9:26:46 | Сообщение # 40
PRIDE
Группа: Проверенные
Репутация: 1875
Статус: Offline
Прожекторы освещали бесконечный хаос под ногами капеллы, горгульи в бешенстве разлетались от лучей света, а тьма расступалась перед Капеллой. Великан шагал, заваливаясь на сторону с отсутствующей рукой. Его равновесие поддерживали лишь его собственные горгульи, плотной массой облепившие левый «раненый» бок, тем самым создавая хоть какой-то противовес. Центральное здание, бывшее до пробуждения видимой частью Капеллы на поверхности, напоминало развалины. Под ударами артиллерии военных и волн горгулий, фасад здания обвалился, балконы рухнули, перегородки и вовсе рассыпались в кирпичную крошку. Защитники были как на ладони, но Гэель сконцентрировался на самом гиганте. Он должен был его остановить. Одним ударом, иначе сил Первородной может не хватить на повторную атаку.

Гэаль стремительно набирал высоту, кружась на безопасной дистанции над гигантом, словно стервятник над умирающим. Капелла перестала атаковать в виду безуспешности махания единственной рукой за быстро летящем Геэлем.

- Услышь его сердце, - шептала Цилла в глубине сознания Чумного. Гэель оставался и завис в воздухе высоко над Капеллой, хлопая огромными крыльями, словно парусами. Он вслушивался, пробовал воздух на вкус и ощупывал каждый дюйм Капеллы глазами Первородной. Гулкие удары доносились из каменного чрева. Всё ближе подбирался взор Гэеля, и вот наконец…

- Уничтожь его! – взревела Цилла, и Чумной сорвался с места, устремляясь в крутое пике, целя прямо в полуразрушенную спину Капеллы, где ритмично стучало каменное сердце облитое кровью. Штраус не сумел во время среагировать, Геэль развил слишком высокую скорость падения. Как молния, он пронзил неповоротливого гиганта в самую уязвимую часть спины, куда до этого ударили истребители военных.

Все защитники Капеллы попадали на пол вновь, когда само её основание содрогнулось. Капелла пошатнулась в сторону. Потом в другую, словно раскачивающийся маятник. Боец вентру вывалился сквозь дыру в стене, не успев вовремя найти опору, и исчез в темноте. Один прожекторов не выдержал тряски и свалился с плеча гиганта, утягивая за собой и вторую установку. Груда искрящего железа пролетела перед фасадом несущего здания и рухнула заграждения внизу. Чудовища на дороге с визгом разбегались, пытаясь укрыться от каменного дождя. Капелла разваливалась на куски. То, что связывало камень и бетон в живое целое перестало существовать.

- Какого дьявола?! Что происходит?! – кричал кто-то из тремеров, надеясь, что его услышат. Томас не успел ни за что ухватиться и безвольно катался по полу, рискуя оказаться снаружи Капеллы. Жуткий скрежет и рев донесся изнутри сотен коридоров. Защитники перевели взгляды на темноту позади себя. Спустя мгновение проламывая кладку и метровые стены, из багрового сумрака Капеллы вырвался Первородный. Он нёс в своих руках огромный окровавленный валун, с корнем вырванный из пазов, уже мертвое сердце мертвого гиганта. Красно-черным размытым пятном Гэель пронесся через позиции защитников, разрушая последние остатки стен, и вылетая на улицу, выкинул сердце куда-то в город. Валун пролетел добрую сотню метров и рухнул на жилой дом. Капелла погрузилась во тьму и с грохотом разваливающегося тела начала заваливаться вперед.

Пройдя ещё несколько сот метров, левая нога гиганта оторвалась, крепящие балки лопнули, и вся махина начала падать, поражая каменным дождем главную площадь парка аттракционов Даунтауна. Томас повис на косяке, тщетно пытаясь схватиться за что-нибудь покрепче. Станислав лишь успел увидеть, как тремер провалился в проём балкона, а после капелла обрушилась на парк аттракционов, разрушаясь раз и навсегда.


FINAL

Нда, завтра клоуны придут в свой цирк и будут приятно удевлены.



• Станислав получает очко на улучшение Дисциплины.
• Томас вывалился в окно и тоже получил очко улучшения Дисциплины.
• Дорм получает лулзы и идёт в следующую главу, собственно как и все остальные участники этой главы.
 
Форум » Ролевые игры » Архив ролевых игр » Глава 5 - Глашатай (Участники: Син-р, Аурик, Дорм)
Страница 3 из 3«123
Поиск:

Copyright dawnofwar.org.ru© 2010
Используются технологии uCoz