Главная страница | Регистрация | | Вход Приветствую Вас Гость | Steam ВКонтакте Twitter RSS
[ Новые сообщенияПравила форумаУчастники •  Поиск ]
Страница 3 из 3«123
Архив - только для чтения
Модератор форума: Source, Anchar 
Форум » Ролевые игры » Архив ролевых игр » Часть 3. Грехи Священного Воинства (Участники: Серпа, Рид и Рошах.)
Часть 3. Грехи Священного Воинства
TillienДата: Суббота, 2011-04-30, 10:30:58 | Сообщение # 31
Костоправ
Группа: Проверенные
Сообщений: 3
Репутация: 1233
Статус: Offline
Раст и Сандро

Шах повернулся к инквизитору, словно рассматривая его взглядом глаз, сокрытых белой маской. Сам Сандро, будучи далеким потомком плотской связи человека и нелюдя, прекрасно различал ауры и обратил внимание на нее у шаха, отличавшуюся от подобных у людей, стоявших рядом. Например, Наими. Мучительницу обволакивало блеклое светло-серое свечение с тонкими и редкими багровыми прожилками. Аура шаха же… менялась. Безликое серое марево сменялось паутиной черных линий, рубиновых узоров и аметистовых полос. Весь этот хаос мерцал и дрожал.

Сандро окинул взглядом других.

У Исмаила она была песочного цвета и будто объемной, словно тонны песка следовали за иманимом повсюду. У Маиры, предательницы, в ауре преобладали темно-зеленые полосы образов Защиты, сочетавшиеся с вереницей темных линий, расходящихся под прямыми углами; к удивлению инквизитора аура магички не гармонировала с ее одеждой и внешностью, затмевая природную красоту. У Раста она была нагромождением синих и светло-зеленых прожилок. И ничего похожего на ауру шаха.

- Вы уходите от ответа, инквизитор Сандро, - шах обращался к Отцу лишь по статусу и имени, - а наше время неуклонно тает.

В дворцовую залу ворвался язычник в пыльной и грязной одежде. Гонец, понял инквизитор. Мужчина поклонился, а затем обратился к шаху Хазры и Исмаилу, что-то шепотом им рассказывая. Шах лишь слушал, как и все остальные, тогда как Исмаил о чем-то спорил с гонцом. На его лице, доселе спокойном и уверенном, отразилось сомнение. До инквизитора долетели лишь обрывки разговор.

- … ка отходят, господин! Падишах при…
- … ис, - ответил Исмаил и отослал гонца прочь. – Так тому и быть.

- У нас очень мало времени, - сказал иманим, обращаясь ко всем сразу. – Сегодня войска выдвинуться из города и вы с соратниками, дорогая Маира, идете вместе с нами. К Селефаису.
- Оставляем город воинству?! Но почему?! – удивленно спросила магичка.
- Так решил падишах. И раз вы со своим императором решили принять нашу сторону, то и оспаривать его решения я вам не советую.

Маира фыркнула. Затем многозначительно посмотрела на Раста.

- Инквизитор Сандро останется здесь. Со мной, - сказал шах все тем же ровным и пустым голосом.
- Разве вы не пойдете с нами? – удивленно спросила заклинательница.
- Я не могу, - ответил он. - И прежде чем встретиться с магистром воинства я бы хотел поговорить с инквизитором Сандро.
- Мне кажется, что лучше будет убить его. Мой спутник был бы рад помочь...
- Поединок? – безликая маска повернулась к Маире. - Я позволю устроить поединок, но по своим правилам.

Инквизитор Сандро сглотнул. Поединок с магом в таких обстоятельствах значил для него лишь не самого приятного вида смерть, а надеяться он мог лишь на пресловутые правила шаха, который был заинтересован в сохранении его жизни. Раст также выглядел слегка удивленным, тогда как Маира беззастенчиво улыбалась. Кто знает, может для нее это было просто забавой.

- Конечно, господин, - кивнула Маира. Ваалтер последовал ее примеру.
- Заветы Имана гласят, что когда достойный муж хочет отомстить врагу своему, то должен вызвать он его на поединок и лишь мастерство меча разрешит исход сражения. Так будет и сейчас. Лишь сталь и никакой магии. Тот, кто нарушит запрет, умрет. Исмаил позаботится, чтобы это произошло самым болезненным образом.

Иманим усмехнулся. К ногам мага и инквизитора бросили две сабли, которыми ранее была вооружена гвардия шаха. Поединок должен был начаться прямо здесь и сейчас. Под любопытными взглядами язычников и предателей. Сандро поморщился от боли. На его стороне была воинская выучка и опыт, которые значили очень много. Против инквизитора была усталость и боль от нанесенных Наими ран. Раст же воином не был и без магии чувствовал себя как без рук, однако чувствовал себя прекрасно.





Все должно быть изложено так просто, как только возможно. Но не проще. (с)

Обмани ближнего своего и возрадуйся, ибо когда ближний обманет тебя ты уже не возрадуешься (с)


Сообщение отредактировал Tillien - Суббота, 2011-04-30, 5:27:35
 
WindchargerДата: Понедельник, 2011-05-02, 1:17:48 | Сообщение # 32
Sibi verum
Группа: Проверенные
Сообщений: 77
Репутация: 795
Статус: Offline
Поколебавшись, рыцарь всё - таки выбрал Амри де Кара. Наёмным убийцам, убивающим магистров, доверять не пристало. В мгновение ока выхватив меч, юный рыцарь нанёс Морту удар рукояткой бастардного меча. Роэм не собирался убивать ассасина, но сомневался, что де Кар хочет того же. Битва закипела там, где ещё пару мгновений назад отправился в лучший мир магистр де Лорт. Убийца ловко отпарировал рубящий удар, и сразу же контратаковал. Рыцарь Белой розы отпрянул и зацепился за хладный труп Эрвеля. Повалившись на спину, Ролланд увидел, что в схватку с Моротм вступил Амри де Кар. Наступая, глава союзных войск посыпал неистовыми ударами меча нерадивого убийцу. Последний, надо отдать ему должное, изящно парировал, отскакивая из стороны в сторону. Ролланд поднялся с пола и направился к врагу. Морт краем глаза заметил приближающегося рыцаря, ловко перекатился от сокрушительного удара меча Амри и в прыжке нанёс удар, который Роэм, благодаря рыцарской выучке, отразил, мгновенно нанеся удар кулаком в челюсть ловкача. Убийца из Ашк’Адара обмяк, отлетев в дальний угол шатра. Ролланд перевёл дыхание и оглядел многострадальный шатёр. Мебель была разбита, мечи валялись тот тут-то там, а о посуде даже говорить было нечего – осколки различных чашек, кружек, тарелок, кувшинов покрывали пол шатра. Пылинки витали в воздухе и проникали в лёгкие жадно хватающему воздух рыцарю. Вытерев лицо перчаткой, юноша повернул голову, и увидел Амри, который размеренными шагами сокращал расстояние между срединой шатра и Мортом…
 
TillienДата: Понедельник, 2011-05-02, 3:47:15 | Сообщение # 33
Костоправ
Группа: Проверенные
Сообщений: 3
Репутация: 1233
Статус: Offline
Ролланд

Главнокомандующий союзных войск Амри де Кар, чьи глаза мерцали темно-аметистовым, взмахнул мечом и пригвоздил убийцу к земле, вонзив клинок между ребер. Морт дернулся, захрипел. Изо рта потекла тонкая струйка крови, окрашивая темную ткань шатра и грубый хлопок одежды в кармин. Застывшие глаза убийцы с немым укором смотрели на сира Ролланда Роэма. Виновника его гибели.

Амри де Кар вытер меч о край рубахи, размазав по ней кровь, вернул его в ножны и посмотрел на рыцаря Ордена, в замешательстве стоявшего рядом с телом магистра. В руках Ролланда был зажат меч.

- Убивать нужно голыми руками, - хмыкнул рыцарь, - ломая кости, сворачивая шеи и выдавливая глаза. Только так можно почувствовать упоение схваткой. Но ворвавшиеся сюда люди удивятся, найдя растерзанные тела, не так ли? Поэтому сир Ролланд, спасший меня и отомстивший за гибель великого магистра, расскажет этим людям ужасную историю об… имперском убийце с которым он храбро сразился и победил. А если не расскажет… сир Ролланд Роэм окажется в руках у магов у которых он украл книгу. Или сира постигнет участь этого убийцы…

Снаружи послышался топот. Стража и другие спешили к шатру. У сира Ролланда Роэма было несколько мгновений на то, чтобы придумать достойную историю или рассказать правду.





Все должно быть изложено так просто, как только возможно. Но не проще. (с)

Обмани ближнего своего и возрадуйся, ибо когда ближний обманет тебя ты уже не возрадуешься (с)
 
WindchargerДата: Понедельник, 2011-05-02, 4:43:48 | Сообщение # 34
Sibi verum
Группа: Проверенные
Сообщений: 77
Репутация: 795
Статус: Offline
Рыцарь был ошарашен таким внезапным поворотом событий. В его голове творился беспорядок, меч выпал из дрожащих рук, из глаз потекли еле заметные слёзы. Рыцарь в отчаянии опустился на колени, судорожно перебирая у себя в голове возможные варианты лжи.

Слова мерзавца де Кара раз за разом повторялись, усиливаясь, как и шаги бегущих в шатёр людей. Кое- как взяв себя в руки, юный рыцарь поднялся с пола, наградив Амри взглядом, полным ненависти и гнева.

-Когда-нибудь я отомщу тебе, ты, мерзкая дрянь, - подумал Ролланд, сжимая кулаки, -Но сейчас я должен как-то выпутаться из этой переделки, даже если придётся лгать.

Шатёр наполнился людьми – большинство из них были простыми солдатами, рыцарями, но было и пару знатных особ, а также несколько магов. Ролланду сразу стало неуютно при их появлении, и по спине пробежали мурашки. Юный рыцарь сделал глубокий вдох и приготовился отвечать на любые вопросы прибывших…

Среди новоприбывших рыцарь Ордена заметил своих собратьев – трое суровых воинов в белых плащах с подозрением осматривали своего брата по оружию, каждый имел при себе длинный меч, а у одного на руке висел щит с геральдикой Белой Розы. Среди толпы простых солдат виднелись фигуры в пёстрых мантиях – их лица покрылись испариной и были изборождены морщинами. Маги – понял Ролланд…
Юноша и дальше бы продолжал разглядывать собравшуюся толпу, если бы не тучная фигура мужчины, протолкавшая себе путь через вбежавших солдат. Грудь толстяка венчал панцирь, украшенный множеством драгоценных камней, тяжелый плащ держала брошь в виде позолоченного всадника, а в богатых ножнах покоился ещё более богатый меч. Рукоятку венчал бриллиант размер с человеческий глаз. Ролланд сомневался, что толстяку когда-либо приходилось применять его в деле, но факт того, что смотрелось всё это великолепно, Роэм отрицать не смог. Очевидно, толстяк был каким-то графом или бароном, и, судя по виду, довольно богатым, впрочем, как и все представители данного сословия. Герб его графства – зелёный боров на красном фоне – догадался юный рыцарь по эмблеме в центре нагрудника. С похожими нашивками на плащах в толпе мелькали солдаты – видимо, подчиняющиеся неизвестному аристократу.

Что здесь произошло? – требовательно спросил толстяк, - Я граф Трет де Виль и требую объяснений – сейчас же!
Разношерстная толпа поддержала де Виля – солдаты графа начали поддакивать, маги закашлялись и лишь рыцари Ордена стояли, молча, насупив брови.
Сир Ролланд Роэм бросил последний взгляд на столь ненавистного ему Амри де Кара и, выдохнув, сказал:

-Мне посчастливилось спасти господина де Кара от нападения убийцы, который забрал достопочтенного магистра Эрвеля от нас. Магистр отомщен мной, хотя, это не умаляет горесть от утраты такого великого воина и замечательного человека.
Роэм закончил и принялся ждать, что скажет граф…



Сообщение отредактировал Windcharger - Понедельник, 2011-05-02, 6:56:18
 
RiDДата: Понедельник, 2011-05-02, 9:12:56 | Сообщение # 35
Группа: Проверенные
Репутация: 692
Статус: Offline
- Заветы Имана гласят, что когда достойный муж хочет отомстить врагу своему, то должен вызвать он его на поединок и лишь мастерство меча разрешит исход сражения. Так будет и сейчас. Лишь сталь и никакой магии. Тот, кто нарушит запрет, умрет. Исмаил позаботится, чтобы это произошло самым болезненным образом.

Раста условия не удивили: он ожидал чего-то подобного и сейчас разве что сожалел, что оставил в комнате новый кинжал. Вот он уже скинул дишдаш, оставшись в одних брюках. Плиты дворца приятно холодили босые ноги. Вырисовалась арена — собственно, в центре тронного зала, пол которого был уложен светло-голубой плиткой, и раньше было свободное место — но до этого оно ничего не значило. А сейчас там предстояло пролиться чей-то крови. Топорными движениями — ему редко приходилось иметь дело с клинками длиннее кинжала — Ваалтер поднял с пола простую, но оттого почему-то не менее роскошную (вот что значит настоящий вкус) саблю.

На арене уже стоял Сандро с точно таким же оружием в руках. Клинок лежал в его руке как влитой. Превосходно сбалансированная и острая как бритва сабля – идеальное оружие личной гвардии шаха. При других обстоятельствах, Сандро использовал бы свой любимый шестопер, наносящий ужасные раны и превращающий кости в труху, но при этом сохраняющий поверженному врагу жизнь. Перед боем он разорвал остатки пропитанной кровью рясы и сейчас чувствовал, как легкий сквозняк холодит свежие раны на изувеченной спине. Когда Шах огласил правила дуэли, инквизитор слегка улыбнулся. Может Раст и был искусным магом, но едва ли мог сражаться мечом, а значит, был легкой добычей для инквизитора. Жаль, что лезвия Наими уровняли их шансы. Сандро не знал, кто был его тайным союзником, но если он не лгал, инквизитору просто нужно было тянуть время.

Крепко сжав рукоять, инквизитор поднес гарду сабли к лицу, поприветствовав противника.
- Вот и я, Скрипач. Давай же, убей меня! – по-змеиному улыбнулся Сандро. Маг, в свою очередь, не стал тратить время и внимание на всякие жесты.
Всё сущее исчезло: остались лишь двое дуэлянтов и несколько метров пространства между ними. Пропали вкусы и запахи. Исчезли цвета. Лишь сталь клинков горела блестящим серым пламенем. Время услужливо замедлило свой бег, давая поединщикам рассмотреть каждую капельку пота на лице друг друга.*

Инквизитор начал обходить Раста по кругу, ища брешь в его защите. Скрипач же не обладал таким опытом, чтобы искать какую-то «брешь» в чей-то «защите». Зато у него не было ран, из которых сочится кровь вместе с жизнью. Он был крепок и силён, но сабля для Ваалтера была лишь куском металла, заточенным с одной стороны. Какое-то время он провёл выживая на улице, но ни о каких боях на мечах, или, тем более, саблях и речи идти не могло. Максимум, на который Раст был способен — всадить кинжал кому-нибудь под рёбра.
Инквизитор обладал идеально отточенными движениями и рефлексами, но, видимо, раны причиняли ему сильную боль. Навряд ли он сможет удачно провести два удара подряд. Но, возможно, этого и не потребуется. Главное — парировать первый.

Приблизившись к Расту, Сандро сделал резкий выпад саблей. Такой быстрый — и такой медленный.
Неловкое, непривычное движение потянуло мышцы, но всё же маг сделал всё правильно: клинок ударил по клинку с лёгким, мелодичным, смертельным звоном, отдавая вибрацией в кисть. Едва не шипя от боли в спине, инквизитор ретировался, вновь заняв оборону.

«Смертельная лотерея выиграна. Первая из них» - подумал Раст, переводя дыхание. Ожидания мага оправдались — теперь главное продержаться, и можно будет вонзить саблю в обессиленного врага.

С другого конца арены Сандро обратился к своему противнику:
- Весьма неплохо, маг. Но не желаешь ли ты немного поговорить со мной?
Этот вопрос вызвал у Ваалтера некоторое удивление. Он был расслаблен, но его противник чувствовал готовность Скрипача отразить следующий выпад.
- Сандро, я сначала убиваю, а уже потом разговариваю.
От взгляда холодных серых глаз инквизитора по спине Раста прошел легкий холодок. Во время их короткого общения в лагере воинства маг так и не смог поймать его взгляд, но сейчас он видел в его глазах лишь безумие и боль загнанного зверя. Сам Раст был твёрдо уверен в своей победе. Он боялся противника, но этот страх был его верным союзником. Скрипач бывал в разных ситуациях, и эта была намного лучше многих из них. Тем более, что он не отказался бы от боя, даже заранее знай условия.

- Всему свое время, Раст. Сделай же мертвецу одолжение, расскажи о себе. – С наигранной печалью отозвался инквизитор.
«А, собственно, почему бы и нет? Редко такой случай выпадает» - подумал маг. Сандро отсюда не уйти, и они оба знали это. Предатель был одной ногой в могиле, и если он хочет купить себе еще несколько мгновений, то так тому и быть. Раст ответил:
- Начни с себя. Я уверен, такому как ты всегда есть что рассказать.
Инквизитор почувствовал, как на спине открылось несколько глубоких ран, и с каждой упавшей каплей крови таяли его шансы на победу и жизнь.
- Хорошо, хоть я и привык, что обычно исповедуются мне, а не наоборот.

Решив, что внимание противника отвлечено, Раст подумал было атаковать, но затем отбросил эту идею – враг был все еще силен и крайне опасен. Глупо, лучше не рисковать и дождаться, пока инквизитор сам потеряет силы. Интересно, поединок ограничен во времени?
На секунду ширма между ареной и миром приоткрылась — Маска безлико наблюдала за происходящим.
- Знаешь, маг, я никогда не видел лица свой матери. Она умерла еще при родах. По крайней мере, так сказал мне мой отец.
Выдержав театральную паузу, инквизитор добавил:
- А твоя наверняка была шлюхой?

Скрипач даже не заметил провокации.
- Почти. Трахалась со всеми подряд. Отец говорил, что она и к нему ушла от какого-то бедняка.

Инквизитор сделал шаг вперед, готовясь нанести новый удар. Но лицо Раста приняло особо холодное и отстранённое выражение — только в глазах нечто вроде «подходи, подходи». Сандро остановился, поняв, что его уловка провалилась. На какое-то мгновение ярость и паника, копившиеся в нём внутри, всплыли наверх; он хотел броситься на мага и вцепиться ему в горло, разорвать, убить, но сабля сразу же обезглавила бы его. Кое-как инквизитору удалось обуздать себя. Сандро оставалось лишь тянуть время.

- Так как звали твою мать?
- Ингрид. А о свой-то что молчишь? – Спросил Раст даже с некоторой толикой искреннего интереса.
- Забавно... У моей матери было такое же имя, представляешь? До чего же дурацкая ситуация: два человека, рожденных женщинами с одинаковыми именами, собираются убить друг друга. И боятся!
- Я не боюсь тебя.
- Конечно. Ты храбришься, но я чувствую твой страх. Он пьянит меня, словно сладкое вино. Мы все боимся, маг. Но лишь сильные духом продолжают идти. Знаешь, а это делает тебе честь. Даже жаль, что ты умрешь.
- Умру, - спокойно подтвердил Скрипач. - Мы все когда-нибудь умрём. - добавил он с некоторой печалью. - Только понимая это, можно достойно провести время до смерти.
- А отца-то как твоего звали?
Отец. Правда, как же его звали? Когда Сандро покидал родные края, он постарался обрубить все концы, оставив прежнюю жизнь в далеком прошлом. А ведь если он сейчас умрет, никто по нему не заплачет, и даже не вспомнит.
-… отец рассказывал, что мать умерла при родах, но, скорее всего врал. - сказал инквизитор не к месту. - Он говорил, что у нее были большие серые глаза и длинные волосы, цвета хлебных колосьев. И она всегда носила на шее медальон в виде литеры «А» из меди.

Сандро находил некоторое очарование в таком разговоре с человеком, которому, видимо, суждено его убить. В конце-концов, смерть на дуэли была далеко не худшим концом, а маг - вполне достойным противником. Слова инквизитора заставили Скрипача вспомнить родную мать. Светлые волосы, серые глаза. Ладно, по миру бродит полно сероглазых белокурых женщин с именем Ингрид. Но медальон... Такие он больше нигде не видел. И если они говорят об одном и том же человеке... Нет. Это невозможно.

- А жили-то вы где?
- В то время недалеко от Галеота.

Заметив смятение мага, Сандро начал медленно подкрадываться к нему.
- В деревне с дурацким названием Парха, да? - навскидку разница в возрасте между магом и инквизитором составляла лет 10. Примерно столько же отец Раста жил с матерью к моменту его появления на свет. И ещё Ваалтер помнил, откуда она пришла. И если и здесь всё совпадёт, то это будет значить, что...
Инквизитор не ответил. Время ускорилось. Сандро сделал еще один шаг и, оказавшись на расстоянии вытянутой руки от мага, занес саблю для смертельного удара. Но Скрипач оказался быстрее... Сандро парировал его удар, а когда их сабли встретились, раны на спине вновь дали о себе знать — боль вытолкнула из глотки вопль.
Раст не стал расцеплять скрещенные сабли (знал, что на нужные манёвры не хватит опыта) и с размаху ударил инквизитора кулаком в корпус.
Хрустнули треснувшие рёбра, и в следующий миг Сандро уже лежал на плитах. С большим трудом он заставил себя сосредоточиться на чём-либо кроме боли — и не зря: Раст был уже рядом.

Кое-как приподнявшись на локтях, Сандро наотмашь ударил саблей по ногам мага. Конечно же, удар цели не достиг, но магу пришлось отойти. В прочем, продолжать атаку он не стал - ему хотелось услышать ответ до того, как он убьёт инквизитора. Если и здесь всё совпадёт, и Сандро говорит правду — то он его сводный брат. Может, он специально узнал чтобы... Но как?
- Да. Парха.
Одного взгляда в глаза подымающего с пола, хрипящего от боли инквизитора хватило, чтобы понять — он не лжёт.

У Ваалтера были двое родных братьев — никто из них не был личностью. Старшего убили мелкие бандиты из-за его же глупости. Младший просто спился. Ни сражаться, ни работать, ни торговать они так никогда и не научились несмотря на все усилия отца. Но этот... Сандро был воином. А ещё предателем. Возможно ли, чтобы он был сводным братом Раста? Видимо, придётся признать.

С большим трудом Сандро удалось подняться на ноги с залитого кровью пола. Окончательно обессилев, он склонил голову и опустил свою саблю. Он понял, что проиграл поединок, и его ждёт смерть, но где-то в глубине свой души он ощутил тепло. У него есть брат, родной человек, который мог бы стать для него настоящей опорой, встреться они при других обстоятельствах.
- Нет. Ты все равно предал меня и заслуживаешь смерти. – Едва слышно произнес Раст. Скорее даже для себя, чем для Сандро. Маг не мог пройти против своих принципов. По крайней мере, сейчас.
- Раз так… заканчивай, Скрипач. Я бы так и поступил. – Произнеся это, Сандро вскинул голову и поднял саблю. Но за мгновение до того, как клинки братьев встретились, инквизитор прошептал:
- А ведь мы могли бы…
Сандро попытался контратаковать, но его оружие прошло мимо сабли Раста. Боль сковала его тело ледяными цепями.
Сабля инквизитора оставила неглубокую рану на животе Раста. Маг повел своим клинком разрезав плечо противника. Его сабля с лязгом упала на пол. Раст вновь ударил левым кулаком в живот, а затем рубанул по туловищу инквизитора. Последним, что тот услышал, был звук даже не ломаемых, а разрезаемых клинком костей. Целую вечность Сандро падал на пол тряпичной куклой.

Всё конечно.

Мир вновь обрёл привычные очертания и краски. Время, до этого тёкшее, как расплавленный металл, вновь обрело свой ход. Вселенная больше не ограничивалась ареной: в огромном тронном зале Раст стоял над телом умирающего сводного брата, окруженный волшебницей, шахом и их свитой. Теплая кровь, толчками выходящая из длинной уродливой раны на корпусе Сандро, коснулась ног мага.
Ничто не держало и самого мага в этом мире. Кто у него есть? Консульт его предал, женщниы из-за этого самого Консульта нет. Его никто не хочет видеть, никто не ждёт. Зато перед ним сейчас умирает раненый им же сводный брат.

- Он предатель! Смерть! - завопил голос глубоко внутри.
- Он твой брат! - ответил другой.
- Чтобы ты сделал с обычным человеком, предай он тебя?
- Убил!
- А с брата надо спрашивать ещё строже.
- Он не знал!
- Ну так убей его, как любого другого!
- Нет! Нельзя оставлять за собой только смерть и разрушение!
- Смерть — это тоже что-то.

- Твою мать! - не выдержал маг и закричал. Он принял решение. Может, он будет о нём ещё сожалеть... в таком случае убить он всегда успеет. В конце-концов, лучше сожалеть о действии, чем о бездействии.

Ваалтер опустился рядом с инквизитором на колени, положил саблю, крепко зажмурился и повёл руками над раной. Засверкали белые и голубые искры и всполохи. Это она выглядит страшной, на самом деле — всего-то срастить рёбра и восстановить мышцы...

«А ещё я больше никогда не буду разговаривать с теми, кого собираюсь убить.»



"There are no men like me. There’s only me." © Jaime Lannister

Сообщение отредактировал RiD - Понедельник, 2011-05-02, 9:18:33
 
TillienДата: Вторник, 2011-05-03, 7:57:27 | Сообщение # 36
Костоправ
Группа: Проверенные
Сообщений: 3
Репутация: 1233
Статус: Offline
Ролланд.

Сир Амри де Кар кивнул, подтверждая слова рыцаря. Свита де Виля загудела, зашумела, начались пререкания – смерть ставленника патриарха потрясла всех, но больше их, конечно, беспокоила судьба Священного воинства, которое осталось без предводителя. Ролланд Роэм уже предчувствовал склоки и борьбу за власть между южными дворянами, магами и церковниками. Однако глава союзных войск – нелюдь, который убил Морта! - громко кашлянул, заставив всех замолчать. Глаза присутствующих обратились к нему.

- Судьба Священного воинства висит на волоске! – рявкнул Амри. - Пришло время ответственных решений и я, как главнокомандующий войск Юга, предлагаю немедля назначить нового магистра! Эрвель де Лорт был бы против промедления!
«Но… кого?» - виделось в лицах дворян да и сира Ролланда.
- Патриарх А’Рэль Третий прибудет в лагерь через несколько дней, а до тех пор нас поведет доблестный сир Ролланд! Я готов дать клятву верности человеку, спасшему меня и отомстившему за гибель великого магистра! Я и мои воины!
- Я…
- Слишком поспешное решение, сир, - сказал кто-то из магов; из свиты Симаса, насколько понял Ролланд - именно у них он украл злополучную книгу и маги это знали.
- Роэм! – подхватили сзади.
- Роэм!!! – закричали солдаты снаружи.
- РОЭМ!!! – пронеслось по лагерю.
- РООООООЭМ!!!

Амри де Кар улыбнулся – Ролланду вновь показалось, что его глаза блеснули зловещим фиолетовым, - а затем в гробовой тишине осторожно снял с тела мертвого магистра окровавленный черный плащ с вышитым на нем крестом – символом воинства, символом церкви и символом власти. А затем главнокомандующий накинул плащ на плечи безмолвно стоящего рыцаря. Подтолкнул вперед.

Ролланд Роэм вышел из шатра, представ перед глазами тысяч людей среди которых был весь цвет юга, лучшие маги Алебастра, воины из самых далеких городов и притиснувшееся к воинству отребье. Все, кто был поблизости, смотрели на него. Члены Ордена Белой Розы переглянулись, а затем встали на одно колено перед новым магистром. Их примеру последовали все остальные. Последними преклонились маги и сам Амри де Кар.

- Магистр Ролланд Роэм! Герой воинства! – прокричал вставший главнокомандующий; остальные тоже вставали.
- Магистр Роэм!
- МАГИСТР РОООООЭМ!!!
- РОООООЭМ! – кричал уже весь лагерь; перед людьми вновь замаячила надежда на будущее и на искупление, их возглас подхватили все. У Ролланда перехватило дыхание от неожиданности, свалившейся на него ответственности и всего, что сейчас произошло. У рыцаря закружилась голова. «Их услышали даже в Хазре» - пронеслось у него в мыслях.
- Ты мертвец, рыцаришка, - расслышал он шепот одного из магов. – Мертвец.

Через несколько минут Ролланд, несколько магов и главнокомандующий стояли в шатре нового магистра. Тело Эрвеля и его убийцы уже унесли, однако здесь все также царил хаос недавнего сражения: разбросанные кубки, щепки, кровь. Внутри было душно и жарко, пот лил ручьем. Ролланд поймал на себе злобный взгляд одного из магов. Кажется, у него прибавилось врагов.

- Войска шаха покидают Хазру, магистр, - сказал Амри. – Так говорят наши разведчики и информаторы. Нужно незамедлительно захватить город.
- В лагере беспорядок, мы еще даже не похоронили тела…
- Мертвые подождут, - бросил де Кар. – Нам нужно двинуть войско или хотя бы его часть на Хазру и как можно быстрее захватить город и все, что они не успели забрать или уничтожить. Через несколько мы перенесем туда лагерь и там встретим патриарха. Вы согласны со мной, магистр? Вы согласны повести войска?





Все должно быть изложено так просто, как только возможно. Но не проще. (с)

Обмани ближнего своего и возрадуйся, ибо когда ближний обманет тебя ты уже не возрадуешься (с)


Сообщение отредактировал Tillien - Вторник, 2011-05-03, 7:57:42
 
WindchargerДата: Среда, 2011-05-04, 1:52:30 | Сообщение # 37
Sibi verum
Группа: Проверенные
Сообщений: 77
Репутация: 795
Статус: Offline
Эмоции волной накатили на Роланда, словно шторм на беззащитный и крохотный баркас. Он не мог поверить в случившееся, но так оно и было. Бросив взгляд на черный плащ с вышитым на нём красным крестом, юный воин вновь ощутил прилив чувств, колеблющихся от потрясения, до радости, а затем горечи и вины. Рыцарь осознавал, что своим почти нереальным при других обстоятельствах восходом вверх по ступеням власти и могущества он обязан именно убийству, хотя и не совсем невиновного, человека. Вынужденное принятие этого неотвратимого факта, казалось бы, сводило убеждения и принципы Роэма, как доброго человека, так и рыцаря ордена Белой Розы, на нет. Юношу невольно передёрнуло от подобных мыслей – ему не хотелось этого принимать, но кровь Морта была на руках белого рыцаря, а плащ всё ещё висел на его плечах. Ничего поделать, дабы вернуться обратно в тот злосчастный момент и сделать всё иначе, уже не представлялось возможным. Была возможность исправить хоть что-то прямо сейчас, в этот самый момент. С этого момента сир Роланд Роэм, рыцарь ордена Белой Розы, а ныне новоиспечённый Магистр Священного Воинства, торжественно поклялся сам перед собой, что больше не совершит подобных бездумных, порочащих его честь, и приносящим окружающим беду, поступков.
Из состояния глубокой задумчивости его вывел голос Амри де Кара.

-Нам нужно двинуть войско или хотя бы его часть на Хазру и как можно быстрее захватить город и все, что они не успели забрать или уничтожить. Через несколько мы перенесем туда лагерь и там встретим патриарха. Вы согласны со мной, магистр? Вы согласны повести войска?

Роланд уже было начал сомневаться, что ответить, но тут же вспомнил, что дал себе клятву исправить свой низкий поступок, прежде чем набрать в грудь побольше воздуха и приготовиться дать ответ подлому нелюдю, магистр Роэм осмотрел заметно поредевшее количество с прошлого раза людей, которые теперь обливались потом и терпеливо ожидали новых приказов от него. Роланд увидел старика со скрюченным носом, более походившим на орлиный клюв из которого торчали длинные седые волоски. Во всём остальном, кроме его мантии, которая обозначала принадлежность к ордену магов, старец ничем не отличался от людей его же возраста. Та же лысина, та же морщинистая кожа, те же глаза, которые сейчас пожирали нового магистра целиком. По правую сторону от престарелого мага стоял суровый вояка с пышной рыжей бородой. Казалось, жара, стоявшая в шатре, ничуть его не смущала. Его лицо - суровая маска, несло на себе бессчётное количество шрамов, выказывало готовность исполнять приказ, каким бы абсурдным он не был. Мужчина был закован в тяжелые латы, с пояса свисала массивная булава, побывавшая не в одном сражении, и наверняка раздробившая не одну голову. Слева от мага стоял чахлый и худощавый аристократ, пёстро разодетый для столь серьёзного собрания. Его голову венчала короноподобная шляпка с множеством разноцветных перьёв. Поверх бесспорно дорогого одеяния на дворянине висела, по-другому не скажешь, весьма красивая с точки зрения эстетики, но бесполезная чешуйчатая броня. Пот лился рекой исподлобья, что очень раздражало мужчину. Вес своим видом он желал, чтобы собрание побыстрее закончилось. Было ещё несколько человек – безымянный рыцари и лорды, которые занимали ключевые места по всей машине Воинства.

-Мы выступаем, - сказал Роланд, придавая своему голосу повелительные нотки, - но не прежде чем мы похороним погибших со всеми надлежащими почестями. Командиры, потерявшие меньше всего, могут уже готовиться к походу на Хазру. Тем, кто понёс серьёзные потери, следует укрепить ряды тех войск, что потеряли ниже минимума людей. Раненых следует держать в запасе – нам не нужно больше бессмысленных жертв…



Сообщение отредактировал Windcharger - Пятница, 2011-05-06, 11:18:51
 
TillienДата: Пятница, 2011-05-06, 7:38:20 | Сообщение # 38
Костоправ
Группа: Проверенные
Сообщений: 3
Репутация: 1233
Статус: Offline
Раст и Сандро

- Какого!.. – ахнула имперская заклинательница, когда Раст сотворил один из образов исцеления и раны инквизитора начали заживать прямо на глазах. – Что ты творишь!? Он предал тебя! – Она либо не расслышала разговора, увлеченная зрелищем, либо не обратила внимания, как и остальные.
- Убей его или мы убьем вас обоих, - хмыкнул иманим, а на лице его спутницы появился довольный оскал.
- Не смей, Исмаил! Раст!
- Я остаюсь во дворце, - сказал ренегат. – Вместе с Сандро.
- После всего, через что мы прошли? После всего!? – Маиру охватила дрожь, еще немного и ее ненависть опалила бы стены и превратила всех в пепел – вокруг истинного мага вспыхнули всполохи энергии, поднявшийся горячий воздух взлохматил ее черные волосы. – Да как ты сме…

Ее прервал оглушительный грохот. Стены дворца дрогнули, сверху посыпалась штукатурка. Снаружи залы послышались вопли, звон оружия, а затем тяжелые двери слетели с петель, разлетелись в щепки. Тысячи обломков взвились в воздух. Раст успел различить только неясную тень, которая ворвалась в зал. Молниеносный удар – щелчок! – отбросил ренегата в сторону, повалил инквизитора обратно на пол.

Маира среагировала мгновенно. Заслоны образов защиты приняли на себя основной удар, ярко вспыхнули и отбросили от себя нападавшего – демона. Огромный тощий гуманоид с темной чешуйчатой кожей, длинными руками и гибким хвостом, заостренным на конце. И Раст, и Сандро узнали в демоне прислужника Симаса – мага Алебастрового Консульта и ставленника великого магистра в воинстве. Единственной новой деталью в его облике были багровые светящиеся узоры, которые покрывали все тело Эскехераля из убежищ Первой Матери.

Узоры заставляли глаза слезиться и отводить взгляд в сторону, однако это не касалось Маиры и Исмаила – магичка и жрец ударили одновременно. Иманим взмахнул рукой, и на демона устремилась волна обжигающего песка. С рук заклинательницы сорвался образ электричества – потрескивающая дуга разрезала воздухи и хлыстнула Эскехераля. Узоры на его теле вспыхнули ослепительным светом. Песок не причинил вреда, а боевой образ растворился.

Последним, что увидели инквизитор и ренегат был размытый силуэт демона, блеск его когтей и смерти, смерти, смерти. Взмах длинной руки лишил Исмаила большей части головы. Прыжок – и демон уже возле Маиры. Острый хвост воткнулся ей в живот, проткнул насквозь, а когти оставили шесть алых полос на лице. Еще один прыжок и гвардия шаха лишалась голов. Удар - и с лица шаха слетела маска…

Раст почувствовал острую боль в груди, посмотрел на собственные руки, на пыльный пол. Он лежал в луже крови, которая медленно растекалась вокруг. Подняв взгляд, он увидел перед собой темную фигуру демона: окровавленную, запыленную, страшную.

- Пожелание сира Ролланда Роэма, - пронеслась чужая мысль в голове Ваалтера. – А Эскехераль из убежищ Первой Матери выполняет обещания.

Удар хвоста отправил Раста Ваалтера, бывшего адепта Алебастрового Консульта, в небытие.

Сандро

Инквизитор пребывал в странном состоянии. Он видел пыльный, окровавленный зал, но чувствовал себя находящимся где-то в другом месте. Далеко, далеко отсюда. Там, где теплый свет и приятный запах лета. Сандро моргнул. Наваждение не исчезло. Добавилась лишь боль от сломанных ребер и порезов.

- Твоя вера хрупка, как горный хрусталь, - раздался мелодичный голосок и инквизитор увидел перед собой красивую женщину в легком светлом платьице. Волосы у женщины были золотистые, а глаза ярко-голубые. Она ему кого-то напоминала. – Твоя вера хрупка, но ее можно укрепить… ведь ты еще не оставил пророка, Сандро? Не оставил?

Сандро что-то прохрипел. Слова отказывались выходить из горла.

- Не оставил, я знаю. И поэтому ты мне нужен, Сандро, очень нужен. Священное воинство стало марионеткой в руках нелюдей и нужен тот, кто способен это исправить. Тот, кто поведет воинство к подлинному искуплению ради пророка и всего мира.
- Что… должен делать?
- Избавиться от нелюдей, этой заразы и всех ее прислужников. Начиная с нового магистра – рыцаря по имени Ролланд и тех, кто стоит за ним. Делай с ними то, что делал всегда. Убивай, пытай… если все получится, то ты получишь прощение своим грехам, а если нет – это будет неважно. И в знак расположения я дам твоему сводному брату еще один шанс.

Женщина подошла к распростертому телу мага, коснулась его. Раст содрогнулся в конвульсиях, захрипел, а затем дыхание его стало ровным, будто за последние часы с ним ничего не случилось и его едва не убил один из демонов Консульта.

- Ты…телепортация в Веррисе… все эти смерти… твоих рук дело?
- Да, - она кивнула и мило улыбнулась. – Это было нужно, чтобы запустить в действие… все, что ты видишь вокруг. И когда они вернутся в наше время… вместе с ними придут невероятные перемены.

Сандро и Раст

Отец Сандро открыл глаза. Свет был приглушенным, в воздухе повисла пыль и дышать было очень тяжело. Где-то рядом стонал его сводный брат и… осторожные шажки по направлению к нему. Пересиливая себя инквизитор встал, морщась от боли в груди и левой руке – кажется, кость была сломана. П

- Она прекрасна, не правда ли? – раздался голос шаха. На нем не было маски взгляду инквизитора открывалось безликое лицо на котором не было ни глаз, ни носа. Лишь узкая полоска рта. Зрелище было иррационально отталкивающим, словно перед ним находился один из намали. – Прекрасна… инквизитор Сандро, я могу попросить вас сделать одну вещь?
- Где все остальные?
- Сбежали. Остались лишь трупы моей верной гвардии и тело Исмаила. Наими вкусила его плоть прямо здесь и теперь таланты иманима стали ее талантами, к сожалению. Садизм не к лицу женщинам. Инквизитор Сандро, одна вещь…
- Чего вы хотите?
- Убейте меня. Сюда скоро ворвутся ваши войска, а я все равно не могу покинуть дворец… последний удар я бы хотел получить от того, кто с Ней говорил…





Все должно быть изложено так просто, как только возможно. Но не проще. (с)

Обмани ближнего своего и возрадуйся, ибо когда ближний обманет тебя ты уже не возрадуешься (с)


Сообщение отредактировал Tillien - Пятница, 2011-05-06, 7:38:35
 
RiDДата: Воскресенье, 2011-06-12, 6:44:31 | Сообщение # 39
Группа: Проверенные
Репутация: 692
Статус: Offline
Через огромные оконные проёмы подул ветерок, приятно холодя уставшее тело. Царило спокойствие. Невозможно было поверить в то, что развернулось здесь минуту назад. Даже глядя на разбросанные демоном трупы гвардейцев и куски колонн.
- Хорошо... но, прошу, скажи мне... ― голос Сандро звучал очень тихо и неуверенно, ему трудно было выдавливать из себя звуки. После случившегося он почувствовал себя ребёнком. Многие годы отец Сандро не оказывался в роли смиренного просителя, каковым на самом деле и должен быть служитель Церкви, пускай и инквизитор.
- Скажи мне, кто она, - с трудом закончил он.
Мышцы вокруг рта шаха напряглись. Наверно, это должно было быть располагающей улыбкой. Было бы, если бы кроме рта на лице были бы ещё хоть глаза. Но глаз не было, и что означала эта судорога можно было только догадываться.
- Конечно, инквизитор Сандро. Если она снизошла к вам, то вы должны знать ту малость, что знаю я, - сказал и сделал небольшую паузу, подбирая слова. - Она сестра вашего пророка.
Сандро был в замешательстве. За последние часы произошло слишком много непонятного и неконтролируемого, чего он по долгу службы не мог допускать. Но сегодня, однако, был не его день. Садисток, демонов, магов и нелюдей мало ― кульминацией оказался переворот религиозных догматов. Нигде, ну, черт возьми, нигде, ни в каком писании не было даже самого призрачного намёка на то, что у Арумы была сестра. Вернее, Сестра. В былые времена он сам занялся бы человеком, осмелившимся думать о подобной ереси. Занялся бы с холодной головой, но и ярким огнём любви и сострадания, горящим в сердце. Ну, или должным там гореть.
Но сейчас оказалось, что Она не просто существует. Она даёт ему возможность обрести искупление. При чём самое настоящее - это Сандро чувствовал нутром. Для этого не нужно соблюдать догматы, молиться, поститься, да и вообще заниматься всей этой никому не нужной ерундой. Общение между инквизитором и богом сводится к минимуму формальностей.
Она даёт ему шанс обрести спасение, которое в иных обстоятельствах просто невозможно для человека, не принесшего в мир ничего, кроме разрушения и смерти.
Для этого Сандро нужно делать то, что он умеет лучше всего.
Инквизитор медленно обвел взглядом некогда прекрасный зал ― кровь, трупы, обломки мебели, куски колонн и стен, снова трупы... Легкий ветерок, развевая остатки роскошных гардин, приятно холодил кожу, давая отдых усталым мышцам. Воздух нёс с собой песок и пыль, укрывая тела и обломки своеобразным погребальным саваном.
Ничто не вечно. Всё прошло, всё уходит. Вот и погибшие канёт в череду минувших дней, десятков и сотен других сражений. Инквизитор ощутил наваливающийся тяжелым ярмом груз усталости, который со временем становится сбросить всё тяжелее и тяжелее. Он никогда не задумывался ни о судьбе, ни о смысле жизни. Просто делал, что должно, потихоньку спускаясь всё ниже и ниже.
Неожиданно Сандро осознал, что скоро этого делать уже не придётся. Нужно лишь стереть с лица мира ещё несколько грехов. А до тех пор он справится.
Рядом, на полу, сидел его сводный брат. Он одет в одни льняные брюки, на теле видны многие раны, но ни одной серьёзной ― благодаря Её божественному вмешательству. Но даже его взгляд, обычно холодный и твёрдый, сейчас неуверен и робок. И как теперь изменится его жизнь? Может, сегодня Раст обрёл не только брата, но и религию?
Прохладный воздух приятно обволакивает кожу.
Но холодный и липкий страх при взгляде на лицо шаха (вернее, эту гротескную пародию на лицо), страх перед чем-то откровенно чужим проникает намного глубже.

Сегодня леди Грей повезло.
"Ну должно же мне хоть когда-нибудь повезти" - подумала она, залпом допивая из фляги остатки жгучего ошхара. Наркотик не снимал боль, но как-то отдалял, так что на неё было с высокой колокольни. Раст слишком устал, чтобы постоянно поддерживать обезболивающие образы, а полностью устранить боль ему сил тем более не хватало.
Ваалтер нашёл её, услышав стоны в одной из комнат. Он и инквизитор к тому времени уже доделали все свои дела - убив шаха, они первым делом раздобыли свои вещи и привели себя в порядок. Попутно Сандро вытащил откуда-то из-за трона небольшой черный свёрток, но не поспешил его разворачивать, а положил на дно своей заплечной сумки.
Сейчас все трое находились в этих покоях, явно предназначенных для гостей высокого ранга. Сандро сосредоточенно точил клинок, тонкую изящную саблю. Раст, закутанный в черные бедуинские одежды, куда лучше подходящие для местного климата, чем его старый плащ, то наигрывал что-то на своей скрипке, то погружался в глубокие раздумья.
Леди Грей полулежала на матраце, пытаясь собрать воедино разбросанные нещадной болью мысли по уголкам разума. Болело всё тело, слабость сковала её мышцы, так что о бое или ношении доспехов не могло идти и речи. Из вещей у неё были лишь ещё две бутыли с ошхаром, которые Скрипач раздобыл где-то во дворце (ещё он притащил с собой небольшую шкатулку красного дерева, которую, не раскрыв, спрятал в складках одежды), да гросс-мессер в ножнах, который теперь её навряд ли придётся когда-либо использовать: скорее всего она навсегда останется калекой, неспособной самостоятельно подняться с кровати. Раст, бывший, по сути, неплохим целителем, на прогнозы не распространялся, да это было и не в его духе. Удивительно, что он вообще спас Грей, тем более что ни она, ни он сам не понимали, почему.
Грей откинула назад голову и, закрыв глаза, глубоко вздохнула. Она не знала, как она выглядит, но смотреть в зеркало не хотела хотя бы потому что чувствовала, что лишилась большей части волос.
- И... что теперь? - всё произошедшее во время её кратковременной комы так и оставалось тайной.
- Теперь мы ждём Воинства, - ответил Ваалтер. Сейчас Грей заметила, что на поясе у него висит сабля. Точно такая же, какую точил Сандро.
- Да, - подтвердил последний, отвлёкшись от своего дела. - Нам нужно убить Роэма.
- Что ты скажешь, если узнаешь, что он наслал демона? - с лёгкой усмешкой спросил Раст, предвосхищая её удивление. - Он спутался с нелюдями.
В другое время леди Грей не поверила бы, возмутилась клевете на рыцаря Белой Розы, попробовала бы узнать больше... Сейчас ей было всё равно. Боль возвращалась.
Она откупорила другую бутылку с наркотиком.


"There are no men like me. There’s only me." © Jaime Lannister

Сообщение отредактировал RiD - Воскресенье, 2011-06-12, 6:45:10
 
TillienДата: Вторник, 2011-07-05, 1:09:03 | Сообщение # 40
Костоправ
Группа: Проверенные
Сообщений: 3
Репутация: 1233
Статус: Offline
    Сандро, Раст и Катерина
    [Спустя три часа после бойни во дворце и убийства шаха]


Они услышали шум задолго до того, как солдаты ворвались во дворец. Воинство занимало город подобно цу¬нами: квартал за кварталом, улица за улицей, дом за домом. Под полуденным солнцем верные пророку люди гра¬били языческий оплот, сполна получая за недели лишений, страха и боли. Немногочислен¬ных жите¬лей, не сбежавших вместе с имперскими войсками, вытаскивали из убежищ и либо брали в плен, либо убивали прямо на улицах, заливая мостовые кровью. Священное воинство пришло.

Перебравшиеся в тронный зал Сандро и Раст о чем-то тихо разговаривали, беспокойно оглядываясь на лежащих повсюду мертвецов. Болезненно выглядевшая Катерина стояла рядом, прислонившись к одной из колонн по бокам помещения. В руках рыцарь держала флягу, еще пара таких же валялась неподалеку. Когда в залу вошли громыхавшие доспехами и оружием солдаты, она бросила в их сторону лишь короткий взгляд, а затем снова отпила из фляги.

- Какого хрена?! Что здесь произошло?! – ахнула Джоана, увидевшая царивший тут погром и едва не споткнувшаяся о разорванное тело язычника. Один из солдат позади женщины схватился за горло и выбежал из залы. – Где шах? Магистр Ролланд приказал…
- Он мертв, - только и сказал Сандро, показав на одно из тел. – Как и Исмаил. Как и десяток других язычников. К слову, у шаха даже не было лица. Посмотри сама, если не веришь. – Джоанна Ло так и поступила, а инквизитор с удовольствием отметил, как изменилось ее лицо. – Было бы интересно услышать… объяснения.
- Объяснения? Какие объяснения, твою мать?! – бросила Джоанна, не скрывая своего отвращения к безликому шаху, язычникам и, возможно, даже инквизитору. – Я лишь выполняю приказы магистра Роэма и патриарха! Может быть, это языческая магия или еще что. Вы вообще собираетесь объяснить, что здесь произошло?
- Да, но с начала… нам нужно поговорить о другом, Джоанна. Только мы вчетвером. И твой брат, если он здесь. Несмотря на то, что между нами случилось…
- Ты про пытки? – усмехнулась воительница, продолжая осматривать залу.
- И про них тоже.
- Эрзаль в лагере, - она махнула рукой, выпроваживая солдат. – Ну, так что ты хотел сказать, Сандро? И как ты объяснишь присутствие здесь этого предателя? Ваалтера. Священное воинство осведомлено о твоих отношениях с имперской посланницей, маг, и это мало кому нравится. Симас даже хотел отправить за тобой пару своих… зверушек. Магистр запретил.
- Маира ранена и сейчас ее везут в Селефаис, Джоанна. А Раст помог этому случиться, - ответил инквизитор с непроницаемым лицом, столь свойственным его коллегам. – Мы хотели поговорить о другом. О демоне, которого прислал ваш новый магистр…
- Эскехерале. Сукин сын едва не отправил меня к праотцам, - буркнул Раст, впервые заговоривший после прихода воительницы.
- … и той, кто нас спасла.

Инквизитор Сандро кивнул в сторону. Джоанна обернулась. Из затемненного угла залы, осторожно перешагивая через трупы, лужи крови и обломки мебели, к ним двигалась стройная девушка в легком светлом платьице, слегка забрызганном рубиновыми капли, впитавшимися в ткань. Золотоволосая и с голубыми, как ясное небо, глазами – она выглядела чужой в этом хаосе, грязи и вони.

- Кто… она такая? – ладонь верной легла на рукоять меча, торчавшую из ножен. На фоне неизвестной одетая в кольчугу поверх поддоспешника Джоанна выглядела варваром, громадой возвышавшимся над игривым ребенком.
- Приветствую вас во дворце, Джоанна, - мило улыбаясь, поклонилась незнакомка. – Я много слышала о ваших подвигах и рада видеть здесь такую славную воительницу.
- Что за… херня? – она поочередно смотрела на Сандро и на Раста, а те в свою очередь смотрели на девушку. Лишь Катерина была занята наркотическим содержимым фляги.
- Зови меня Седной. Единокровной сестрой нашего божественного пророка Арумы, ради которого я и стою перед вами. Раст, Сандро и Катерина уже в курсе плачевной ситуации в воинстве, но нам нужны еще союзники.
- Союзники? Для чего? Что вообще происходит!?
- Ты не замечала странностей за твоим новым патриархом в последние годы? – спросила сестра пророка, не отводя взгляда голубых глаз от Джоанны. - Может быть, у него изменился характер, речь… поменялись цели?
- Да, но…
- Тогда слушай, - отрезала Седна.

Следующие полчаса в тронную залу несколько раз наведывались солдаты, закончившие разорять богатый дворец, и несколько раз Джоанна Ло, грязно ругаясь, выгоняла их прочь. Воительница слушала рассказ Седны с удивлением, перераставшим в ужас, что с большим удовольствием подмечали сводные братья, также прислушивавшиеся к истории о патриархе.

- Священное воинство стало игрушкой в руках нелюдей и магов, и прежде чем начнется штурм Селефаиса, мы должны очистить его ряды от всякой швали. От любого, кто встанет на нашем пути. Йешималь далеко и чтобы добраться до него нам потребуется сплоченная армия, закаленная и верующая в своего… пророка. Этого не достичь, пока воинством руководит марионеточный магистр.
- Ты хочешь убить его?
- Не я. И не сразу. Пока нас лишь трое, но и этого хватит, чтобы основать Истинную Церковь, которая поведет за собой верующих. И когда у нас появится влияние…
- … мы нанесем удар, - закончил за Седну инквизитор. – Оставь убийство нам, Джоанна.
- Ты должна лишь найти людей, готовых за нами пойти. Тех, что верят в пророка, а не в великого магистра или патриарха. Вы же будете апостолами. Моими и моего брата.
- Апостолы… новой веры?
- Не новой, Джоанна. Старой истинной веры во всемогущего и добродетельного пророка, которая была забыта за интригами королей, магов и нелюдей.

Они ушли из дворца еще через несколько часов, забрав трофеи и вдохновившись верой – идеей! – во все то, что казалось далеким и ненужным. Священный поход обрел новый великий смысл, который затмевал собой все остальное: желание, мечты, тщеславие и эгоизм. Священный поход обрел цель, которая обещала стать платой за все. Пророк должен был вернуться в мир.




Все должно быть изложено так просто, как только возможно. Но не проще. (с)

Обмани ближнего своего и возрадуйся, ибо когда ближний обманет тебя ты уже не возрадуешься (с)
 
ZingerNaxДата: Воскресенье, 2011-07-10, 0:34:57 | Сообщение # 41
PRIDE
Группа: Проверенные
Репутация: 1875
Статус: Offline

    Патриарх
    [Лагерь Священного воинства неподалеку от Хазры]

С улицы доносился скрип тяжёлых колёс, звонкое цоканье копыт и довольное от утренней прохлады фырканье лошадей.

Патриарх проснулся час назад и с тех пор неподвижно восседал перед зеркалом. Вместе с ним в зеркале отражалось небогатое убранство церковной повозки, подчеркивающее глубокий аскетизм владельца. Однако раздумья владыки церкви не были столь умеренными, как и внешнее поведение; он погружался в глубины собственного сознания, где сплетал воедино события минувших дней и увлекаясь созерцанием собственного успеха.

Повозку сильно тряхнуло. От толчка с тумбы, за которой сидел патриарх, упал подсвечник и стеклянное блюдце с тлевшим ладаном. Тара перевернулась, и угольки благоухающих катышков высыпались на плетёный ковёр. Патриарх перевёл замутнённый взгляд на рассыпавшиеся травы, не проявляя и капли раздражения. С улицы послышались крики и повозка остановилась.

- Ваше преосвященство! – в низкую дверь повозки забарабанил кучер. – Ваше преосвященство, вы в порядке?
- Что случилось? – спросил патриарх, наступая ногой на угли и поднимая упавшие вещи.
- В яму угодили! Вы не поранились?
- Нет, - коротко ответил патриарх. – Езжай дальше.

Выпрямившись и поставив тару на тумбу, он взглянул на руку. Кожа на его широкой ладони покраснела от ожога; ладанная лампа была раскалена, но патриарх слишком отвлекся на свои мысли, чтобы помнить такие незначительные слабости человеческого тела.

Кучер ударил хлыстом, и четверка чёрных коней тронулась с места, вытаскивая повозку из дорожной колдобины. Вонзив шпоры в бока скакунов, две дюжины всадников, сопровождавших патриарха в путешествии, выдвинулись на свои посты, окружая церковную карету со всех сторон. Крепко примкнув щиты к себе, и взирая вперёд через прорези топфхельмов, эти воины хранили молчание и не переглядывались между собой, словно внутри покрывшихся дорожной пылью доспехов не было живых людей.

Колонна двигалась медленно, петляя по единственной дороге через пустынный ландшафт окрестностей Хазры. Постепенно утренний холод растворялся, и гуляющий по сухой степи ветер становился тёплым и пыльным; уже до полудня холмистый горизонт затрясётся от жары как вязкое желе. Предвидя невыносимый зной этим днём, командир отряда сопровождения скомандовал скакать умеренным галопом, чтобы спастись от неминуемого рассвета.

Спустя несколько подъемов и спусков по ухабистой дороге, за покрытыми жёлтой травой высокими холмами показались шпили Хазры, и валящий из крепости города чёрный дым минувших пожарищ. Сотни воронов заполонили небо на многие мили, низко кружась над землёй и опускаясь на знатный пир.

Командир эскорта жестом приказал колонне остановиться. Сняв украшенный гребнем из конского пепельного волоса шлем, он подскакал к повозке и взял с её крыши копье. Расправив красный флаг на нём, мужчина поднял оружие над собой, и церковное знамя забилось на ветру. Когда колонна вновь двинулась вперёд, всадник забрался на вершину холма и, ставя лошадь на дыбы, затрубил в горн, возвещая Воинству о прибытии патриарха.

Под телами сражённых воинов, разбитыми щитами и лесом торчащих копий и стрел не было видно земли. Вороны довольно прохаживались по телам, выедая глаза и расклевывая рты, жадно глотая плоть и сгоняя пустынных мух. Спустившись в долину, где миновало сражение, колонна сбавила ход, чтобы кони не спотыкались об тела. Витающий над мертвецами смрад оказался невыносим, и воины эскорта сняли свои шлемы, чтобы платками прикрывать лицо.

Путь к городу расчищали от тел погибших, но убирать трупы врагов воинства никто не стал, и потому патриарх изредка слышал приглушенный полом хруст костей. В узком стрельчатом окне повозки, владыка церкви разглядел стан воинства; красные и чёрные шатры, смотрящие флагштоками в небо, стояли совсем рядом от поля боя. Между шатров сновали воины и оруженосцы, подгоняемые офицерами.

Когда колонна остановилась, всадники спешились и выстроились в два ряда возле выхода из повозки. Возложив руку на эфес меча, командир эскорта вышел навстречу торопящимся офицерам воинства и идущего впереди них Роланда. Новоиспечённый магистр так вспотел, что его лицо обливалось грязными ручьями пота. Патриарх прибыл несколько раньше, поэтому никто из офицеров не успел навести праздный марафет и смыть с одежд вражескую кровь.

- Главнокомандующий Амри, магистр Роланд, - командор стукнул каблуками и склонил голову в приветствии генералов армии.
- Сотни Столпов, - произнёс Амри, бросая беглый взгляд на геральдические каплевидные щиты гвардейцев. - У меня не было никаких сомнений, что вы доставите патриарха в целости и сохранности.
- Но вы прибыли слишком рано… здесь поле боя, - произнёс один из лейтенантов за спиной Роланда, намекая на то, что церковному благочестивому человеку не место на побоище.
- Вы думаете, меня это смущает? - патриарх ступил с крыльца повозки на пыльную землю.
- На караул! – тот час же рявкнул командор Столпов, и его воины синхронно вытянулись смирно, обращая взгляд на своего повелителя.

Патриарх предстал перед офицерами воинства в церковных, если не крестьянских одеяниях; просторная серая рубаха практически скрывала длинными рукавами кисти мужчины, а белоснежные штаны были подпоясаны простой верёвкой. Венчал его одежды бордовый шёлковый табард с капюшоном.

Скрывая от зноя лицо, а глаза от подданных, патриарх накинул капюшон. Кучер запер за ним дверь, и владыка церкви неспешно подошёл к собравшимся офицерам. Мужчины в почтении склонили головы и расступились в стороны. Только командир Сотни Столпов вернулся к нему за спину в один ряд к своим воинам.

- Я отправил вас за победой, - произнёс патриарх, и стоявшие перед ним воины подняли взгляд. - У неё есть своя цена, и я готов принять эти жертвы лицом к лицу. Я отправил вас сюда, чтобы неверные были убиты, и так и случилось. И меня не страшат гниющие трупы наших врагов. Меня это радует, и я желал этого.

Выждав небольшую паузу, Амри прочистил горло и произнёс:

- Мудрые слова, ваше преосвященство.
- Мы можем отправиться в Хазру, и там обсудить стратегию, - вперёд выступил Роланд. - Враг бежал, но это не повод оставлять его в тылу.
- Ах, магистр Роланд, - патриарх расплылся в улыбке. - Я должен поздравить вас со столь значимым назначением. Мой верный гонец рассказал о ваших подвигах на службе церкви. Вы настоящий герой.

Роланд бегло огляделся перед собой, не поворачивая головы. Улыбка патриарха была мягкой, но она застыла на его лице, словно прибитая гвоздями. Преодолев смущение, магистр ответил:

- Благодарю, но я не собираюсь устраивать празднование по этому поводу.
- Скромность красит человека, - ответил патриарх. - Однако я должен поговорить с вами наедине. Вы берёте бразды правления на себя и огромную ответственность, а традиции обязывают меня благословить вас.

Некоторое время спустя Амри и его офицеры снарядили лошадей и поскакали в Хазру. В сопровождении бойцов Столпов, магистр и патриарх отправились в опустевший стан воинства. Пока они шли, патриарх безотрывно взирал на поле боя, словно наслаждаясь жуткой панорамой.

В командном шатре, куда Роланд пригласил патриарха, царила пустота. Только на том месте, где умер Эрвель, ещё виднелась затоптанная лужа крови. Отведя взгляд в сторону и мысли от минувших событий, Роланд прошёл внутрь. Патриарх проследовал за магистром, оставив гвардейцев на улице.

- Ты готов? – спросил патриарх. Роланд взглянул на него через плечо.
- Да, конечно, - магистр развернулся, аккуратно вытащил меч из ножен и припал на колено перед патриархом, опираясь на клинок.

Когда ладонь патриарха коснулась головы Роланда, он почувствовал холод, пробирающий до самых пят, будто его окатило ледяной водой. Владыка что-то зашептал на языке совершенно не знакомом для магистра. Слова патриарха были шипящими, словно он обратился в змею и впрыскивал яд в свою жертву.

В шатре поднялся ветер, раздувая ткань и норовя сорвать её с креплений. Патриарх опустил руку, но продолжал шептать.

- Ваше преосвященство? - неуверенно спросил магистр, бросив беглый взгляд на выход из шатра. Оттуда больше не падал свет. С каждым словом патриарха убранство шатра становилось темнее, будто над пустыней минуя все законы природы, гасло солнце.

Роланд непонимающе огляделся и выпрямился, сомкнув обе руке на рукояти меча. Ветер усиливался. Колышки, державшие шатёр на земле, не выдерживали натиска стихии и выпрыгивали из земли. Когда патриарх замолчал, все крепления разом сорвало, и шатёр унесло в небо.

Дыхание магистра оборвалось, словно ему ударили латной рукавицей в солнечное сплетение. Он обернулся по своей оси, и широко раскрыв глаза смотрел на застланное мертвецами поле минувшего сражения, дым и пламя пожарищ, и гонимое штормовым ветром багровое небо. Ветер завывал и бесчинствовал, разнося пламя над великим множеством трупов, и обожженные этим огнём оживающие мертвецы заходились канонадой визга и жадного до крови рёва.

Они поднимались с земли, держа в изломанных кривых руках ржавое оружие и разбитые щиты. Другие, лишённые ног или вовсе разорванные напополам, ворочались в грязи, вытряхивая из зияющих ран опарышей и вгрызаясь гниющими пальцами в пропитанный кровью песок. Тысячи покрытых бельмом глаз и пустых глазниц пробитых черепов уставились на Роланда, испытывая его храбрость.

- Колдовство! Магия! - воскликнул Роланд, отступая спиной к патриарху. Окружение казалось нереальным, эфемерным – образы мертвецов дрожали, словно раскаленный воздух над костром – но лязг оружия и завывания бездушных оболочек сковывали разум магистра, не давая ему собраться духом и сопротивляться наваждению.

- Вне всяких сомнений, - голос патриарха лился тихо, но заглушал рёв толпы, будто владыка подчинял себе этот кошмар. Магистр обернулся к нему, из природного предчувствия поднимая меч.

Образ патриарха рассыпался как старая шелуха; одежда и кожа горели невидимым пламенем, превращаясь в уносимую ветром пыль. Раскрыв руки ладонями к Роланду, патриарх перерождался, будто сбрасывающий шкуру зверь.

Он стал чем-то другим. Его кожа очерствела, стала цвета неочищенной стали, а глаза загорелись аметистовым пламенем, скрывая зрачки в призрачной дымке. Плоть просыпавшегося от долгого сна существа иссыхала с каждым мгновением, а кости удлинялись, болезненно деформируя тело и треща сухожилиями.

- Что ты есть?! - ловким движением магистр приготовил меч для выпада. – Нечеловеческое отродье!
- Я бы не простил себе, если бы был человеком, - худощавый гигант расплылся в улыбке, демонстрируя ряды мелких и острых клыков. Его лишённый губ рот был огромен, словно у плотоядного хищника.
- Где патриарх!?
- Я здесь, Роланд, прямо перед тобой.
- Чудовище!
- Ну же, перестань, - существо скрестило длинные руки на груди, царапая свою собственную плоть белыми когтями. Он получал едва ли не физическое наслаждение от демонстрации своего аномального тела. - Мы только начали.

Мертвецы, окружавшие магистра всё это время, бросились на Роланда со всех сторон. Он сумел лишь несколько раз взмахнуть оружием и разрубить приближавшихся умертвий, но после волна гнилой плоти и ржавой стали поглотила его, вминая в землю и раздирая на куски. Роланд кричал от чудовищной боли, ощущая, как нежить срывает с костей плоть, но всё это прекратилось как кошмарный сон, когда кто-то произнёс:

- Вот и всё, - слова донеслись откуда-то из другого, но настоящего мира.

Магистр моргнул и поднял взгляд. Патриарх тепло улыбался ему сверху, уже опустив руку. Невысокий тряпичный потолок шатра трепыхался от уличного сквозняка.

- Я благословляю тебя. Служи нашей церкви как до этого, но с большим упорством, - патриарх помог Роланду подняться. Поравнявшись с ним взглядом, магистр всё ещё силился понять минувшие мгновения ранее события.

- И помни, - патриарх по-отечески положил руки на плечи Роланда и обнял его. - Видения станут явью.

Отстранившись, владыка накинул на голову капюшон, скрывая аметистовый блеск глаз, и вышел из шатра, оставляя магистра наедине с самым жутким откровением за всю его жизнь.


Сообщение отредактировал ZingerNax - Воскресенье, 2011-07-10, 0:49:07
 
TillienДата: Воскресенье, 2011-07-10, 0:36:00 | Сообщение # 42
Костоправ
Группа: Проверенные
Сообщений: 3
Репутация: 1233
Статус: Offline
    Роланд де Роэм
    [Лагерь Священного воинства в десяти километрах от Селефаиса]


Ее называли Дорогой Мертвых. Путь от захваченной Хазры до Селефаиса, протяженностью в несколько сотен километров, вызывал благоговейный трепет паломников и гордость тех, кто участвовал в штурме города. Головы тысяч язычников были срублены, залиты смолой и наколоты на пики, которые затем расставили вдоль дороги, по которой шло Священное воинство.

Вскоре к ним присоединились головы тех, кого великий магистр и патриарх обвинили в ереси и казнили. Недовольство росло, культ Истинной Церкви процветал, главные заговорщики все еще скрывались, а количество пик вдоль дороги увеличивалось. В голубые небеса смотрели десятки тысячи пустых глазниц, а за воинством каркающей тучей летели ждавшие поживы вороны.

Одна из таких птиц села на флагшток возле рыцаря. Черные бусинки глаз с немым укором уставились на Роланда. Бело-черный вымпел Сотни Столпов трепетал на ветру, но ворона будто и не замечала его, продолжая буравить магистра взглядом и действуя ему на нервы.

- Эй, подстрели эту птицу! - приказал он гвардейцу из Сотни Столпов. Закованный в белоснежные доспехи с черным крестом на нагруднике воин, все это время стоявший молчаливым истуканом, посмотрел на сидевшего неподалеку патриарха. Тот кивнул.

- Как прикажете, великий магистр.

Солдат вскинул изогнутый лук – трофей, взятый с тела язычника, - наложил стрелу, прицелился и отпустил тетиву. Черное оперение взметнулось вверх, но стрела пронеслась немного левее и превратилась в едва заметную точку. Ворона каркнула и взмахнула крыльями. На миг магистру показалось, что у нее человеческое лицо: маленькое, с орлиным носом и изогнутыми в усмешке губами.

Роланд де Роэм устало вздохнул. Видения. Как же. Его до сих пор брала дрожь, когда он вспоминал о событиях месячной давности. Отношения с патриархом превратились в отдаленное подобие рабских, рыцарь абсолютно ничего не мог поделать и продолжал выполнять приказы этого… существа, обрекая сотни людей на гибель. Роланд де Роэм не узнавал себя.

Он посмотрел на огрубевшие ладони, испещренные ветвистыми линиями судьбы. Одна из них вполне могла бы его линией жизни, и он бы много отдал, чтобы узнать какая именно. Но вместо этого на руках ему виделась чужая кровь – рубиновая, сверкающая в лучах солнца, и укоряющая великого магистра.

Роланд де Роэм отдал бы все, чтобы освободиться из-под власти патриарха. Рыцарь окинул взглядом деревянный помост, на котором были установлены столбы со свисавшими веревками –
виселицы. Прямо напротив помоста стояла специально построенная трибуна, на которой расположились они с патриархом. Все остальное место занимала толпа: угрюмая, серьезная, мрачная и сверкавшая сталью доспехов и кольчуг.

- Началось, - произнес страж.

Конвой из Сотни Столпов, пробираясь сквозь толпу, вел четверых. Избитые люди в грязных рубищах и со связанными за спиной руками, примкнувшие к культу Истинной Церкви и предавшие идеалы воинства и своего патриарха. Двое мужчин и две женщины. Рыцарь не видел деталей, но не сомневался, что за мешаниной синяков и порезов скрываются до боли знакомые лица.

Они взошли на помост. Люди молчали. Никаких улюлюканий, проклятий и обвинений, лишь отвратительный шепот, который раздражал магистра с каждой секундой. В нем ему виделись тайны и заговоры, а каждый заговор мог перерасти в покушение. Роланд сглотнул. Все чаще он думал, что удача покинула рыцарей Белой Розы и бросила в горнило интриг, предательств и смертей.

- Коифус де Стэр! - провозгласил герольд, пока дородному мужчине накидывали петлю на шею. – Дворянин, предавший свой род и все Священное воинство, приговаривается к смерти через повешение! У вас есть последнее слово?
- Вы фсе сдохните фо слафу Ист… - прошепелявил приговоренный, но договорить не успел: палач дернул за рычаг, дощатый пол под ногами Коифуса откинулся и дворянин оказался вздернут, как обычный разбойник.

Тело билось в агонии с полминуты, не желая расставаться с жизнью. Казалось, предсмертный хрип был слышен во всем воинстве – такая стояла тишина. Лишь патриарх, сидевший неподалеку от Ролланда на специально сооруженной трибуне, шептал что-то на непонятном рыцарю языке.

- Самум ибн Касиб! – прокричал герольд; поникшего язычника с характерной внешностью пнули и грубо затянули петлю на шее. – Дважды предатель, отвернувшийся от своих собратьев и обрекший сотни людей на гибель, приговаривается к смерти через повешение. Последнее слово?
- Ради… вас… - петля слишком сильно сдавила ему шею, практически вдавив адамово яблоко в горло, и услышать его смог лишь палач.

Агония. Хрипы. Смерть.

- Катерина Грей! – Роланд рефлекторно подался вперед, услышав знакомое имя. – Рыцарь ордена Белой Розы, предавшая Священное воинство и приговоренная к смерти через повешение великим магистром! Последнее слово?

Катерина была тенью той женщины, что некогда прибыла в Веррис. Бледная, болезненно-худая, понурая, с копной грязных спутанных волос и покрасневшими глазами – набухшие капилляры были побочным эффектом наркотика, который она принимала все это время. Сир Грей покачала головой, и палач дернул рычаг.

Агония. Хрипы. Смерть.

Роланд заскрежетал зубами. Он никого не приговаривал, он никого не убивал и никого не… великий магистр кожей ощутил цепкий взгляд патриарха, словно сдиравший кожу и копошившийся в хламе его замусоренной души. На лице А’Рэля застыла теплая улыбка.

- Джоанна Ло! Бывшая командующая Священным воинством, примкнувшая к богопротивному культу и предавшая своих товарищей приговаривается великим магистром к смерти через повешение!
- Джоанна! – неожиданно воскликнул патриарх, заглушив своим голосом герольда. – Ты была мне как дочь, дитя! И видеть твое предательство для меня подобно… мне так жаль, Джоанна, так жаль…
- Сука, заткнись! – прошипела девушка и сплюнула. – Эрзаль, если ты слы…

Ее оборвал удар палача. Толпа зароптала, кто-то закричал. Патриарх дал знак, и тело девушки безвольной куклой свесилось с помоста. Короткостриженая черноволосая воительница, спасшая Раста и Катерину из горящего Верриса и ошибочно обвиненная в предательстве инквизитором Сандро, умерла. Роланд де Роэм не видел ее судорожною агонию. Великий магистр шел к шатру и держался за горло. Его тошнило.

Столько смертей, причиной которых был он. Столько смертей.

Рыцарь откинул занавесь шатра и принялся сдирать с себя парадную экипировку: белоснежные доспехи, наручи, поножи и все, что только можно было снять. От одного вида этих символов ему становилось хуже. И лишь чудом в своем безумно порыве он заметил запечатанное письмо, лежавшее на краю стола. Дрожащими руками великий магистр сорвал неизвестную ему печать и вытащил листок.

Аккуратным каллиграфическим почерком там было написано всего три предложения, которые могли круто повернуть его жизнь в лучшую сторону. Или же вогнать последний гвоздь в крышку гроба.

«Гонец прибудет через неделю, великий магистр. Встретьте его и мы попробуем решить ваши проблемы в обмен на одно крохотное одолжение, которое вполне можно отложить до окончания войны. Вы узнаете гонца».


Ролланд де Роэм не слышал, как патриарх приказал отрубить повешенным головы, залить смолой и наколоть на пики. Дорога Мертвых должна была стать чуть длиннее.

    Сиорос
    [Лагерь Священного воинства в десяти километрах от Селефаиса]


Щекочущее прикосновение пальцев, дотронувшихся до обнаженной груди и игриво направившихся вниз по животу и бедрам, заставило ее вздрогнуть и открыть глаза, улыбнувшись восторженному клиенту. Нагой мужчина, легший к ней на кровать, прижался к золотоволосой девушке телом и поцеловал ее в губы. Она легонько отстранила его.

- Ты заплатил, Корвин?
- Разве я должен платить, чтобы заниматься любовью со своей женщиной? – спросил он, покрывая ее трепещущее тело поцелуями.
- Чтобы трахнуть меня, ты должен заплатить. Я ведь шлюха, Корвин, не забывай, - сказала она, теребя его короткие черные волосы.
- Самая дорогая шлюха воинства, должен сказать, - звонко рассмеялся он, и девушка подхватила его смеха, разогнав интимную тишину шатра. Они сплелись в полумраке, сбросив подушки и одеяла на пол. – Я заплачу, Седна, заплачу, немного позже.

С губ Седны сорвался стон, когда Корвин вошел в нее, а еще через несколько мгновений они застонали в сладострастный унисон. Длинные золотистые волосы раскинулись на алых шелковых покрывалах, когда восточная голубоглазая красотка прогнула спину в немом крике и задрожала от нахлынувших чувств. Семя брызнуло ей на живот, а ловкие тонкие пальчики Седны размазали его по груди и потянулись ко рту.

- Еще раз? – спросила она. – Сзади?
- Я бы с удовольствием, Седна, но… не сегодня, - ответил Корвин де Мендон, примкнувший к воинству везучий наемник из Иллефара и ставший одним из телохранителей великого магистра Роланда де Роэма. – Долг зовет.

Он усмехнулся. Высокий и стройный мечник с юга; черноволосый и кареглазый, как и большинство южан из местности близ гор имени императора, Корвин слыл превосходным бойцом, который вполне сравниться со знаменитой гвардией Кайма. Де Мендон принялся одеваться, облачаясь в потную и грязную экипировку.

- Как ты относишься к патриарху, Корвин? – спросила Седна, вставая с кровати и потягиваясь; мужчина рефлекторно залюбовался стройной фигуркой красавицы и ее упругими грудями. - Поговаривают, что это его инициатива… повесить всех этих несчастных.
- К чему эти вопросы, Седна? Ты ведь знаешь, что мне плевать. Лишь бы текло золото, и ты была со мной.

Седна улыбнулась, сполоснулась в таре с водой и натянула на мокрое тело светло-зеленый халат с короткими рукавами, затянув его поясом. Корвин уже натягивал поверх поддоспешника немного проржавевший хоуберк.

- А к Истинной Церкви?
- Точно также, - бросил он.
- А если я скажу, что одна из них?.. – Седна прильнула к наемнику и показала маленькую татуировку на левом предплечье – скошенный черный крест, прямой собрат которого был церковным символом. – Ты присоединишься к нам? Такой прекрасный воин, да и приближенный к великому магистру нам очень бы понадобился.

Он поцеловал ее в лоб, с удовольствием ощутив на губах легкий привкус пота, благовоний и недавней страсти. Седна была воплощением любви, и наемник не хотел ее потерять, а иногда – одинокими ночами в карауле – подумывал дождаться окончания войны, выкупить ее и отправиться далеко на юг. В Санктару, оттуда в Галеот, а затем в небольшой городок вроде Эрсена, что лежит рядом с южным морем.

- Ради тебя, любовь… - с сомнением в голосе промолвил Корвин, - конечно присоединюсь. Только ответь на пару вопросов.
- Слушаю тебя.
- У тебя много клиентов?
- Хватает, - Седна вызывающе облизнула губы.
- А сколько из них из этой… организации?
- Половина, быть может.
- Так значит и тот инквизитор… ты ведь трахалась с ним, да? – Эта мысль, не смотря ни на что, показалась Корвину особенно обидной. – С инквизитором.
- С Сандро? Нет, моя любовь. Никогда.

Седна коснулась левого предплечья Корвина, и наемник почувствовал, как защипало кожу, а в воздухе запахло озоном. Никогда он раньше он не видел подобную магию в действии, а девушка быстро развенчала его сомнения о своем происхождении.

- Всего лишь фокус, которому меня научил один из апостолов. Я буду ждать тебя, мой Корвин. В следующий раз возьмешь меня сзади, - они рассмеялись. - А теперь тебе пора. И никому не показывай новую татуировку.
- Конечно.

На выходе из шатра он расплатился с бордельвумен, которая проводила его странным взглядом серо-стальных глаз. Будто догадывалась о чем-то. С другой стороны, Корвин не сомневался, что она тоже из Истинной Церкви. За последний месяц этот культ стал даже большей угрозой, чем конные разъезды армии падишаха и все силы нового магистра были направлены на пресечение этой угрозы. Де Мендон осклабился.

Широким пинком мужчина согнал с места ворону, которая оскорбленно каркнула и улетела. На миг наемнику показалось, что у нее человеческое лицо. Корвин сплюнул. Неужели недавняя порция эля и наркотиков давала о себя знать?

Он шагал по темному и пустынному лагерю уже десять минут, когда его окликнули.

- Здравствуй, Корвин. – Ладонь наемника сама собой легла на рукоять меча. Он уже слышал о таинственных ночных исчезновениях и был настороже. – Рад, что ты с нами.
- Инквизитор Сандро, - прошептал де Мендон. Как он узнал об этом так быстро?

Это действительно был лысый инквизитор с мраморно-серыми глазами, которые заставляли любого собеседника съеживаться под их тяжелым взглядом. В простой черной рясе он выглядел мрачно и опасно.

- Он самый.
- Я тоже рад.
- Завтра утром ты получишь письмо, Корвин. Его принесет один из наших людей и, будем надеяться, ты выполнишь все, что есть в этом письме ради Истинной Церкви. И Седны.
- Конечно, - промямлил он, мимоходом заметив севшую на колышек, на которых держались все шатры, ворону; ему показалось, что она смеется.
- Тогда прощай.

Инквизитор ушел, оставив наемника одного. Ворона тоже исчезла. Шаркая ногами и пиная небольшие камушки, Корвин двинулся дальше, раздумывая над поспешным согласием и последующей судьбой. Что тянуло его за язык? Кто тянул его за язык? Седна! Не зря она так долго выпрашивала его о религии. Мужчина устало вздохнул.

- Коооорвин! - раздался шепоток, словно говорившего душили и он пытался попросить его о помощи. – Кооооорвин!
- Это опять вы, инквизитор? – сказал наемник и обернулся.

Вокруг никого не было. Только ворона, взявшаяся из ниоткуда. Перья черной птицы отливали сталью, а ее лицо и вправду было человеческим: маленьким, с черными бусинками глаз, острым орлиным носом и искривленными в безумной улыбке тонкими губами. Она сидела прямо посреди тропы, проложенной меж шатров, и говорила с ним.

- Кооооорвин, моя любовь! – прогоготала ворона.
- Задницей пророка, что ты такое?! – он выхватил меч из ножен.
- Твое страдание, Кооооорвин. Твоя боль и твоя смерть.

Он ударил мечом по тому месту, где она только что была, подняв в воздух тучи пыли и каменных крошек. Ворона с силой клюнула его в глаз, свалив на землю. По щекам текла теплая кровь, в спине отдавалась боль от падения. Корвин кричал – ему казалось, что он кричал, - а ворона клевала и клевала, срывая мясо с лица.

- Тише, тише, Коооорвин, друг мой, нас могут услышать! – что-то сильное схватило его за горло и подняло в воздух, смотря, как он задыхается и пытается ослабить чужую хватку.

Зачем что-то острое прибило его язык к нёбу, и хватка исчезла. Корвин мешком упал в объятия земной тверди. Рот заполнился солоноватой кровью. Глаз невероятно болел, а в ушах стоял шум, сравнимый с грохотом морского прибоя. Потом наемник почувствовал, как когти – это были именно когти – вспарывают сначала его одежду, кольчугу, а затем живот. Боль накладывалась на боль, а он даже не мог кричать. Лишь хрипеть и поскуливать.

- Кооооорвин, Кооооорвин. Если хочешь, я могу дать тебе слово…
- Кхххх!..
- Зови меня… Сиоросом, покровителем страданий. От тебя же, мой друг, я хочу знать совсем немного: что ты знаешь об этой странной шлюшке и инквизиторе? Или, может, ты знаешь что-нибудь о ритуале в песках?
- Кххх!.. – странное дело, но язык снова зашевелился, а боль утихла. – Я… я… ничего не знаю о ритуале! Аааааа! Ничего… не знаю.
- Та шлюха? Она показалась мне необычной, - существо, разглядеть которое он не мог, заскрежетало когтями. Один из таких когтей пришпилил его ногу к земле, а затем двинулся вверх – к паху – попутно разрезая плоть и кость.

- Аааа! Она… она просто шлюха и ничего более! Все дело в… в инквизиторе! Ты же видело… его, видело! Хватит! Хватит!
- Я только начал… смотрите-ка, у нас появился маленький гость, - существо хохотнуло. – Какая удача. Подойди сюда, мальчик!

Даже сквозь кровавую дымку Корвин заметил щуплого мальчишку в обносках, который раскрыв рот смотрел на пытку. Он стоял в тени пустовавших шатров и даже не пытался бежать. Наемник хотел было крикнуть, но язык вновь отказал, а рот наполнился кровью.

- Что ж, мой друг, кажется, я узнал все, что нужно. Огромное спасибо. И большая удача для тебя, - повторил Сиорос, покровитель страданий.

Существо шагнуло в воздух и превратилось в черную птицу с человеческим лицом, чьи перья блестели в оранжевом свете немногочисленных факелов. Последним, что увидел Корвин де Мендон, была ворона, севшая на плечо мальчишки. Сиорос что-то зашептал ребенку на ухо, а потом тот развернулся и пошел прочь. Напоследок ворона ему улыбнулась.

Итоги


    • Все участники получают по одному баллу для распределения, а также переходят в шестую часть ролевой игры. Вся экипировка переходит вместе с ними.

    • Сандро и Раст.Ставшие апостолами Истинной Церкви, они нажили новых врагов и вступили в весьма опасную игру, которая может привести как к гибели, так и невообразимому профиту.

    • Роланд. Рыцарь Ордена Белой Розы стал великим магистром Священного воинства и марионеткой в руках патриарха, но недавно у него появился шанс разыграть все по-новому, тем самым обретя свободу и став должником доселе неизвестной стороны. Выбор был за ним.




Все должно быть изложено так просто, как только возможно. Но не проще. (с)

Обмани ближнего своего и возрадуйся, ибо когда ближний обманет тебя ты уже не возрадуешься (с)


Сообщение отредактировал Tillien - Воскресенье, 2011-07-10, 0:36:31
 
Форум » Ролевые игры » Архив ролевых игр » Часть 3. Грехи Священного Воинства (Участники: Серпа, Рид и Рошах.)
Страница 3 из 3«123
Поиск:

Copyright dawnofwar.org.ru© 2010
Используются технологии uCoz