Добро пожаловать на сайт, посвященный популярной серии игр Warhammer 40,000!Главная страницаВходРегистрацияКонтактыRsS
меню
Dawn of War II
Dawn of War
Dawn Of War 3

Часть 3. Грехи Священного Воинства - Форум Warhammer Ролевые игры Архив ролевых игр

Участники: Серпа, Рид и Рошах.
Добро пожаловать в раздел Часть 3. Грехи Священного Воинства - Форум Warhammer! В разделе Часть 3. Грехи Священного Воинства - Форум Warhammer вы найдете ответы на интересующие вас вопросы на тему игры Warhammer. Раздел Часть 3. Грехи Священного Воинства - Форум Warhammer создан специально для общения между игроками по данной теме. Общайтесь в разделе Часть 3. Грехи Священного Воинства - Форум Warhammer, обсуждайте интересные темы, делитесь информацией с другими игроками.
  • Страница 1 из 1
  • 1
Архив - только для чтения
Форум Warhammer » Ролевые игры » Архив ролевых игр » Часть 3. Грехи Священного Воинства (Участники: Серпа, Рид и Рошах.)
Часть 3. Грехи Священного Воинства
TillienДата: Пятница, 2010-07-30, 11:03:43 | Сообщение # 1
Tillien
Группа: Проверенные
Награды: 1
Репутация: 1233
Статус: Offline
Часть 3. Грехи Священного Воинства.

• Время: Утро. 22-ое число 4-ого месяца 1001 года после с.п.
• Место действия: огромный лагерь, разбитый Священным Воинством в тридцати километрах от Хазры на месте небольшого селения.
• Погода. На утреннем небе появились темные тучи, закрывшие солнце и предвещающие ливень – редкое явление в этих краях. Но в лагере все равно стоит удушливая жара. Северо-восточный ветер несет с собой приятную прохладу, а также едва уловимый запах дыма.
• Действующие лица: Серпа, Рид, Рошах.
• Известные NPC: Эрзаль Ло, Джоана Ло, Магистр Эрвель де Лорт.
• Предыстория. После уничтожения города, а также массовой телепортации у городских ворот Верриса, немногочисленных выживших в статусе пленных сопровождают в лагерь.
• Особые обстоятельства. Командующий Священным Воинством и Магистр Воинов Арумы Эрвель де Лорт проводит общий военный сбор, на котором присутствуют почти все главные участники похода.
• Запас Сил. На начало части для всех персонажей ЗС=5.

Пролог

Герольд – Карвен Анн - со всей учтивостью поклонился двум стражникам – ветеранам многих сражений - и вошел внутрь огромного, богато расписанного темно-желтого шатра самого Магистра Эрвеля. Стражи кивнули Карвену как старому знакомому и продолжили тихо переговариваться о девушках из борделя неподалеку.
Они и никто другой не знали, что предыдущие десять с лишним минут герольд быстрым шагом шел через сонный лагерь, только пробуждающийся к жизни. Он переступал через потухшие костры, осторожно проскальзывал между палатками солдат и рыцарей, обходил многочисленные повозки, краснел и улыбался вальяжно одетым и ждущим первых посетителей девушкам из походных борделей, здоровался со знакомыми рыцарями, с благоговением смотрел на немногочисленных магов, уже ранним утром рыскающих по лагерю, думал над своей речью перед господами и надеялся, что все пройдет удачно.
Недалеко от шатра Магистра герольд поправил свои одеяния: парадный, расшитый золотом черный кафтан, черные штаны и ужасно мешающий светлый плащ с вышитым на нем черным крестом.
Роскошь опаздывать могут себе позволить только богатые и знатные люди. Карвен Анн, герольд, таковым не был.
В центре шатра, сквозь ткань которого пробивался солнечный свет, стоял массивный овальный стол из темного дерева, на котором расположились большие блюда с самыми разными фруктами: от обычных яблок до редкого здесь винограда. На полу лежали роскошные восточные – герольд едва заметно усмехнулся – ковры, приобрести которые можно было только за огромные деньги. Солнечный свет сочетался с блекло-синеватым сиянием магического шара, парившего высоко над столом.
За столом же сидели только двое: Магистр Эрвель де Лорт и инквизитор Сандро. Остальные заставляли себя ждать.
Магистр устало вздохнул. Утренняя прохлада, еще не успевшая перейти в дневную жару, не слишком подходила для шестидесятилетнего старика, который кутался в свой черный плащ с вышитым на нем белым крестом. Помимо плаща он был одет в белые штаны и белую же рубаху, под нагрудником с изображением креста пророка. Для своих лет Эрвель казался крепким и сильным, хотя и мог при желании произвести впечатление добродушного и немощного старика. Седой, короткостриженый, испещренный глубокими морщинами и смотрящий холодно, отстраненно – таков был Магистр. Карие глаза и острый взгляд выдавали в нем человека, повидавшего очень много на своем веку. Впрочем, ходили слухи, что Магистр смертельно болен, и век его уже подходил к концу
Инквизитор Сандро со свойственной ему настороженностью оглядывал убранство шатра.
Герольд прошел к овальному краю стола и встал за спиной Магистра.
- Пора, - сказал Эрвель.
Она вошла в шатер уверенно и неторопливо, зная себе цену, словно танцовщица или самая красивая девушка из гарема. Отливающий серебром плащ с черным крестом на спине, обтягивающий белоснежный костюм, подчеркивающий все ее нескромные достоинства, и висящие на бедре ножны, расшитые белым металлом, из которых ярко посверкивала рукоятка с драгоценным камнем-набалдашником. Ее голубые глаза искрились жизнью, теплились весной, а мягкий убаюкивающий голос походил на любовное воркованье:
- Здравствуйте, Магистр.
Эрвель склонил голову в знак уважения. Ему уже давно не было дела до женской красоты.
Безымянная магичка – хотя герольд знал, что сотоварищи называли ее Маирой – села за один из стульев и вальяжно откинулась на спинке. На ее спокойном, лишенном всяческих морщин лице не было никаких тревог. Казалось странным, что такой человек управлял тысячами подданных Императора Кайма. На шее у нее висел амулет с крупным алмазом, за который можно было купить небольшое поместье.
«Внешность обманчива, - подумал герольд, рассматривая магичку и слегка краснея».
Следующим вошел, а точнее прохромал, Истинный маг Алебастрового Консульта Симас – глава демонологов и руководитель всех наемников-адептов, которых было немногим меньше полутысячи. Следом за ним в шатер вошла закутанная в черную мантию фигура, края которой с шорохом волочились по ковру. Лицо спутника не было видно из-за капюшона.
- Магистр, - полу-сказал, полу-прошептал маг своим обычным голосом, которого до дрожи боялись многочисленные послушники.
- Симас, - кивнул Эрвель.
Деймос, одетый в багровую мантию, осторожно присел на стул. Демонологу было всего сорок лет, но спутать его с семидесятилетним стариком не составляло труда: поседевшие волосы, изрытое глубокими каналами морщин лицо, скрывавшая пустые глазницы багровая повязка и атмосфера старой запыленной библиотеки, витавшая вокруг мага.
Истинный маг Симас был слеп. Ходили разные слухи относительно причины слепоты, но почти во всех говорилось о чем-то запретном, что демонолог увидел в других мирах. Сам Деймос молчал.
Его сопровождающий встал рядом, за спиной мага. Герольд мог поклясться, что разглядел промелькнувший раздвоенный язык. Красный, как кровь.
Последним вошел Амри де Кар – знатный дворянин, рыцарь, глава Союзных войск вобравших под свои знамена армии нескольких южных государств (которые держались вместе только благодаря священникам, шлюхам и железной дисциплине, установленной Амри) и обладатель столько редкого и желанного Кассума. Одет он был в грязно-серый табард на рубахе, с вышитым на нем красным щитом – простым и скромным гербом одного из самых знатных семейств Юга, и такие же серые штаны, поверх которых надеты поножи. Крепкая фигура, рыцарская осанка и испещренное шрамами загорелое лицо внушали уважение, которое подкрепляли слухи о десятках убитых, чья кровь алела на его руках. Еще рыцарю всегда было плевать на этикет, и за это Магистр ценил его еще больше.
На бедре у Амри висели простые замшевые ножны с торчавшей рукояткой верного спутника всех рыцарей: длинного, обоюдоострого, прекрасно заточенного меча, с ребристой рукояткой и тяжелым шаром-противовесом.
Эрвель встал, знаком приказав герольду молчать.
- Я не хочу формальностей, господа и дамы, а потому сразу перейду к делу, - он кашлянул и продолжил:
- Мы потеряли в Веррисе всего лишь сто человек. Сто человек на несколько тысяч жителей. И это прекрасно. Я уже отправил с гонцом доклад Патриарху и надеюсь, что он будет доволен.
- Это, конечно, прекрасно, но каковы наши силы сейчас? – спросил инквизитор Сандро.
Ему ответил Амри:
- С учетом отрядов из союзного нам Кемераля сейчас в Воинстве семьдесят тысяч воинов и это не считая тысяч пилигримов, паломников, всякого сброда и свиты, которая обслуживает… воинов. Всего около ста пятидесяти тысяч человек. Точно никто не считал, инквизитор.
- Из них, - монотонно начал Симас, - всего полтысячи адептов нашего Консульта, пятнадцатитысячное войско, собранное Патриархом, сорок тысяч Союзных воинов и еще около пятнадцати тысяч солдат Императора. Остальные – обуза.
- Вы забыли указать про сотню адептов Серебряного Консульта, Симас, - улыбнулась безымянная магичка.
- Они ничего не решают! - отрезал Симас. – Жалкое сборище бездарей!
- О, вы так наивны, Симас! - она улыбнулась еще шире, обнажив ряд белоснежных зубов. Но слепец лишь фыркнул.
- Хватит препираний! – остановил их Магистр. – Сейчас перед нами стоит цель гораздо более серьезная, чем Веррис.
- Хазра?
- Хазра! Укрепленный город, к которому стянулась немалая часть войск самого падишаха, и это не считая наемников! Еще я уверен, что совсем скоро падишах объявит джихад! Джихад! И тогда этих войск станет еще больше. Хазру нужно уничтожить, стереть с лица земли как можно быстрей.
- Магистр, мои маги быстро оставят от него только булыжники, - на весь шатер сказала Маира. – Я лично могу…
- Наглая, самоуверенная шавка, - едва слышно прошептал Симас.
- Если бы вы могли, то мы бы здесь не сидели, а занимались делом! – неожиданно рявкнул Магистр. – У падишаха есть свои маги. Очень скрытные. И очень опасные. Жрецы Имана, как их называют.
- Мы перемелем их в труху, Магистр… - снова начала, но осеклась безымянная магичка.
- Следует быть очень осторожными... - прошептал Симас.
- Хазра должна быть разрушена до основания, и у нас есть неделя. Жалкая неделя. Осада может затянуться на месяцы, и тогда нам придется воевать с двумя или даже тремя войсками. Возможно, что помощь язычникам придет и с островов, а потому мы возьмем город не совсем обычным способом и очень скоро.
- Проникновение? Убийство? – спросил Амри де Кар.
- Тайная операция, - ответил Магистр. – Операция, во время которой мы убьем шаха и обезглавим город.
- Мои маги могут помо…
- И они помогут, посланник Императора, - грубо прервал ее Эрвель. – А пока мы должны решить последний вопрос, связанный с этим грязным городом Веррисом. Герольд, пригласи в шатер… Джоану, Эрзаля и двоих выживших.
Спустя минуту в шатер вошли и они. В отличие от остальных, брат и сестра были одеты в полудоспехи, которые явно не приносили им удовольствия. Следом за ними ввели и Раста с Катериной.

Эпизод 1.
Шестеро и Один


- …выброс энергии оставил в здравом рассудке всего двух человек: Раста Ваалтера, мага Алебастрового Консульта, и Катерину Грей, рыцаря ордена Белой Розы. Остальные либо исчезли, либо погибли, либо лишились рассудка и были милосердно нами убиты, - закончил свой рассказ Эрзаль Ло и остался стоять за спиной Катерины.
- Сами же выжившие по статусу находятся у нас в плену, но я думаю, что… - начала Джоана, стоявшая за Растом.
- Кхм! - перебил ее Симас, слепой демонолог. – Как представителю Консульта, мне хотелось бы вставить свое слово относительно одного выжившего – Раста Ваалтера известного в наших кругах под прозвищем Скрипач. Магистр, наш Трибунал требует передать Раста Ваалтера, обвиняемого в убийстве – публичном убийстве! - нашего агента в Веррисе и предательстве, Алебастровому Консульту, где он будет справедливо осужден.
На мгновение в шатре повисла гробовая тишина.
- Хотя я буду настаивать на том, чтобы эту шваль казнили, - уже от себя сказал демонолог. – Точно так же, как он казнил агента на Верриской площади.
Густые брови Магистра Эрвеля в удивлении поползли вверх. Он хмыкнул и через секунду ответил:
- Думаю, что этот вопрос мы решим всем военным советом. Вы не против?
- Магистр, я не прошу, я требую, - багровая повязка скрывала пустые глазницы, но таящиеся там тьма и злость, казалось, просвечивали даже через нее. – Вы выдадите его?
- Это решим мы, - усмехнулась безымянная магичка из Серебряного Консульта.
- Это решит совет, Симас. Решит чуть позже. А пока предоставим слово Джоане Ло…
- …я думаю, что в их лице мы получили верных союзников. Я лично могу поручиться за Катерину Грей, благородного рыцаря ордена Белой Розы, которая присоединилась к Священному Воинству уже в Веррисе по приказу Эйка Белого.
Эрзаль нахмурился, и хотел, было что-то сказать, но промолчал.
- Катерина Грей, вы и вправду присоединились к Воинству по приказу Эйка? - спросил ее Амри де Кар.
- Да.
- Вы ведь убивали воинов напавших на Веррис? Это так? – снова спросил Амри. – Почему?
- Я думаю, - внезапно сказала Джоана, - что обладающая огромным опытом Катерина может помочь нам в будущем и бессмысленно вспоминать прошлые ошибки.
Тем временем в шатре шел еще один разговор, неслышимый и только между двумя людьми. Маирой из Серебряного Консульта и Растом Ваалтером, который не говорил, но слушал:
- Эта куча дураков казнит тебя, маг, и я, от лица нашего Консульта могу помочь тебе. Я могу спасти тебя. Ты должен только принять эту помощь, вот и все. И не забывать потом, кто ее тебе оказал. Что ты решил?

Инквизитор Сандро, Отец Сандро, как называли его некоторые, смотрел и слушал. И думал. Смотрел на лица всех участников совета, слушал их речи, обвинения и предложения. И думал над тем, что узнал совсем недавно. Всего лишь несколько часов назад. От человека, которого он не видел очень давно, но в верности, которого не приходилось сомневаться.
- Предатель. В совете есть предатель, продавшийся язычникам.
Вот что сказал этот человек.
И Сандро думал только над одним вопросом: «Кто этот предатель?»
Магистр Эрвель де Лорт?
Невозможно.
Его герольд – Карвен Анн?
Он все слышит, все видит и может многое знать. Ему доверяет сам Магистр. Его практически невозможно заподозрить в измене. У него нет жены, нет детей. Он состоятелен…
Маира из Серебряного Консульта.
Верноподданная Императора, исполняющая все его приказы и руководящая всеми его войсками. Дерзка, самоуверенна и очень красива. Знает практически все то, что знает сам Магистр. Ненавидит Алебастровый Консульт и лично Симаса. А еще она Истинный маг, с которым стоит считаться.
Демонолог Симас, глава Деймосов.
Маловероятно, чтобы Магистр Энли послал сюда предателя. С другой стороны этот старик знает о многом, его слепота заглушает подозрительность, а сам он и без того может рассказать невероятные вещи. Ненавидит Серебряный Консульт. Но зачем ему это нужно?
Глава Союзных войск Амри де Кар.
Выходец из состоятельной и знатной семьи, который прошел через множество самых кровавых сражений и, вероятно, теперь хочет искупить все свои грехи в крови язычников. Знает обо всех планах Магистра. Маловероятно.
Джоана Ло и Эрзаль Ло. Брат и сестра из Церкви Арумы. Знакомы с Магистром очень давно, и он им доверяет практически во всем. Сестра не любит брата, брат не любит сестру, но причины неизвестны. Знают о планах Магистра несколько меньше других, но этого все равно достаточно.
Двое выживших?
Невозможно.
Так кто же из них? Нужно узнать это здесь, сейчас. Узнать, схватить, а потом допрашивать. Допрашивать до тех пор, пока кровь не зальет собой весь этот лагерь.

Магистр в очередной раз устало вздохнул.
- Катерина Грей, - начал он, не подождав ее ответа, - у меня нет времени, чтобы разбираться во всем, а потому я спрошу только одно: ты готова присоединиться к Воинству? Я верю в людей Эйка Белого, я верю самому Эйку. И потому я дам тебе шанс. Ты присоединишься к Воинству как рыцарь?
В шатре снова наступила гробовая тишина. Все ждали.
- У тебя есть время, чтобы подумать, Катерина. И если ты откажешься, то тебя будет ждать суд.
- Магистр, но…
Он продолжил:
- Раст Ваалтер, я дам шанс и тебе. Но сначала я хочу знать, что решил совет…
- Передадим его этим магам, - первым сказал глава Союзных войск.
- В этом нет нужды, - уверенно сказала магичка.
- И потому если ты присоединишься к Воинству как наемный маг и, вместе с рыцарем, поможешь нам в святом деле, то никто не посмеет обвинить тебя ни сейчас, ни позже.
- Магистр! Энли и Трибунал дали…
- Хватит, слепец, - грубо перебила его Маира. – Раст Ваалтер, если ты согласишься с Магистром, то я в лице Серебряного Консульта приму тебя к нам. Решай.

 
RorschachДата: Четверг, 2010-08-05, 11:31:22 | Сообщение # 2
Rorschach
Группа: Пользователи
Награды: 1
Репутация: 2237
Статус: Offline
Здесь скрыт кинжал за каждою улыбкой, – подумал про себя Сандро. Натянутый капюшон скрывал лицо Инквизитора, но при этом позволял ему спокойно наблюдать за остальными.
Предают по разным причинам. Боязнь пыток, алчность или банальная глупость - любое из этих явлений может стать причиной. У любого предательства всегда есть мотив. Но каков он у находящегося здесь изменника? Собравшихся здесь трудно запугать, они богаты, а значит, главным для них соблазном может быть только усиление собственного влияния, или же получение чего-то, что нельзя взять иным способом. Если отбросить маловероятных кандидатов, то останутся только Карвен, Симас, Джоана и Эрзаль Ло.
Похоже, что герольд Магистра полон амбиций. Наверняка он не откажется от возможности занять место своего господина. Но насколько это желание велико? - инквизитор медленно перевел свой взгляд на разговаривающего с Амари демонолога, – С ним сложнее, ведь никогда не знаешь, что творится в голове у человека, общающегося с демонами. Но забывать о такой фигуре было бы непростительной ошибкой.
Джоана и Эрзаль. Пожалуй, начну именно с Ло. Стоит сыграть на их взаимной неприязни друг к другу, возможно из этого выйдет толк.
Самое отвратительное в этой ситуации то, что у меня нет доказательств, а собравшиеся – не те люди, которых можно спокойно схватить и выбить признание силой.

Улучив момент, когда собравшиеся на совете были поглощены спором друг с другом, Сандро поднялся со своего места и приблизился к Эрвилю де Лорту. Нагнувшись ближе и почти не разжимая губ, инквизитор прошептал всего несколько слов:
- Среди нас предатель.

Сообщение отредактировал Rorschach - Четверг, 2010-08-05, 11:32:23
 
RiDДата: Пятница, 2010-08-06, 7:43:00 | Сообщение # 3
RiD
Группа: Проверенные
Награды: 0
Репутация: 692
Статус: Offline
-...мир изменяется. Неощутимо, практически неуловимо, но изменяется. И, приглянувшись, это может заметить каждый...
Раст молчал.
- Молчишь? И правильно. Молчи, молчи и слушай.
- Слушай, внимай... Запоминай. - вещал неясный, безликий шёпот откуда-то из пустоты, эхом отдаваясь от каменных стен Северной башни.
-... болезнь, которая заставляет расползаться пласты ткани бытия. Никто не может сказать точнее. Мудрейшие со всей Ойкумены смутно ощущают это, чувствуют где-то там, в глубине — нет, не нашего мира. И даже не тех миров, планы которых соприкасаются с нашим. Где-то в глубине... В невообразимо далёкой глубине, в утробе самого мироздания, появилось что-то... чуждое. Что-то извне. Может, некроманты смогут сказать больше — они практически всю жизнь живут, соприкасаясь с иными материями. Но теперь они — представь себе — те, кто правят судьбами давно умерших, а иногда — и ещё не родившихся, - трясутся от страха перед тем, что есть, что пришло. Перед тем, что грядет.
- Тем, что грядёт... - шептала Пустота.
- И грядёт скоро. Может, даже ты застать успеешь. - ехидно сказал Колокол.
- Нет, не скоро. Уже.
- Колокол? Какого...? Ведь Веррис же...
Звон Колокола.
Крики и стоны людей, огонь, всепожирающее пламя, спастись, выбраться, убежать, умереть...
Звон Колокола.
Неровные каменные глыбы медленно сменились сплошным антрацитово-чёрным. Сплошным, но с каким-то проблеском: тонкий луч света откуда-то снаружи падал на ткань палатки.
Раст пришёл в себя.
Несвязанный. Одежда на месте. Посох, скрипка рядом. Скрипка целая.
Тем не менее, что-то подсказывало Террору, что он всё же находится на положении пленника.
Медленно пришло осознание недавних событий, но разум ещё был скован туманной пеленой после болезненного пробуждения.
“Там были маги моего Консульта. Нужно узнать, почему они пытались убить и меня.” - мысли еле тянулись. Решив разведать обстановку, Скрипач аккуратно встал, стараясь не звякать подошвами сапог, и, подойдя ко входу, выглянул наружу.
Светало.
Серые тучи, словно посланники древних, как сам мир, первозданных сил, неслись по неясному в этот ранний час куполу небосвода, закрывая жёлто-розовый круг солнца, ещё не совсем поднявшийся из-за грани горизонта. Под всем этим буйством просыпался лагерь Священного Воинства Пророка Арумы. Промозглый северо-восточный ветер приносил к бесчисленным шатрам и палаткам, покрывающим засушливую пустошь, ощутимый лишь на самом пределе чувств запах гари, заставляя развеваться черные штандарты с белыми крестами; острые навершия флагштоков угрожающе нацелились в серое небо.
Вокруг царила духота. Духота, предвещающая ударный ливень, заставляющий грунтовые дороги превращаться в небольшие реки.
Но Раст лишь увидел сполох света на доспехах стражника. Одного из двух стражников, стоявших у его палатки.
Снаружи раздались шаги. В принципе, снаружи раздавалось много чего, но даже стражникам было ясно, что именно эти шаги имеют отношение к палатке.
Маг поспешно закинул за плечо сумку со скрипкой и взял в руку посох.
Услышав, как шаги приблизились, остановились, и стражники с кряхтением стали отходить от входа, Скрипач сам вышел из палатки и нос к носу столкнулся с короткостриженной девушкой, одетой в полудоспех.
- Тебя ждут. - звонким, но от того не менее холодным, отстранённым голосом сказала она. Благодаря военной выправке, и, видимо, опыту, она действительно умела производить впечатление опасного человека.
“Я так тоже могу.”
Раст, выпрямившись в полный рост, кивнул, огляделся и пошёл к самому высокому и богатому шатру — где ещё его могли ждать? Иссиня-черный с багровым плащ трепетал на ветру.
Девица, поняв, с кем имеет дело, поплелась следом.

***

-...кхм. - Симас, который был редкостной сволочью и превосходным магом, хоть и слепцом, привлёк к себе внимание. - Как представителю Консульта, мне хотелось бы вставить свое слово относительно одного выжившего – Раста Ваалтера известного в наших кругах под прозвищем Скрипач. Магистр, наш Трибунал требует передать Раста Ваалтера, обвиняемого в убийстве – публичном убийстве! - нашего агента в Веррисе и предательстве Алебастровому Консульту, где он будет справедливо осужден.
Нет! Здесь что-то не так. Мне передали задание. Всё как обычно. Кроме того, что казнить нужно было публично. Обязательно публично. Аридден... Аридден был ренегатом. На это указывало всё. А может и нет, но иначе я не получил бы наводки... А это значит... Предательство! При чём не какой-то зазнавшийся дурачок предал организацию магов, а могущественный Консульт бросил своего верного воина на смерть! Клятвы, искренняя преданность, и вот она — награда. Больше нет того, чему я служил годы. Консульт показал себя лишь политической фракцией, погрязшей в грязи, и, как свинья, наслаждающейся этим. А я больше не Террор. Я — никто. Я свободен. Только у меня не останется и свободы, если я не смогу избежать смерти.
Внутри что-то оборвалось. Всё сознание мага внезапно лишилось внутренней опоры — Алебастрового Консульта, великого, и нерушимого. Преданность которому вознаграждается сполна.
Внезапно мягкий, но настойчивый голос вторгся в его сознание.
- Эта куча дураков казнит тебя, маг, и я, от лица нашего Консульта могу помочь тебе. Я могу спасти тебя. Ты должен только принять эту помощь, вот и все. И не забывать потом, кто ее тебе оказал. Что ты решил?
И опять, опять я буду кому-то должен. Может, меня опять предадут. А может, и я предам. Нет! Я не предам... но никаких клятв не будет. Да, никаких клятв. Просто услуга за услугу... И это единственный шанс выжить.
В таких рассуждениях Скрипач стоял, не обращая ни малейшего внимания на происходящее вокруг. Из забытья его вырвал глубокий голос Магистра.
- И потому, если ты присоединишься к Воинству как наемный маг и, вместе с рыцарем, поможешь нам в святом деле, то никто не посмеет обвинить тебя ни сейчас, ни позже.
- Магистр! Энли и Трибунал дали…
- Хватит, слепец, - грубо перебила его Маира. – Раст Ваалтер, если ты согласишься с Магистром, то я в лице Серебряного Консульта приму тебя к нам. Решай.
Убивать язычников. За что? За мою жизнь? Что они такого сделали? Предали что ли кого-то? Нет. Им кажется, что они оскорбляют их драгоценного пророка одним своим существованием. А я теперь должен им потакать, чтобы выжить. Но... язычники всё равно умрут. Если не я — их убьёт кто-то другой. А я могу на этом получить себе жизнь.
Глубокий вдох.
Выдох.
Раст кивнул.
 
Ego_SerpentisДата: Вторник, 2010-08-10, 2:17:55 | Сообщение # 4
Ego_Serpentis
Группа: Проверенные
Сообщений: 653
Награды: 0
Репутация: 3089
Статус: Offline
Катерина, зевая, медленно шла по отходившему ото сна лагерю - почти бессонная ночь давала о себе знать. Сверху нависали тяжелые предгрозовые облака – как тогда, в Веррисе.
Люди в этом городе... Какими на самом деле они были? На первый взгляд показались погрязшими в пороке, во лжи и интригах, забывшими, что значит – быть человеком. Но ведь наверняка, стоило лишь копнуть глубже, и Катерина увидела бы в них тех же обыкновенных людей, что и везде. Они жили, он радовались, они любили. У многих были дети, были собственные мечты, надежды и стремления. Несмотря на свою веру, они были людьми.
А потом пришла сила и разрушила все. Безжалостно сметая жизни на своем пути, не разбираясь, кто стоит перед ней. А ведь наверняка, среди этого порока и грехов были и верующие. Одинокой свечкой среди темноты...
Рыцарь поежилась. Ветер пробирал до костей.
И что самое ужасное - Катерине в душе это почти безразлично. Она почти одобряла действия Воинства. Почти ничего не чувствовала в отношении этих несчастных. И вот это самое почти раздражало ее, тревожило. Неужели все, что осталось в рыцаре от человека, все, что еще заставляет ее дышать и бороться – это то-самое почти? И не будь этой мелочи, кем стала бы Катерина – уж ни животным ли?
-Нет, - еле слышно прошептала себе она, - Я человек.

И пусть в сердце пусто, это ничего не меняет.

-Прости, ты что-то сказала? – повернулась в ее сторону Джоана. Сильная, величественная воительница, меч Пророка; c искрой в голубых глазах, со звенящими речами священных писаний на устах. Она завораживала Катерину, вызывая какие-то давно похороненные рыцарем чувства.

Тоже человек.

-Нет, ничего.
А ведь родись она не в том месте не в то время, будь ее вера отличной от веры в Аруму и – все – Джоана могла бы оказаться на месте этих несчастных в Веррисе. И ее брат – Эрзель.
Однако вместо этого он командует той самой разрушительной и карающей силой. От его слов зависит, превратится ли «наказание еретиков» в обыкновенную кровавую резню. Спит ли он по ночам? Осознает ли, какие поступки совершает? И главное – кто дал ему Право обрывать чьи-то жизни?

Либо безумец, либо фанатик. Но тоже человек.

-Пришли, - коротко отрезал Эрзаль.
Катерина в задумчивости подняла взгляд от земли.
Катерина, Раст, Джоана и Эрзель - «Пленники с сопровождением», как выразился один стражник - остановились перед роскошным шатром из дорогой ткани.
-Идем, нас уже ждут, - вздохнула Джоана и направилась к входу.

***

«Люди, все мы люди» - думала Катерина, осматривая внутреннее убранство шатра, как ей казалось, слишком уж вычурное. Ковры, ткани, явно очень дорогой выделки - даже в поместье Грей таких не было; свежие восточные фрукты. И это во время военного похода…
«Так какого черта мы друг друга убиваем?»
Чувствуя, что начинает болеть голова, Катерина постаралась сосредоточиться на происходящем в шатре. И как раз вовремя.
- Катерина Грей, вы и вправду присоединились к Воинству по приказу Эйка?
Статный рыцарь, похоже, из знатного рода, с интересом смотрел в ледяные глаза, даже не отводя взгляд.
- Да, - коротко кивнула Катерина.
- Вы ведь убивали воинов напавших на Веррис? Это так? Почему?
Что же ответить?
- Я думаю, - внезапно сказала Джоана, - что обладающая огромным опытом Катерина может помочь нам в будущем и бессмысленно вспоминать прошлые ошибки.
Пожилой человек, который, не смотря на внешний вид, почему-то внушал уважение и трепет, устало вздохнул.
- Катерина Грей… У меня нет времени, чтобы разбираться во всем, а потому я спрошу только одно: ты готова присоединиться к Воинству? Я верю в людей Эйка Белого, я верю самому Эйку. И потому я дам тебе шанс. Ты присоединишься к Воинству как рыцарь?

Ого, какой поворот.
- У тебя есть время, чтобы подумать, Катерина. И если ты откажешься, то тебя будет ждать суд.
Суд… Катерина задумалась, перестав обращать внимание на происходящее вокруг. Конечно, суд это не очень приятно, но рыцарь знала, что за ней стоит правда. И уподобится тем зверям, что бушевали в Веррисе, она не собиралась.
Да, когда-то Катерина погибла, как ей казалось. Потеряла все и вместе с тем – жалость к людям. Осталось лишь отвращение. Когда-то... Но не теперь. После долгих лет страданий она нашла цель. Научилась заново чувствовать, мечтать.
И терять этого ей не хотелось. И она уже знала ответ на вопрос Магистра.

-Ваша цель, она, несомненно, велика и священна, - медленно начала Катерина, - Но я отказываюсь убивать ради Воинства - это не мой путь. Впрочем, если вам нужен не просто мясник, а скажем советник или тренер для ваших воинов - то я готова помочь. Решать вам.

Сообщение отредактировал Serpentis - Вторник, 2010-08-10, 2:21:34
 
TillienДата: Воскресенье, 2010-08-22, 2:14:23 | Сообщение # 5
Tillien
Группа: Проверенные
Награды: 1
Репутация: 1233
Статус: Offline
Слова инквизитора не произвели на Магистра особого впечатления, и в ответ старик прошептал только одну фразу, которая впоследствии станет судьбоносной для всего Священного Воинства и тех, кто решил связать с ним свою судьбу:
- Вы должны сказать имя, инквизитор… сейчас.
Предатель. Человек, решивший воспротивиться воле Церкви, Патриарха. Человек, имевший океан амбиций. Человек, посмевший запятнать себя нечестивой связью с язычниками и их верой. И этот человек уже должен иметь толику власти и знаний…
Список подозреваемых не собирался уменьшаться или хоть как-то облегчать работу инквизитора Сандро, который должен был еще раз подумать над всеми возможными вариантами и вынести приговор уже здесь, в шатре Магистра.
Герольд. Он никогда не пытался пробиться еще выше в дворянской иерархии, и этот пост вполне устраивал сына одного из дворян Империи Кайма. Между тем он многое знает о Воинстве и его планах, и ничто не могло помешать Карвену Анну заключить договор с язычниками. Но зачем? Сейчас герольд с удивлением смотрел на конфликтующих магов. Карвен не привык к такому зрелищу, и образ загадочных волшебников рушился у него на глазах. Обычные люди. Обычные дрязги. То и дело он поправлял свой дорогой кафтан.
Симас. Слепой демонолог с дурным характером и не менее дурными манерами. Его единственным авторитетом, насколько было известно, являлся только Магистр Энли. А точнее те знания, которые он хранил – так говорили немногочисленные послушники и адепты, решившие выразить собственное мнение. Симас ненавидел Серебряный Консульт – интересно, почему? – и был готов на все, чтобы испортить жизнь его членам. Знания демонолога о Воинстве обрывочны, познания в магии обширны, а сам он вряд ли имел дело с язычниками и их таинственными жрецами. Еще мага слишком заботит судьба этого бедняги Раста, который внезапно стал предателем собственного Консульта…
Эрзаль и Джоана. Брат и сестра. Доверие Магистра к ним безгранично, а значит – они знают обо всем, что знает он. Каждый из них имеет верных лично ему солдат, каждый – отличный командир и воин, и каждый мог договориться с кем-то из язычников, чтобы насолить врагу. Они ненавидят друг друга. Даже церковное воспитание не смогло перебороть это чувство? Почему? И готовы ли они пойти ради этого на предательство?
Маира. Дерзкая, самоуверенная и полная амбиций женщина, обладавшая огромными познаниями в боевой магии и отвечающая на ненависть Симаса собственной. Посланница Императора, выполнявшая все его приказы. Может ли она предать? Нет. Если только… вместе с ней Воинство и Церковь не предал сам Императора, решивший связать себя с язычниками. Маловероятно. Или она решила вести свою игру. Во что тоже трудно поверить. Клятвы серебряников Императору и их верность ему широко известны по всему континенту. Между тем за Маирой стоит десяток верных ей магов.
Амри де Кар. Воитель, полководец… человек, который стал во главе союзных войск десятка королевств. Способен ли он предать? Да. Выгодно ли ему это? Нет. Но небольшой шанс остается всегда…
У инквизитора осталось совсем немного времени, чтобы обдумать и принять решение. Шанс ошибки очень высок, но сейчас придется рискнуть и назвать возможного предателя. Информатор не мог соврать – в этом можно было быть уверенным. Назвать предателя нужно здесь, иначе обнаружить и поймать его станет значительно трудней.

- Ваша цель, она, несомненно, велика и священна. Но я отказываюсь убивать ради Воинства - это не мой путь. Впрочем, если вам нужен не просто мясник, а скажем советник или тренер для ваших воинов - то я готова помочь. Решать вам.
- Катерина, Воинство – это не сборище бездушных мясников, - На лице Магистра возникла добрая улыбка деда, успокаивающего свою внучку. – Нам нужны настоящие рыцари и командиры, ценящие жизни и подчиненных, и врагов. Люди, способные не допустить повторения резни, случившейся в Веррисе. Он был недоразумением, радикальным видением Патриарха. Сейчас же нам нужны люди, готовые помочь в штурме Хазры. Крови не избежать, но ты можешь помочь свести ее к минимуму.
- Солдатам, людям, нужны те, кому они могут довериться, - продолжила Джоана, которую тут же поддержал Амри де Кар:
- У нас не так уж и много командиров. Орден Белой Розы известен практически всем и очень уважаем…
- Мы дадим тебе шанс, Катерина, - сказал Магистр. – Использовать его или нет – решать тебе.

- Верное решение! - эти слова промелькнули в голове Раста, и на секунду ему показалось, что Маира улыбнулась. – Только вспомни о нашем договоре в нужный момент, дорогой. И этот момент может настать в любую секунду.
- Если ты согласен, - сказала она уже на весь шатер, - то с этого момента ты становишься адептом Серебряного Консульта! Присягу верности Императору ты принесешь чуть позже, Раст Ваалтер.
- Маира, соплячка, если ты думаешь, что я позволю выхватить опасного преступника у меня из-под носа, то ты ошибаешься!
- Что? Отберешь его прямо здесь, Симас?! С помощью своей собачки?! Попробуй!
Фигура в черной мантии за спиной демонолога угрожающе покачнулась и на секунду показала магичке свой раздвоенный змеиный язык. Демон понимал людей. Маира только фыркнула.
- Этот человек предал нас, а значит - предаст и вас! – вскричал слепец, а затем резко замолчал. Он явно не ожидал сопротивления, а тем более со стороны Серебряного Консульта.
- Не похоже на тебя, - прошептала магичка и тоже замолчала.

 
RiDДата: Понедельник, 2010-08-30, 11:09:04 | Сообщение # 6
RiD
Группа: Проверенные
Награды: 0
Репутация: 692
Статус: Offline
- Верное решение! - Маира одарила его улыбкой - Только вспомни о нашем договоре в нужный момент, дорогой. И этот момент может настать в любую секунду.
Дорогой... Дорогой?!
“Да эта сучка пользуется своей... харизмой на полную” - подумал Раст, как только сумел прийти в себя и остановить разливающееся по телу тепло.
Что-то здесь не так. Зачем я ей так нужен? Я не демонолог, а боевых магов серебрянники могут подготовить и похлеще Терроров. Да и похоже, что цену она заломает немаленькую. Соглашаться — попросту глупо. Не стоит становиться должником такой интригантке.
- Если ты согласен, - произнесла она во весь голос, - то с этого момента ты становишься адептом Серебряного Консульта! Присягу верности Императору ты принесешь чуть позже, Раст Ваалтер.
Нет, служить Императору я точно не буду.
- Маира, соплячка, если ты думаешь, что я позволю выхватить опасного преступника у меня из-под носа, то ты ошибаешься!
Раст, как ни странно, почувствовал некоторую гордость за одного из наставников своего бывшего Консульта. Но бывшего ли?
Раста мог подставить Симас. Это могла сделать и Марра, хотя на неё, конечно, не похоже. Мог подставить и сам Энли. Энли Десятый.
Но теперь маг понимал, что сердце Консульта — не они. Раста могли предать какие угодно люди, но не белые камни цитадели, не зовущий в путь набат, не черно-багровая река следующих улочками Алебастра магов.
Нет, серебрянником он не станет.
Но, судя по всему, Воинству нужны маги. Это его шанс.
- Что? Отберешь его прямо здесь, Симас?! С помощью своей собачки?! Попробуй!
От силуэта за спиной слепца пошли еле слышные волны энергии. Фигура как-то неправильно, словно во сне, покачнулась, высунув раздвоенный язык. Маира фыркнула.
- Этот человек предал нас, а значит - предаст и вас! - казалось, что демонолог хотел сказать что-то ещё, но резко запнулся, как будто ему перехватило дыхание.
- Не похоже на тебя, - прошептала волшебница.
В шатре на мгновение воцарилось молчание, чем Террор не преминул воспользоваться.
- Благодарю вас за предложение. - Раст поклонился Маире. - Я с радостью приму любые намерения помочь мне оправдать себя, но перебежчиком не стану.
Террор серьёзно подозревал, что красота его собеседницы не заставила безусловно принять предложение только благодаря психической подготовки черноплащников к любого вида воздействиям.
- Магистр, - продолжил Раст, - вы предложили мне вступить в Воинство в качестве наёмного мага. Буду очень признателен, если при этом я смогу остаться адептом своего Консульта. Взамен прошу лишь вашего слова в мою пользу на суде, который, разумеется, состоится после окончания похода. Я честный человек, ставящий свой долг превыше всего остального. Вы же властны дать мне возможность доказать это делом. Учтите, что в виду особой специализации Терроров по выслеживанию... вражеских агентов я буду полезен не только как боевой маг. - речь лилась складно, но, в отличие от большинства ораторов, Раст мог похвастаться тем, что говорил совершенно искренне.
Холодный взгляд Магистра кольнул мага ещё сильнее, чем обычно.
Эрвель кивнул, изобразив на лице лёгкую улыбку одобрения.
Теперь остаётся выяснить, кто меня подставил.
 
RorschachДата: Вторник, 2010-08-31, 1:10:17 | Сообщение # 7
Rorschach
Группа: Пользователи
Награды: 1
Репутация: 2237
Статус: Offline
Требование магистра удивило инквизитора – назвать имя предателя, не имея каких бы то ни было доказательств, прямо сейчас было невозможно, или почти невозможно. Инквизитор не любил прибегать к помощи утерянной магии, но сейчас без нее было не обойтись. Положив левую руку на стол, Сандро закрыл глаза и сконцентрировался.. По его телу словно прошел электрический разряд, он несколько раз дернулся, а из уголка рта начала течь тонкая струйка крови. Но к этому моменту, разум инквизитора уже покинул тело и спокойно блуждал по ту сторону реальности. Пройдя сквозь пелену будто подернутого ржавчиной тумана, Сандро вновь оказался в шатре. Он не видел лиц собравшихся в нем людей - лишь метающиеся аморфные образы, что тихо перешептывались между собой. Только одно существо стояло в стороне от остальных и с интересном следило за инквизитором. Им оказался ручной демон Симаса. Облик твари был омерзителен: покрытое чешуей тело, непропорционально длинные шестипалые руки и хвост, оканчивающийся острым шипом. Наверняка эта тварь могла без особых усилий разорвать на куски любого из собравшихся на совете, не будь среди них магов или силы, что удерживала демона на месте. Продолжая смотреть на Сандро, монстр раскрыл уродливую пасть и вывалил наружу раздвоенный язык.
- Чертов демонолог. И с такими людьми мы должны объединиться, чтобы отвоевать тело Пророка? - Инквизитор с отвращением отвернулся от демона и начал готовиться к ритуалу.
- Предатель – Отчетливо произнес он – Я хочу увидеть того, кто предал священное воинство.
Но вместо ответа, инквизитор услышал совсем другое. С начала до него донесся гневный выкрик Симаса, вслед за ним голос Маиры и мерзкое рычание демона. Похоже, что Джоана пыталась успокоить магов, но без особых результатов. Однако это удалось сделать магистру всего лишь парой слов.
Мир начал тускнеть и расплываться, но за мгновение до этого, инквизитор различил перед своими глазами неясный силуэт женщины.
Возвращение к реальности было довольно болезненным – голова Сандро раскалывалась от пульсирующей боли, а в ушах был слышен стук крови. Инквизитор стер с подбородка кровь тыльной стороной ладони и взглянул на Эрвеля де Лорта.
У Сандро осталось всего два подозреваемых - Маира и Джоана Ло. Ошибка с посланником императора могла стать для него смертельной, но вот Джоана. С ней все было иначе. Эрвель переживет это.
Уголки рта инквизитора едва заметно дрогнули. Даже если она невиновна, мы найдем способ проследить Маирой, и тогда предателю будет уже не уйти.
- Магистр – Тихо произнес Сандро - Нас предала Джоана Ло.
 
TillienДата: Вторник, 2010-08-31, 8:51:23 | Сообщение # 8
Tillien
Группа: Проверенные
Награды: 1
Репутация: 1233
Статус: Offline
- Магистр, - продолжил Раст, - вы предложили мне вступить в Воинство в качестве наёмного мага. Буду очень признателен, если при этом я смогу остаться адептом своего Консульта. Взамен прошу лишь вашего слова в мою пользу на суде, который, разумеется, состоится после окончания похода. Я честный человек, ставящий свой долг превыше всего остального. Вы же властны дать мне возможность доказать это делом. Учтите, что в виду особой специализации Терроров по выслеживанию... вражеских агентов я буду полезен не только как боевой маг.
Магистр Священного Воинства Эрвель де Лорт одобрительно кивнул, едва улыбнувшись бывшему Террору, а теперь наемному магу на службе у Церкви. Ставленнику патриарха действительно требовались новые люди, много людей: военачальники, маги, рыцари, воины, ищейки… даже инквизиторы. С каждым днем он получал все больше и больше информации из самых разных источников: от шпионов и торговцев, от асассинов и перебежчиков, от разведывательных отрядов и самого патриарха. И с каждым днем Магистр делался все мрачнее.
Восток пришел в движение, словно разворошенный муравейник. Падишах начал подтягивать к городам огромные силы, желая замедлить или остановить продвижение Воинства. Зловещие жрецы Имана тенью нависли над оптимистичными планами относительно быстрого захвата городов с помощью магов и диверсий. Слухи о подкреплениях с Западных островов, обычно никогда не ввязывавшихся в конфликты, только ухудшали с ситуацию.
Южные королевства захлестнуло насилие, схватки за города и поселки. Те из союзных войск, кто останется в живых вполне могут вернуться в родные края и не найти там своих домов, своих семей. Даже своих городов.
Империя Кайма в очередной раз зашевелилась. Активная деятельность небольших отрядов – ходили слухи, что во главе Клинков – на границах Империи разрослась, но цели Императора остались неизвестны.
Алебастровый Консульт ведет свою игру. Эрвель де Лорт слышал, что не один только Ваалтер предал, по заверениям истинных магов, Консульт. Правда, остальным повезло меньше. Большая часть уже мертва. Но почему? Из-за чего?
И Север. Королевства пали под натиском неизвестного врага, который, скорее всего, пришел из-за океана. Неужели вторжение? Немногочисленные беженцы сгинули в горах, либо были взяты в рабство. Тех, кто ушел первым, и кому повезло добраться до Верриса, огнем и мечом встретило Воинство. Угрозу с Севера нельзя было игнорировать.
Ставленник патриарха устало вздохнул. Столько проблем, которые нужно решить.
- Магистр – едва слышно сказал инквизитор Сандро. - Нас предала Джоана Ло.
Эрвель вздрогнул и посмотрел на свою подопечную. Та рьяно спорила с Симасом и Амри, что-то доказывала Маире, явно недовольной выбором Раста, и перебрасывалась словами с братом. Они были подобны стае собак, дерущихся из-за куска мяса.
- Хватит! - воскликнул Магистр, и все замолчали. – Джоана, инквизитор подозревает тебя в предательстве всего Воинства и помощи язычникам из Хазры. Это так?
- Что?! – в тишине ее голос раздался подобно громовому раскату. – Я предала Воинство?! Этот лысый дурак думает, что я предала Воинство?! Нет!
Маира с удивлением посмотрела на ту, кто недавно помогал Эрзалю в штурме, а затем уничтожении Верриса. Амри де Кар же взял с одного с ближайшего блюда яблоко, смачно откусил и продолжил смотреть на разворачивающееся действо.
- Джоана, мы обязаны. Ты должна понимать.
Она вытащила меч. Длинный и крайне острый клинок ярко блистал в блекло-синем свете магического шарика под потолком. Двое стражей, вошедших в шатер, недоуменно замерли, не зная, что делать. Меч мягко упал на дорогой восточный ковер.
- Как скажете, Магистр Эрвель, - прошептала Джоана.
- Инквизитор Сандро, вам следует препроводить подозреваемую для допроса. Адепт Ваалтер, думаю, и у вас появился шанс сделать полезное дело для Воинства. Вам и сопровождению покажут дорогу. Истинные маги Маира и Симас, займитесь подготовкой магов. Рыцари Грей и Амри, для вас особое задание. Военный совет будет завтра утром.

Холодный северный ветер заметно усилился, и сейчас рьяно трепал сотни знамен, украшавших собой огромный лагерь. Тут и там виднелись десятки и десятки солдат, занимавшихся подготовкой, словно предчувствуя грядущий штурм города. Тут и там мелькали разноцветные плащи магов, обеспокоенных внезапным изменением погоды. Немногочисленные патрули сторожили лагерь и покой многочисленных людей, обузы, приставшей к Воинству по самым разным причинам. То и дело слышались громкие и монотонные напевы – священники поддерживали боевой дух воинов – который изредка нарушались окриками девушек из борделей, искавших возможности заработать пару монет.
- Пришли, - сказал один из пяти сопровождавших и указал на небольшой шатер, как две капли воды похожий на остальные, стоявшие вокруг. Грубая серая ткань с бессмысленным узором.
Сопровождавшие остались снаружи, оставив Раста, Сандро и Джоану наедине. Впрочем, помимо них там был еще один человек.
- Сир Ролланд Роэм, - представился он. – Рыцарь Белой Розы, один из присоединившихся к Воинству, послан Магистром для соблюдения здесь… определенных норм.
Выглядел рыцарь знатно, как подобает настоящему дворянину. Поверх красной туники на нем блистал обычный доспех и белоснежный плащ. Все вместе это довольно сильно стесняло движения, но сир Ролланд хорошо справлялся. Полуторный меч также был при нем.
Шатер внутри был обставлен крайне скромно: несколько серых ковров, деревянный стол и два стула, напротив друг друга. Тусклое освещение поддерживалось только солнечными лучами, проходившими сквозь покрой шатра. В воздухе витал едва ощутимый запах гари, а на коврах виднелись следы пепла. Кажется, шатер использовался довольно часто. Разоруженная Джоана в полудоспехе – нагрудник да поножи - и обычной одежде смотрела зло и вызывающе. Она села за дальний стул, инквизитор за ближний. Ваалтер и Роэм остались стоять за его спиной.
- Значит, вы думаете, что я предала Воинство? Церковь? Которой отдала столько лет своей жизни? Связалась с язычниками? Ничего бредовей я в жизни не слышала, - женщина оперлась на стол и вопросительно посмотрела на инквизитора. – Ну что ж. Допрашивайте. Давайте.

 
RorschachДата: Суббота, 2010-09-25, 9:48:59 | Сообщение # 9
Rorschach
Группа: Пользователи
Награды: 1
Репутация: 2237
Статус: Offline
Ситуация резко изменилась. Причём в прямо противоположную сторону — теперь Ваалтер, недавний пленник, оказался тюремщиком Джоаны. Другой человек на его месте дал бы волю тщеславию в этот момент — как же так, не поиздеваться над горделивой воительницей?
Но Скрипач был Террором. Может, позднее, он воспроизвёл бы эти мгновения в памяти, давая волю низким чувствам, за столетия впитавшимся в разум людей наравне с инстинктом самосохранения. Но не сейчас.

Не смотря на то, что шатёр, в который вошли маг с Джоаной и инквизитором, был из той же ткани, что и остальные, его предназначение было очевидно — люди, бывшие неподалёку, прекрасно знали, что будет происходить внутри, благодаря чему обстановка вокруг сооружения создавалась нервозная. Но только не для Террора с инквизитором — здесь они себя чувствовали куда лучше, чем рыба в воде. Чего нельзя было сказать о бравом сире Роланде, сейчас взволнованно сжимавшем рукоять меча. Рыцарь Белой Розы сразу же не понравился Расту, в отличие от инквизитора. Не то, чтобы Сандро вызывал симпатию, но между ним и магом сразу возник дух некой кооперации. Ваалтер не считал, что инквизитор сможет вести допрос по-настоящему хорошо, но сам он очень редко оказывался в ситуациях, где было неизвестно, виновен ли подозреваемый или нет, так что процесс он полностью положил на плечи “коллеги”.
Сандро снял с головы капюшон и медленно приблизился к сидевшей на стуле пленнице.
- Джоана - тихо произнес он - Я не хочу разыгрывать перед тобой спектакль и корчить из себя фанатика. Так что давай облегчим другу жизнь и сохраним собственное время, хорошо? Признайся в предательстве и тебя будет ждать справедливый суд.
Глядевшая на инквизитора Джоана, не утратила самообладания и присущей ей твердости.
- Ты и есть фанатик! Неужели ты мог подумать, что я предала Воинство! Воинство! Не Церковь, не Патриарха, а Воинство, твою мать! Кто угодно, даже Эрзаль, но не я! Не я! Можете пытать! Другого результата вы все равно не получите, - Едва ли не крича проговорила ставленница Магистра и его верноподданная.
Сир Роэм прокручивал у себя в голове нынешнюю ситуацию: женщина в полудоспехе – Джоана Ло – обвинялась в предательстве Воинства, а фигура, закутанная в чёрную рясу с белым крестом поверх неё – инквизитором Сандро, задачей которого являлось разузнать мотивы и причины предательства. Худощавый человек, как потом стало известно – маг, облачённый в иссиня-черный плащ с весьма дорогостоящей вышивкой. Раст Ваалтер стоял по правую сторону от инквизитора и устремил взгляд своих карих глаз на сидящую в дальнем конце шатра Джоану.
Лицо инквизитора не утратило прежнего выражения, но за секунду до того, как он ударил пленницу по лицу, она заметила мелькнувшие в его глазах недобрые огоньки.
- Милая Джоана...- Нагнувшись ближе, прошептал Сандро. - Соберись, и веди себя, как подобает офицеру! - Неожиданно громко закричал он. - Я не хочу причинять тебя боль, но если ты и дальше будешь выказывать подобное неуважение и повышать голос, мне придется прибегнуть к иным методам.
-Нет, только не таким способом – процедил сквозь зубы рыцарь . Он обращался прежде всего к Сандро, который руководил всем этим допросом. Но его, похоже, никто не слышал.
- Ты в руках Инквизиции. В моих руках. - Отчетливо произнес Сандро. – Я уже знаю о твоем предательстве, но при этом готов пойти к тебе на встречу и помочь, если ты сейчас признаешься и выдашь нам все, что тебе известно. – Склонив голову на бок, и едва заметно улыбнувшись, он добавил:
- Ты же умная женщина и отлично понимаешь, что я все равно получу это признание, так или иначе. Так каков будет твой выбор, Джоана Ло?
Пленная воительница с трудом подавила желание плюнуть в лицо этому надменному ублюдку.
- Выбор?! - она усмехнулась, и что-то в ее виде подсказало, что раньше она переносила и не такие вещи. - Я. Никого. Не. Предавала. Мой милый Сандро! И пытки тебе ничего не дадут. Да и кто тебе поможет? Маг, поставивший на Воинство свою судьбу? А он помнит о том, что я спасла его шкуру там, в Веррисе? Или рыцарь, посланный Магистром, чтобы наблюдать за тобой, инквизитор? Ты надеешься на их помощь? - она окинула взглядом спутников инквизитора.
"Чертова сука! Я выбью из тебя это треклятое признание, даже если ты будешь при этом визжать!"
Глядя на Сандро, было невозможно угадать его эмоции или мысли, но сам инквизитор начинал медленно "закипать". Подобное случалось с ним довольно часто и, как правило, спонтанно. Особенно когда нарушалось его слабое психическое равновесие.
“Оказывается, я должен благодарить её за жизнь. Интересно. Стоило бы узнать подробности. И вообще, что там произошло в Веррисе. Наверное, мне стоило пришить этого Эсвея. Хотя, неизвестно кем он оказался” - подумал Скрипач.
Сандро молча отошел от Джоаны на два шага. Силуэт стоявшего рядом Раста на кратчайшее, едва уловимое глазом мгновение сдвинулся, нарушая все правила интуитивно понятного пространства. Электрический заряд изнутри обжёг тело и разум Джоаны и
судороги, словно морской прибой накатили на нее. Джоана не могла кричать и лишь извивалась и безвольно открывала рот, словно выброшенная на морской берег рыба.
Спустя несколько секунд после первого разряда, маг прервал заклинание. Эти удары были хороши тем, что не оставляли вообще никаких следов на теле, но при этом могли причинять достаточно сильную боль.
- Правильно подобранная пытка способна развязать язык кому угодно. – Наконец произнес Сандро. - Так ты расскажешь мне что-нибудь новенькое, или Расту повторить удар?
- А если я скажу, что с язычниками имел дело мой брат? Ты мне не поверишь?
Лицо Сандро расплылось в улыбке.
- Нет, - ответил он. - Потому что Эрзаль не совершал этого, в отличие от тебя.
Неплохая уловка. Если Джоана действительно предательница, то сейчас она попытается пустить меня по ложному следу, или же сможет убедиться, что у меня нет весомых доказательств. В таком случае все, что ей останется - это продолжать играть невинную жертву.
- Вы уверены, инквизитор?! - с издевкой спросила Джоана. - Откиньте свою предубежденность и подумайте: зачем мне все это?! Зачем мне предавать Церковь, Магистра, Патриарха? Ради язычников и их падишаха мне нужно бросить дело всей жизни? Да, я не люблю своего братца - но это не тайна и месть не стоит стольких жертв. Разве могла спасшая людей в Веррисе воительница предать Воинство, подставить его под удар? Почему же вы обвиняете меня? Что стоит за вашей уверенностью? И знают ли об этом ваши спутники?
- Я получил эту информацию от своих агентов - людей, которым я доверяю почти как себе. Или ты решила, что инквизиция позволит предателям спокойно разрушать нас изнутри?
- И о чем же они еще не знают? - хмыкнула воительница. - Хотя мне плевать. Я никого не предавала. Ваши агенты ошиблись. И вы ответите за эту ошибку, инквизитор.
Раст послал еще один разряд электричества, на этот раз более сильный. С виду казалось, что магу начинали надоедать эти игры, но он, обладая некоторым опытом в подобных вещах, прекрасно понимал, что всё ещё только начинается.
А что если я действительно ошибся, и нас предала Маира? Проклятье! Если это так, то мне придется избавиться от Джоаны, а дальше - как получиться.
Инквизитор дал пленнице возможность отдышаться, прежде чем продолжил.
- Да, Джоана, я отвечу за все свои ошибки и Пророк мне будет судьей! Но это будет потом. А теперь ты скажи мне о том, что пообещали тебе люди Падишаха за измену.
- Я... никого... не... предавала... - боль еще отдавалась в ее глазах, - и, во имя Пророка, не предам! А когда я выйду из этого шатра - я не посмотрю на твою власть, кхах! Вы поплатитесь! Все! И что теперь? Продолжите пытать меня? Жалкие фокусы мага вам не помогут...
”Возможно, Сандро действительно ошибся. А может и нет. Тот же Аридден терпел на допросе несколько часов — что только не сделаешь, когда на кону твоя жизнь. В любом случае, стоит заняться ей и братцем покрепче. И раскопать, что там между ними” - размышлял Террор.
Всё это действо с самого начала не нравилось рыцарю. Да и само присутствие инквизитора не сулило ничего хорошего. Юный рыцарь не особо вслушивался в реплики Джоаны и её дознавателя, но понимал, что нужно что-то делать. И тогда, собравшись с силами, он крикнул:
-Хватит! - Подкрепив свои слова обнаженной сталью.
Последнее, в прочем, было зря. Об этом возвестил уходящий из под ног сира Роланда пол и куда-то уплывающий шатёр. Ваалтер мягко подхватил падающее тело оглушённого посохом рыцаря и уложил на землю.

 
TillienДата: Воскресенье, 2010-11-07, 10:05:51 | Сообщение # 10
Tillien
Группа: Проверенные
Награды: 1
Репутация: 1233
Статус: Offline
Утро того же дня. Великая пустыня

Самум ибн Касиб по прозвищу Красный Ветер натянул поводья, придерживая коня, обернулся и уже в который раз проклял шакала, скакавшего за ним все это время. Человек в одеяниях шафранового цвета держался в седле гораздо уверенней, чем ожидал Самум и, судя по виду, нисколько не устал. Сухие и растрескавшиеся губы самого ибн Касима просили воды, тело умоляло о привале, а тревожное предчувствие нашептывало отказаться от этой затеи пока еще не поздно.
Красный Ветер потеребил висящий на шее овальный камушек, чья приятная шероховатость вселяла в наездника уверенность.
- Уже близко, - сказал подъехавший мужчина, фигура которого скрывалась за многочисленными складками бесформенной одежды. Было видно только лицо. Из-под накинутого капюшона на распластавшуюся перед всадниками пустыню внимательно смотрели песочного цвета глаза; сверкавшее в них волнение необычно контрастировало с бесстрастным, иссушенным ветрами лицом. – Прекрасно, не правда ли?
- Это пустыня, господин. В ней нет ничего прекрасного. А нам следовало взять верблюдов, - ответил Красный Ветер.
- Разве, ибн Касим? Посмотри на это безоблачное синее небо! Бескрайнее, как сама вселенная! Посмотри на миллиарды песчинок, властвующих здесь уже долгие годы! Разве это не прекрасно?! – он широко улыбнулся. – А верблюды нам не нужны. Слишком медленные.
Самум не ответил. Суеверный трепет перед жрецами Имана поселился в нем с детства, а сейчас превратился в склизкий страх разоблачения. Слишком много слухов кружило вокруг них, чтобы позволить себе хоть на секунду расслабиться. Зря он согласился на эту авантюру. Зря.
Красный Ветер послал коня вперед. С каждым шагом песок под копытами лошади становился все горячее и горячее, будто они шли по раскаленной сковороде. Даже воздух нагрелся, а порывы ветра, сопровождавшие их всю дорогу, исчезли.
Мир будто замер. Точно так же, как десять лет назад. Тогда он брел через великую пустыню один. Раненый и отчаявшийся. Капли крови обозначали его путь. Арбалетная стрела в плече терзала тело и душу, наводя на мысли о скорой смерти. У него не было даже слез, чтобы плакать. Пустыня не оставила ничего.
Самум вздрогнул от нахлынувших воспоминаний. Иманим, чьего имени он не знал, увидел это и ухмыльнулся. Шафрановые одеяния тихо зашуршали, и вот жрец уже стоял на горячем песке.
- Знакомые места, ибн Касим? Слезай, мы приехали.
Красный Ветер слез с лошади. Вороной масти – она была трофеем, захваченным им у купцов, рискнувших торговать в такие беспокойные времена.
- Здесь ведь ничего нет. Только песок, господин.
- А чем тебе не нравится песок, ибн Касим? – иманим нагнулся и взял горсть песка, словно не ощущая идущего от него жара. – Мне говорили, что когда-то давно ты едва не погиб в пустыни. Это правда?
- Да, господин, - кивнул Самум.
- И как ты спасся?
«Меня спасли, - подумал он. – Меня спас неверный. Странник в нелепой мантии вытащил стрелу из плеча и вылечил рану. А затем довел до Хазры, напоследок взяв только одно обещание. Помочь его пророку и пастве когда это понадобится. И я выполнил обещание. Я помог. Помог!»
- Чудом, господин. Воля Имана безгранична, как небо над нашими головами. Она и спасла меня, - сказал Самум ибн Касим.
- А мне говорили, что тебя спас безбожный язычник, - иманим улыбнулся. – Что ты думаешь об их Воинстве, Самум?
- Я верю в могущество падишаха, господин. И я верю в Имана.
- Если бы их могущество было столь велико, как ты говоришь, то нас бы здесь не было. Ты знаешь историю этих мест, ибн Касим? Величественный город магов Йетораль, чьи золотые башни упирались в небеса! Он пал под натиском намали уже давно, а сейчас превратился в огромную пустыню, скрывающую множество тайн! И опасностей. Хочешь увидеть развалины, Самум?
- Господин, я…
Иманим воздел руки, и песок заходил волнами, ведомый волей человека. Поднялся ветер, жаркий, как дыхание дракона. Подхваченные невидимой силой песчинки рванулись вверх, превращаясь в невероятный желтый ураган. Лошади в панике заржали и вырвались на свободу. В один миг безжизненная тишина пустыни превратилась в бушующую ярость песка, затмившего солнце и оголявшего скрытые глубоко внизу загадки. На глазах задыхающегося Самума возник кратер, на дне которого виднелся выцветший золотой конус – вершина башни.
- Глубоко, не правда ли? Золотой Консульт всегда прятал свои тайны от чужих глаз, но тысячи тонн песка – это необычно даже них! - иманим глухо засмеялся и плавным жестом успокоил ураган. Лошадей уже не было видно. – А теперь их секреты послужат нам, ибн Касим. Как и твое маленькое предательство.
- Вы… кх-кх… знали?
Тревожное предчувствие превратилось в отчаянный крик рассудка, но было уже слишком поздно. Его не спасет даже кассум. Самум это понимал.
- О переговорах шаха с ней, о зреющем внутри Воинства предательстве? О том, что ты передал эту весть агенту инквизитора через соседского мальчишку, Самум? Конечно знали. Жаль, что нам пришлось убить бедного паренька. И если тебе интересно, то весть получил инквизитор Сандро. Преданный церкви фанатик, который любыми способами раскроет этот маленький заговор и найдет предательницу. А когда он это сделает, когда на свет выплывут все грешки неверных – Воинству придет конец. Быть может, мои предосторожности даже не понадобятся. Прекрасно, не правда ли?
- А что со мной?
- С тобой? У тебя есть несколько путей, Самум ибн Касим. Ты можешь показать мне, почему тебя называют Красным Ветром, одним из лучших воинов к западу от Йешималя. К тому же у тебя этот камешек на шее. Или же ты можешь уйти. У тебя есть все шансы добраться до Хазры живым.
Самум ибн Касим по прозвищу Красный Ветер развернулся.
- Так просто, Самум? – человек в одеждах шафранового цвета рассмеялся. – Ты ведь можешь пойти в лагерь неверных и попытаться им все рассказать. Вот только послушают ли они язычника?
Он двинулся в сторону Хазры. Песок под ногами жег стопу даже через обувь, внезапно появившийся ветер обдувал лицо и трепал одежды, а ножны на бедре при каждом шаге напоминали о сабли и возможности отыграться. Глупой возможности. Он выполнил обещание. Выполнил. Не его вина, что все так обернулась.
Тихий голос в голове шептал, что его.

Сандро, Раст, Роэм.

Джоана Ло, прозванная верующими Мечом Пророка, ставленница магистра Эрвеля де Лорта, хватала ртом воздух в тщетной попытке вдохнуть. Из уголка губ потекла алая струйка. Фокусы мага оказались не такими уж жалкими, как она представляла их сначала. На мгновение ей даже показалось, что они убьют ее. Сумасшедшие. Магистр не простит никому из них смерть своей подчиненной. Эрзаль не простит. Эрзаль.
Она посмотрела на бесчувственное тело приставленного к ней рыцаря. Сир Ролланд Роэм. Вряд ли он будет рад компании этих ублюдков, когда очнется. А он скоро очнется.
- Я никого не предавала! - в очередной раз крикнула Джоана и сплюнула на циновки. Слюна была красной от крови. Она могла бы попытаться ударить мага, взять меч рыцаря, но… воительница понимала, что не успеет. Сейчас она бы отдала все что угодно за кассум. Этот шероховатый камешек, который избавил бы ее от мага в одну секунду.
«А если они уже знают? Если все это прикрытие? Невозможно. Он бы никому не рассказал. Даже под пытками». Мысль была абсурдна и Джоана это поняла, как только представила себя в его горячих объятиях. Единственная тайна. Единственный грех.
- Единственное предательство, о котором я знаю – это ваше. Вы напали на рыцаря! Вы пытаетесь узнать о предательстве, которое существует только в его лысой голове! – она хотела плюнуть в инквизитора, но передумала. – Быть может, вы просто хотите убить меня под видом пыток!?
Договорить Джоана не успела. Серая ткань шатра раздвинулась, и в него вошли двое. Внимание же привлекал только один. Обычная грубая одежда, какую носят под доспехами рыцари, надетые поверх нее белый нагрудник со стилизованным черным крестом, поножи да наручи. И висящие на бедре ножны из которых торчала рукоять меча.
- Я не мог не пропустить его… - забормотал мужчина в серых доспехах стражника. – Это…
- Думаю, что они знают, кто я, - сказал Эрзаль Ло, оглядываясь. – Можешь идти.
- Да, сир, - стражник тут же ушел.
- Сир Ролланд… Что здесь случилось? – спросил он, увидев распростертое на земле тело Роэма. Теснота и полумрак шатра не могли его скрыть. Джоана улыбнулась.
Бессознательный рыцарь между тем открыл глаза и попытался встать. В голове у него звенело, руки дрожали, а доспехи предательски тянули к прохладному полу. Но он очнулся, что искренне удивило Джоану. Она не рассчитывала, что рыцарь вернется в строй так быстро.
- Сир Роэм? – ладонь воина легла на рукоять меча.

[Первый пост, если Раст с Сандро не станут предпринимать активных действий в ту же секунду, на Винде. Потом уже как получится]

 
WindchargerДата: Четверг, 2010-11-18, 0:03:24 | Сообщение # 11
Windcharger
Группа: Проверенные
Сообщений: 62
Награды: 0
Репутация: 795
Статус: Offline
Ролланд, не смотря на просто – таки всесражающий звон в голове, и, собственно, саму головную боль, а также целый набор факторов пагубности падания на землю в латах, узнал вошедшего в шатер человека. Это был Эрзаль Ло. Оперевшись на рукоять меча, сир Роэм кое-как поднялся на ноги. Пытаясь выглядить достойно, как может выглядить только человек, свалившийся на землю после хорошего удара по голове, он выпрямился, сачала посмотрев на двух людей сзади, а затем и на вошедшего Эрзаля.
- Сир Роэм? – ладонь воина легла на рукоять меча.
-Эээ… все в порядке, милорд.-выпрямившись ответил рыцарь, отряхивая плащ.- Наверно, жара или что-то подобное. – ответ его был глупым, спору нет, чего ожидать от человека, пусть даже и рыцаря, оприходованного крепкой палицей по голове? Неужто философских тирад о смысле жизни?
Джоанна Ло выглядела довольно болезненно, тут и там – капли крови, лицо исказила гримаса боли, а тело дрожало, как будто через него провели саму молнию - без сомнений, эти двое все же успели над ней «поработать», после того, как ввели в бессознательное состояние Роэма весьма простым, но действенным способом.

«Даму надо спасать!» - подумал про себя рыцарь, - «и доспех на мне, и меч в руках!» Благоразумие никогда не было сильной чертой характера Ролланда, руководствуясь принципами чести и благородства, а также возможностью поквитаться с обидчиками в, о многом говорящем черных плащах, рыцарь Белой розы приготовился к действию.
- Отпустите леди, немедленно! – не слишком повелительным, и немного неуверенным, тоном произнёс Ролланд. «Это ,и правда, было глупо» - сказал бы потом юнец , но слово ,не воробей – вылетит - не поймаешь…

 
TillienДата: Пятница, 2011-01-07, 1:19:30 | Сообщение # 12
Tillien
Группа: Проверенные
Награды: 1
Репутация: 1233
Статус: Offline
Эпизод 2. Ветер перемен.

Раст.

- Леди... – Раст произнес это так, будто говорил о каком-то пресмыкающемся. Все, кого ему доводилось допрашивать, вели себя много достойнее, даже не смотря на куда большее разнообразие инструментов у него в руках. – Леди может идти, - закончил маг и, мельком взглянув на растерянные лица, вышел из шатра.
Погода заметно улучшилась: подул ветер, принесший с собой настоящую прохладу в этом скопище людей, грозившие ливнем тучи исчезли, унеся с собой едва уловимый запах дыма, все это время витавший в воздухе. Маг вздохнул в полную грудь и принялся обдумывать все произошедшее.
Сложившаяся ситуация ему не нравилась. По-хорошему следовало бы избавиться от Эрзаля с Роэмом и теперь уже всерьёз допросить эту Джоанну — ведь очевидно, что они с братом что-то скрывают, иначе их отношения не были бы такими напряженными. Может, это с язычниками и не связано, но, в конце концов, пытать можно каждого — всякий в чём-нибудь да виновен. Однако стоит помнить о последствиях.
Мальчишка-рыцарь, видимо, только сейчас успел осознать: кому он нагрубил и какую милость ему оказали, всего лишь аккуратно оглушив. И теперь, когда он ожидал возмездия, такой поворот событий поверг его в шок.
«Почему мальчишка? Я сам его не намного старше, - поправил себя Раст. - Но если он станет у меня на пути в другой ситуации, это его навряд ли спасёт» - с искренним состраданием подумал бывший черноплащник. Парень ведь верил в то, что делает, но, к сожалению, его вера сведёт его в могилу. А то, как он умрёт — от рук воинственного иноверца, или же человека, пытающегося выполнить свой долг — ему будет уже неважно.

Роскошно украшенный шатер магистра встретил их ощущением надвигающейся беды. И хотя лагерь Священного воинства кишел жизнью, как разложивший труп кишит тысячами падальщиков, что-то было не так. Два охранявших шатер солдата с черными крестами на нагрудниках были непривычно молчаливы, из полумрака покоев командующего не доносилось ни звука, а в небе кружило несколько темных точек – вороны, предвестники великих битв, предчувствовали момент, когда можно будет поживиться свежей плотью. Или причиной их обеспокоенности стала резко изменившаяся погода?
Магистр Эрвель сидел за столом, где недавно спорил совет, и меланхолично ел кроваво-красное яблоко, привезенное с далекого юга. Рядом на огромном серебряном блюде лежал с десяток его собратьев. Седовласый старик окинул вошедших холодным взглядом карих глаз. Ставленник патриарха был явно чем-то недоволен и слушал их короткий рассказ молча, лишь изредка спрашивая подробности. На его морщинистом лице не отразилось ни облегчение, ни иные чувства, когда ему сообщили о невиновности Джоанны – вести он воспринял неожиданно равнодушно.
- Магистр, - без тени смущения произнес Раст. Большинству на его месте пришлось бы приложить немало усилий, чтобы заставить свой голос звучать ровно — и так холодно. Но не тому, кто овладел базисами электричества. – Остались подозрения только относительно напряженных отношений с ее братом - Эрзалем.
- Ерунда, - ответил Эрвель, откусив от яблока еще один кусок; внезапно его губы расплылись в улыбке. – Вам действительно нужно это знать?
- Это избавило бы нас от многих опасений, магистр.
- Под их весьма правдоподобной легендой, которой, кстати, уже много лет, скрывается кровосмешение. Не самый тяжкий грех в наши темные времена. Вот и все. А теперь будьте осторожны с этим знанием. Я не хочу, чтобы об этом кто-нибудь узнал. – Магистр повернулся к инквизитору. – Сандро, у вас есть еще какие-либо подозрения?
- Маира. Остается только она, магистр.
- Магичка?! Невозможно! А если и возможно, - уже гораздо спокойнее сказал магистр, - то обвинить посланницу императора в измене будет нелегким делом. К тому же она не могла пойти на предательство одна, а это значит, что за ней стоит сам император. Вы понимаете, что это значит и чем грозит?
- Нельзя рисковать. Нам придется схватить магичку и устроить ей допрос. Настоящий допрос, - осторожно начал инквизитора и посмотрел на мага.
- Она из истинных. Ее будет трудно схватить, - холодно отметил Раст. – Понадобится помощь.
- Нельзя рисковать, - повторил магистр Эрвель, - нельзя рисковать. На кону судьба воинства, а мы еще даже не у стен Йешималя! Творец, сколько проблем! Язычники уже собирают армию…
На несколько секунд командующий замолчал, обдумывая дальнейшие действия. Действия, которые затронут абсолютно все воинство.
- Сандро, - начал он, - вам придется попросить помощи у Симаса и верных ему магов. Идите один. Вашего… коллегу демонолог не любит. Затем, если все удастся, Ваалтер вместе с магами отправится к Маире и устроит допрос любыми доступными способами. Любыми. Если окажется, что подозрения инквизитора верны – убей предательницу и всех, кто попытается тебя задержать. Всех. Но если станет понятно, что она и император ни при чем – вас не спасет даже патриарх. Я лично этим займусь. Ясно?
- Да, магистр, - ответил за двоих инквизитор.
- И еще. Маира и император не единственная наша проблема. Сандро, после разговора с Симасом у меня найдется для вас задание, как для представителя инквизиции. Для вас и для еще одной персоны.
- Кто эта персона?
- Сир Грей. А теперь идите, - сказал Эрвель де Лорт, откусив от яблока кусок и бросив огрызок на стол. А затем, когда их шаги растворились в повседневности лагеря, прошептал: - Я займусь этим лично.

Сандро.

Если посмотреть на раскинувшийся лагерь Священного воинства сверху – тысячи разноцветных шатров, десятки тысяч костров и немногим меньше ста пятидесяти тысяч человек – то можно условно разделить все пространство на участки, где раскинулись войска разных королевств.
Сорок тысяч воинов союзной армии, вставших лагерем на холмах и объединивших свои усилия в борьбе с язычниками, с неба казались муравьями: суетливыми, шумными и непонятными. Дымили костры, звенела сталь, ржали кони, а тысячи солдат и паломников сновали в лабиринте шатров и стойбищ. Южане принесли в поход грязную атмосферу своих далеких городов. Свои грехи. И теперь казалось, что все Священное воинство ими пропиталось, как одежда пропитывается пылью.
Однако среди моря гама были большие и малые островки спокойствия и дисциплины. Пятнадцать тысяч воинов императора и сотня магов Серебряного Консульта расположились на небольшой равнине между холмами, обустроив ее под свои нужды. Место базарных криков занял стук щитов, громкие команды командиров, всполохи огня и электрических дуг – маги тренировались действовать вместе с обычными солдатами. Отливавшие серебром плащи колдунов были видны всюду. Тем из них, кто умел читать и читал, это напоминало описанные в летописях времена, когда под знаменем пророка сошлись все королевства, в том числе и войска император.
Еще одним оплотом спокойствия являлась территория заклинателей Алебастрового Консульта. В бледных лучах выглянувшего из-за туч солнца их лагерь казался пустынным и мрачным, как развалины древних городов. Адепты и истинные маги почти не выходили из своих черных шатров, а снаружи остались только слуги да гонцы. Казалось, что заклинателей попросту не волнует окружающая суета.
Именно по их лагерю шел инквизитор Сандро, и с каждым шагом его уверенность таяла, как тает выпавший на юге снег. Прорицание во времена считалось прерогативой намалийских колдунов и жалкие огрызки нелюдской магии, которые попали к людям, едва ли могли считаться такими же действенными. Однако раньше инквизитора они не подводили.
Шатер демонолога был самым большим из всех. Сандро откинул черную занавесь и вошел внутрь, ступив на дорогой расписной ковер. Темноту шатра едва рассеивал одинокий светильник. Одетый в черное Симас сидел в кресле – невероятной роскоши в военном лагере – а небольшой столик рядом был заставлен полупустыми бутылями вина. Красная жидкость игриво плескалась в пламени свечей. В дрожащих руках слепец держал бокал.
- Инквизитор, - промолвил маг, отпивая из бокала вино. – Я вас не ждал.
- Меня привели дела. Магистр…
- Вы знаете, что такое Слезы? – оборвал его демонолог. - Слезы Проклятых? Нет? Их использует элитная гвардия императора. Имперские военачальники держат рецепт Слез в тайне, но я-то знаю компоненты. Туда добавляют наркотик, на время избавляющий от боли и придающий сил. Вместе с вином он способен творить чудеса.
- Магистр Эрвель…
- Мои глаза, инквизитор, горят огнем! - Симас отпил вина; дрожащие руки едва не подвели мага, но он удержал бокал. - Я чувствую пламя! Оно выжигает мои мысли! Мои чувства! Мой разум! Оно сводит меня с ума! А наркотики… облегчают боль. Но их нужно все больше, больше, больше… а меня оставили все! Даже он исчез, оставил меня одного. Одного…
- Нам нужны маги, чтобы схватить Маиру, - сказал Сандро. – Она предала воинство.
- Маиру? Маиру!? – Симас хрипло рассмеялся, расплескав вино. На его черной мантии проступили пятна. - Предательство… я знал, что эта сучка когда-нибудь попадется, и вот вы уже просите помощи у нас! Я знал!
- Иначе жертв не избежать.
- Среди солдат? Да пусть погибают хоть тысячами. Ни один из них не стоит жизни мага. Ни один из них не стоит моих глаз! – демонолог трясущимися руками достал из складок мантии небольшой сверток с порошком внутри. Белым, как снег. – Скажите мне, она красивая?
- Кто?
- Маира!
- Да, - практически не задумываясь, ответил инквизитор. Уж в чем в чем, а в красоте ей нельзя было отказать.
- Жаль, что я не увижу, как ее будут разделывать, - фыркнул маг, а затем налил в бокал еще вина и посыпал порошком. – Я… дам вам троих магов, инквизитор. Но с условием. Вы отдадите нам Ваалтера. Ренегата. Маги в Алебастре жаждут крови и я должен им ее дать. Я обязан, представляете? Вы же просто сделаете вид, что ничего не случилось. Соврете, если потребуется. И это будет нашей тайной. Согласны?
«Нельзя рисковать, - услышал инквизитор суховатый голос магистра Эрвеля. – Нельзя рисковать. На кону судьба воинства… »
- Да… согласен, - после нескольких секунд сомнений сказал Сандро. - Я согласен. По приказу магистра он должен будет схватить магичку и устроить ей допрос, а затем передать вести де Лорту. Через гонца. Когда он это сделает, вы сможете его взять. Не думаю, что магистр будет долго сожалеть об этой потере.
- Отлично. Я прикажу им… а теперь идите.
Неожиданно Симаса пробила легкая дрожь, бокал выпал из его рук и упал на ковер, хрупкое стекло не разбилось только чудом; казалось, что у него начался припадок или это последствия приема наркотиков.
– Где он? Демон! Где демон!? Где!? – кричал маг. - Мои глаза! Верни мне глаза! Верни мне! Верни! Верни!..
Инквизитор Сандро развернулся и вышел, оставив мага в окружении пустых бутылок вина и стараясь не вслушиваться в слова. Уличная свежесть и солнце сорвали с него навалившуюся тяжесть, как осенний ветер срывает листья с деревьев. Из шатра доносились крики и ругань.
- Ты знаешь!? Знаешь, как я их потерял!? Я видел Бога! Я видел Бога, Сандро!

Катерина и Сандро.

- К нам прибыл гонец, - начал магистр Эрвель свой рассказ, обращаясь к герольду, а также сиру Грей и недавно прибывшему инквизитору Сандро, - и передал послание шаха. Он предлагает обговорить условия сдачи города и просит прислать послов. В нескольких километрах к востоку отсюда есть заброшенный форт или простые укрепления. Не помню. Но именно там шах и предлагает провести переговоры. Говорить от его имени будет один из жрецов.
- Ловушка?
- Возможно. Но на нас двигаются войска падишаха, и это не считая внутренних проблем. Инквизитор знает, о чем я говорю. Им же известно, что падишах не успеет спасти город при осаде, а потому, вероятно, они цепляются за последнюю возможность потянуть время. Есть шанс, что шах может действительно сдать нам город и нельзя этот шанс упустить. Он даст нам время уладить свои проблемы. И поэтому я выбрал вас троих. Если встреча все-таки окажется ловушкой, никто не посмеет убить подопечную ордена. А представитель церкви и приближенный к магистру человек являются слишком ценными пленниками, чтобы просто от них избавиться. К тому же вас будут сопровождать солдаты. Разговаривать со жрецом будет Карвен.
- Не могу пойти против воли магистра, - немного нервно ответил Карвен Анн, герольд.
- Как прикажете, - согласился инквизитор.
Сир Грей просто кивнула. Об ордене знали. Орден пользовался уважением и магистр не был голословен, когда утверждал, что никто не посмеет убить подопечную Эйка. Ведь тогда к воинству присоединились бы еще и рыцари Белой Розы.
- И еще. Карвен, передай сиру эту вещь, - приказал магистр и герольд тут же протянул Катерине небольшой овальный камушек, легко помещавшийся в ладонь; поверхность его была шероховатой, а от самого камня веяло неестественной прохладой. – Кассум. Занятная вещица. Может пригодиться. А теперь идите.

- Что за жрец будет с их стороны? - спросил Сандро у герольда, когда смутные очертания стен вдалеке стали видны.
Укрепления, о которых упомянул магистр, находились к востоку от еще дымящихся руин Верриса и были созданы во времена, когда самого вольного города даже не существовало. И хотя они были давно покинуты, а время и мародеры нещадно их потрепали, кое-что все же осталось: развалины стен, подземные ходы, которыми, казалось, кишела вся здешняя земля, а также чудом уцелевшие башни – две небольших, считающиеся сторожевыми, и одна большая, которая, скорей всего служила как казарма. Сказать для чего они были созданы на самом деле трудно, но уничтожили их явно маги. Об этом свидетельствовали обугленные и треснувшие стены, обрушившиеся крыши и перекрытия.
- Иманимы, так их называют, - ответил Карвен, держась за поводья и стараясь не смотреть по сторонам.
Почва под копытами лошадей становилась все более песчаной, предзнаменуя скорое вступление в царство песка, духоты и пота. В пустыню.
- Жрецы Имана, - продолжал герольд, - пророка, пришедшего на восток задолго до Арумы, и основавшего там целую религию. Еще я слышал, что они владеют магией. Не той, которой пользуются серебряники или другие маги, а своей. Кое-кто рассказывал, что некоторые из них способны управлять даже звуками. Или текущей по венам кровью…
- Опасные противники, - пробасил один из рыцарей сзади.
- Опасные и непредсказуемые, - пробубнил другой и замолчал.
Послов сопровождали три десятка всадников, в кольчугах и при мечах. Всю дорогу рыцари молчали, словно соблюдали неведомый обет, и лишь нервно переглядывались между собой. Казалось, они считали эту миссию самоубийственной и согласились только из-за магистра Эрвеля де Лорта.

Наконец дорога осталась позади и глазам всадников предстали развалины одного из еще оставшихся в мире наследий древности. Рисковавшие их обыскивать авантюристы - те, что возвращались - часто называли такие руины наследиями мертвецов: из-за костей, которыми они были усеяны, и из-за тайн, которые в них скрывались.
От полуразвалившихся стен из серого камня к ним верхом на лошади направилась фигура в шафрановых одеяниях. За ней маячил с десяток воинов шаха, разительно отличавшихся от солдат воинства. Поверх кольчуг на всадниках было надето самое разное тряпье, спасавшее их от солнца, ветра и песка. На головах у всех были куфии.
- Да сохранит вас Иман, - обратился к ним подъехавший мужчина. За бесформенными складками одежды было трудно что-либо сказать о его внешности. На иссушенном ветрами лице застыла натянутая улыбка, а песочного цвета глаза смотрели внимательно, будто оценивали.
- И мы вас приветствуем, - буркнул герольд.
- Ваша свита может расположиться внутри, - сказал язычник, смерив Карвена презрительным взглядом; казалось, он никогда не посчитал бы его за главного. – А вас я приглашаю идти за мной.
За стенами их ждало жалкое зрелище. От двух уцелевших сторожевых башен остались только несущие стены, крыши их рухнули, погребя под собой целые помещения и осыпав землю вокруг каменной крошкой. Уцелело, да и то частично, только сооружение в центре – приземистое, широкое строение, походившее на башню, но башней не являющееся, сделанное из такого же камня, как и все остальное. Провожатый вел их прямиком в него, мимо немногочисленных язычников.
- Несколько рыцарей войдут с нами, - сказал Карвен.
- Как хотите, - ответил он, не обернувшись.
Внутри, за необычайно толстыми стенами и тяжелыми дверьми, их встретило круглое помещение, освещенное одиноким светильником и падающим с безоблачного неба солнечным светом, который без труда проходил сквозь дырявую крышу, готовую вот-вот обвалиться. Спиральная лестница, ведущая на верхние этажи, была разрушена, а самих перекрытий не осталось.
Перпендикулярно входу в башню стоял грубый деревянный стол, за которым уже сидела женщина. В отличие от встретившего их язычника на ней был богатый и яркий наряд, больше подходивший торговке, чем послу: шелковое желтое платье до колен, поверх которого была одета доходящая до пояса накидка из плотной ткани. Ее внешний вид дополняли только светлые сандалии, одетые на голые ноги. Выглядела она как обычная девушка из Йешималя или тамошних городов: черноволосая, загорелая, с восточными чертами лица, острым носом и тонкими губами. Изящная фигура девушки походила на таковые у танцовщиц или же на женщин из гарема какого-нибудь богатого купца.
На их приход она никак не отреагировала. Однако Карвен все же поздоровался, и они расселись по местам, оставив четверых сопровождающих стоять возле входа. Их провожатый сел рядом с женщиной, а напротив них устроились послы воинства. Карвен сел между Катериной и Сандро. Первым заговорил язычник.
- Если честно, я надеялся, что сюда прибудет сам магистр и его свита, - разочарованно вздохнул мужчина в шафрановых одеяниях, откинувшись на спинку стула. - Но он не глуп, а потому послал сюда тех, чья гибель не станет для воинства трагедией. Или же он думал, что вас спасет происхождение?
- Я же говорила, Исмаил, это глупая идея. Они просто пешки, - впервые заговорила женщина. Голос у нее был неприятный, словно кто-то скреб ножом по стеклу.
Четверо рыцарей напряглись, положив ладони на рукояти мечей. В своих кольчугах, но без шлемов они выглядели настороженно и крайне воинственно. Катерина рефлекторно потянула руку к камню на шее, который ей дал магистр. Однако идущая от него прохлада не принесла успокоения. Сам Исмаил на слова своей спутницы внимания не обратил.
- Ловушка? – спросил Карвен. Дрожи в его голосе не было.
Язычник на вопрос не ответил, но достал из складок своей одежды полый стеклянный шарик с песком внутри и покрутил его в руке. Песчинки закрутились в миниатюрном вихре.
- Не совсем. Будь на вашем месте магистр или кто-нибудь из генералов, то нам пришлось бы их убить. Это верно. Но пришли вы вместе с рыцарями и эта затея… перестала мне нравиться. Я не могу убить сира Грей, ведь это ввяжет в войну целый орден и не принесет нам никакой пользы, я…
- Исмаил.
- Однако… убийство инквизитора и герольда стало бы маленькой местью за всех, кто погиб в Веррисе. За тех, кто умер под мечами ваших людей, - на бесстрастном лице язычника появилась хищная ухмылка, сделавшая его похожим на шакала.
- У нас больше людей, - неожиданно буднично произнес герольд.
- Это верно, - кивнул Исмаил и снова покрутил шарик в руке, - людей у вас больше. Но вы когда-нибудь имели дело с песком? Песку безразлично сколько у вас людей, а приносимая им боль затмит любую другую. Спросите хотя бы у меня. Ничто не сравнится с песком, а вокруг нас его достаточно. Это даже не магия, сир Грей, и ваш камушек здесь не поможет. Это воля самого пророка.
- Иманим, - прошептал Карвен… и совершил самый отчаянный поступок за всю свою жизнь. Этот поступок и поставил в его жизни жирную точку.
Кинжал блеснул в лучах солнца и воткнулся в спинку стула, миновав бросившегося на пол иманима. Шарик выскочил из его рук, ударился об пол и треснул, высвободив песок. Песчаные струйки рванулись в стороны, ища трещины в каменном полу. В ту же секунду блеснул смертоносный веер лезвий, брошенных спутницей язычника. Карвен захрипел и схватился за горло. Меж пальцев потекла кровь. Из глаз двух других рыцарей уже торчали рукояти метательных кинжалов.
- Песок! – захрипел Исмаил, но его никто не послушал.
Оставшиеся в живых воины бросились на девушку. Первый погиб в ту же секунду, когда она всадила ему неведомо откуда взявшийся кинжал в подбородок. Другого спасла кольчуга, но ненадолго. Ответный удар меча едва не рассек девушку надвое, но она поднырнула под меч и холодная сталь впилась в оголенное горло рыцаря кровавым поцелуем.
Инквизитору кинжал попал в грудь, но кольчугу не пробил. Опрокинув стол ногой, Сандро схватился за верный шестопер. Катерина обнажила меч. Их обоих уже ждала спутница иманима, вытиравшая кинжал о свое платье.
В этот момент земля содрогнулась, в воздух поднялась пыль, стены дали трещину, а небо над их головами потемнело, будто заволоченное темно-желтой пеленой. Заревел ветер, воздух стал жарким, как в пустыни послышались крики и испуганное ржание лошадей.
- Песок, - только и сказал иманим, держа в руках разбитый шарик.
На них двигалась буря.

Ролланд.

День вышел неудачным. Сир Ролланд Роэм это понимал, но ничего не мог сделать, как и тогда, когда его оглушили и бросили на пол шатра. Сейчас он шел по лагерю, голова у него болела, а доселе запертые в глубинах души чувства требовали мести. Рука само собой легла на рукоять полуторного меча, но тут же отпрянула. Не дело.
Его шатер, выделенный магистром и окруженный сотней других точно таких же, был недалеко, как и верный конь Мэйкар. Через несколько минут ходьбы, когда рыцарю в доспехах уступали дорогу простолюдины и даже солдаты, а самые дерзкие шлюхи нагло зазывали его вкусить плод греха, он вошел в своё временное пристанище, в надежде отдохнуть и обдумать все случившееся. Вошел и остановился.
Внутри его ждал демон. Высокий, даже огромный, тощий гуманоид с темной чешуйчатой кожей, непропорционально длинными руками, заканчивающимися шестью тонкими пальцами. В темноте покоев он выглядел особенно зловеще и рыцарь тут же схватился за меч. Непонятно даже как эта тварь сюда пробралась.
В этот момент существо заговорило. Не как обычные люди, а с помощью телепатий. Мысли демона, ясные и отчетливые, рекой хлынули в разум Ролланда, порой затмевая его собственные.
- Не обнажай клинок, рыцарь, - сказала тварь; раздвоенный красный язык мелькнул в воздухе, словно она пыталась подражать человеческой речи. – И не кричи. Сюда могут зайти, а это нежелательно. И мне очень жаль, что с тобой так обошлись.
- Кто ты? – полушепотом спросил Роэм.
Демонов рыцарь никогда не встречал и знал о них только то, что они невероятно опасны и непредсказуемы. Ходили даже слухи, что несколько таких тварей, сбежавших от магов, бродят где-то на юге в лесах, убивая и поедая неудачливых путников.
- Мое имя тебе ничего не скажет, рыцарь.
- Говори.
- Я Эскехераль из убежищ Первой Матери, рыцарь. Так меня звали. А сейчас я просто слуга слепого мага, - мысли демона стали немного туманны, выдавая сквозившую в словах растерянность. – И я прошу помощи.
- Помощи? У меня? – опешил Ролланд, но меч в ножны вложил.
- Я видел твой приезд сюда, рыцарь, я видел твои дела здесь и я знаю о том, что случилось в сером шатре. Они поступили с тобой неоправданно жестко. И глупо. Ты добр и ты единственный, кто способен согласиться помочь мне. Такому, как я. Поэтому я прошу помощи.

- Но…
- Неужели ты не согласишься помочь мне, рыцарь?
- Роэм. Я Ролланд Роэм.
- Маг держит меня как слугу, Роэм. Он использует меня для убийств, для разведки, для всего! Меня, разумное существо! А я не хочу этого, не хочу! Я хочу свободы, рыцарь, и ты единственный кто может ее дать. Дай мне свободы, Роэм!

- Но… как?
- Книга. Книга магов. Добудь ее и я отблагодарю тебя. Я могу дать тебе что-нибудь из сокровищ магов. Я могу дать тебе знаний. Я могу убить любого, на кого ты только покажешь. Я убью ради свободы. Может ты хочешь лишить жизни магистра? Или недруга? Или отомстить напавшим на тебя? Я помогу! Только дай мне свободы, рыцарь! Затем я выполню свое обещание и исчезну. Обещаю.
- Где эта… книга? – спросил Ролланд, погруженный в омут сомнений и противоречий.
- Она в лагере магов, там, где хранятся все их вещи. Это место охраняют, но ты сможешь… скоро в лагере начнется паника, переполох и у тебя будет шанс, рыцарь. Возьми ее у них, а я узнаю и найду тебя. И тогда ты попросишь то, что захочешь!
- Я… я согласен.

- Большая книга в кожаной багровом переплете. На ней нет названия. Ты ее сразу узнаешь, рыцарь. И еще… не открывай ее. Никогда не открывай ее.
В этот момент снаружи раздались крики, вопли и проклятия. Заржали кони. Роэм чувствовал поднявший ветер, сухой и жаркий, проникающий повсюду, но он не видел неба: темного, заволоченного пылью и поднявшимся в воздух песком. Песчаная буря двигалась на лагерь, а вместе с ней шли перемены.

Раст.

Обещанная демонологом помощь выглядела как три мага в удобных черных одеждах, которые следовали за Растом по пятам как верные псы. Большую часть времени они молчали, переговариваясь только по делу, и изредка бросали на него настороженные взгляды, полные ненависти. Или зависти. Они знали, кто он. Они знали, чего он заслуживает. Смерти. Точно такой же болезненной и кровавой, какую сам Ваалтер устроил Арридену – беглому магу. Они знали только то, что говорили им маги. Ложь.
Иссиня-черный плащ бывшего террора хлюпал на ветру, привлекая внимание окружающих. Воины императора смотрели на черную процессию с любопытством, но не без страха, а немногочисленные встретившиеся им серебряники только кривили губы в презрительной ухмылке. Для них они были врагами несмотря ни на что.
Погода, сначала изменившаяся в лучшую сторону, вновь дала знать о своем переменчивом характере. Небо постепенно заволакивало темной пеленой, ветер крепчал, а весь север словно погрузился во мрак. Движущийся и приближающийся.
До шатра магички – поистине огромного, превосходившего даже шатер магистра – они дошли без приключений и точно также они вошли внутрь. Им повезло – Маира была одна, лежа на пушистых коврах и подложив под голову подушек, она читала книгу. Та была в кожаной обложке, с пожелтевшими листами и явно знавала куда лучшее обращение. Помимо этого шатер был пуст: только небольшой стол, заваленный книгами, пара стульев да небольшой меч. Одноручный, удобный – таким сражаются всадники. Обворожительная магичка притягивала к себе внимание: черноволосая, одетая в белоснежный костюм, подчеркивающий все ее немалые достоинства. Об их приходе она уже знала – для мага ее ранга это закономерно.
- Я не ожидала, что ты придешь сюда, - обратилась она к Ваалтеру, отложив книгу и встав. – Передумал? Еще есть шанс.
- Вы обвиняетесь в измене, - холодно сказал Раст, словно уже выносил приговор.
Эти слова напомнили ему Веррискую казнь. То, с чего все началось. Между тем в воздухе появилось напряжение, а Ваалтер мог бы поклясться, что чувствует, как все готовятся к бою. Начала Разрушения превратят этот шатер в поле битвы и кто-то явно не уйдет живым.
- О какой именно измене идет речь? – усмехнулась Маира, а затем продолжила: - Даже если и так, ты не подумал, что четверых сильных адептов для одного истинного мага слишком много? Нет? Ставлю на то, что после моей смерти – которая непременно случится, уверяю тебя – они примутся за тебя. Это ведь люди Симаса. И тогда мы встретимся в чертогах Творца совсем скоро. Но еще есть шанс…
Точный приказ, который отдал им Симас знали только сами маги. И демонолог, видимо, не упустил такого варианта событий. Адепты отправили образы в полет одновременно. Стоявший впереди них Раст спасся чудом, успев отскочить в сторону. А магичка успела сотворить свой образ.
Вспыхнуло пламя. Потоки багряного огня с ревом ударились в невидимую стену, возведенную магичкой, и опали на землю. Ковер загорелся, вместе с ним вспыхнули книги. В нос ударил запах дыма. Электрическая дуга разрезала воздух и хлестнула стену. Во все стороны хлынули искры. Маира дрогнула, а затем начала ставить все новые и новые заслоны. Вслед за электричеством в ход пошел ветер. Потоки воздуха молотами били по преграде, затем в ход пошел свет – он хлынул на посланницу, как река, выжигая глаза и кожу.
Магичка закричала от боли, а затем в дело вступил Раст. Тонкие, как паутина, хлысты чистой энергии бросились на защиту, проходя сквозь нее, как сквозь масло. Маира тут же бросилась в сторону, а затем место где она стояла, взорвалось фонтаном кипящих брызг. Адепты опоздали на мгновение.
Когда они обернулись, посланница императора уже взяла меч. Стальное лезвие длиной в руку подернулось рябью и преобразилось. Смертоносная плеть успела хлыстнуть одного из них, оставив на груди глубокую рану, когда вслед за магичкой рванулись сполохи пламени. Она уже горела, когда верная ей сталь разрубила второго мага от шеи до пояса. Третий успел отшатнуться.
Вопящая магичка рухнула на тлеющие ковры, едва успев потушить пламя. Ее одежда горела блеклым синим пламенем, волосы тлели, а сама она корчилась на полу. Воздух наполнился запахом горелой плоти.
- Вот и славно! - сказал единственный выживший адепт, когда Раст с посохом в руках подошел к женщине ближе. Террор почувствовал готовый вот-вот вылиться в мир образ слишком поздно. Его спасла случайность. Адепт слишком торопился и образ сорвался в последний миг – столб слепящего света взвился в воздух. И взорвался, поглотив мага и утопив все, что осталось от обстановки шатра, в сиянии.
Между тем лагерь стал похож на развороченный муравейник. Нахлынувшая буря превратила лагерь в лабиринт, бросившееся на помощь магичке принялись спасаться от ветра и песка, который норовил забраться в ноздри, рот и даже глаза. Легкие большинство горели огнем, а самые слабые уже боролись с удушьем. Лошади бились в исступлении, а некоторые шатры повалило на землю. Буря вступала в свои права.

Катерина и Сандро.

- Стой! – крикнул Исмаил своей спутнице, когда та приготовилась напасть. – У нас нет времени! Надо предупредить остальных! А с вами мы еще свидимся, инквизитор.
Девушка усмехнулась, но кинжал не убрала. А иманим тем временем вскинул руки, как делают некоторые жрецы на юге, и вслед за ними вздыбилась земля. Каменный пол треснул и обрушился вниз, а стены заходили ходуном, грозясь обвалиться. Из запечатанных тоннелей пахнуло разложением. Секунда – и ложный посол вместе с неизвестной скрылся внутри.
Битва снаружи тем временем закончилась, как и внезапно нахлынувшая буря. Песочные вихри, словно живые и ведомые чьей-то рукой, двинулись в сторону лагеря, сметая все на своем пути и только разрастаясь. Сейчас они походили на далекий грозовой фронт: темный и опасный. Выжившие воины шаха и его жреца бросились наутек, поскакав в сторону Хазры и ее безопасных стен. Хотя из-за пыли, песка ветра и плохой видимости они с тем же успехом могли двинуться в пустыню, навстречу верной смерти.
Повсюду за стенами древних укреплений лежали тела убитых язычников и их лошадей: у кого-то в груди торчали стрелы или арбалетные бельты, у других была отсечена голова, а большинство было просто забито мечами и топорами. Лужи крови заливала древние камни. Однако некоторые из сопровождавших иманима были все еще живы, хоть и ранены.
К Катерине и Сандро, вышедшим из еще державшейся башни и едва не споткнувшимся о несколько трупов, тут же приблизился чинно выглядящий, высокий рыцарь родом из южных королевств. Кольчуга его была окровавлена, из пореза на щеке текла кровь, но сам он был удивительно весел, а в карих глазах играл безумный огонек. В руках рыцарь держал не меч, а топор.
- Карвен? И остальные? – это было первое, что он спросил.
- Мертвы, - ответил инквизитор Сандро. – Жрец и еще одна сбежали.
На мгновение инквизитору пришла в голову безумная идея отправиться за ними в погоню. Выследить их в древних катакомбах в которых было похоронено столько тайн, а затем найти и убить. Первой – ту, что убила герольда. А затем и жреца.
- У нас тоже потери. Из тридцати осталось только четырнадцать наших, - пробасил рыцарь; кажется, это был тот, который назвал иманима опасным. – Мы уложили полторы дюжины этих псов, еще дюжины сбежала, а пятеро лежат ранеными. Сир, - обратился он к Катерине, - вы рыцарь и вы из ордена, так что приказывайте. Я привык подчиняться. Несколько наших тяжело ранены, сир. Их нужно доставить в лагерь. И что делать с ранеными язычниками? Добить? И тела наших… я знал многих из них, неправильно оставлять их на поживу солнцу. Что делать с ними? И потом… мы возвращаемся в лагерь?
Град вопросов обрушился на сир Грей, как лавина. Однако она была рыцарем, подопечной Эйка Белого и знала что делать. Инквизитор же молчал, обдумывая все произошедшее. Мысль о погони не давала ему покоя, однако благоразумие тоже не дремало. Это было слишком рискованно. Но только риск приносит хорошие плоды.

Ролланд.

Момент наступил. Рыцарь пробивался к ставке магов Алебастрового Консульта, сквозь хаос лагеря и сотни людей, которые спасали себя и свое имущество. Накатившая на воинство буря была неожиданной и невероятно жестокой. Ролланд видел первых погибших. Некоторых затоптали кони, другим просто не повезло, а третьи стали жертвами чьей-то корысти. Тела лежали брошенные, прямо посреди проложенных ногами и копытами дорог. Рыцарь видел и тех, кого горячий песок и ветер попросту ослепили, однако ни чем не мог помочь. Люди кричали, умоляли и проклинали.
Песок жег лицо, легкие горели, глаза были сухими, слезы уже попросту высохли, и едва видели. Небо над головой стало темным, его закрыли поднявшиеся в воздух пыль и песок, видимость была небольшой, а отдельные крики превратились в общий гам. Рыцарь накинул на себя только какой-то плащ с капюшоном и прикрывал лицо рукой, пытаясь не ослепнуть. Однако отказаться от своих слов, от своего согласия и уйти рыцарь не мог.
Затрубил рог. Его глухой звук был слышен даже сейчас. Ролланд не обратил на него внимания, поглощенный дорогой.
- ИЗМЕНА! ИЗМЕНА! ИМПЕРАТОР ПРЕДАЛ НАС!
Волей пророка он достиг лагеря магов живым и те несколько минут, что он потратил на путь, показались ему едва ли не вечностью. Здесь, как и везде, царил хаос. Те маги, кто владел образами воздуха пылись успокоить бурю, однако ничего не получилось. Другие с помощью магии защищали себя от песка и ветра.
- Слышал!? Император нас предал! Император нас предал! - кричал кто-то рядом, но сир отмахнулся, едва не опрокинув его. – Его солдаты… они напали. Это бойня, бойня!
С помощью божественного (или иного) проведения Ролланд Роэм нашел и ту шатер о котором говорил демон. Эскехераль не врал и его действительно охраняли – один маг в черных одеждах следовал законам Консульта даже сейчас. Однако делал он это больше изнутри, чем снаружи. Ролланд нырнул в шатер и его тут же встретил вскрик мага.
- Кто ты? Что ты здесь делаешь?!
Судя по рангу, стражем был послушник. Закутанный в черный плащ, невысокий, черноволосый, с рыхлым лицом и наивными серо-зелеными глазами. На вид ему едва ли было больше семнадцати лет. Однако в основах магии он разбирался, в этом нет сомнений.
Ролланд на секунду задумался, прежде чем дать ответ.

 
Ego_SerpentisДата: Четверг, 2011-02-17, 10:41:25 | Сообщение # 13
Ego_Serpentis
Группа: Проверенные
Сообщений: 653
Награды: 0
Репутация: 3089
Статус: Offline
Да, Исмаил, свидимся, и я надеюсь, очень скоро.
Инквизитор вертел в руках стальной кинжал, который едва не оборвал его жизнь. Неплохое оружие: острое как бритва и отлично сбалансированное. Будучи честным человеком, Сандро планировал вернуть это оружие законному владельцу, как только представиться такая возможность.
Натянутый на голову капюшон защищал его от песчаной бури, но стоять вне хорошего укрытия, было уже опасно.
Это второй провал за сегодняшний день и, похоже, что отвечать придется именно мне. Переговоры сорваны, герольд и рыцари убиты, а лагерь скоро поглотит песчаная буря. Магистр вряд ли простит мне эту оплошность. Проклятье!
Погрузившись в свои мысли, Сандро не заметил, как сжал лезвие кинжала, и сейчас с интересом наблюдал за тем, как его кровь медленно стекала на землю.
Нужно пойти за ними вниз, схватить, или хотя бы прикончить.
Бросив взгляд на Катерину и оставшихся в живых солдат, инквизитор улыбнулся.
Она поможет мне, ей придется.
-Катерина! - Крикнул Сандро, стараясь заглушить вой ветра. - Буря усиливается, еще до того, как мы пройдем и половину пути, песок сдерет плоть с наших костей! Нужно оттащить раненых внутрь руин и переждать стихию!
Катерина оскалилась и сплюнула на песок.
-Рыцарь, как твое имя? - обратилась она к южанину.
-Кэргенфильд, Сир Грей. - ответил тот.
-Что ж, Кэргенфильд. Вернуться сейчас в лагерь у нас нет возможности. Вы слышали инквизитора, переместите раненых в укрытие и окажите им посильную помощь. Что касается мертвых... Если хватит сил, отнесите и их тоже, похороны устроим позже. Язычников бросьте, они не наша забота. Мне наплевать, даже если они сгниют в своей чертовой пустыне.
Рыцарь чинно кивнул и направился к остальным солдатам.
Сир Грей обернулась к Инквизитору и окинула его ледяным взором.
-Я догадываюсь, что вы хотите сделать, и... Сейчас я не в том положении, чтобы спорить. Но я обещаю вам, слышите, обещаю... - Катерина вплотную приблизилась к хмурящемуся Сандро - Если у нас будут неприятности... Перед своей кончиной я удостоверюсь, что вы уйдете вместе со мной.
-Это угроза?
-Просто напоминание. Не хочу, чтобы вы бросались в погоню, все хорошенько не обдумав. Кэргенфильд! Остаешься здесь за старшего.
Рыцарь в недоумении обернулся:
-Сир Грей, постойте! Вы ведь отправляетесь в погоню за язычниками, так? Позвольте мне пойти с вами! Я жажду отмщения!
-А кто останется охранять руины?
-Охранять от чего? От песка и ветра? Здесь достаточно здоровых людей, чтобы я мог оставить их.
Катерина со злостью скрестила руки на груди и взглянула на инквизитора.
-Нам не помешает поддержка, - хмуро кивнул тот.
-Ладно, рыцарь, отправишься с нами, - Катерина взглянула на Сандро, - После вас... Инквизитор.
 
RiDДата: Пятница, 2011-02-18, 11:25:10 | Сообщение # 14
RiD
Группа: Проверенные
Награды: 0
Репутация: 692
Статус: Offline
Наверное, клаустрофобов посещают незабываемые ощущения, когда закрытое пространство внезапно становится открытым. До боя роскошный шатёр Маиры представлял собой походный дворец, и никак нельзя было предположить, что через минуту от всего этого не по-светски вульгарного, но с настоящим вкусом подобранного, абсолютно закрытого от внешнего мира разнообразия останутся лишь горящие тряпки и доски в середине пустоши. В любом случае, Раст Ваалтер клаустрофобом не был, да и если так — ему сейчас было не до этого. Весь мир сократился до остатков шатра и корчащейся в них израненной женщиной. Маг погрузился в тяжелые воды своих дум, послав к чертям творящееся вокруг сумасшествие.
Расту стало обидно. Обидно до боли за свои мечты, надежды и принципы. За сердце и душу, отданные Алебастровому Консульту. Произошедшее оживило ощущение внезапно потерянной опоры, впервые возникшее, когда там, в шатре Магистра, Симас объявил мага предателем. Тем, навыки обнаружения и убийства кого Раст оттачивал годами. Тем, кто посмел пойти против того, что для Скрипача было не то, чтобы просто дорогим, а единственным. С тех пор он вроде бы уже наметил путь назад, путь к цитадели из белого булыжника, зовущему в дорогу набату, бессонным ночам, проведённым под звёздами на вершине северной башни; уставшим после бесконечных тренировок телу и разуму, чувству братства сотен так же преданных своему делу магов, чьи разноцветные плащи каждый день наполняют проходы и улочки Алебастра и упоения от дела, которому ты был предназначен, кажется, самим создателем.
Но на самом деле дороги назад не было. Да и надеяться на то, что он сможет вернуться не в статусе преступника, было ребячеством. Сейчас, после неудачного покушения, открывшего глаза, понимание этого резало ножом. Слишком большим могуществом обладал тот или те, кто сумел нарушить работу такой слаженной организации, как Террор и подставить его. Интересно — наводка была ложной или... Нет. Арриден не мог быть магом Алебастра. Значит, кто-то распустил о нём ложный информацию.
А может, Консульт ничего о его предательстве и слыхом не слыхивал, и всё заканчивается на Симасе? Возможно. Но это неважно. Тот уже дал ход клевете — иначе бывшие братья не пытались бы убить Раста.
И они поверили.
Весь Консульт посмел поверить, что он, Скрипач, мог бы предать дело своей жизни. Алебастр, которому Раст давал присягу, мёртв. Может, его никогда и не существовало. Это не важно. Важно то, что он свободен от забытых миром клятв и долга.
Как звуки возвращаются к вынырнувшему из воды человеку, так мир внезапно нахлынул на Скрипача. Время обрело привычный ход. Вокруг бушевала буря из песка и стали, но она не касалась мага, будто его защищал сам Создатель, заставляя людей и коней попросту не замечать статную фигуру черноплащника.
Вместе с осознанием мира пришло что-то новое, давно уснувшее на самой глубине поросшей мозолями души мага.
Всем своим телом, каждой мельчайшей его частицей он ощущал покалывающее дыхание ветра, приятный вес плаща на плечах... И необъятность мира. И этот лагерь, эта битва фанатиков и наёмников какого-то монарха вокруг — лишь малая его часть. Песчинка, не достойная взгляда.
И весь этот мир был открыт для него, Скрипача. Он свободен. Ничего никому не обязан и не должен.
Праведник, идущий в гору, скинул свой крест.
Только сейчас маг заметил Маиру, корчащуюся у его ног. Странно, но даже в такой ситуации она умудрялась сохранять остатки красоты. Соблазнить его что ли надеется?!
Раст невольно улыбнулся промелькнувшей мысли. Вместе со свободой к нему вернулось мироощущение, способность наслаждаться мелочами. Можно сказать, жизнь начинается заново.
Он-то не связан никакими обязательствами, но ничто не мешает ему связать ими других. Жизнь магички в его руках. Как он будет взимать с неё долг — вопрос тоже важный, но проблемы следует решать по мере поступления.
С непривычной, режущей глаз на его лице, неуместной полу-улыбкой полу-ухмылкой сожравшего банку сметаны кота, Раст присел на одно колено, склонил голову над женщиной в лохмотьях, некогда бывших роскошным одеяниям, и, с удивляющим его самого спокойным удовольствием, принялся исцелять раненую.
 
WindchargerДата: Воскресенье, 2011-02-20, 10:30:09 | Сообщение # 15
Windcharger
Группа: Проверенные
Сообщений: 62
Награды: 0
Репутация: 795
Статус: Offline
Нырнув в шатёр, Ролланд уж было подумал, как ему повезло – он избежал всего того хаоса, что творилось снаружи, да ещё незамеченным проник в желаемое ему место. Без сомнения, предательство союзных войск будоражило разум и он глубоко сочувствовал всем тем, оказавшимся за пределами полов шатра, но это, впрочем, не могло помешать его цели – если всё пройдет гладко и успешно, он отомстит за смерти и страдания всех преданных. Однако, эти мысли тут же улетучились, едва заметил рыцарь невзрачного паренька в чёрной мантии, а что важнее – искомую им книгу, прямо за его спиной, на искусно сделанном столе. Юноша размахивал руками, вопил и истерил при виде Ролланда, но сказать, что не смог бы сотворить простейшее заклинение нельзя – он определённо был обучен основам искусства. Рыцарь решил попробывать более дипломатический подход к решению проблемы – он начал спокойно приближаться, ожидая реакции мага, приговаривая при этом, что зла ему не желает. Руку с рукояти меча он опустил заблагонамернно, не давая юноше причин для направления магии на самого рыцаря.
 
TillienДата: Понедельник, 2011-02-21, 8:04:55 | Сообщение # 16
Tillien
Группа: Проверенные
Награды: 1
Репутация: 1233
Статус: Offline
Сандро

Инквизитор Сандро, Катерина и рыцарь по имени Кэргенфильд двинулись вслед за Исмаилом и его спутницей. Ход, в котором они скрылись, оказался разветвленной сетью тоннелей, которые змеились во все стороны от древнего форта. Кэргенфильд заметил, что слышал об этих ходах как о наследии Золотого Консульта – магов Йетораля. Однако им повезло. Тоннели оказались выложены темным камнем, на котором лежал толстый слой пыли, и следы беглецов были вполне отчетливы.

Рыцарь нес факел. Иманим заранее подготовил пути к отступлению и несколько факелов лежали прямо у выхода в форт. Темнота вокруг них было обволакивающей, и нехотя расступалась перед светом факела, а воздух с каждым шагом становился все зловоннее и зловоннее, словно они шли по разлагающимся трупам. Однако тел не было, и причина вони оставалась неизвестной. Изредка они находили обрывки тканей, а один раз даже саблю – старый, проржавевший клинок едва не рассыпался от прикосновения, словно пролежал здесь ни один десяток лет.

Следы исчезли за очередным поворотом. Слой пыли оставался нетронутым. Кэргенфильд уже хотел развернуться и идти назад, когда они услышали лязг. Били металлом о металл. Затем все стихло. Троица двинулась вперед. Их шаги эхом отдавались в тесноте тоннелей, и подойти незамеченными они просто не могли. Так и оказалось. Кэргенфильд открыл внезапно возникшую перед ними дверь – ставни противно заскрипели – и они оказались в обители существа, которое жило здесь долгие годы.

Комната была достаточно большой, чтобы вместить пять железных клеток, кровать, операционный стол, несколько шкафов и инструменты. В клетках, прямо на холодном каменном полу, лежали люди: голые, исхудавшие, ставшие похожими на тени, и беспомощные. Рот у всех был зашит жилами, отчего они могли только сопеть и мычать, когда увидели инквизитора и рыцарей. В их глазах плескалось безумие. Пустовала только одна клетка – там были разбросаны кости.

На операционном столе лежала голая девушка, а над ней корпело существо с чем-то острым и блестящим в руках. Она была еще жива, несмотря на многочисленные порезы и вскрытую грудную клетку. Вокруг ран вились черные мухи. Жужжание было нестерпимым. В воздухе пахло гниением, дерьмом и кровью. Когда она заметила их – в голубых глазах была мольба – и забилась на столе, существо дрогнуло и вогнало скальпель ей в горло. Брызнула кровь.

Отдаленно оно было похоже на человека. Те же пропорции, те же черты. Но вблизи назвать его человеком мог только сумасшедший. Лысое существо, чья кожа частично сползла, обнажив гниющее мясо и даже кости. Из одежды оно носило какие-то обноски, некогда бывшие прекрасным восточным халатом. Белесые глаза смотрели отстраненно, но с любопытством.

- Люди, - прогудело оно. Голос был похож на жужжание мух. – Кожа чернеет, на третий день появляются бубоны, ногти и волосы выпадают на пятый, к седьмому плоть начинает гнить. Смерть наступает на восьмой день.

Кэргенфильда стошнило. Инквизитор схватился за шестопер, Катерина – за меч. Существо все также смотрело на них, заключая никому неизвестные выводы. Сандро почувствовал пробуждающуюся магию только сейчас, и магия эта была подобием его собственный. Пленники застучали о решетки, поднялся гвалт. А затем существо прошептало Слово, преображая реальность и привнося в мир болезни.

 
RorschachДата: Пятница, 2011-02-25, 9:01:56 | Сообщение # 17
Rorschach
Группа: Пользователи
Награды: 1
Репутация: 2237
Статус: Offline
“Утерянная магия!”
От магической атаки Инквизитор закашлялся и едва не рухнул на землю.
- Чума! Он убьет нас! Быстрее!
Инквизитору пришлось собрать всю свою волю в кулак, что бы не побежать в первую же секунду.
Наспех намотанная на лицо тряпка не могла защитить его от древней магии вернувшегося, но приглушала часть невыносимой вони, от которой у Сандро уже начинали слезиться глаза.
Стараясь не дышать, Инквизитор рванул к Кэргенфильду и вырвал факел из его трясущихся рук.
Резко развернувшись он стал искать своего врага, но Вернувшийся исчез.
- Где эта тварь?! - заверещал Инквизитор.
Свет факела лишь слепил его, в то время как отбрасываемые тени причудливо плясали на покрытых запекшейся кровью стенах. Пленники, казалось, обезумели: отчаянно мыча, они бились головами об стальные прутья, другие накидывались на своих соседей или пытались содрать с себя кожу.
С мерзким хрипом, мертвец вылетел из темноты прямо на Кэргенфильда. Рыцарь успел выставить перед собой меч, но тварь ловко поднырнула под лезвие и сбила воина с ног. Сев на Кэргенфильда сверху, Вернувшийся полоснул его скальпелем по лицу.
Сбросив оцепенение, Инквизитор ударил мертвяка факелом в спину. Рыкнув, существо отшвырнуло Сандро в сторону как тряпичную куклу, но только потом заметило, что его истлевший кафтан загорелся.
Хрипя и булькая кровью, Кэргенфильд с ударил Вернувшегося по лицу латной перчаткой, выбивая ему передние зубы.
 
TillienДата: Воскресенье, 2011-02-27, 9:49:00 | Сообщение # 18
Tillien
Группа: Проверенные
Награды: 1
Репутация: 1233
Статус: Offline
Сандро

Удар превратил его и без того отвратительное лицо в гримасу со стен Тысячи Ликов. Вернувшийся опрокинулся на спину, потушив пламя. В ту же секунду, повеливаемая Словом, искаженная реальность снова содрогнулась и в отравленный воздух хлынули новые миазмы – маленькие воплощения смерти. Существо смеялось, проговаривая названия болезней – известных и неизвестных - на языках, которые были давно забыты и помнить которые мог только он. Острие меча Кэргенфильда пронзило сердце нелюдя. Затем рыцарь провернул меч. Вернувшийся забился в агонии, не переставая смеяться, и сквозь его хохот инквизитор расслышал только одно:
- Один день. Никто… не.. успеет.

Гвалт затих. Безумцы с зашитыми ртами уставились на полуразложившееся тело своего мучителя. И улыбнулись. Натужно, через силу. Они смаковали каждое мгновение и было видно, что эти воспоминания будут греть их до самой смерти. Которая, возможно, придет очень скоро.

Кэргенфильд откашлялся кровью. Тонкая струйка текла у него изо рта. Его взгляд пробежал по лежащей на столе мертвой женщине и остановился на клетках с людьми. Некоторые из них тоже начали кашлять. Другие все так же смотрели на тело нелюдя.
- Милосерднее будет их убить, инквизитор, - сказал он. – А затем двинуться дальше. Мы еще можем догнать иманима.

Катерина промолчала.

 
RorschachДата: Понедельник, 2011-03-07, 8:24:15 | Сообщение # 19
Rorschach
Группа: Пользователи
Награды: 1
Репутация: 2237
Статус: Offline
- Эта тварь прокляла нас! – Закричал Сандро и с размаху пнул истлевший труп Вернувшегося. С мерзким чавканьем, голова мертвеца отделалась от тела и укатилась во тьму.
Еще с минуту инквизитор стоял над изуродованным телом твари и тяжело дышал.
Всего лишь сутки отделяли их всех от смерти. Осознание этого выводило инквизитора из себя. Ему пришлось собрать всю свою волю в кулак, иначе он окончательно впал бы в панику и побежал.
- Вы почувствовали это, верно? – Едва слышно прошептал Сандро. - Эта болезнь…чума. Когда только первые миазмы долетели до моего тела, я почувствовал силу древней некромантии.
Собравшись с силами, он выпрямил спину и зашагал к своим спутникам. Почти дойдя до массивной двери, инквизитор едва не рухнул на пол, когда один из пленников ухватил его за край плаща. Развернувшись, Сандро с размаху ударил тяжелым сапогом по его пальцам. Сгорбленный человек отполз в дальнюю часть клетки, баюкая поврежденную кисть и мерзко мыча.
- Тварь.
- Ты так и будешь издеваться над ними, или мы все-таки закончим то, что начали? – Крикнула Катерина.
Сандро едва не закричал на нее, но потом осознал, что это далеко не лучшее решение. Дойдя до стены, он прислонился к ней и медленно сполз вниз.
- Сир Грей. – Устало произнес инквизитор. – Пять лет назад наш конклав получил сведенья о гибели нескольких северных деревень. Когда мой отряд добрался до одной из них, мы нашли лишь мертвецов. Они были повсюду: в полях, на обочинах, вдоль улиц и в собственных кроватях. Их никто не похоронил. Проверив все дома, мы дошли до конца улицы, где стояла небольшая часовня.
Сандро продолжал говорить, наблюдая за тем, как Катерина перебинтовывала изрезанное лицо Кэргенфильда.
- На одной из скамей мы нашли молодую женщину с ребенком на руках. Шеи их распухли, а кожа была пурпурно-красной, как один большой синяк. Глаза мертвецов были бессмысленно вытаращены. Из ноздрей у них вытекала густя слизь, которая к нашему приходу уже подсохла и застыла. Я много странствовал, но никогда еще не видел более жалкого зрелища. Сквозь смрад дерьма и смерти, я почувствовал то, что не учуяла моя свита - едва уловимый след старой магии, какой почувствовал и сейчас. Этих людей кто-то проклял, как прокляли сейчас нас. По крайней мере, теперь я знаю, что могло сотворить такое. В итоге конклав приказал сжечь эти деревни и запретил распространяться об этом. Вспышка холеры, не более того.
Катерина чихнула.
- Шансов у нас немного – если кто и может помочь нам, так это Симас. Или Маира, если она еще жива. Или же те двое, кого мы преследуем. В отличие от нас, эти свиньи наверняка знали, куда шли.
Поднявшись, инквизитор отдернул рясу и достал из-за пояса клинок с узким трехгранным лезвием и круглой гардой. Мизерикорд – кинжал милосердия. Сандро любил это оружие за его простоту и эффективность – длинная стальная игла с легкостью проходила через зазоры в доспехах и прошивала сердце насквозь. Он протянул рукоять Кэргенфильду.
- Даруй им покой, рыцарь.
Спустя пять минут все было кончено. Их отряд продолжил путь, растворившись во тьме.


Сообщение отредактировал Rorschach - Понедельник, 2011-03-07, 10:15:11
 
RiDДата: Вторник, 2011-03-22, 11:33:00 | Сообщение # 20
RiD
Группа: Проверенные
Награды: 0
Репутация: 692
Статус: Offline
Со стороны всё выглядело так, как будто Раст собирался прикончить Маиру, аккумулировав особо мощный заряд. Завывал ветер, мелькали, сопровождаемые сухими щелчками, искры и сполохи, пахло озоном. Но вот Скрипач уже стоит в полный рост, опираясь на посох, пытаясь унять головокружение, но всё же подавая руку поднимающейся с земли магичке. Загрохотали кольчугами и коваными сапогами воины Империи — более упорядоченно, чем до этого, - кто-то из офицеров в конце-концов понял, что происходит, и приказал взять магов в кольцо.
Один из солдат — знаков отличия было то ли не разобрать, то ли их вообще не было — подбежал к Маире, снимая на ходу шлем.
- Госпожа, что прикажете?
- Какова обстановка? - Неожиданно из хитрого дипломата магичка превратилась в военного вождя.
- Полная неразбериха, госпожа! Понять ничего невозможно.
Помедлив, Маира кивнула, после чего бросила взгляд на Раста. Короткий, но от того не менее содержательный. «Я должна тебе, а свои долги я плачу» - говорил он.
- Командуйте отступление. Выступаем в Хазру.
 
WindchargerДата: Воскресенье, 2011-03-27, 5:48:49 | Сообщение # 21
Windcharger
Группа: Проверенные
Сообщений: 62
Награды: 0
Репутация: 795
Статус: Offline
Рыцарь приближался к юноше, с каждым шагом вселяя в него уверенность в том, что воин не собирается причинять последнему вред. Подходя всё ближе и ближе, Ролланд заметил искомый предмет – книгу. Она лежала на столе, покрытая тонким слоем пыли, в окружении таких же пыльных свитков, мензурок, колб. На столе также лежал завёрнутый в кожаные ножны нож – у рыцаря в голове внезапно появилась мысль использовать его, дабы устранить мальчонку. Но, быстро эти мысли отогнав, Роэм сказал, что он посланник наставника, который примчался чтобы предупредить ученика о суматохе снаружи. Аколит мага, казалось, поверил и уже повернулся спиной к рыцарю, начиная сгребать со стола пергаменты и всякий мусор. Очевидно, что он хотел забрать книгу! Ролланд, не долго думая, треснул пацана по затылку латной перчаткой – результат на лицо, ученик в чёрной рясе сполз на стол, выронив книгу из своих тощих рук. Быстро подняв желаемый предмет с пола, рыцарь начал обшаривать карманы мантии ученика на предмет полезных вещей – всё равно они ему не пригодятся, к тому же сам безымянный маг остался жить! С книгой в руках, некогда благородный рыцарь Белой розы Ролланд Роэм стремглав выскочил стрелой из проклятого шатра.
 
TillienДата: Воскресенье, 2011-04-03, 2:27:17 | Сообщение # 22
Tillien
Группа: Проверенные
Награды: 1
Репутация: 1233
Статус: Offline
Ролланд

Рыцарь выскочил из шатра, словно ужаленный. В одной руке он держал заветную книгу, а другой прикрывал лицо от песка и ветра – самум бушевал, несмотря на все усилия магов. Сквозь оглушавший свист урагана и громкий трепет собственного плаща Роэм едва слышал крики верных патриарху людей, пытавшихся унять хаос и панику. Колдуны Алебастра сходились в коротких и грязных стычках с отставшими заклинателями серебряников, тогда как сами подданные императора трубили отступление. Перепуганные люди сновали повсюду, словно муравьи.

От книги в руках Ролланда веяло магией. Рыцарь ее не чувствовал, но за ней размытым шлейфом висел алый пульсирующий след. Именно по нему демон по имени Эскехераль и нашел сэра Роэма. Появившись также неожиданно, как и в первый раз, он направил опешившего рыцаря в сторону от проложенной воинами тропы меж палатками и шатрами. Здесь, из-за бури, на них никто не смог бы случайно натолкнуться или увидеть.

- Ты не открывал книгу, я бы почувствовал,
- раздался голос демона в голове Ролланда. – Ты выполнил свое обещание, рыцарь, и теперь пришло время мне выполнить свое. Чего ты хочешь, Роэм? Чьей-нибудь смерти? Мести? Власти? Или могущества?

Демон взял безымянную книгу в кожаном багровом переплете, словно сокровище - бережно и с придыханием. Для него оно и было таковым, однако сэр видел в ней всего лишь бумагу. Тем не менее, он выполнил свое обещание, отдал демону книгу, даровав ему свободу, и теперь ему остается лишь попросить у Эскехераля исполнить его желание. Одно единственное желание.

Под заволоченным песком небом, под завывания ветра, под крики паникующих людей, в смятенном лагере Священного воинства определялась дальнейшая судьба сэра Ролланда Роэма, рыцаря ордена Белой Розы.

Добавлено (2011-04-03, 1:12:55)
---------------------------------------------
Сандро

С каждым шагом вперед им становилось все хуже. Сотворенная нелюдем магическая болезнь испытывала их организмы на прочность, словно сумасшедший садист. Они кашляли, харкали кровью, пытались унять накатывающий озноб и еле волочили ноги, в надежде найти выход из катакомб. И встретить мага, способного их исцелить. Секунды промедления лишь ухудшали самочувствие. Необдуманная идея броситься в погоню за иманимом грозила стать последним решением в их жизнях.

Но удача, покинувшая воинство, не отвернулась от инквизитора и его спутников. Когда они уже потеряли счет времени, впереди забрезжил свет. Тоненькие золотистые лучики пробивались сквозь хлипкую кирпичную стенку, тоннель пошел вверх, а через несколько мгновений они оказались в полумраке пыльного тесного помещения, разгоняемым огнем масляного светильника. Комнатка была заставлена крепко сбитыми бочками, бутылями и разным хламом, который шуршал под ногами троицы.

- Подвал, - прошептал рыцарь, поднимая бутыль, полную красной жидкости, и вытаскивая пробку с характерным щелчком. Помещение наполнилось ароматом вина. – Квартал иноземников, язычники не строят таких… кладовых. Нам пове…

Рядом раздался шорох. Дверь, ведущая в подвал, скрипнула и открылась, пропуская внутрь темный силуэт, загораживающий часть идущего извне света. Судя по всему, силуэтом был мужчиной в обычном восточном халате из грубоватой ткани. На поясе у него висели сабельные ножны.

- Я светильник за… - начал он и осекся, увидев трех изможденных людей в доспехах и при оружии. В глазах язычника они походили скорее на пустынных демонов, чем на усталых и злых южан. Его ладонь потянулась к рукояти сабли.

- Фахраль!? – наверху раздался женский голос с истеричными нотками. – Захвати пару бутылей, Фахраль!

У Сандро оставалось несколько мгновений, чтобы решить свои дальнейшие действия. От язычника его отделяли несколько шагов.

Добавлено (2011-04-03, 2:27:17)
---------------------------------------------
Раст

Войска императора отступали, сжигая в колдовском пламени все вокруг. Там, где проходили серебряники, оставались лишь обгорелые тела и пепел шатров. Но песчаная буря смешала и их планы, отчего отступление было скорее хаотичным бегством, чем дисциплинированным отходом. Простые солдаты бежали, стараясь укрыться от песка и не отстать от своих товарищей, оказавшись один на один с верными патриарху людьми; маги пробивались с боем. Однако Расту с Маирой повезло, и с сопровождением в три десятка людей они поскакали прочь от магистра и Священного воинства. В Хазру.

Через несколько часов они оказались уже недалеко от города. Небо просветлело, ветер утих. Маг и магичка пересели в потрепанный паланкин, который несли то ли провинившиеся солдаты, то ли военнопленные. Так или иначе, после насыщенных действием часов медитативное спокойствие такое поездки действовало успокаивающе. Отступление приобрело хоть какой-то порядок – несмотря на то, что вся дорога была усыпана телами раненых - и участия Маиры в нем не требовалось. Они были предоставлены сами себе.

- Спасибо, - сказала магичка, когда они удобно устроились в покачивающемся паланкине. – Не думала, что ты… поможешь. Считай, что я перед тобой в долгу. Как доберемся до города – найду способ отплатить, - многозначительно улыбнулась Маира.

Они должны были въехать в город совсем скоро.

 
RorschachДата: Среда, 2011-04-06, 3:48:05 | Сообщение # 23
Rorschach
Группа: Пользователи
Награды: 1
Репутация: 2237
Статус: Offline
С большим трудом инквизитору удалось поднять голову и взглянуть на воина. Смуглая кожа, карие глаза и легкая щетина на лице – Фахраль выглядел как обычный житель восточных земель.
Пальцы Сандро скользнули к ремню, но схватить висевший там кинжал он не успел – вновь закашлявшись, он согнулся и выплюнул на пол сгусток черной крови. По телу инквизитора прошла волна судорог, и он едва не рухнул на землю. Смотревшая на него Катерина была уверена, что в момент приступа услышала едва различимый шепот:
- Еще…
Она отлично понимала, что атаковать бессмысленно - если им и удастся справиться с этим воином, то с теми, кто был наверху уже вряд ли. Инквизитор фактически убил их, отправившись в эту безумную погоню. .
Только сейчас Грей начала понимать, насколько тяжелыми были ее доспехи. Болезнь лишала ее последних запасов сил, сжигая ее изнутри, словно пылающая свеча. Собравшись силами, она смогла поднять закованную в латы руку в примирительном жесте:
- Мы не враги вам…Фахраль.
Услышав ее, инквизитор улыбнулся сам себе. Умная…
 
TillienДата: Суббота, 2011-04-09, 6:25:54 | Сообщение # 24
Tillien
Группа: Проверенные
Награды: 1
Репутация: 1233
Статус: Offline
Сандро

- Задницей пророка, Фатима, смотри, кого я нашел! – закричал Фахраль, обращаясь к своей спутнице.

Через несколько мгновений та уже спустилась в подвал, что-то бормоча и вспоминая о бутылях с вином. Еще через несколько минут они уже осторожно выходили из особняка в иноземном квартале – как и сказал Кэргенфильд. Фатима помогала Катерине, Фахраль поддерживал Кэргенфильда, которому становилось все хуже и хуже, а Сандро шел сам. На них удивленно косились прохожие, воины падишаха и все, кто находился в городе. Те, кто не сбежал на восток и приготовился отражать нападение Священного воинства, дожидаясь помощи из Йешималя. В Хазре витала обреченность.

Палящее солнце неимоверно обжигало, однако они шли вперед и это радовало. Сандро шел вперед механически, насильно переставляя ноги, однако и он не успел заметить, как они уже оказались возле дворца. Фатима и Фахраль исчезли, доверив их дворцовой страже, а затем бессознательных инквизитора и рыцарей в обители шаха Хазры. Сандро лишь смутно понимал происходящее. Один раз он увидел ухмыляющееся лицо Исмаила, бесстрастное личико его спутницы, а затем все вокруг завертелось, и он потерял сознание.

- Я ведь говорил, что мы еще встретимся, инквизитор.

Знакомый голос. Иманим.

- Вы удивительно безрассудный человек для церковника. Броситься за нами через катакомбы, втроем, убить по дороге одно из наследий далекого прошлого и едва живыми выбраться в городе падишаха. Вам повезло, что с рыцарем был этот камушек. Кассум. Занятная игрушка.

Сандро, наконец, очнулся. И почувствовал, что привязан к стулу в пустой комнате, где помимо него был лишь Исмаил и его верная спутница с метательными кинжалами в руках. Сквозь единственное зарешеченное окно в голой стене лился яркий свет. Единственное, что ему понравилось в этой ситуации – боль, преследовавшая его последние часы, отступила.

- Что… с другими?
- Рыцарь мертв. Не повезло. Ахра – наша жрица-целительница - не сумела его вылечить. Сир Грей, к сожалению, при смерти и мы вряд ли сможем ей чем-нибудь помочь. А вот вам, инквизитор, улыбнулась удача. Хотя это смотря как посмотреть. Шах захочет с тобой поговорить совсем скоро, но пока ты в полном распоряжении Наими. Осторожней с ним.

Женщина кивнула, а затем в солнечном свете мелькнула сталь. По лицу инквизитора потекла кровь.

 
RorschachДата: Воскресенье, 2011-04-10, 1:39:54 | Сообщение # 25
Rorschach
Группа: Пользователи
Награды: 1
Репутация: 2237
Статус: Offline
Лезвие рассекло кожу, и инквизитор зашипел от боли. Тонкие струйки крови стекали с его лба кровавыми бороздами и падали на пол. Высунув язык, Сандро начал медленно слизывать кровь со своих губ, при этом, не сводя глаз с вальяжно прохаживающийся по комнате Наими. Но кривляния инквизитора лишь выдавили из нее подобие улыбки.
- Ты и правда не в себе, инквизитор. Неужели путешествие по катакомбам окончательно лишило тебя рассудка?
Но он не перестал улыбаться.
- И это все, миледи? Ну же, золотце. Покажи мне истинное мастерство палача, давай!
С поразительной быстротой она метнулась к Сандро и схватила его за лицо на удивление сильной рукой. Лезвие скальпеля блеснуло в ее руках и приложилось к веку инквизитора.
- Не провоцируй меня, Сандро. Как только Шах закончит с тобой, ты будешь полностью в моем распоряжении, и тогда ты увидишь мое мастерство. – Ее голос стал холоден, как лед и Сандро невольно поежился.
Одним легким дуновением, она убрала прядь черных волос со своего лица и отошла от пленника. Обойдя стул, Наими ушла в дальнюю часть комнаты. Туда, где ее нельзя было увидеть. Спустя несколько секунд, до инквизитора донеся до боли знакомый металлический лязг. Он и сам любил поступать подобным образом, пугая подследственных одним лишь намеком на скорую боль. И где-то в глубине свой души он знал, что однажды займет их место.
Его взгляд метался по пыточной, тщетно ища хоть что-то, что могло помочь ему бежать. Но он не увидел ничего.
- Проклятье.
Она подошла к нему со спины почти бесшумно, и положила руку на плечо. Сандро почувствовал, как острое лезвие рассекло его рясу и оголило незащищенную плоть.
Разорвав на спине его одежду, Наими увидела множество перкресных шрамов, покрывающих бледную кожу инквизитора. Следы кнута. Она захотела узнать, кто его так жестоко высек и как он выжил, но затем решила что это не так важно.
Лезвие рассекло податливую плоть и Сандро закричал. Она действовала как мастер своего дела, используя его спину как холст, а кровь – как краски; теперь инквизитор знал, что ее навыки были на высоте.
Но страх боли притупился, а затем исчез. Сандро начал упиваться собственным страданиям: он смеялся и плакал; едва слышно молил о пощаде и просил продолжать. И теперь, уже по телу Наими прошел легкий озноб.
Спустя какое-то время, она закончила, отложив окровавленное лезвие в сторону. Крики стихли, и комната погрузилась в пугающую тишину, нарушаемую лишь тяжелым дыханием инквизитора. Его тело безвольно висело на стуле, и лишь крепкие веревки, не давали ему рухнуть вниз.
В мыслях он вернулся назад в прошлое, незадолго до начала похода. Именно тогда к нему в руки попало письмо, которое он никогда не должен был увидеть. Там говорилось о предстоящем походе, об агентах инквизиции и…самом Сандро. Он и раньше знал, что частая гибель его пленников заводила расследование в тупик, и то, насколько сильно это раздражало его коллег. Конечно же, эти свиньи были слишком трусливы, что бы осудить его официально, и поэтому решили отправить его в этот поход, надеясь на его скорую смерть. Но они не были глупцами и приставили к нему своего человека, который в случае проблем сделал бы так, что бы инквизитор никогда не вернулся назад. Так стоит ли хранить им верность? Ведь он столько всего мог поведать Шаху, столько рассказать….
Его мысли прервал звук чьих-то шагов и скрип открывающейся двери.
 
WindchargerДата: Среда, 2011-04-20, 9:37:35 | Сообщение # 26
Windcharger
Группа: Проверенные
Сообщений: 62
Награды: 0
Репутация: 795
Статус: Offline
Пришло время выбора. Ролланд, сжимая – разжимая рукоятку меча, погрузился в раздумья. Он мог пожелать чего угодно – власти, могущества, денег, знаний… Но здесь, в самом царстве бурлящего хаоса, ничего из этих ложных добродетелей ему были не нужны. Он думал, может ли демон читать его мысли. «Надеюсь нет» - подумал про себя рыцарь. За шатром умирали люди, рыцарь слышал взрывы молний, крики людей, лязг мечей. Сквозь покров шатра просачивался ослепительный свет, а за ним шел неприятный запах палёного. Роэм не знал, чего именно – плоти, сукна шатров, плоти… Да это было и не важно Отогнав от себя мелочные мысли, рыцарь Белой розы вновь впал в раздумья. Юноше казалось, что духа очень утомляло ожидание и колебания нерадивого рыцаря. Но с такими решениями торопиться нельзя – это рыцарь знал. Вдохнув осквернённый предательством воздух, Ролланд тут же выдохнул, зная, что делать.
- Я хочу, чтобы тот, кто был ответственен за это мерзкое злодеяние, понёс кару, сопоставимую его преступлению! – почти выкрикнул сир Ролланд Роэм и вновь затаил дыхание в предвестии грядущего…
 
RiDДата: Понедельник, 2011-04-25, 5:17:22 | Сообщение # 27
RiD
Группа: Проверенные
Награды: 0
Репутация: 692
Статус: Offline
Впервые за много лет (а казалось бы — тысячелетий) Раст ощущал настоящее спокойствие и наслаждение. Ну конечно! Как можно не наслаждаться роскошью предоставленных ему апартаментов? Тем более, таких апартаментов, расположенных в самом сердце дворца. Они, конечно, уступали палатам самого шаха, но далеко превосходили всё виденное Скрипачем — человеком, которому пришлось немало дорог исколесить, преследуя отсутпников. Хотя... если подумать, то монашеская келья была бы для него верхом роскоши. Чего уж говорить о шикарной кровати, по размерам рассчитанной не то, чтобы на двух, а на десятерых. В общем, приём был по высшему разряду. Благо, в интерьере преобладали привычные бывшему черноплащнику южные традиции.
Сама Хазра Расту почти не запомнилась — он намеренно старался на неё не смотреть. Большой город — он всегда большой город, со всеми его плюсами и минусами, и не важно, какой язык преобладает в криках местной публики. На всё это Ваалтер насмотрелся достаточно.
Перерыв дал магу возможность разобраться в своих мыслях, заново прокрутить всё произошедшее, начиная с казни в Веррисе, определиться во мнении ко всем событиям и каждому их участнику. Навряд ли стоит здесь описывать всё это — каждому знакома запутанность собственных мысленных образов, лишь изредка подкрепляемых логикой, и ни для кого, кроме самого себя, не предназначавшихся. Разве что стоит отметить происшествие с Эсвеем — только оно не имело рационального и при этом хотя бы гипотетически возможного объяснения. Интуиция со здравым смыслом не то, что подсказывали, а во весь голос орали магу, что всё это ещё сыграет свою роль — интересно бы узнать, в чём. Огромный поток взявшейся из ниоткуда энергии вкупе с запретным образом телепортации. Может, Эсвей был членом особо продвинувшейся в своих изысканиях группировки отступников — или наоборот, тайных посвященных — в Консульте, и использовал какой-то артефакт? Но зачем? Да и... слишком уж фундаментально такое предположение для одного явления. Скорее всего, всё проще и сложнее одновременно. Как обычно.
На комоде рядом с кроватью было аккуратно сложено новое снаряжение — маг заставил слуг побегать, выискивая ему плащ, штаны, ботинки и куртку на южный манер. Пускай это выделяет его в толпе — привыкать к чему-то новому он без крайней нужды не хочет, хотя на случай предстоящего визита к шаху всё же приготовил роскошную темно-синюю дишмашу. Рядом лежали простой кинжал, обычный походный и тычковый ножи; малые размеры и необычная рукоятка последнего позволяют человеку с минимальной ловкостью выхватить его и нанести удар менее чем за секунду. Посох и старое снаряжение Раст выбросил вместе со старым долгом — одежда была, конечно, удобной, но новый плащ, пускай пока и не разношенный, да и без всяких рисунков, хуже казённого добра не казался, как, в прочем, и всё остальное. Вообще вокруг магов творятся всякие странности — после пары дней ношения, одежда сама приспосабливается под их нужды, становясь словно частью души и тела хозяина. Например, старые перчатки Ваалтера проводили электричество не хуже специальных проводников.
Остались только скрипка со смычком. Они были не Консульта — они были его. Так что маг решил использовать время, оставшееся до прихода Маиры, за которым неизбежно последует приём у шаха, и дать отдых душе.


Сообщение отредактировал RiD - Понедельник, 2011-04-25, 5:36:46
 
TillienДата: Понедельник, 2011-04-25, 10:20:07 | Сообщение # 28
Tillien
Группа: Проверенные
Награды: 1
Репутация: 1233
Статус: Offline
Ролланд

Эскехераль исчез. Растворился в песчаном мареве и круговерти лагеря, забрав с собой книгу и дав обещание исполнить благородное желание рыцаря. Ролланду показалось, что демон ожидал от чего-то более эгоистичного и был рад изменить представление о себе. Ну и конечно рыцарь не знал, сколько времени может потребоваться Эскехералю, чтобы выполнить обещание. День? Неделя? Месяц? Или его – рыцаря Ордена! - попросту обманули?

Между тем приключения Ролланда в этот роковой день не закончились. Буря утихала, войска императора отступали вместе с магами Серебряного Консульта и лагерь начал приходить в движение. Спрятавшиеся паломники и все, кто присоединился к воинству, с ужасом смотрели на тела убитых. Большинство людей было зарублено, но находились растоптанные, сожженные и даже задохнувшиеся – те, кого убил попавший в легкие песок. Смерть пришла в множестве обличий.

Тела начали понемногу собирать в кучи. Ролланд пытался помочь солдатам и всем остальным, но всех их попытки привести в порядок хотя бы часть одной из стоянок пропали втуне. Рыцарь даже не удивился, когда в один момент за ним пришел посланец магистра Эрвеля де Лорта и отправился к нему сразу же. Запыленный, окровавленный, пропахший вонью жженых и разлагающихся тел. При себе Ролланд имел верный меч.

По дороге в шатер – стоявший на небольшом возвышении и окруженный разноцветными знаменами королевств юга - рыцаря тревожило смутное предчувствие. Что-то должно было случиться…

- Сир Роэм, - прохрипел магистр, когда они вошли.

За последние часы он сильно ослабел. Буря и предательство Маиры подкосили и без того престарелого человека, лишив его последних сил и веры. В себя, патриарха и пророка. Ролланд не верил своим глазам. Волевой человек, который некогда послал его следить за действиями инквизитора и мага стал похож на собственную тень. Как и раньше, магистр был одет в легкую походную одежду, поверх которой он носил тяжелый черный плащ с вышитым на спине белым крестом.

- Подойди сюда… наклонись, - сказал Эрвель и Роэм едва его расслышал. Столь тихим был голос, некогда заткнувший всех спорщиков на военном совете. Проводник – человек, которого рыцарь видел впервые в жизни – остановился неподалеку, а Ролланд подошел к сидевшему на дорогом кресле старику. Эрвель де Лорт кутался в свой плащ, его била мелкая дрожь. В просачивавшемся сквозь темную ткань шатра свете магистр Священного воинства походил на мертвеца.

Ролланд стал на колено пред магистром. Не столько в знак уважения и статуса, но ради того, чтобы услышать бессвязный шепот старика.

- Никто из них не вернулся? – спросил он и сам же ответил. - Никто не вернулся. Мой верный Карвен остался в песках вместе с инквизитором и этой женщиной… все они погибли, все погибли! И я скоро умру! Умру… Смерть в паре шагов от меня, рыцарь. Не пытайся спасти. Не пытайся отомстить. Просто… просто присматривайся к лицам… лица опасны… они… рассыпаются и… используют… нас.

Последние слова расслышал лишь сир Роэм.

Затем седовласый магистр откинулся на спинку кресла и посмотрел на стоявшего неподалеку проводника своим холодным отстраненным взглядом, каким рассматривал гостей на военном совете. В карих глазах Эрвеля де Лорта мелькнул страх. Ролланд тоже повернулся. И увидел блеск клинка. Искусно сбалансированный метательный кинжал просвистел над рыцарем и впился старику в горло. Брызнула кровь, окрасившая все в кармин. Ролланд резко встал, схватился за меч и… встретился с мечом убийцы, кончик которого был приставлен к его горлу.

- Летта была бы рада увидеть это, - хмыкнул тот, кто был проводником. – К тому же я не думал, что этот «не совсем человек» не будет сопротивляться. Однако умер он красиво. Хочешь умереть так же?
- Ты…
- Морт, будем знакомы. Профессиональный убийца из Ашк’Адара. Ну что ж, не думаю, что ты хочешь умереть, а в контракте про тебя ничего не было, - Он убрал меч. – К слову, старик не слишком похож на нелюдя. Будем надеяться, что имперский посланник ошибся…
- Тебя нанял…
- Император через нескольких посланников, включая Летту. Люди моей профессии очень ценятся. Так что ничего удивительного.

Ролланд посмотрел на тело Эрвеля де Лорта. Магистр словно знал о своей смерти и не сопротивлялся, однако что он хотел ему сказать сир не понял. Морт вытащил из горла старика кинжал. Выглядел убийца как самый обычный воин в поношенной одежде, кольчуге и походном плаще с вышитым белым крестом на спине. Настоящий владелец этой экипировки, вероятно, уже давно был мертв.

- Бедный магистр, - раздался незнакомый голос. Они оба обернулись мгновенно. – Слишком мало знал и слишком много подозревал.

Амри де Кар. Это был глава союзных войск собственной персоной. Одетый в свой обычный грязно-серый табард поверх рубахи с вышитым на нем красным щитом – гербом своего семейства, – точно такие же серые штаны с поножами поверх. Крепкий, подтянутый, с рыцарской фигурой и испещренным шрамами лицом – Амри де Кар самодовольно скалился. На бедре у него висели простые замшевые ножны с торчавшей рукояткой меча.

Глаза Амри сверкнули аметистовым. Ролланд вздрогнул, Морт потянулся к метательному кинжалу. И когда лицо главы союзных войск пересекла паутина морщин, а частички кожи начали опадать на пол убийца бросил кинжал, целясь в горло, и рванулся вслед за ним, на ходу вытаскивая меч.

Сир Роэм в который раз не поверил собственным глазам. Амри де Кар поймал кинжал на лету, вытащил из воздуха будто фокусник. Выхватил, отбросил и взялся за меч. Нелюдь и убийца схватились в смертельной схватке. Ролланду оставалось лишь решить на чью сторону встать и вступать ли вообще в этот бой.

Добавлено (2011-04-25, 10:20:07)
---------------------------------------------
Сандро и Раст

Наими вышла, оставив инквизитора в одиночестве. Раны болели и кровоточили, алые капли мелодично капали на пол комнаты, где его заперли, а яркий свет с улицы все также освещал Сандро и желто-белые стены. Отец прислушивался к собственному тяжелому дыханию и не сразу понял, что из-за закрытой двери доносится шепот. Голос был мужским.

- Инквизитор, инквизитор… вы сможете выбраться из города и добраться до лагеря воинства… нужно лишь остаться с шахом… любым способом…

Шепот пропал. Сандро подумал, что это галлюцинация и уже утвердился в этом мнении, когда дверь открылась и появился Исмаил в своем обычном песочного цвета халате. За иманимом маячила фигура его постоянной спутницы. Через несколько мгновений его уже развязали, подняли – ноги не хотели держать инквизитора – и поволокли по мраморным коридорам дворца. Еще пара минут и он уже стоял на подкашивающихся ногах перед троном – скорее это было больше похоже на кресло на котором некогда сидел магистр Эрвель де Лорт на военном совете, - на котором сидел шах.

Сандро увидел в нем лишь средних лет мужчину в шелковом халате необычного серебристо-белого цвета, лицо которого скрывалось под маской. Белой безликой маской. Без прорезей для глас и носа. Лишь для рта. Слева от шаха встали Исмаил со спутницей, справа от него стояли Маира и – Сандро сглотнул – Раст, а позади трона – двое гвардейцев с саблями.

Исмаил хмыкнул и обратился к шаху. Без должного уважения и использовав южное обращение, что говорило скорее о нравах иманима.

- Господин, я привел пленника. Один из двух других мертв, а рыцарь ордена – при смерти.
- Знаю, Исмаил, - сказал шах голосом ровным и холодным, будто сейчас не решалась судьба человека. За маской Отец не видел выражения его лица. - Инквизитор Сандро, я хочу знать лишь одно. Вы встречали Её? Ту, что устроила телепортацию в Веррисе и убила несколько сотен людей? Вы встречали Её?

Раст увидел инквизитора вместе с которым они устроили не слишком удачный допрос Джоаны и который отдал его в руки магов Алебастрового Консульта и лично демонолога – Симаса. Маира словно почувствовала его смятение – смятение ли? - и ухмыльнулась.

- Хочешь убить его? – прошептала она так, что услышал ее лишь ренегат. – Если хочешь, то просто попроси устроить поединок. Ты и он. Месть всегда помогает. К тому же ты маг и тебе не составит труда отправить к праотцам обычного человека. Пусть и инквизитора.

 
RorschachДата: Вторник, 2011-04-26, 8:59:34 | Сообщение # 29
Rorschach
Группа: Пользователи
Награды: 1
Репутация: 2237
Статус: Offline
Несмотря на сильную жару снаружи, в покоях Шаха царила прохлада. Парчовые занавеси, отделанные тонкими золотыми нитями, едва заметно колыхались на ветру. У полутемного алькова, задрапированного превосходным шелковым гобеленом, стояли две полированных курильницы из темной бронзы. Инквизитор сделал глубокий вдох и почувствовал едва уловимый запах пряных трав.
Его встреча со Скрипачом была неприятным сюрпризом. Сандро полагал, что он и его новая спутница были давно мертвы или заключены под стражу.
- О, Раст, Маира. Какая неожиданная встреча. – Произнес инквизитор и улыбнулся. – А ты, Скрипач, меняешь своих хозяев как перчатки. Маги, Воинство, а теперь и язычники. Мне даже интересно, сколько ты будешь сохранять им верность.
Раст безразлично посмотрел на инквизитора. Пускай несёт, что хочет - посвящать в детали его нет смысла.
Ваалтер ухмыльнулся и пожал плечами.
- Как я и думал. – Произнеся это, Сандро перевел свой взгляд на Шаха. Он не знал, о ком говорил предводитель язычников, но ему нужно было тянуть время, любой ценой. Если тот голос не был галлюцинацией, то скоро должно было что-то произойти.
- Я видел многое, Шах. Возможно, я видел и её.
 
RiDДата: Среда, 2011-04-27, 11:22:49 | Сообщение # 30
RiD
Группа: Проверенные
Награды: 0
Репутация: 692
Статус: Offline
- Господин, я привел пленника. Один из двух других мертв, а рыцарь ордена – при смерти.
- Знаю, Исмаил. Инквизитор Сандро, я хочу знать лишь одно. Вы встречали Её? Ту, что устроила телепортацию в Веррисе и убила несколько сотен людей? Вы встречали Её?
Вопрос, поставленный инквизитору, звучал очень... интересно. Так значит, опасения Раста действительно оправдались, и всё крутится вокруг того всплеска. Вернее, того, что стало причиной. Возможно, Скрипача тоже притянут к ответу — надо до тех пор продумать свои слова.
А пока можно вволю насмотреться на Сандро, выглядящего далеко не лучшим образом. Нужно с ним разобраться, как только предоставится возможность. Не то, чтобы Раст жаждал отмщения всем своим естеством — для него Месть была эдаким священным Правом и Долгом каждого. Но нередко и весьма приятным — нельзя отрицать очевидное.
- Хочешь убить его? – вдруг ворвался в его сознание тихий — но всё же громкий — шёпот Маиры – Если хочешь, то просто попроси устроить поединок. Ты и он. Месть всегда помогает...
Конечно, он хотел убить его.
Только вот... нет ли здесь подвоха? Может, вложив в руки Сандро некое оружие в последний момент, Маира сможет избавиться от него? Но зачем такие сложности? Или она таким образом возвращает часть долга? А может, хочет просто поразвлечься?
Пространство искривилось, теряя свои формы и пропорции, объекты становились куда более многомерными, чем являются интуитивно понятными с рождения. То тут, то там через десятые или даже сотые дополнительные измерения открывался живописный вид на другие планы. Цвета, звуки и даже запахи обрели квинтиллионы чуждых обычному человеку оттенков, способных своим наплывом смять, подавить, уничтожить нетренированный разум.
Внимательно прощупав комнату (вернее, то, что было ей в привычном мире), Раст, удовлетворённый результатом, сделал глубокий вдох и крутанул пласты собственного сознания и духа в обратном направлении. Нет — артефактов или ещё каких сюрпризов в комнате нету. И во дворце, видимо тоже. Даже странно.
- ...К тому же ты маг и тебе не составит труда отправить к праотцам обычного человека. Пусть и инквизитора.
Скрипач еле заметно кивнул — он попросит поединка после этого... этой встречи. А пока стоит смотреть и слушать. Очень внимательно слушать.
- О, Раст, Маира. Какая неожиданная встреча. – Произнес инквизитор и попытался улыбнуться. – А ты, Скрипач, меняешь своих хозяев как перчатки. Маги, Воинство, а теперь и язычники. Мне даже интересно, сколько ты будешь сохранять им верность.
Ваалтер равнодушно посмотрел на него. Неужели инквизитор опустился до такого? Что же с ним сделали? Хотя, в целом, не важно.
- Как я и думал. - Сандро посмотрел на шаха. Было видно, что он нервничает и пытается тянуть резину. - Я видел многое, Шах. Возможно, я видел и её.
 
TillienДата: Суббота, 2011-04-30, 10:30:58 | Сообщение # 31
Tillien
Группа: Проверенные
Награды: 1
Репутация: 1233
Статус: Offline
Раст и Сандро

Шах повернулся к инквизитору, словно рассматривая его взглядом глаз, сокрытых белой маской. Сам Сандро, будучи далеким потомком плотской связи человека и нелюдя, прекрасно различал ауры и обратил внимание на нее у шаха, отличавшуюся от подобных у людей, стоявших рядом. Например, Наими. Мучительницу обволакивало блеклое светло-серое свечение с тонкими и редкими багровыми прожилками. Аура шаха же… менялась. Безликое серое марево сменялось паутиной черных линий, рубиновых узоров и аметистовых полос. Весь этот хаос мерцал и дрожал.

Сандро окинул взглядом других.

У Исмаила она была песочного цвета и будто объемной, словно тонны песка следовали за иманимом повсюду. У Маиры, предательницы, в ауре преобладали темно-зеленые полосы образов Защиты, сочетавшиеся с вереницей темных линий, расходящихся под прямыми углами; к удивлению инквизитора аура магички не гармонировала с ее одеждой и внешностью, затмевая природную красоту. У Раста она была нагромождением синих и светло-зеленых прожилок. И ничего похожего на ауру шаха.

- Вы уходите от ответа, инквизитор Сандро, - шах обращался к Отцу лишь по статусу и имени, - а наше время неуклонно тает.

В дворцовую залу ворвался язычник в пыльной и грязной одежде. Гонец, понял инквизитор. Мужчина поклонился, а затем обратился к шаху Хазры и Исмаилу, что-то шепотом им рассказывая. Шах лишь слушал, как и все остальные, тогда как Исмаил о чем-то спорил с гонцом. На его лице, доселе спокойном и уверенном, отразилось сомнение. До инквизитора долетели лишь обрывки разговор.

- … ка отходят, господин! Падишах при…
- … ис, - ответил Исмаил и отослал гонца прочь. – Так тому и быть.

- У нас очень мало времени, - сказал иманим, обращаясь ко всем сразу. – Сегодня войска выдвинуться из города и вы с соратниками, дорогая Маира, идете вместе с нами. К Селефаису.
- Оставляем город воинству?! Но почему?! – удивленно спросила магичка.
- Так решил падишах. И раз вы со своим императором решили принять нашу сторону, то и оспаривать его решения я вам не советую.

Маира фыркнула. Затем многозначительно посмотрела на Раста.

- Инквизитор Сандро останется здесь. Со мной, - сказал шах все тем же ровным и пустым голосом.
- Разве вы не пойдете с нами? – удивленно спросила заклинательница.
- Я не могу, - ответил он. - И прежде чем встретиться с магистром воинства я бы хотел поговорить с инквизитором Сандро.
- Мне кажется, что лучше будет убить его. Мой спутник был бы рад помочь...
- Поединок? – безликая маска повернулась к Маире. - Я позволю устроить поединок, но по своим правилам.

Инквизитор Сандро сглотнул. Поединок с магом в таких обстоятельствах значил для него лишь не самого приятного вида смерть, а надеяться он мог лишь на пресловутые правила шаха, который был заинтересован в сохранении его жизни. Раст также выглядел слегка удивленным, тогда как Маира беззастенчиво улыбалась. Кто знает, может для нее это было просто забавой.

- Конечно, господин, - кивнула Маира. Ваалтер последовал ее примеру.
- Заветы Имана гласят, что когда достойный муж хочет отомстить врагу своему, то должен вызвать он его на поединок и лишь мастерство меча разрешит исход сражения. Так будет и сейчас. Лишь сталь и никакой магии. Тот, кто нарушит запрет, умрет. Исмаил позаботится, чтобы это произошло самым болезненным образом.

Иманим усмехнулся. К ногам мага и инквизитора бросили две сабли, которыми ранее была вооружена гвардия шаха. Поединок должен был начаться прямо здесь и сейчас. Под любопытными взглядами язычников и предателей. Сандро поморщился от боли. На его стороне была воинская выучка и опыт, которые значили очень много. Против инквизитора была усталость и боль от нанесенных Наими ран. Раст же воином не был и без магии чувствовал себя как без рук, однако чувствовал себя прекрасно.

Сообщение отредактировал Tillien - Суббота, 2011-04-30, 5:27:35
 
WindchargerДата: Понедельник, 2011-05-02, 1:17:48 | Сообщение # 32
Windcharger
Группа: Проверенные
Сообщений: 62
Награды: 0
Репутация: 795
Статус: Offline
Поколебавшись, рыцарь всё - таки выбрал Амри де Кара. Наёмным убийцам, убивающим магистров, доверять не пристало. В мгновение ока выхватив меч, юный рыцарь нанёс Морту удар рукояткой бастардного меча. Роэм не собирался убивать ассасина, но сомневался, что де Кар хочет того же. Битва закипела там, где ещё пару мгновений назад отправился в лучший мир магистр де Лорт. Убийца ловко отпарировал рубящий удар, и сразу же контратаковал. Рыцарь Белой розы отпрянул и зацепился за хладный труп Эрвеля. Повалившись на спину, Ролланд увидел, что в схватку с Моротм вступил Амри де Кар. Наступая, глава союзных войск посыпал неистовыми ударами меча нерадивого убийцу. Последний, надо отдать ему должное, изящно парировал, отскакивая из стороны в сторону. Ролланд поднялся с пола и направился к врагу. Морт краем глаза заметил приближающегося рыцаря, ловко перекатился от сокрушительного удара меча Амри и в прыжке нанёс удар, который Роэм, благодаря рыцарской выучке, отразил, мгновенно нанеся удар кулаком в челюсть ловкача. Убийца из Ашк’Адара обмяк, отлетев в дальний угол шатра. Ролланд перевёл дыхание и оглядел многострадальный шатёр. Мебель была разбита, мечи валялись тот тут-то там, а о посуде даже говорить было нечего – осколки различных чашек, кружек, тарелок, кувшинов покрывали пол шатра. Пылинки витали в воздухе и проникали в лёгкие жадно хватающему воздух рыцарю. Вытерев лицо перчаткой, юноша повернул голову, и увидел Амри, который размеренными шагами сокращал расстояние между срединой шатра и Мортом…
 
TillienДата: Понедельник, 2011-05-02, 3:47:15 | Сообщение # 33
Tillien
Группа: Проверенные
Награды: 1
Репутация: 1233
Статус: Offline
Ролланд

Главнокомандующий союзных войск Амри де Кар, чьи глаза мерцали темно-аметистовым, взмахнул мечом и пригвоздил убийцу к земле, вонзив клинок между ребер. Морт дернулся, захрипел. Изо рта потекла тонкая струйка крови, окрашивая темную ткань шатра и грубый хлопок одежды в кармин. Застывшие глаза убийцы с немым укором смотрели на сира Ролланда Роэма. Виновника его гибели.

Амри де Кар вытер меч о край рубахи, размазав по ней кровь, вернул его в ножны и посмотрел на рыцаря Ордена, в замешательстве стоявшего рядом с телом магистра. В руках Ролланда был зажат меч.

- Убивать нужно голыми руками, - хмыкнул рыцарь, - ломая кости, сворачивая шеи и выдавливая глаза. Только так можно почувствовать упоение схваткой. Но ворвавшиеся сюда люди удивятся, найдя растерзанные тела, не так ли? Поэтому сир Ролланд, спасший меня и отомстивший за гибель великого магистра, расскажет этим людям ужасную историю об… имперском убийце с которым он храбро сразился и победил. А если не расскажет… сир Ролланд Роэм окажется в руках у магов у которых он украл книгу. Или сира постигнет участь этого убийцы…

Снаружи послышался топот. Стража и другие спешили к шатру. У сира Ролланда Роэма было несколько мгновений на то, чтобы придумать достойную историю или рассказать правду.

 
WindchargerДата: Понедельник, 2011-05-02, 4:43:48 | Сообщение # 34
Windcharger
Группа: Проверенные
Сообщений: 62
Награды: 0
Репутация: 795
Статус: Offline
Рыцарь был ошарашен таким внезапным поворотом событий. В его голове творился беспорядок, меч выпал из дрожащих рук, из глаз потекли еле заметные слёзы. Рыцарь в отчаянии опустился на колени, судорожно перебирая у себя в голове возможные варианты лжи.

Слова мерзавца де Кара раз за разом повторялись, усиливаясь, как и шаги бегущих в шатёр людей. Кое- как взяв себя в руки, юный рыцарь поднялся с пола, наградив Амри взглядом, полным ненависти и гнева.

-Когда-нибудь я отомщу тебе, ты, мерзкая дрянь, - подумал Ролланд, сжимая кулаки, -Но сейчас я должен как-то выпутаться из этой переделки, даже если придётся лгать.

Шатёр наполнился людьми – большинство из них были простыми солдатами, рыцарями, но было и пару знатных особ, а также несколько магов. Ролланду сразу стало неуютно при их появлении, и по спине пробежали мурашки. Юный рыцарь сделал глубокий вдох и приготовился отвечать на любые вопросы прибывших…

Среди новоприбывших рыцарь Ордена заметил своих собратьев – трое суровых воинов в белых плащах с подозрением осматривали своего брата по оружию, каждый имел при себе длинный меч, а у одного на руке висел щит с геральдикой Белой Розы. Среди толпы простых солдат виднелись фигуры в пёстрых мантиях – их лица покрылись испариной и были изборождены морщинами. Маги – понял Ролланд…
Юноша и дальше бы продолжал разглядывать собравшуюся толпу, если бы не тучная фигура мужчины, протолкавшая себе путь через вбежавших солдат. Грудь толстяка венчал панцирь, украшенный множеством драгоценных камней, тяжелый плащ держала брошь в виде позолоченного всадника, а в богатых ножнах покоился ещё более богатый меч. Рукоятку венчал бриллиант размер с человеческий глаз. Ролланд сомневался, что толстяку когда-либо приходилось применять его в деле, но факт того, что смотрелось всё это великолепно, Роэм отрицать не смог. Очевидно, толстяк был каким-то графом или бароном, и, судя по виду, довольно богатым, впрочем, как и все представители данного сословия. Герб его графства – зелёный боров на красном фоне – догадался юный рыцарь по эмблеме в центре нагрудника. С похожими нашивками на плащах в толпе мелькали солдаты – видимо, подчиняющиеся неизвестному аристократу.

Что здесь произошло? – требовательно спросил толстяк, - Я граф Трет де Виль и требую объяснений – сейчас же!
Разношерстная толпа поддержала де Виля – солдаты графа начали поддакивать, маги закашлялись и лишь рыцари Ордена стояли, молча, насупив брови.
Сир Ролланд Роэм бросил последний взгляд на столь ненавистного ему Амри де Кара и, выдохнув, сказал:

-Мне посчастливилось спасти господина де Кара от нападения убийцы, который забрал достопочтенного магистра Эрвеля от нас. Магистр отомщен мной, хотя, это не умаляет горесть от утраты такого великого воина и замечательного человека.
Роэм закончил и принялся ждать, что скажет граф…

Сообщение отредактировал Windcharger - Понедельник, 2011-05-02, 6:56:18
 
RiDДата: Понедельник, 2011-05-02, 9:12:56 | Сообщение # 35
RiD
Группа: Проверенные
Награды: 0
Репутация: 692
Статус: Offline
- Заветы Имана гласят, что когда достойный муж хочет отомстить врагу своему, то должен вызвать он его на поединок и лишь мастерство меча разрешит исход сражения. Так будет и сейчас. Лишь сталь и никакой магии. Тот, кто нарушит запрет, умрет. Исмаил позаботится, чтобы это произошло самым болезненным образом.

Раста условия не удивили: он ожидал чего-то подобного и сейчас разве что сожалел, что оставил в комнате новый кинжал. Вот он уже скинул дишдаш, оставшись в одних брюках. Плиты дворца приятно холодили босые ноги. Вырисовалась арена — собственно, в центре тронного зала, пол которого был уложен светло-голубой плиткой, и раньше было свободное место — но до этого оно ничего не значило. А сейчас там предстояло пролиться чей-то крови. Топорными движениями — ему редко приходилось иметь дело с клинками длиннее кинжала — Ваалтер поднял с пола простую, но оттого почему-то не менее роскошную (вот что значит настоящий вкус) саблю.

На арене уже стоял Сандро с точно таким же оружием в руках. Клинок лежал в его руке как влитой. Превосходно сбалансированная и острая как бритва сабля – идеальное оружие личной гвардии шаха. При других обстоятельствах, Сандро использовал бы свой любимый шестопер, наносящий ужасные раны и превращающий кости в труху, но при этом сохраняющий поверженному врагу жизнь. Перед боем он разорвал остатки пропитанной кровью рясы и сейчас чувствовал, как легкий сквозняк холодит свежие раны на изувеченной спине. Когда Шах огласил правила дуэли, инквизитор слегка улыбнулся. Может Раст и был искусным магом, но едва ли мог сражаться мечом, а значит, был легкой добычей для инквизитора. Жаль, что лезвия Наими уровняли их шансы. Сандро не знал, кто был его тайным союзником, но если он не лгал, инквизитору просто нужно было тянуть время.

Крепко сжав рукоять, инквизитор поднес гарду сабли к лицу, поприветствовав противника.
- Вот и я, Скрипач. Давай же, убей меня! – по-змеиному улыбнулся Сандро. Маг, в свою очередь, не стал тратить время и внимание на всякие жесты.
Всё сущее исчезло: остались лишь двое дуэлянтов и несколько метров пространства между ними. Пропали вкусы и запахи. Исчезли цвета. Лишь сталь клинков горела блестящим серым пламенем. Время услужливо замедлило свой бег, давая поединщикам рассмотреть каждую капельку пота на лице друг друга.*

Инквизитор начал обходить Раста по кругу, ища брешь в его защите. Скрипач же не обладал таким опытом, чтобы искать какую-то «брешь» в чей-то «защите». Зато у него не было ран, из которых сочится кровь вместе с жизнью. Он был крепок и силён, но сабля для Ваалтера была лишь куском металла, заточенным с одной стороны. Какое-то время он провёл выживая на улице, но ни о каких боях на мечах, или, тем более, саблях и речи идти не могло. Максимум, на который Раст был способен — всадить кинжал кому-нибудь под рёбра.
Инквизитор обладал идеально отточенными движениями и рефлексами, но, видимо, раны причиняли ему сильную боль. Навряд ли он сможет удачно провести два удара подряд. Но, возможно, этого и не потребуется. Главное — парировать первый.

Приблизившись к Расту, Сандро сделал резкий выпад саблей. Такой быстрый — и такой медленный.
Неловкое, непривычное движение потянуло мышцы, но всё же маг сделал всё правильно: клинок ударил по клинку с лёгким, мелодичным, смертельным звоном, отдавая вибрацией в кисть. Едва не шипя от боли в спине, инквизитор ретировался, вновь заняв оборону.

«Смертельная лотерея выиграна. Первая из них» - подумал Раст, переводя дыхание. Ожидания мага оправдались — теперь главное продержаться, и можно будет вонзить саблю в обессиленного врага.

С другого конца арены Сандро обратился к своему противнику:
- Весьма неплохо, маг. Но не желаешь ли ты немного поговорить со мной?
Этот вопрос вызвал у Ваалтера некоторое удивление. Он был расслаблен, но его противник чувствовал готовность Скрипача отразить следующий выпад.
- Сандро, я сначала убиваю, а уже потом разговариваю.
От взгляда холодных серых глаз инквизитора по спине Раста прошел легкий холодок. Во время их короткого общения в лагере воинства маг так и не смог поймать его взгляд, но сейчас он видел в его глазах лишь безумие и боль загнанного зверя. Сам Раст был твёрдо уверен в своей победе. Он боялся противника, но этот страх был его верным союзником. Скрипач бывал в разных ситуациях, и эта была намного лучше многих из них. Тем более, что он не отказался бы от боя, даже заранее знай условия.

- Всему свое время, Раст. Сделай же мертвецу одолжение, расскажи о себе. – С наигранной печалью отозвался инквизитор.
«А, собственно, почему бы и нет? Редко такой случай выпадает» - подумал маг. Сандро отсюда не уйти, и они оба знали это. Предатель был одной ногой в могиле, и если он хочет купить себе еще несколько мгновений, то так тому и быть. Раст ответил:
- Начни с себя. Я уверен, такому как ты всегда есть что рассказать.
Инквизитор почувствовал, как на спине открылось несколько глубоких ран, и с каждой упавшей каплей крови таяли его шансы на победу и жизнь.
- Хорошо, хоть я и привык, что обычно исповедуются мне, а не наоборот.

Решив, что внимание противника отвлечено, Раст подумал было атаковать, но затем отбросил эту идею – враг был все еще силен и крайне опасен. Глупо, лучше не рисковать и дождаться, пока инквизитор сам потеряет силы. Интересно, поединок ограничен во времени?
На секунду ширма между ареной и миром приоткрылась — Маска безлико наблюдала за происходящим.
- Знаешь, маг, я никогда не видел лица свой матери. Она умерла еще при родах. По крайней мере, так сказал мне мой отец.
Выдержав театральную паузу, инквизитор добавил:
- А твоя наверняка была шлюхой?

Скрипач даже не заметил провокации.
- Почти. Трахалась со всеми подряд. Отец говорил, что она и к нему ушла от какого-то бедняка.

Инквизитор сделал шаг вперед, готовясь нанести новый удар. Но лицо Раста приняло особо холодное и отстранённое выражение — только в глазах нечто вроде «подходи, подходи». Сандро остановился, поняв, что его уловка провалилась. На какое-то мгновение ярость и паника, копившиеся в нём внутри, всплыли наверх; он хотел броситься на мага и вцепиться ему в горло, разорвать, убить, но сабля сразу же обезглавила бы его. Кое-как инквизитору удалось обуздать себя. Сандро оставалось лишь тянуть время.

- Так как звали твою мать?
- Ингрид. А о свой-то что молчишь? – Спросил Раст даже с некоторой толикой искреннего интереса.
- Забавно... У моей матери было такое же имя, представляешь? До чего же дурацкая ситуация: два человека, рожденных женщинами с одинаковыми именами, собираются убить друг друга. И боятся!
- Я не боюсь тебя.
- Конечно. Ты храбришься, но я чувствую твой страх. Он пьянит меня, словно сладкое вино. Мы все боимся, маг. Но лишь сильные духом продолжают идти. Знаешь, а это делает тебе честь. Даже жаль, что ты умрешь.
- Умру, - спокойно подтвердил Скрипач. - Мы все когда-нибудь умрём. - добавил он с некоторой печалью. - Только понимая это, можно достойно провести время до смерти.
- А отца-то как твоего звали?
Отец. Правда, как же его звали? Когда Сандро покидал родные края, он постарался обрубить все концы, оставив прежнюю жизнь в далеком прошлом. А ведь если он сейчас умрет, никто по нему не заплачет, и даже не вспомнит.
-… отец рассказывал, что мать умерла при родах, но, скорее всего врал. - сказал инквизитор не к месту. - Он говорил, что у нее были большие серые глаза и длинные волосы, цвета хлебных колосьев. И она всегда носила на шее медальон в виде литеры «А» из меди.

Сандро находил некоторое очарование в таком разговоре с человеком, которому, видимо, суждено его убить. В конце-концов, смерть на дуэли была далеко не худшим концом, а маг - вполне достойным противником. Слова инквизитора заставили Скрипача вспомнить родную мать. Светлые волосы, серые глаза. Ладно, по миру бродит полно сероглазых белокурых женщин с именем Ингрид. Но медальон... Такие он больше нигде не видел. И если они говорят об одном и том же человеке... Нет. Это невозможно.

- А жили-то вы где?
- В то время недалеко от Галеота.

Заметив смятение мага, Сандро начал медленно подкрадываться к нему.
- В деревне с дурацким названием Парха, да? - навскидку разница в возрасте между магом и инквизитором составляла лет 10. Примерно столько же отец Раста жил с матерью к моменту его появления на свет. И ещё Ваалтер помнил, откуда она пришла. И если и здесь всё совпадёт, то это будет значить, что...
Инквизитор не ответил. Время ускорилось. Сандро сделал еще один шаг и, оказавшись на расстоянии вытянутой руки от мага, занес саблю для смертельного удара. Но Скрипач оказался быстрее... Сандро парировал его удар, а когда их сабли встретились, раны на спине вновь дали о себе знать — боль вытолкнула из глотки вопль.
Раст не стал расцеплять скрещенные сабли (знал, что на нужные манёвры не хватит опыта) и с размаху ударил инквизитора кулаком в корпус.
Хрустнули треснувшие рёбра, и в следующий миг Сандро уже лежал на плитах. С большим трудом он заставил себя сосредоточиться на чём-либо кроме боли — и не зря: Раст был уже рядом.

Кое-как приподнявшись на локтях, Сандро наотмашь ударил саблей по ногам мага. Конечно же, удар цели не достиг, но магу пришлось отойти. В прочем, продолжать атаку он не стал - ему хотелось услышать ответ до того, как он убьёт инквизитора. Если и здесь всё совпадёт, и Сандро говорит правду — то он его сводный брат. Может, он специально узнал чтобы... Но как?
- Да. Парха.
Одного взгляда в глаза подымающего с пола, хрипящего от боли инквизитора хватило, чтобы понять — он не лжёт.

У Ваалтера были двое родных братьев — никто из них не был личностью. Старшего убили мелкие бандиты из-за его же глупости. Младший просто спился. Ни сражаться, ни работать, ни торговать они так никогда и не научились несмотря на все усилия отца. Но этот... Сандро был воином. А ещё предателем. Возможно ли, чтобы он был сводным братом Раста? Видимо, придётся признать.

С большим трудом Сандро удалось подняться на ноги с залитого кровью пола. Окончательно обессилев, он склонил голову и опустил свою саблю. Он понял, что проиграл поединок, и его ждёт смерть, но где-то в глубине свой души он ощутил тепло. У него есть брат, родной человек, который мог бы стать для него настоящей опорой, встреться они при других обстоятельствах.
- Нет. Ты все равно предал меня и заслуживаешь смерти. – Едва слышно произнес Раст. Скорее даже для себя, чем для Сандро. Маг не мог пройти против своих принципов. По крайней мере, сейчас.
- Раз так… заканчивай, Скрипач. Я бы так и поступил. – Произнеся это, Сандро вскинул голову и поднял саблю. Но за мгновение до того, как клинки братьев встретились, инквизитор прошептал:
- А ведь мы могли бы…
Сандро попытался контратаковать, но его оружие прошло мимо сабли Раста. Боль сковала его тело ледяными цепями.
Сабля инквизитора оставила неглубокую рану на животе Раста. Маг повел своим клинком разрезав плечо противника. Его сабля с лязгом упала на пол. Раст вновь ударил левым кулаком в живот, а затем рубанул по туловищу инквизитора. Последним, что тот услышал, был звук даже не ломаемых, а разрезаемых клинком костей. Целую вечность Сандро падал на пол тряпичной куклой.

Всё конечно.

Мир вновь обрёл привычные очертания и краски. Время, до этого тёкшее, как расплавленный металл, вновь обрело свой ход. Вселенная больше не ограничивалась ареной: в огромном тронном зале Раст стоял над телом умирающего сводного брата, окруженный волшебницей, шахом и их свитой. Теплая кровь, толчками выходящая из длинной уродливой раны на корпусе Сандро, коснулась ног мага.
Ничто не держало и самого мага в этом мире. Кто у него есть? Консульт его предал, женщниы из-за этого самого Консульта нет. Его никто не хочет видеть, никто не ждёт. Зато перед ним сейчас умирает раненый им же сводный брат.

- Он предатель! Смерть! - завопил голос глубоко внутри.
- Он твой брат! - ответил другой.
- Чтобы ты сделал с обычным человеком, предай он тебя?
- Убил!
- А с брата надо спрашивать ещё строже.
- Он не знал!
- Ну так убей его, как любого другого!
- Нет! Нельзя оставлять за собой только смерть и разрушение!
- Смерть — это тоже что-то.

- Твою мать! - не выдержал маг и закричал. Он принял решение. Может, он будет о нём ещё сожалеть... в таком случае убить он всегда успеет. В конце-концов, лучше сожалеть о действии, чем о бездействии.

Ваалтер опустился рядом с инквизитором на колени, положил саблю, крепко зажмурился и повёл руками над раной. Засверкали белые и голубые искры и всполохи. Это она выглядит страшной, на самом деле — всего-то срастить рёбра и восстановить мышцы...

«А ещё я больше никогда не буду разговаривать с теми, кого собираюсь убить.»

Сообщение отредактировал RiD - Понедельник, 2011-05-02, 9:18:33
 
TillienДата: Вторник, 2011-05-03, 7:57:27 | Сообщение # 36
Tillien
Группа: Проверенные
Награды: 1
Репутация: 1233
Статус: Offline
Ролланд.

Сир Амри де Кар кивнул, подтверждая слова рыцаря. Свита де Виля загудела, зашумела, начались пререкания – смерть ставленника патриарха потрясла всех, но больше их, конечно, беспокоила судьба Священного воинства, которое осталось без предводителя. Ролланд Роэм уже предчувствовал склоки и борьбу за власть между южными дворянами, магами и церковниками. Однако глава союзных войск – нелюдь, который убил Морта! - громко кашлянул, заставив всех замолчать. Глаза присутствующих обратились к нему.

- Судьба Священного воинства висит на волоске! – рявкнул Амри. - Пришло время ответственных решений и я, как главнокомандующий войск Юга, предлагаю немедля назначить нового магистра! Эрвель де Лорт был бы против промедления!
«Но… кого?» - виделось в лицах дворян да и сира Ролланда.
- Патриарх А’Рэль Третий прибудет в лагерь через несколько дней, а до тех пор нас поведет доблестный сир Ролланд! Я готов дать клятву верности человеку, спасшему меня и отомстившему за гибель великого магистра! Я и мои воины!
- Я…
- Слишком поспешное решение, сир, - сказал кто-то из магов; из свиты Симаса, насколько понял Ролланд - именно у них он украл злополучную книгу и маги это знали.
- Роэм! – подхватили сзади.
- Роэм!!! – закричали солдаты снаружи.
- РОЭМ!!! – пронеслось по лагерю.
- РООООООЭМ!!!

Амри де Кар улыбнулся – Ролланду вновь показалось, что его глаза блеснули зловещим фиолетовым, - а затем в гробовой тишине осторожно снял с тела мертвого магистра окровавленный черный плащ с вышитым на нем крестом – символом воинства, символом церкви и символом власти. А затем главнокомандующий накинул плащ на плечи безмолвно стоящего рыцаря. Подтолкнул вперед.

Ролланд Роэм вышел из шатра, представ перед глазами тысяч людей среди которых был весь цвет юга, лучшие маги Алебастра, воины из самых далеких городов и притиснувшееся к воинству отребье. Все, кто был поблизости, смотрели на него. Члены Ордена Белой Розы переглянулись, а затем встали на одно колено перед новым магистром. Их примеру последовали все остальные. Последними преклонились маги и сам Амри де Кар.

- Магистр Ролланд Роэм! Герой воинства! – прокричал вставший главнокомандующий; остальные тоже вставали.
- Магистр Роэм!
- МАГИСТР РОООООЭМ!!!
- РОООООЭМ! – кричал уже весь лагерь; перед людьми вновь замаячила надежда на будущее и на искупление, их возглас подхватили все. У Ролланда перехватило дыхание от неожиданности, свалившейся на него ответственности и всего, что сейчас произошло. У рыцаря закружилась голова. «Их услышали даже в Хазре» - пронеслось у него в мыслях.
- Ты мертвец, рыцаришка, - расслышал он шепот одного из магов. – Мертвец.

Через несколько минут Ролланд, несколько магов и главнокомандующий стояли в шатре нового магистра. Тело Эрвеля и его убийцы уже унесли, однако здесь все также царил хаос недавнего сражения: разбросанные кубки, щепки, кровь. Внутри было душно и жарко, пот лил ручьем. Ролланд поймал на себе злобный взгляд одного из магов. Кажется, у него прибавилось врагов.

- Войска шаха покидают Хазру, магистр, - сказал Амри. – Так говорят наши разведчики и информаторы. Нужно незамедлительно захватить город.
- В лагере беспорядок, мы еще даже не похоронили тела…
- Мертвые подождут, - бросил де Кар. – Нам нужно двинуть войско или хотя бы его часть на Хазру и как можно быстрее захватить город и все, что они не успели забрать или уничтожить. Через несколько мы перенесем туда лагерь и там встретим патриарха. Вы согласны со мной, магистр? Вы согласны повести войска?

Сообщение отредактировал Tillien - Вторник, 2011-05-03, 7:57:42
 
WindchargerДата: Среда, 2011-05-04, 1:52:30 | Сообщение # 37
Windcharger
Группа: Проверенные
Сообщений: 62
Награды: 0
Репутация: 795
Статус: Offline
Эмоции волной накатили на Роланда, словно шторм на беззащитный и крохотный баркас. Он не мог поверить в случившееся, но так оно и было. Бросив взгляд на черный плащ с вышитым на нём красным крестом, юный воин вновь ощутил прилив чувств, колеблющихся от потрясения, до радости, а затем горечи и вины. Рыцарь осознавал, что своим почти нереальным при других обстоятельствах восходом вверх по ступеням власти и могущества он обязан именно убийству, хотя и не совсем невиновного, человека. Вынужденное принятие этого неотвратимого факта, казалось бы, сводило убеждения и принципы Роэма, как доброго человека, так и рыцаря ордена Белой Розы, на нет. Юношу невольно передёрнуло от подобных мыслей – ему не хотелось этого принимать, но кровь Морта была на руках белого рыцаря, а плащ всё ещё висел на его плечах. Ничего поделать, дабы вернуться обратно в тот злосчастный момент и сделать всё иначе, уже не представлялось возможным. Была возможность исправить хоть что-то прямо сейчас, в этот самый момент. С этого момента сир Роланд Роэм, рыцарь ордена Белой Розы, а ныне новоиспечённый Магистр Священного Воинства, торжественно поклялся сам перед собой, что больше не совершит подобных бездумных, порочащих его честь, и приносящим окружающим беду, поступков.
Из состояния глубокой задумчивости его вывел голос Амри де Кара.

-Нам нужно двинуть войско или хотя бы его часть на Хазру и как можно быстрее захватить город и все, что они не успели забрать или уничтожить. Через несколько мы перенесем туда лагерь и там встретим патриарха. Вы согласны со мной, магистр? Вы согласны повести войска?

Роланд уже было начал сомневаться, что ответить, но тут же вспомнил, что дал себе клятву исправить свой низкий поступок, прежде чем набрать в грудь побольше воздуха и приготовиться дать ответ подлому нелюдю, магистр Роэм осмотрел заметно поредевшее количество с прошлого раза людей, которые теперь обливались потом и терпеливо ожидали новых приказов от него. Роланд увидел старика со скрюченным носом, более походившим на орлиный клюв из которого торчали длинные седые волоски. Во всём остальном, кроме его мантии, которая обозначала принадлежность к ордену магов, старец ничем не отличался от людей его же возраста. Та же лысина, та же морщинистая кожа, те же глаза, которые сейчас пожирали нового магистра целиком. По правую сторону от престарелого мага стоял суровый вояка с пышной рыжей бородой. Казалось, жара, стоявшая в шатре, ничуть его не смущала. Его лицо - суровая маска, несло на себе бессчётное количество шрамов, выказывало готовность исполнять приказ, каким бы абсурдным он не был. Мужчина был закован в тяжелые латы, с пояса свисала массивная булава, побывавшая не в одном сражении, и наверняка раздробившая не одну голову. Слева от мага стоял чахлый и худощавый аристократ, пёстро разодетый для столь серьёзного собрания. Его голову венчала короноподобная шляпка с множеством разноцветных перьёв. Поверх бесспорно дорогого одеяния на дворянине висела, по-другому не скажешь, весьма красивая с точки зрения эстетики, но бесполезная чешуйчатая броня. Пот лился рекой исподлобья, что очень раздражало мужчину. Вес своим видом он желал, чтобы собрание побыстрее закончилось. Было ещё несколько человек – безымянный рыцари и лорды, которые занимали ключевые места по всей машине Воинства.

-Мы выступаем, - сказал Роланд, придавая своему голосу повелительные нотки, - но не прежде чем мы похороним погибших со всеми надлежащими почестями. Командиры, потерявшие меньше всего, могут уже готовиться к походу на Хазру. Тем, кто понёс серьёзные потери, следует укрепить ряды тех войск, что потеряли ниже минимума людей. Раненых следует держать в запасе – нам не нужно больше бессмысленных жертв…

Сообщение отредактировал Windcharger - Пятница, 2011-05-06, 11:18:51
 
TillienДата: Пятница, 2011-05-06, 7:38:20 | Сообщение # 38
Tillien
Группа: Проверенные
Награды: 1
Репутация: 1233
Статус: Offline
Раст и Сандро

- Какого!.. – ахнула имперская заклинательница, когда Раст сотворил один из образов исцеления и раны инквизитора начали заживать прямо на глазах. – Что ты творишь!? Он предал тебя! – Она либо не расслышала разговора, увлеченная зрелищем, либо не обратила внимания, как и остальные.
- Убей его или мы убьем вас обоих, - хмыкнул иманим, а на лице его спутницы появился довольный оскал.
- Не смей, Исмаил! Раст!
- Я остаюсь во дворце, - сказал ренегат. – Вместе с Сандро.
- После всего, через что мы прошли? После всего!? – Маиру охватила дрожь, еще немного и ее ненависть опалила бы стены и превратила всех в пепел – вокруг истинного мага вспыхнули всполохи энергии, поднявшийся горячий воздух взлохматил ее черные волосы. – Да как ты сме…

Ее прервал оглушительный грохот. Стены дворца дрогнули, сверху посыпалась штукатурка. Снаружи залы послышались вопли, звон оружия, а затем тяжелые двери слетели с петель, разлетелись в щепки. Тысячи обломков взвились в воздух. Раст успел различить только неясную тень, которая ворвалась в зал. Молниеносный удар – щелчок! – отбросил ренегата в сторону, повалил инквизитора обратно на пол.

Маира среагировала мгновенно. Заслоны образов защиты приняли на себя основной удар, ярко вспыхнули и отбросили от себя нападавшего – демона. Огромный тощий гуманоид с темной чешуйчатой кожей, длинными руками и гибким хвостом, заостренным на конце. И Раст, и Сандро узнали в демоне прислужника Симаса – мага Алебастрового Консульта и ставленника великого магистра в воинстве. Единственной новой деталью в его облике были багровые светящиеся узоры, которые покрывали все тело Эскехераля из убежищ Первой Матери.

Узоры заставляли глаза слезиться и отводить взгляд в сторону, однако это не касалось Маиры и Исмаила – магичка и жрец ударили одновременно. Иманим взмахнул рукой, и на демона устремилась волна обжигающего песка. С рук заклинательницы сорвался образ электричества – потрескивающая дуга разрезала воздухи и хлыстнула Эскехераля. Узоры на его теле вспыхнули ослепительным светом. Песок не причинил вреда, а боевой образ растворился.

Последним, что увидели инквизитор и ренегат был размытый силуэт демона, блеск его когтей и смерти, смерти, смерти. Взмах длинной руки лишил Исмаила большей части головы. Прыжок – и демон уже возле Маиры. Острый хвост воткнулся ей в живот, проткнул насквозь, а когти оставили шесть алых полос на лице. Еще один прыжок и гвардия шаха лишалась голов. Удар - и с лица шаха слетела маска…

Раст почувствовал острую боль в груди, посмотрел на собственные руки, на пыльный пол. Он лежал в луже крови, которая медленно растекалась вокруг. Подняв взгляд, он увидел перед собой темную фигуру демона: окровавленную, запыленную, страшную.

- Пожелание сира Ролланда Роэма, - пронеслась чужая мысль в голове Ваалтера. – А Эскехераль из убежищ Первой Матери выполняет обещания.

Удар хвоста отправил Раста Ваалтера, бывшего адепта Алебастрового Консульта, в небытие.

Сандро

Инквизитор пребывал в странном состоянии. Он видел пыльный, окровавленный зал, но чувствовал себя находящимся где-то в другом месте. Далеко, далеко отсюда. Там, где теплый свет и приятный запах лета. Сандро моргнул. Наваждение не исчезло. Добавилась лишь боль от сломанных ребер и порезов.

- Твоя вера хрупка, как горный хрусталь, - раздался мелодичный голосок и инквизитор увидел перед собой красивую женщину в легком светлом платьице. Волосы у женщины были золотистые, а глаза ярко-голубые. Она ему кого-то напоминала. – Твоя вера хрупка, но ее можно укрепить… ведь ты еще не оставил пророка, Сандро? Не оставил?

Сандро что-то прохрипел. Слова отказывались выходить из горла.

- Не оставил, я знаю. И поэтому ты мне нужен, Сандро, очень нужен. Священное воинство стало марионеткой в руках нелюдей и нужен тот, кто способен это исправить. Тот, кто поведет воинство к подлинному искуплению ради пророка и всего мира.
- Что… должен делать?
- Избавиться от нелюдей, этой заразы и всех ее прислужников. Начиная с нового магистра – рыцаря по имени Ролланд и тех, кто стоит за ним. Делай с ними то, что делал всегда. Убивай, пытай… если все получится, то ты получишь прощение своим грехам, а если нет – это будет неважно. И в знак расположения я дам твоему сводному брату еще один шанс.

Женщина подошла к распростертому телу мага, коснулась его. Раст содрогнулся в конвульсиях, захрипел, а затем дыхание его стало ровным, будто за последние часы с ним ничего не случилось и его едва не убил один из демонов Консульта.

- Ты…телепортация в Веррисе… все эти смерти… твоих рук дело?
- Да, - она кивнула и мило улыбнулась. – Это было нужно, чтобы запустить в действие… все, что ты видишь вокруг. И когда они вернутся в наше время… вместе с ними придут невероятные перемены.

Сандро и Раст

Отец Сандро открыл глаза. Свет был приглушенным, в воздухе повисла пыль и дышать было очень тяжело. Где-то рядом стонал его сводный брат и… осторожные шажки по направлению к нему. Пересиливая себя инквизитор встал, морщась от боли в груди и левой руке – кажется, кость была сломана. П

- Она прекрасна, не правда ли? – раздался голос шаха. На нем не было маски взгляду инквизитора открывалось безликое лицо на котором не было ни глаз, ни носа. Лишь узкая полоска рта. Зрелище было иррационально отталкивающим, словно перед ним находился один из намали. – Прекрасна… инквизитор Сандро, я могу попросить вас сделать одну вещь?
- Где все остальные?
- Сбежали. Остались лишь трупы моей верной гвардии и тело Исмаила. Наими вкусила его плоть прямо здесь и теперь таланты иманима стали ее талантами, к сожалению. Садизм не к лицу женщинам. Инквизитор Сандро, одна вещь…
- Чего вы хотите?
- Убейте меня. Сюда скоро ворвутся ваши войска, а я все равно не могу покинуть дворец… последний удар я бы хотел получить от того, кто с Ней говорил…

Сообщение отредактировал Tillien - Пятница, 2011-05-06, 7:38:35
 
RiDДата: Воскресенье, 2011-06-12, 6:44:31 | Сообщение # 39
RiD
Группа: Проверенные
Награды: 0
Репутация: 692
Статус: Offline
Через огромные оконные проёмы подул ветерок, приятно холодя уставшее тело. Царило спокойствие. Невозможно было поверить в то, что развернулось здесь минуту назад. Даже глядя на разбросанные демоном трупы гвардейцев и куски колонн.
- Хорошо... но, прошу, скажи мне... ― голос Сандро звучал очень тихо и неуверенно, ему трудно было выдавливать из себя звуки. После случившегося он почувствовал себя ребёнком. Многие годы отец Сандро не оказывался в роли смиренного просителя, каковым на самом деле и должен быть служитель Церкви, пускай и инквизитор.
- Скажи мне, кто она, - с трудом закончил он.
Мышцы вокруг рта шаха напряглись. Наверно, это должно было быть располагающей улыбкой. Было бы, если бы кроме рта на лице были бы ещё хоть глаза. Но глаз не было, и что означала эта судорога можно было только догадываться.
- Конечно, инквизитор Сандро. Если она снизошла к вам, то вы должны знать ту малость, что знаю я, - сказал и сделал небольшую паузу, подбирая слова. - Она сестра вашего пророка.
Сандро был в замешательстве. За последние часы произошло слишком много непонятного и неконтролируемого, чего он по долгу службы не мог допускать. Но сегодня, однако, был не его день. Садисток, демонов, магов и нелюдей мало ― кульминацией оказался переворот религиозных догматов. Нигде, ну, черт возьми, нигде, ни в каком писании не было даже самого призрачного намёка на то, что у Арумы была сестра. Вернее, Сестра. В былые времена он сам занялся бы человеком, осмелившимся думать о подобной ереси. Занялся бы с холодной головой, но и ярким огнём любви и сострадания, горящим в сердце. Ну, или должным там гореть.
Но сейчас оказалось, что Она не просто существует. Она даёт ему возможность обрести искупление. При чём самое настоящее - это Сандро чувствовал нутром. Для этого не нужно соблюдать догматы, молиться, поститься, да и вообще заниматься всей этой никому не нужной ерундой. Общение между инквизитором и богом сводится к минимуму формальностей.
Она даёт ему шанс обрести спасение, которое в иных обстоятельствах просто невозможно для человека, не принесшего в мир ничего, кроме разрушения и смерти.
Для этого Сандро нужно делать то, что он умеет лучше всего.
Инквизитор медленно обвел взглядом некогда прекрасный зал ― кровь, трупы, обломки мебели, куски колонн и стен, снова трупы... Легкий ветерок, развевая остатки роскошных гардин, приятно холодил кожу, давая отдых усталым мышцам. Воздух нёс с собой песок и пыль, укрывая тела и обломки своеобразным погребальным саваном.
Ничто не вечно. Всё прошло, всё уходит. Вот и погибшие канёт в череду минувших дней, десятков и сотен других сражений. Инквизитор ощутил наваливающийся тяжелым ярмом груз усталости, который со временем становится сбросить всё тяжелее и тяжелее. Он никогда не задумывался ни о судьбе, ни о смысле жизни. Просто делал, что должно, потихоньку спускаясь всё ниже и ниже.
Неожиданно Сандро осознал, что скоро этого делать уже не придётся. Нужно лишь стереть с лица мира ещё несколько грехов. А до тех пор он справится.
Рядом, на полу, сидел его сводный брат. Он одет в одни льняные брюки, на теле видны многие раны, но ни одной серьёзной ― благодаря Её божественному вмешательству. Но даже его взгляд, обычно холодный и твёрдый, сейчас неуверен и робок. И как теперь изменится его жизнь? Может, сегодня Раст обрёл не только брата, но и религию?
Прохладный воздух приятно обволакивает кожу.
Но холодный и липкий страх при взгляде на лицо шаха (вернее, эту гротескную пародию на лицо), страх перед чем-то откровенно чужим проникает намного глубже.

Сегодня леди Грей повезло.
"Ну должно же мне хоть когда-нибудь повезти" - подумала она, залпом допивая из фляги остатки жгучего ошхара. Наркотик не снимал боль, но как-то отдалял, так что на неё было с высокой колокольни. Раст слишком устал, чтобы постоянно поддерживать обезболивающие образы, а полностью устранить боль ему сил тем более не хватало.
Ваалтер нашёл её, услышав стоны в одной из комнат. Он и инквизитор к тому времени уже доделали все свои дела - убив шаха, они первым делом раздобыли свои вещи и привели себя в порядок. Попутно Сандро вытащил откуда-то из-за трона небольшой черный свёрток, но не поспешил его разворачивать, а положил на дно своей заплечной сумки.
Сейчас все трое находились в этих покоях, явно предназначенных для гостей высокого ранга. Сандро сосредоточенно точил клинок, тонкую изящную саблю. Раст, закутанный в черные бедуинские одежды, куда лучше подходящие для местного климата, чем его старый плащ, то наигрывал что-то на своей скрипке, то погружался в глубокие раздумья.
Леди Грей полулежала на матраце, пытаясь собрать воедино разбросанные нещадной болью мысли по уголкам разума. Болело всё тело, слабость сковала её мышцы, так что о бое или ношении доспехов не могло идти и речи. Из вещей у неё были лишь ещё две бутыли с ошхаром, которые Скрипач раздобыл где-то во дворце (ещё он притащил с собой небольшую шкатулку красного дерева, которую, не раскрыв, спрятал в складках одежды), да гросс-мессер в ножнах, который теперь её навряд ли придётся когда-либо использовать: скорее всего она навсегда останется калекой, неспособной самостоятельно подняться с кровати. Раст, бывший, по сути, неплохим целителем, на прогнозы не распространялся, да это было и не в его духе. Удивительно, что он вообще спас Грей, тем более что ни она, ни он сам не понимали, почему.
Грей откинула назад голову и, закрыв глаза, глубоко вздохнула. Она не знала, как она выглядит, но смотреть в зеркало не хотела хотя бы потому что чувствовала, что лишилась большей части волос.
- И... что теперь? - всё произошедшее во время её кратковременной комы так и оставалось тайной.
- Теперь мы ждём Воинства, - ответил Ваалтер. Сейчас Грей заметила, что на поясе у него висит сабля. Точно такая же, какую точил Сандро.
- Да, - подтвердил последний, отвлёкшись от своего дела. - Нам нужно убить Роэма.
- Что ты скажешь, если узнаешь, что он наслал демона? - с лёгкой усмешкой спросил Раст, предвосхищая её удивление. - Он спутался с нелюдями.
В другое время леди Грей не поверила бы, возмутилась клевете на рыцаря Белой Розы, попробовала бы узнать больше... Сейчас ей было всё равно. Боль возвращалась.
Она откупорила другую бутылку с наркотиком.


Сообщение отредактировал RiD - Воскресенье, 2011-06-12, 6:45:10
 
TillienДата: Вторник, 2011-07-05, 1:09:03 | Сообщение # 40
Tillien
Группа: Проверенные
Награды: 1
Репутация: 1233
Статус: Offline
    Сандро, Раст и Катерина
    [Спустя три часа после бойни во дворце и убийства шаха]


Они услышали шум задолго до того, как солдаты ворвались во дворец. Воинство занимало город подобно цу¬нами: квартал за кварталом, улица за улицей, дом за домом. Под полуденным солнцем верные пророку люди гра¬били языческий оплот, сполна получая за недели лишений, страха и боли. Немногочислен¬ных жите¬лей, не сбежавших вместе с имперскими войсками, вытаскивали из убежищ и либо брали в плен, либо убивали прямо на улицах, заливая мостовые кровью. Священное воинство пришло.

Перебравшиеся в тронный зал Сандро и Раст о чем-то тихо разговаривали, беспокойно оглядываясь на лежащих повсюду мертвецов. Болезненно выглядевшая Катерина стояла рядом, прислонившись к одной из колонн по бокам помещения. В руках рыцарь держала флягу, еще пара таких же валялась неподалеку. Когда в залу вошли громыхавшие доспехами и оружием солдаты, она бросила в их сторону лишь короткий взгляд, а затем снова отпила из фляги.

- Какого хрена?! Что здесь произошло?! – ахнула Джоана, увидевшая царивший тут погром и едва не споткнувшаяся о разорванное тело язычника. Один из солдат позади женщины схватился за горло и выбежал из залы. – Где шах? Магистр Ролланд приказал…
- Он мертв, - только и сказал Сандро, показав на одно из тел. – Как и Исмаил. Как и десяток других язычников. К слову, у шаха даже не было лица. Посмотри сама, если не веришь. – Джоанна Ло так и поступила, а инквизитор с удовольствием отметил, как изменилось ее лицо. – Было бы интересно услышать… объяснения.
- Объяснения? Какие объяснения, твою мать?! – бросила Джоанна, не скрывая своего отвращения к безликому шаху, язычникам и, возможно, даже инквизитору. – Я лишь выполняю приказы магистра Роэма и патриарха! Может быть, это языческая магия или еще что. Вы вообще собираетесь объяснить, что здесь произошло?
- Да, но с начала… нам нужно поговорить о другом, Джоанна. Только мы вчетвером. И твой брат, если он здесь. Несмотря на то, что между нами случилось…
- Ты про пытки? – усмехнулась воительница, продолжая осматривать залу.
- И про них тоже.
- Эрзаль в лагере, - она махнула рукой, выпроваживая солдат. – Ну, так что ты хотел сказать, Сандро? И как ты объяснишь присутствие здесь этого предателя? Ваалтера. Священное воинство осведомлено о твоих отношениях с имперской посланницей, маг, и это мало кому нравится. Симас даже хотел отправить за тобой пару своих… зверушек. Магистр запретил.
- Маира ранена и сейчас ее везут в Селефаис, Джоанна. А Раст помог этому случиться, - ответил инквизитор с непроницаемым лицом, столь свойственным его коллегам. – Мы хотели поговорить о другом. О демоне, которого прислал ваш новый магистр…
- Эскехерале. Сукин сын едва не отправил меня к праотцам, - буркнул Раст, впервые заговоривший после прихода воительницы.
- … и той, кто нас спасла.

Инквизитор Сандро кивнул в сторону. Джоанна обернулась. Из затемненного угла залы, осторожно перешагивая через трупы, лужи крови и обломки мебели, к ним двигалась стройная девушка в легком светлом платьице, слегка забрызганном рубиновыми капли, впитавшимися в ткань. Золотоволосая и с голубыми, как ясное небо, глазами – она выглядела чужой в этом хаосе, грязи и вони.

- Кто… она такая? – ладонь верной легла на рукоять меча, торчавшую из ножен. На фоне неизвестной одетая в кольчугу поверх поддоспешника Джоанна выглядела варваром, громадой возвышавшимся над игривым ребенком.
- Приветствую вас во дворце, Джоанна, - мило улыбаясь, поклонилась незнакомка. – Я много слышала о ваших подвигах и рада видеть здесь такую славную воительницу.
- Что за… херня? – она поочередно смотрела на Сандро и на Раста, а те в свою очередь смотрели на девушку. Лишь Катерина была занята наркотическим содержимым фляги.
- Зови меня Седной. Единокровной сестрой нашего божественного пророка Арумы, ради которого я и стою перед вами. Раст, Сандро и Катерина уже в курсе плачевной ситуации в воинстве, но нам нужны еще союзники.
- Союзники? Для чего? Что вообще происходит!?
- Ты не замечала странностей за твоим новым патриархом в последние годы? – спросила сестра пророка, не отводя взгляда голубых глаз от Джоанны. - Может быть, у него изменился характер, речь… поменялись цели?
- Да, но…
- Тогда слушай, - отрезала Седна.

Следующие полчаса в тронную залу несколько раз наведывались солдаты, закончившие разорять богатый дворец, и несколько раз Джоанна Ло, грязно ругаясь, выгоняла их прочь. Воительница слушала рассказ Седны с удивлением, перераставшим в ужас, что с большим удовольствием подмечали сводные братья, также прислушивавшиеся к истории о патриархе.

- Священное воинство стало игрушкой в руках нелюдей и магов, и прежде чем начнется штурм Селефаиса, мы должны очистить его ряды от всякой швали. От любого, кто встанет на нашем пути. Йешималь далеко и чтобы добраться до него нам потребуется сплоченная армия, закаленная и верующая в своего… пророка. Этого не достичь, пока воинством руководит марионеточный магистр.
- Ты хочешь убить его?
- Не я. И не сразу. Пока нас лишь трое, но и этого хватит, чтобы основать Истинную Церковь, которая поведет за собой верующих. И когда у нас появится влияние…
- … мы нанесем удар, - закончил за Седну инквизитор. – Оставь убийство нам, Джоанна.
- Ты должна лишь найти людей, готовых за нами пойти. Тех, что верят в пророка, а не в великого магистра или патриарха. Вы же будете апостолами. Моими и моего брата.
- Апостолы… новой веры?
- Не новой, Джоанна. Старой истинной веры во всемогущего и добродетельного пророка, которая была забыта за интригами королей, магов и нелюдей.

Они ушли из дворца еще через несколько часов, забрав трофеи и вдохновившись верой – идеей! – во все то, что казалось далеким и ненужным. Священный поход обрел новый великий смысл, который затмевал собой все остальное: желание, мечты, тщеславие и эгоизм. Священный поход обрел цель, которая обещала стать платой за все. Пророк должен был вернуться в мир.
 
ZingerNaxДата: Воскресенье, 2011-07-10, 0:34:57 | Сообщение # 41
ZingerNax
Группа: Проверенные
Награды: 2
Репутация: 1875
Статус: Offline

    Патриарх
    [Лагерь Священного воинства неподалеку от Хазры]

С улицы доносился скрип тяжёлых колёс, звонкое цоканье копыт и довольное от утренней прохлады фырканье лошадей.

Патриарх проснулся час назад и с тех пор неподвижно восседал перед зеркалом. Вместе с ним в зеркале отражалось небогатое убранство церковной повозки, подчеркивающее глубокий аскетизм владельца. Однако раздумья владыки церкви не были столь умеренными, как и внешнее поведение; он погружался в глубины собственного сознания, где сплетал воедино события минувших дней и увлекаясь созерцанием собственного успеха.

Повозку сильно тряхнуло. От толчка с тумбы, за которой сидел патриарх, упал подсвечник и стеклянное блюдце с тлевшим ладаном. Тара перевернулась, и угольки благоухающих катышков высыпались на плетёный ковёр. Патриарх перевёл замутнённый взгляд на рассыпавшиеся травы, не проявляя и капли раздражения. С улицы послышались крики и повозка остановилась.

- Ваше преосвященство! – в низкую дверь повозки забарабанил кучер. – Ваше преосвященство, вы в порядке?
- Что случилось? – спросил патриарх, наступая ногой на угли и поднимая упавшие вещи.
- В яму угодили! Вы не поранились?
- Нет, - коротко ответил патриарх. – Езжай дальше.

Выпрямившись и поставив тару на тумбу, он взглянул на руку. Кожа на его широкой ладони покраснела от ожога; ладанная лампа была раскалена, но патриарх слишком отвлекся на свои мысли, чтобы помнить такие незначительные слабости человеческого тела.

Кучер ударил хлыстом, и четверка чёрных коней тронулась с места, вытаскивая повозку из дорожной колдобины. Вонзив шпоры в бока скакунов, две дюжины всадников, сопровождавших патриарха в путешествии, выдвинулись на свои посты, окружая церковную карету со всех сторон. Крепко примкнув щиты к себе, и взирая вперёд через прорези топфхельмов, эти воины хранили молчание и не переглядывались между собой, словно внутри покрывшихся дорожной пылью доспехов не было живых людей.

Колонна двигалась медленно, петляя по единственной дороге через пустынный ландшафт окрестностей Хазры. Постепенно утренний холод растворялся, и гуляющий по сухой степи ветер становился тёплым и пыльным; уже до полудня холмистый горизонт затрясётся от жары как вязкое желе. Предвидя невыносимый зной этим днём, командир отряда сопровождения скомандовал скакать умеренным галопом, чтобы спастись от неминуемого рассвета.

Спустя несколько подъемов и спусков по ухабистой дороге, за покрытыми жёлтой травой высокими холмами показались шпили Хазры, и валящий из крепости города чёрный дым минувших пожарищ. Сотни воронов заполонили небо на многие мили, низко кружась над землёй и опускаясь на знатный пир.

Командир эскорта жестом приказал колонне остановиться. Сняв украшенный гребнем из конского пепельного волоса шлем, он подскакал к повозке и взял с её крыши копье. Расправив красный флаг на нём, мужчина поднял оружие над собой, и церковное знамя забилось на ветру. Когда колонна вновь двинулась вперёд, всадник забрался на вершину холма и, ставя лошадь на дыбы, затрубил в горн, возвещая Воинству о прибытии патриарха.

Под телами сражённых воинов, разбитыми щитами и лесом торчащих копий и стрел не было видно земли. Вороны довольно прохаживались по телам, выедая глаза и расклевывая рты, жадно глотая плоть и сгоняя пустынных мух. Спустившись в долину, где миновало сражение, колонна сбавила ход, чтобы кони не спотыкались об тела. Витающий над мертвецами смрад оказался невыносим, и воины эскорта сняли свои шлемы, чтобы платками прикрывать лицо.

Путь к городу расчищали от тел погибших, но убирать трупы врагов воинства никто не стал, и потому патриарх изредка слышал приглушенный полом хруст костей. В узком стрельчатом окне повозки, владыка церкви разглядел стан воинства; красные и чёрные шатры, смотрящие флагштоками в небо, стояли совсем рядом от поля боя. Между шатров сновали воины и оруженосцы, подгоняемые офицерами.

Когда колонна остановилась, всадники спешились и выстроились в два ряда возле выхода из повозки. Возложив руку на эфес меча, командир эскорта вышел навстречу торопящимся офицерам воинства и идущего впереди них Роланда. Новоиспечённый магистр так вспотел, что его лицо обливалось грязными ручьями пота. Патриарх прибыл несколько раньше, поэтому никто из офицеров не успел навести праздный марафет и смыть с одежд вражескую кровь.

- Главнокомандующий Амри, магистр Роланд, - командор стукнул каблуками и склонил голову в приветствии генералов армии.
- Сотни Столпов, - произнёс Амри, бросая беглый взгляд на геральдические каплевидные щиты гвардейцев. - У меня не было никаких сомнений, что вы доставите патриарха в целости и сохранности.
- Но вы прибыли слишком рано… здесь поле боя, - произнёс один из лейтенантов за спиной Роланда, намекая на то, что церковному благочестивому человеку не место на побоище.
- Вы думаете, меня это смущает? - патриарх ступил с крыльца повозки на пыльную землю.
- На караул! – тот час же рявкнул командор Столпов, и его воины синхронно вытянулись смирно, обращая взгляд на своего повелителя.

Патриарх предстал перед офицерами воинства в церковных, если не крестьянских одеяниях; просторная серая рубаха практически скрывала длинными рукавами кисти мужчины, а белоснежные штаны были подпоясаны простой верёвкой. Венчал его одежды бордовый шёлковый табард с капюшоном.

Скрывая от зноя лицо, а глаза от подданных, патриарх накинул капюшон. Кучер запер за ним дверь, и владыка церкви неспешно подошёл к собравшимся офицерам. Мужчины в почтении склонили головы и расступились в стороны. Только командир Сотни Столпов вернулся к нему за спину в один ряд к своим воинам.

- Я отправил вас за победой, - произнёс патриарх, и стоявшие перед ним воины подняли взгляд. - У неё есть своя цена, и я готов принять эти жертвы лицом к лицу. Я отправил вас сюда, чтобы неверные были убиты, и так и случилось. И меня не страшат гниющие трупы наших врагов. Меня это радует, и я желал этого.

Выждав небольшую паузу, Амри прочистил горло и произнёс:

- Мудрые слова, ваше преосвященство.
- Мы можем отправиться в Хазру, и там обсудить стратегию, - вперёд выступил Роланд. - Враг бежал, но это не повод оставлять его в тылу.
- Ах, магистр Роланд, - патриарх расплылся в улыбке. - Я должен поздравить вас со столь значимым назначением. Мой верный гонец рассказал о ваших подвигах на службе церкви. Вы настоящий герой.

Роланд бегло огляделся перед собой, не поворачивая головы. Улыбка патриарха была мягкой, но она застыла на его лице, словно прибитая гвоздями. Преодолев смущение, магистр ответил:

- Благодарю, но я не собираюсь устраивать празднование по этому поводу.
- Скромность красит человека, - ответил патриарх. - Однако я должен поговорить с вами наедине. Вы берёте бразды правления на себя и огромную ответственность, а традиции обязывают меня благословить вас.

Некоторое время спустя Амри и его офицеры снарядили лошадей и поскакали в Хазру. В сопровождении бойцов Столпов, магистр и патриарх отправились в опустевший стан воинства. Пока они шли, патриарх безотрывно взирал на поле боя, словно наслаждаясь жуткой панорамой.

В командном шатре, куда Роланд пригласил патриарха, царила пустота. Только на том месте, где умер Эрвель, ещё виднелась затоптанная лужа крови. Отведя взгляд в сторону и мысли от минувших событий, Роланд прошёл внутрь. Патриарх проследовал за магистром, оставив гвардейцев на улице.

- Ты готов? – спросил патриарх. Роланд взглянул на него через плечо.
- Да, конечно, - магистр развернулся, аккуратно вытащил меч из ножен и припал на колено перед патриархом, опираясь на клинок.

Когда ладонь патриарха коснулась головы Роланда, он почувствовал холод, пробирающий до самых пят, будто его окатило ледяной водой. Владыка что-то зашептал на языке совершенно не знакомом для магистра. Слова патриарха были шипящими, словно он обратился в змею и впрыскивал яд в свою жертву.

В шатре поднялся ветер, раздувая ткань и норовя сорвать её с креплений. Патриарх опустил руку, но продолжал шептать.

- Ваше преосвященство? - неуверенно спросил магистр, бросив беглый взгляд на выход из шатра. Оттуда больше не падал свет. С каждым словом патриарха убранство шатра становилось темнее, будто над пустыней минуя все законы природы, гасло солнце.

Роланд непонимающе огляделся и выпрямился, сомкнув обе руке на рукояти меча. Ветер усиливался. Колышки, державшие шатёр на земле, не выдерживали натиска стихии и выпрыгивали из земли. Когда патриарх замолчал, все крепления разом сорвало, и шатёр унесло в небо.

Дыхание магистра оборвалось, словно ему ударили латной рукавицей в солнечное сплетение. Он обернулся по своей оси, и широко раскрыв глаза смотрел на застланное мертвецами поле минувшего сражения, дым и пламя пожарищ, и гонимое штормовым ветром багровое небо. Ветер завывал и бесчинствовал, разнося пламя над великим множеством трупов, и обожженные этим огнём оживающие мертвецы заходились канонадой визга и жадного до крови рёва.

Они поднимались с земли, держа в изломанных кривых руках ржавое оружие и разбитые щиты. Другие, лишённые ног или вовсе разорванные напополам, ворочались в грязи, вытряхивая из зияющих ран опарышей и вгрызаясь гниющими пальцами в пропитанный кровью песок. Тысячи покрытых бельмом глаз и пустых глазниц пробитых черепов уставились на Роланда, испытывая его храбрость.

- Колдовство! Магия! - воскликнул Роланд, отступая спиной к патриарху. Окружение казалось нереальным, эфемерным – образы мертвецов дрожали, словно раскаленный воздух над костром – но лязг оружия и завывания бездушных оболочек сковывали разум магистра, не давая ему собраться духом и сопротивляться наваждению.

- Вне всяких сомнений, - голос патриарха лился тихо, но заглушал рёв толпы, будто владыка подчинял себе этот кошмар. Магистр обернулся к нему, из природного предчувствия поднимая меч.

Образ патриарха рассыпался как старая шелуха; одежда и кожа горели невидимым пламенем, превращаясь в уносимую ветром пыль. Раскрыв руки ладонями к Роланду, патриарх перерождался, будто сбрасывающий шкуру зверь.

Он стал чем-то другим. Его кожа очерствела, стала цвета неочищенной стали, а глаза загорелись аметистовым пламенем, скрывая зрачки в призрачной дымке. Плоть просыпавшегося от долгого сна существа иссыхала с каждым мгновением, а кости удлинялись, болезненно деформируя тело и треща сухожилиями.

- Что ты есть?! - ловким движением магистр приготовил меч для выпада. – Нечеловеческое отродье!
- Я бы не простил себе, если бы был человеком, - худощавый гигант расплылся в улыбке, демонстрируя ряды мелких и острых клыков. Его лишённый губ рот был огромен, словно у плотоядного хищника.
- Где патриарх!?
- Я здесь, Роланд, прямо перед тобой.
- Чудовище!
- Ну же, перестань, - существо скрестило длинные руки на груди, царапая свою собственную плоть белыми когтями. Он получал едва ли не физическое наслаждение от демонстрации своего аномального тела. - Мы только начали.

Мертвецы, окружавшие магистра всё это время, бросились на Роланда со всех сторон. Он сумел лишь несколько раз взмахнуть оружием и разрубить приближавшихся умертвий, но после волна гнилой плоти и ржавой стали поглотила его, вминая в землю и раздирая на куски. Роланд кричал от чудовищной боли, ощущая, как нежить срывает с костей плоть, но всё это прекратилось как кошмарный сон, когда кто-то произнёс:

- Вот и всё, - слова донеслись откуда-то из другого, но настоящего мира.

Магистр моргнул и поднял взгляд. Патриарх тепло улыбался ему сверху, уже опустив руку. Невысокий тряпичный потолок шатра трепыхался от уличного сквозняка.

- Я благословляю тебя. Служи нашей церкви как до этого, но с большим упорством, - патриарх помог Роланду подняться. Поравнявшись с ним взглядом, магистр всё ещё силился понять минувшие мгновения ранее события.

- И помни, - патриарх по-отечески положил руки на плечи Роланда и обнял его. - Видения станут явью.

Отстранившись, владыка накинул на голову капюшон, скрывая аметистовый блеск глаз, и вышел из шатра, оставляя магистра наедине с самым жутким откровением за всю его жизнь.


Сообщение отредактировал ZingerNax - Воскресенье, 2011-07-10, 0:49:07
 
TillienДата: Воскресенье, 2011-07-10, 0:36:00 | Сообщение # 42
Tillien
Группа: Проверенные
Награды: 1
Репутация: 1233
Статус: Offline
    Роланд де Роэм
    [Лагерь Священного воинства в десяти километрах от Селефаиса]


Ее называли Дорогой Мертвых. Путь от захваченной Хазры до Селефаиса, протяженностью в несколько сотен километров, вызывал благоговейный трепет паломников и гордость тех, кто участвовал в штурме города. Головы тысяч язычников были срублены, залиты смолой и наколоты на пики, которые затем расставили вдоль дороги, по которой шло Священное воинство.

Вскоре к ним присоединились головы тех, кого великий магистр и патриарх обвинили в ереси и казнили. Недовольство росло, культ Истинной Церкви процветал, главные заговорщики все еще скрывались, а количество пик вдоль дороги увеличивалось. В голубые небеса смотрели десятки тысячи пустых глазниц, а за воинством каркающей тучей летели ждавшие поживы вороны.

Одна из таких птиц села на флагшток возле рыцаря. Черные бусинки глаз с немым укором уставились на Роланда. Бело-черный вымпел Сотни Столпов трепетал на ветру, но ворона будто и не замечала его, продолжая буравить магистра взглядом и действуя ему на нервы.

- Эй, подстрели эту птицу! - приказал он гвардейцу из Сотни Столпов. Закованный в белоснежные доспехи с черным крестом на нагруднике воин, все это время стоявший молчаливым истуканом, посмотрел на сидевшего неподалеку патриарха. Тот кивнул.

- Как прикажете, великий магистр.

Солдат вскинул изогнутый лук – трофей, взятый с тела язычника, - наложил стрелу, прицелился и отпустил тетиву. Черное оперение взметнулось вверх, но стрела пронеслась немного левее и превратилась в едва заметную точку. Ворона каркнула и взмахнула крыльями. На миг магистру показалось, что у нее человеческое лицо: маленькое, с орлиным носом и изогнутыми в усмешке губами.

Роланд де Роэм устало вздохнул. Видения. Как же. Его до сих пор брала дрожь, когда он вспоминал о событиях месячной давности. Отношения с патриархом превратились в отдаленное подобие рабских, рыцарь абсолютно ничего не мог поделать и продолжал выполнять приказы этого… существа, обрекая сотни людей на гибель. Роланд де Роэм не узнавал себя.

Он посмотрел на огрубевшие ладони, испещренные ветвистыми линиями судьбы. Одна из них вполне могла бы его линией жизни, и он бы много отдал, чтобы узнать какая именно. Но вместо этого на руках ему виделась чужая кровь – рубиновая, сверкающая в лучах солнца, и укоряющая великого магистра.

Роланд де Роэм отдал бы все, чтобы освободиться из-под власти патриарха. Рыцарь окинул взглядом деревянный помост, на котором были установлены столбы со свисавшими веревками –
виселицы. Прямо напротив помоста стояла специально построенная трибуна, на которой расположились они с патриархом. Все остальное место занимала толпа: угрюмая, серьезная, мрачная и сверкавшая сталью доспехов и кольчуг.

- Началось, - произнес страж.

Конвой из Сотни Столпов, пробираясь сквозь толпу, вел четверых. Избитые люди в грязных рубищах и со связанными за спиной руками, примкнувшие к культу Истинной Церкви и предавшие идеалы воинства и своего патриарха. Двое мужчин и две женщины. Рыцарь не видел деталей, но не сомневался, что за мешаниной синяков и порезов скрываются до боли знакомые лица.

Они взошли на помост. Люди молчали. Никаких улюлюканий, проклятий и обвинений, лишь отвратительный шепот, который раздражал магистра с каждой секундой. В нем ему виделись тайны и заговоры, а каждый заговор мог перерасти в покушение. Роланд сглотнул. Все чаще он думал, что удача покинула рыцарей Белой Розы и бросила в горнило интриг, предательств и смертей.

- Коифус де Стэр! - провозгласил герольд, пока дородному мужчине накидывали петлю на шею. – Дворянин, предавший свой род и все Священное воинство, приговаривается к смерти через повешение! У вас есть последнее слово?
- Вы фсе сдохните фо слафу Ист… - прошепелявил приговоренный, но договорить не успел: палач дернул за рычаг, дощатый пол под ногами Коифуса откинулся и дворянин оказался вздернут, как обычный разбойник.

Тело билось в агонии с полминуты, не желая расставаться с жизнью. Казалось, предсмертный хрип был слышен во всем воинстве – такая стояла тишина. Лишь патриарх, сидевший неподалеку от Ролланда на специально сооруженной трибуне, шептал что-то на непонятном рыцарю языке.

- Самум ибн Касиб! – прокричал герольд; поникшего язычника с характерной внешностью пнули и грубо затянули петлю на шее. – Дважды предатель, отвернувшийся от своих собратьев и обрекший сотни людей на гибель, приговаривается к смерти через повешение. Последнее слово?
- Ради… вас… - петля слишком сильно сдавила ему шею, практически вдавив адамово яблоко в горло, и услышать его смог лишь палач.

Агония. Хрипы. Смерть.

- Катерина Грей! – Роланд рефлекторно подался вперед, услышав знакомое имя. – Рыцарь ордена Белой Розы, предавшая Священное воинство и приговоренная к смерти через повешение великим магистром! Последнее слово?

Катерина была тенью той женщины, что некогда прибыла в Веррис. Бледная, болезненно-худая, понурая, с копной грязных спутанных волос и покрасневшими глазами – набухшие капилляры были побочным эффектом наркотика, который она принимала все это время. Сир Грей покачала головой, и палач дернул рычаг.

Агония. Хрипы. Смерть.

Роланд заскрежетал зубами. Он никого не приговаривал, он никого не убивал и никого не… великий магистр кожей ощутил цепкий взгляд патриарха, словно сдиравший кожу и копошившийся в хламе его замусоренной души. На лице А’Рэля застыла теплая улыбка.

- Джоанна Ло! Бывшая командующая Священным воинством, примкнувшая к богопротивному культу и предавшая своих товарищей приговаривается великим магистром к смерти через повешение!
- Джоанна! – неожиданно воскликнул патриарх, заглушив своим голосом герольда. – Ты была мне как дочь, дитя! И видеть твое предательство для меня подобно… мне так жаль, Джоанна, так жаль…
- Сука, заткнись! – прошипела девушка и сплюнула. – Эрзаль, если ты слы…

Ее оборвал удар палача. Толпа зароптала, кто-то закричал. Патриарх дал знак, и тело девушки безвольной куклой свесилось с помоста. Короткостриженая черноволосая воительница, спасшая Раста и Катерину из горящего Верриса и ошибочно обвиненная в предательстве инквизитором Сандро, умерла. Роланд де Роэм не видел ее судорожною агонию. Великий магистр шел к шатру и держался за горло. Его тошнило.

Столько смертей, причиной которых был он. Столько смертей.

Рыцарь откинул занавесь шатра и принялся сдирать с себя парадную экипировку: белоснежные доспехи, наручи, поножи и все, что только можно было снять. От одного вида этих символов ему становилось хуже. И лишь чудом в своем безумно порыве он заметил запечатанное письмо, лежавшее на краю стола. Дрожащими руками великий магистр сорвал неизвестную ему печать и вытащил листок.

Аккуратным каллиграфическим почерком там было написано всего три предложения, которые могли круто повернуть его жизнь в лучшую сторону. Или же вогнать последний гвоздь в крышку гроба.

«Гонец прибудет через неделю, великий магистр. Встретьте его и мы попробуем решить ваши проблемы в обмен на одно крохотное одолжение, которое вполне можно отложить до окончания войны. Вы узнаете гонца».


Ролланд де Роэм не слышал, как патриарх приказал отрубить повешенным головы, залить смолой и наколоть на пики. Дорога Мертвых должна была стать чуть длиннее.

    Сиорос
    [Лагерь Священного воинства в десяти километрах от Селефаиса]


Щекочущее прикосновение пальцев, дотронувшихся до обнаженной груди и игриво направившихся вниз по животу и бедрам, заставило ее вздрогнуть и открыть глаза, улыбнувшись восторженному клиенту. Нагой мужчина, легший к ней на кровать, прижался к золотоволосой девушке телом и поцеловал ее в губы. Она легонько отстранила его.

- Ты заплатил, Корвин?
- Разве я должен платить, чтобы заниматься любовью со своей женщиной? – спросил он, покрывая ее трепещущее тело поцелуями.
- Чтобы трахнуть меня, ты должен заплатить. Я ведь шлюха, Корвин, не забывай, - сказала она, теребя его короткие черные волосы.
- Самая дорогая шлюха воинства, должен сказать, - звонко рассмеялся он, и девушка подхватила его смеха, разогнав интимную тишину шатра. Они сплелись в полумраке, сбросив подушки и одеяла на пол. – Я заплачу, Седна, заплачу, немного позже.

С губ Седны сорвался стон, когда Корвин вошел в нее, а еще через несколько мгновений они застонали в сладострастный унисон. Длинные золотистые волосы раскинулись на алых шелковых покрывалах, когда восточная голубоглазая красотка прогнула спину в немом крике и задрожала от нахлынувших чувств. Семя брызнуло ей на живот, а ловкие тонкие пальчики Седны размазали его по груди и потянулись ко рту.

- Еще раз? – спросила она. – Сзади?
- Я бы с удовольствием, Седна, но… не сегодня, - ответил Корвин де Мендон, примкнувший к воинству везучий наемник из Иллефара и ставший одним из телохранителей великого магистра Роланда де Роэма. – Долг зовет.

Он усмехнулся. Высокий и стройный мечник с юга; черноволосый и кареглазый, как и большинство южан из местности близ гор имени императора, Корвин слыл превосходным бойцом, который вполне сравниться со знаменитой гвардией Кайма. Де Мендон принялся одеваться, облачаясь в потную и грязную экипировку.

- Как ты относишься к патриарху, Корвин? – спросила Седна, вставая с кровати и потягиваясь; мужчина рефлекторно залюбовался стройной фигуркой красавицы и ее упругими грудями. - Поговаривают, что это его инициатива… повесить всех этих несчастных.
- К чему эти вопросы, Седна? Ты ведь знаешь, что мне плевать. Лишь бы текло золото, и ты была со мной.

Седна улыбнулась, сполоснулась в таре с водой и натянула на мокрое тело светло-зеленый халат с короткими рукавами, затянув его поясом. Корвин уже натягивал поверх поддоспешника немного проржавевший хоуберк.

- А к Истинной Церкви?
- Точно также, - бросил он.
- А если я скажу, что одна из них?.. – Седна прильнула к наемнику и показала маленькую татуировку на левом предплечье – скошенный черный крест, прямой собрат которого был церковным символом. – Ты присоединишься к нам? Такой прекрасный воин, да и приближенный к великому магистру нам очень бы понадобился.

Он поцеловал ее в лоб, с удовольствием ощутив на губах легкий привкус пота, благовоний и недавней страсти. Седна была воплощением любви, и наемник не хотел ее потерять, а иногда – одинокими ночами в карауле – подумывал дождаться окончания войны, выкупить ее и отправиться далеко на юг. В Санктару, оттуда в Галеот, а затем в небольшой городок вроде Эрсена, что лежит рядом с южным морем.

- Ради тебя, любовь… - с сомнением в голосе промолвил Корвин, - конечно присоединюсь. Только ответь на пару вопросов.
- Слушаю тебя.
- У тебя много клиентов?
- Хватает, - Седна вызывающе облизнула губы.
- А сколько из них из этой… организации?
- Половина, быть может.
- Так значит и тот инквизитор… ты ведь трахалась с ним, да? – Эта мысль, не смотря ни на что, показалась Корвину особенно обидной. – С инквизитором.
- С Сандро? Нет, моя любовь. Никогда.

Седна коснулась левого предплечья Корвина, и наемник почувствовал, как защипало кожу, а в воздухе запахло озоном. Никогда он раньше он не видел подобную магию в действии, а девушка быстро развенчала его сомнения о своем происхождении.

- Всего лишь фокус, которому меня научил один из апостолов. Я буду ждать тебя, мой Корвин. В следующий раз возьмешь меня сзади, - они рассмеялись. - А теперь тебе пора. И никому не показывай новую татуировку.
- Конечно.

На выходе из шатра он расплатился с бордельвумен, которая проводила его странным взглядом серо-стальных глаз. Будто догадывалась о чем-то. С другой стороны, Корвин не сомневался, что она тоже из Истинной Церкви. За последний месяц этот культ стал даже большей угрозой, чем конные разъезды армии падишаха и все силы нового магистра были направлены на пресечение этой угрозы. Де Мендон осклабился.

Широким пинком мужчина согнал с места ворону, которая оскорбленно каркнула и улетела. На миг наемнику показалось, что у нее человеческое лицо. Корвин сплюнул. Неужели недавняя порция эля и наркотиков давала о себя знать?

Он шагал по темному и пустынному лагерю уже десять минут, когда его окликнули.

- Здравствуй, Корвин. – Ладонь наемника сама собой легла на рукоять меча. Он уже слышал о таинственных ночных исчезновениях и был настороже. – Рад, что ты с нами.
- Инквизитор Сандро, - прошептал де Мендон. Как он узнал об этом так быстро?

Это действительно был лысый инквизитор с мраморно-серыми глазами, которые заставляли любого собеседника съеживаться под их тяжелым взглядом. В простой черной рясе он выглядел мрачно и опасно.

- Он самый.
- Я тоже рад.
- Завтра утром ты получишь письмо, Корвин. Его принесет один из наших людей и, будем надеяться, ты выполнишь все, что есть в этом письме ради Истинной Церкви. И Седны.
- Конечно, - промямлил он, мимоходом заметив севшую на колышек, на которых держались все шатры, ворону; ему показалось, что она смеется.
- Тогда прощай.

Инквизитор ушел, оставив наемника одного. Ворона тоже исчезла. Шаркая ногами и пиная небольшие камушки, Корвин двинулся дальше, раздумывая над поспешным согласием и последующей судьбой. Что тянуло его за язык? Кто тянул его за язык? Седна! Не зря она так долго выпрашивала его о религии. Мужчина устало вздохнул.

- Коооорвин! - раздался шепоток, словно говорившего душили и он пытался попросить его о помощи. – Кооооорвин!
- Это опять вы, инквизитор? – сказал наемник и обернулся.

Вокруг никого не было. Только ворона, взявшаяся из ниоткуда. Перья черной птицы отливали сталью, а ее лицо и вправду было человеческим: маленьким, с черными бусинками глаз, острым орлиным носом и искривленными в безумной улыбке тонкими губами. Она сидела прямо посреди тропы, проложенной меж шатров, и говорила с ним.

- Кооооорвин, моя любовь! – прогоготала ворона.
- Задницей пророка, что ты такое?! – он выхватил меч из ножен.
- Твое страдание, Кооооорвин. Твоя боль и твоя смерть.

Он ударил мечом по тому месту, где она только что была, подняв в воздух тучи пыли и каменных крошек. Ворона с силой клюнула его в глаз, свалив на землю. По щекам текла теплая кровь, в спине отдавалась боль от падения. Корвин кричал – ему казалось, что он кричал, - а ворона клевала и клевала, срывая мясо с лица.

- Тише, тише, Коооорвин, друг мой, нас могут услышать! – что-то сильное схватило его за горло и подняло в воздух, смотря, как он задыхается и пытается ослабить чужую хватку.

Зачем что-то острое прибило его язык к нёбу, и хватка исчезла. Корвин мешком упал в объятия земной тверди. Рот заполнился солоноватой кровью. Глаз невероятно болел, а в ушах стоял шум, сравнимый с грохотом морского прибоя. Потом наемник почувствовал, как когти – это были именно когти – вспарывают сначала его одежду, кольчугу, а затем живот. Боль накладывалась на боль, а он даже не мог кричать. Лишь хрипеть и поскуливать.

- Кооооорвин, Кооооорвин. Если хочешь, я могу дать тебе слово…
- Кхххх!..
- Зови меня… Сиоросом, покровителем страданий. От тебя же, мой друг, я хочу знать совсем немного: что ты знаешь об этой странной шлюшке и инквизиторе? Или, может, ты знаешь что-нибудь о ритуале в песках?
- Кххх!.. – странное дело, но язык снова зашевелился, а боль утихла. – Я… я… ничего не знаю о ритуале! Аааааа! Ничего… не знаю.
- Та шлюха? Она показалась мне необычной, - существо, разглядеть которое он не мог, заскрежетало когтями. Один из таких когтей пришпилил его ногу к земле, а затем двинулся вверх – к паху – попутно разрезая плоть и кость.

- Аааа! Она… она просто шлюха и ничего более! Все дело в… в инквизиторе! Ты же видело… его, видело! Хватит! Хватит!
- Я только начал… смотрите-ка, у нас появился маленький гость, - существо хохотнуло. – Какая удача. Подойди сюда, мальчик!

Даже сквозь кровавую дымку Корвин заметил щуплого мальчишку в обносках, который раскрыв рот смотрел на пытку. Он стоял в тени пустовавших шатров и даже не пытался бежать. Наемник хотел было крикнуть, но язык вновь отказал, а рот наполнился кровью.

- Что ж, мой друг, кажется, я узнал все, что нужно. Огромное спасибо. И большая удача для тебя, - повторил Сиорос, покровитель страданий.

Существо шагнуло в воздух и превратилось в черную птицу с человеческим лицом, чьи перья блестели в оранжевом свете немногочисленных факелов. Последним, что увидел Корвин де Мендон, была ворона, севшая на плечо мальчишки. Сиорос что-то зашептал ребенку на ухо, а потом тот развернулся и пошел прочь. Напоследок ворона ему улыбнулась.

Итоги


    • Все участники получают по одному баллу для распределения, а также переходят в шестую часть ролевой игры. Вся экипировка переходит вместе с ними.

    • Сандро и Раст.Ставшие апостолами Истинной Церкви, они нажили новых врагов и вступили в весьма опасную игру, которая может привести как к гибели, так и невообразимому профиту.

    • Роланд. Рыцарь Ордена Белой Розы стал великим магистром Священного воинства и марионеткой в руках патриарха, но недавно у него появился шанс разыграть все по-новому, тем самым обретя свободу и став должником доселе неизвестной стороны. Выбор был за ним.


Сообщение отредактировал Tillien - Воскресенье, 2011-07-10, 0:36:31
 
Форум Warhammer » Ролевые игры » Архив ролевых игр » Часть 3. Грехи Священного Воинства (Участники: Серпа, Рид и Рошах.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Поиск
Vermintide 2
Space Marine
Dark Millennium
Полезное
Статистика