Главная страница | Регистрация | | Вход Приветствую Вас Гость | Steam ВКонтакте Twitter RSS
[ Новые сообщенияПравила форумаУчастники •  Поиск ]
Страница 1 из 11
Архив - только для чтения
Модератор форума: Source, Anchar 
Форум » Ролевые игры » Архив ролевых игр » Глава 16 - Фаренгейт (Участники: Интел, Рошах, Серпентис и Аркан.)
Глава 16 - Фаренгейт
ZingerNaxДата: Четверг, 2011-02-24, 1:05:21 | Сообщение # 1
PRIDE
Группа: Проверенные
Репутация: 1875
Статус: Offline

• Время: 2005 год. 29 августа. 00:50.
• Место действия: Непал. Катманду
• Действующий лица: Интел, Рошах, Серпентис и Аркан.
• Особые обстоятельства: Троица Первородных собирается освободить своего отца - Каина. Поиск Вершины Мира Барон начинает в Непале. Двое направили его к лидеру квей-дзин города Катманду, уверяя, что он расскажет всё о месте заточения Каина. Вместе с оставшимися офицерами охотников и Нантмаром, лидер извергов прибывает к месту встречи - небольшому частному ресторанчику непальской кухни, недалеко от центра города.
• Предыстория: Сражение в Афганистане закончилось неопределенно, но вампиры добились своего. Ирод на свободе.

 
RorschachДата: Пятница, 2011-02-25, 12:28:04 | Сообщение # 2
Темный Апостол
Группа: Пользователи
Репутация: 2237
Статус: Offline
Смерть давно следовала за Томасом по пятам, но всегда забирала кого-то другого: родных, сослуживцев, друзей. Он столько раз должен был сдохнуть, столько раз был на грани, но все еще жив - лишь уродливые шрамы по всему телу оставались напоминанием о тех днях. Используя других как пешки, охотник со временем стал забывать о ценности человеческой жизни. Томас начал стареть, терять хватку и привязываться к своим напарникам. Нет, он не умер тогда, не умрет и сейчас. Он переживет этот ад и запомнит лицо каждого солдата, умершего в борьбе с этой инфернальной мразью. Это его проклятье.
Опустив пустую рюмку на стол, охотник взглянул на сидевшего напротив него Барона и Нантмара. Демоны молчали, периодически переглядываясь и о чем-то думая.
Над головой Томаса крутился вентилятор, гоняя влажный воздух по полупустому ресторану. Кроме них в заведении было от силы пара-тройка человек, не считая обслуживающего персонала и скучающего бармена. Взглянув в окно, Томас пытался разглядеть прохожих, но идущий с вечера проливной дождь делал идущих невзрачными серыми пятнами.
Когда они покидали Афганистан, охотник пытался застрелиться, и наверняка сделал бы это, если бы Николай не успел вырвать у него из рук пистолет и отвесить хорошую оплеуху. Что-что, а удар у этого Русского был хороший.
А если бы я принял предложение демона? Было бы меньше смертей? Занна могла выжить, как и Жанна, даже эти демонопоклонники-миротворцы. Какое-то маленькое проклятье, всего-то его жизнь, в обмен на десятки, а то и сотни.
Жанна. Ведь она спасла его, несмотря на его презрение и открытую ненависть. Охотник не мог выбросить это из головы, как и события последних дней. Мария, Людвиг и остальные выжившие сейчас были в штабе на окраине города. У охотников оставалась не так много оружия, медикаментов – того меньше.
Томас похлопал себя по карманам рваного плаща и только потом вспомнил, что никогда не курил.


Навсегда. До понедельника.
 
ИнтелДата: Суббота, 2011-02-26, 12:21:09 | Сообщение # 3
Ordo Rolepleus
Группа: Проверенные
Сообщений: 16
Репутация: 1703
Статус: Offline
Время всё лечит. Во всяком случае у смертных. Для иных существ это лишь горькая чаша в которой придётся утонуть наедине с собой. Достаточно уютный в лучшие времена ресторан превратился во второсортную забегаловку, но уж точно был светлее воды что стекала с этого мира. Ливень смывал накопившуюся грязь. Но только снаружи.
Где-то далеко в горах Афганистана произошла бойня, чьи следы уже не смоет никакая вода. Место пробуждения Ирода превратилось в огромную, залитую кровью и болью бойню куда загнали слепых людей и демонов. Первородных стало ещё больше. Небесный Механизм всё больше и больше начинался шататься.

Дождь скрывал за собой тёмный, грязный мир. Планета умирала и горела. Небо было загрязнено выхлопами, моря стали свалкой химикатов, температура росла, вызывая засухи и ураганы. Весь земной шар оказался опоясан войнами, голодом, болезнями и стремительно меняющимся климатом. Общество разлагалось изнутри. Всё увядало. И вот теперь эти первые вампиры. Бог бросил этот мир.

Барон встряхнул головой, отгоняя накатившие мысли. Всё начинало проясняться, но доверять самозваным союзникам было нельзя. Впрочем, его желания не имели никакого значения. Кукловоды усиленно таскали его по всему свету, заставляя плясать необходимую им партию. Ещё одна частичка Экклезиаста умерла там вместе с той охотницей, остатки чьей памяти ещё можно было найти в собственной. Связь не успела стать достаточно сильной, но и того хватило. Боль была очень сильная, она заполняла весь мир. Но это была приятная боль. Она вымывала из сердца всю тьму, которая была готова завладеть им. Было за что сражаться. Было за что мстить. Битва не завершилась. Первородные рвут на части этот изувеченный, кровоточащий мир. Этот мир – вот все, что у нас осталось. Этот мир и то, что мы с ним сделаем. За такое можно заплатить любую цену.

Проковылявший бармен поставил на их стол ещё бутылку. Квей-дзин зачем-то тянули. Барон ощущал их лидера. В дальней стене кухни, за уставленным пустыми мисками столом, был тёмный дверной проём, от которого начинаются ступени, ведущие его покои.



Люблю Россию, она похожа на постапокалиптический мир. У всех планшеты, гарнитуры и прочие гаджеты, а вокруг говно и плохие дороги.

Сообщение отредактировал Интел - Суббота, 2011-02-26, 12:21:39
 
ZingerNaxДата: Воскресенье, 2011-02-27, 7:52:22 | Сообщение # 4
PRIDE
Группа: Проверенные
Репутация: 1875
Статус: Offline
- Свитюльки летающие, - вполголоса произнёс Нантмар, под светюльками подразумевая Двоих. Он сидел у окна и сверлили взглядом солонку, как будто пытаясь сдвинуть её усилием мысли. Барон повернулся к своему другу, вглядываясь в его до безобразия грустное лицо: падший был бледен, в глазах пропал былой блеск, щеки стали впалыми, заостряя из без того высокие скулы. Неожиданно взгляд уловил кого-то ещё более болезненного, чем Нантмар: напряжённые мысли на мгновение остановились, стоило лишь Барону понять, что он увидел собственное отражение в мокром от дождя стекле.

- Скоро всё закончится, - произнёс Барон. Он взял свою рюмку, с целью её наполнить, но его опередил Томас, сидящий напротив. Охотник раскупорил виски и разлили всем троим.

Барон перевёл внимание на охотника. Почему-то на мгновение падшему захотелось, чтобы погибшие Жанна или сестра сидели рядом с охотником. Без этих людей становилось слишком пусто.

- Было время, я бы на таких как вы пулю бы не пожалел, - произнёс Томас и поставил бутылку на стол, - только времена меняются.
- Люди умеют подстраиваться под изменчивый мир, - ответил Нантмар, поднимая рюмку.
- И не говори, - процедил охотник. - Слушайте, а зачем вы пьете?
- В смысле? - спросил Барон. Вопрос оказался неожиданным.
- Глупые люди пьют, потому что это они находят хорошим времяпрепровождением. Несчастные люди пьют, потому что хотят забыться. Интересно узнать, зачем напиваться падшему ангелу. Верно я вас охарактеризовал?
- Человеческая смекалка - необъятное пространство для исследований, - хмыкнул Нантмар. - Причины всё те же. В плане несчастья мы недалеко ушли от людей - всё осталось на примитивном уровне.
- Понятно, - Томас прильнул к стакану и сделал большой глоток, опустошая его наполовину.

Барон последовал его примеру. Алкоголь согревал, но то было ложное чувство - его было недостаточно, чтобы заполнить ту самую пустоту.

У прохода на верхний этаж началось какое-то движение: сначала вышли охранники, совершенно не скрывая оружия, а потом появился и сам виновник торжества. Томас обернулся, положив локоть на спинку сидения. Лидер квей-дзин совершенно не впечатлял: низкий сутулый старик с выбритой головой и одетый в оранжевые робы. Руки он сложил перед собой, спрятав кисти в широких руковах своей тоги. Когда он подошёл вместе со своими людьми, Томас непроизвольно отодвинулся.

- Добрый вечер, господа демоны-изверги, - он учтиво кивнул и посмотрел на Томаса, - и вы, господин охотник, тоже здравствуйте.

Его приветствие не смотря на формальность выглядело вполне натурально, только никто из союзников ему не ответил. Впрочем, его это совершенно не задело. Он подтянул тогу и сел за столик, прямо напротив Барона. Взгляды двух существ пересеклись.

- Наши общие знакомые послали вас ко мне. Это очень мудро с их стороны, не смотря на вековую вражду, - он говорил размеренно. Жесты, мимика, речь - ничто не выдавало в нём демоническое существо востока. Барон даже не чувствовал какого-либо присутствия сторонней силы. Сомнения стали нарастать.
- Вражду? - переспросил Нантмар.
- О да, это старая история. Мне придётся её рассказать, иначе на пороге Вершины Мира вы окажетесь неготовы принять бой.
- Слушаем, - Барон скрестил руки перед собой.

Лидер квей-дзин взглянул в окно, будто вспоминая давно минувшие дни.

- Когда-то Каин покинул Землю Нод, став повелителем тьмы и отцом всех вампиров. Оставаясь верным себе, Каин сотворил Первородных - он продолжал род, как и завещал ему создатель. Вместе они начали строить новый мир, где вампиры и люди могли бы жить вместе. Но всевышнему это не понравилось. В его понимании, все дети Каина были нечисты. Он не хотел марать своё светлое существо кровью проклятых созданий, поэтому назначил на эту роль других отверженных...
- Падших, - предположил Нантмар.
- Позднее их назвали Привязанными. Первыми. Войдя в этот мир, они начали вести войну против вампиров. За власть - больше не за что было. В последние столетие до нашей эры по времяисчислению людей пал последний бастион вампиров - Карфаген. В этой битве погибли все патрархи кланов вампиров, кто ещё не расстался с жизнью много раньше, а сами дети Каина была заключены в саркофаги и спрятаны от мира по всему свету. Даже Каин пал - Белиал отправил его обратно в Землю Нод, приковав тысячью цепей к проклятой земле.
- Говоря о Привязанных, - Барон перебил старца. - Мне хотелось бы знать, где они теперь. Всего год назад я слышал о великой силе их доменов по всему миру. И теперь я не могу понять, куда эта сила испарилась? Где, чёрт бы меня побрал, все остальные падшие?! В этой войне участвует только мой дом. Никакой помощи, никаких контактов - у меня ничего не осталось. Всё исчезло. Стоило только Первородным появится, сила демонов, сила самих Привязанных исчезли!
- Вся ваша сила была иллюзией, - беспристрастно ответил старец. - Для всех существ этого мира домены Привязанных были грозной силой, но они лишь тень того, что осталось от настоящих Древних. Когда вампиры пали, Привязанные стали править миром, не пожелав возвращаться обратно в бездну. Будучи жадными до власти, они покинули свой пост вечных стражников могил детей Каина, оставив вместо себя нас - демонов востока.

Нантмар поперхнулся выпивкой.

- Слушай, кто бы ты ни был, в такое я уже не поверю, - произнёс Нантмар, - Наш дом веками охотился за таким знанием, а ты мне вываливаешь это, как сраную сказку на ночь! Я вообще не верю ни единому твоему слову. Я здесь только потому, что мне некуда больше идти, но больше я тебя выслушивать не буду. Докажи хотя бы то, что ты демон!

Старец и бровью не двинул. Нантмар стукнул кулаком по столу. Барон положил ему руку на плечо, призывая к спокойствию.

- Народ, - Томас смотрел в окно. Его челюсть непроизвольно отвисла. Демоны переглянулись и последовали за взглядом охотника. Все машины, припаркованные до конца улицы, парили над землей. Никто их прохожих не обращал на это внимание.

- Неплохой фокус, - произнёс Барон. Нантмар только недовольно хмыкнул, скрестив руки на груди.
- Нас создали Привязанные, - продолжил Старец. Машины на улице медленно опустились обратно. Томас перевёл дыхание. - Вот и вся тайна. Только кровь от крови оказалась... слишком похожей. Демоны востока захотели власти и полного контроля над Вершиной Мира - места заточения Каина, а ведь мы были призваны защищать мир от него. Мы не хотели его освобождать, нам нужна была лишь сила, циркулирующая в печати.
- В печати значит? - спросил Барон, - Что за печать?
- Я не могу такое объяснить, падший, - с горечью произнёс старец, - Это за пределами моего понимания. Мне известно только то, что вся конструкция Вершины - это один большой механизм, чью работу поддерживала сила Привязанных. Нам нужна была это сила, и мы почти ей завладели. Привязанные вышли на нас войной и в сражении за Вершину Мира они были уничтожены. Практически. Остался лишь Белиал, который и проклял нас.
- Проклял? То есть квей-дзин каким-то другими были?
- Да. Мы не боялись света. Нам не надо было пить кровь. Мы были очень сильны и питали свою силу из своего существования. Белиал извратил природу квей-дзин. Вполне заслуженно. Изгнав нас с Вершины Мира, он собрал остатки Привязанных и создал из них новых хранителей - Двух.

Нантмар присвистнул.

- Ладно, ладно, продолжай, - произнёс он, скрывая ладонью лицо.
- Чтобы не растерять власть над доменами, Белиал создал иллюзии присутствия Привязанных. Для вас они казались невероятно сильными. Вещественными. Но когда Белиалу потребовалось сосредоточить силы на защите Вершины Мира - он упразднил иллюзии. Кто-то знал об этом. Знал за долго до того, как всё началось рушится. Тот, кому демоны разрушили больше, чем просто жизнь. Его имя Макбет или, как его многие величают, Джек. Он - первый бруха. Единственный выживший, похоронивший всех своих братьев и сестёр. Именно он привёл Привязанных к освобождению. Именно он нанял тех людей, которые напали на вас на руинах Карфагена. Всё сейчас происходящее - результат одного раздавленного эго.
- Кто этот Макбет? Мы его знаем? Видели его? - из Барона посыпались вопросы.
- Нет. Вы его не встречали. И вряд ли встретите.
- И каков итог, квей-дзин? - спросил Нантмар. - Предположим, это правда. Предположим, остался только один привязанный, и сейчас он готовится лоб в лоб встретится в Первородными. Двое послали нас сюда, но зачем? Что мы можем, когда такие силы сойдутся в бою? Нас мало. Никто нам не поможет, а ты так и не сказал, что же это такое есть - Вершина Мира?
- Единственное в этой истории, что стоит понимать буквально, - произнёс старец. - Каин заточен на вершине Эвереста. Мы хранили эту тайну, как великий грех нашего народа, но теперь я открываю вам всё и заклинаю...

Он взял Барона за ладонь и положил вторую руку сверху, словно по отечески давая совет.

- Белиал не верит нам, поэтому путь на Вершину Мира закрыт для квей-дзин. Я не смогу вернутся туда опять. Мы уже пытались. Многие погибли. Белиал - как цепная собака. Уничтожает всё, что не похоже на людей или падших. Значит, только ты и твои друзья могут прорваться к реликварию Белиала и помочь ему сражаться. Только вы способны. Высшая сила провела вас через столько испытаний ради этого момента. Мы подготовим всё что вам понадобится в кратчайшие сроки. Медлить нельзя. Мои люди из северных городов присылают сообщения о том, что в небе непальских гор появился красный не природный свет - это реликварий Белиала готовится принять бой.

Старец не отпускал руку демона. В какой-то момент Барону показалось, что если они проиграют - они не просто умрут. Случится нечто... выходящее за рамки мироздания. Перед ним сидело существо, намного сильнее его, но страх читался в его старческих глазах.

 
RorschachДата: Суббота, 2011-03-05, 1:43:23 | Сообщение # 5
Темный Апостол
Группа: Пользователи
Репутация: 2237
Статус: Offline
Слова псевдомонаха не уходили из головы, а дождь всё не утихал. Тройка двигалась по улицам. Среди современных и не очень домов сновали как муравьи люди, которых не смог потревожить ни дождь, ни тревожные слухи о том, что в горах, ни ввод в город войск, ни даже политические события последних лет. Муравейник живёт по своим законам, и пока стенки не начнут ломаться, они не затрещат.
Дёрнув демонов за руку, охотник успел заставить свернуть их до встречи с военным патрулём. Непал сильно сократил все контакты с внешним миром, как и другие подобные страны, узнав о происходящем в мире, так что иностранцам всё равно лучше было избежать проверки документов. Закоулок, в котором оказалась троица, представлял собой кусочек замершего времени, и последняя тысяча лет казалось, его не коснулась.
Живая старина. Среди зданий несколько выдавалась немного европеизированная постройка, на которой уже висели маоисткие лозунги.
На ступенях приюта всегда, даже в полночь, есть люди. Бездомные сидят на них поодиночке или маленькими группками, переговариваясь друг с другом и время от времени украдкой посматривая в сторону улицы. За старой деревянной дверью начинается широкий зал, заполненный безмолвными неподвижными фигурами. Кто-то спит, завернувшись в убогие лохмотья, крепко вцепившись в сумки, где хранится все его имущество. Люди сидят на раскладушке или на полу, прислонившись к стене, их взор устремлен в никуда, лица лишены выражения, они как бы пытаются вспомнить, кто они и что привело их к столь безрадостному существованию.

Наконец, они вышли к своей базе. Небольшая трёхэтажная новостройка, расположенная прямо на границе леса, который уходил вверх на горный хребет. Весь третий этаж принадлежал им. Там их ждало хмурое общество соратников. Три демона оккупировали кухню и играли в русскую рулетку, но увидев вошедших, остановлюсь.
- У нас новости от Квай-дзин. Собираемся в гостиной. – Сказал барон и покинул кухню.
Томас проводил его взглядом и, смахнув с волос остатки воды, поднялся на второй этаж.
Протянув руку к двери, охотник на секунду остановился, а затем тихо вошел внутрь.
Там он нашел спящую на диване Марию и Николая, дремлющего в старом кресле. Скрип двери прервал беспокойный сон русского.
- Томас? – Вяло произнес он. - Вы давно вернулись?
Стараясь не разбудить Марию, охотник тихо заговорил:
- Нет, только что. Николай, Барон внизу сейчас будет проводить инструктаж. Выслушай его, это важно.
Молча кивнув, Русский поднялся с кресла и направился к выходу. Дойдя до дверного проема, он заметил, как охотник положил руку ему на плечо.
- Спасибо, что следил за ней. - Едва слышно сказал он.
Дверь за его спиной захлопнулась сухим щелчком.
Томас почувствовал на себе ее взгляд почти сразу после ухода Николая. Подойдя к кровати, он сел на холодный пол, рядом со своей напарницей.
Мария попытался заговорить, но с губ сорвался только влажный хрип. Откашлявшись, она предприняла вторую попытку.
- Похоже, что остались только мы с тобой, охотник.
В этот момент Томас почти хотел, что бы она заплакала, что бы кричала, кидалась на него в бессильной злобе, била кулаками – все что угодно, лишь бы не видеть маску полубезумной отрешенности, застывшей на ее лице.
“Она никогда не обвинит меня в смерти сестры, ведь они обе всегда знали, на что шли. Но разве эта мысль может принести кому-нибудь покой?”
Не произнеся в ответ ни слова, он просто взял ее руку и поднес к своим высохшим губам.

Остальные охотники и демоны были внизу и внимательно слушали речь Барона. Принесенные им вести от восточных вампиров были более чем неожиданны для демонов, не говоря уже о простых смертных.
- Мужайтесь, джентльмены, скоро мы отправимся на Эверест и положим конец этому кошмару, так, или иначе. Время на сборы еще есть, так что готовьтесь.
Почти полчаса они сидели в полной тишине, слушая, как за окном идет дождь.
Томас одернул рукой свой плащ и вытащил из кобуры револьвер. Старый кольт М-1873 с виду был похож на антикварное оружие, однако это не останавливало его прежнего владельца убивать из него созданий ночи с завидной эффективностью, а зажигательные патроны лишь усиливали его мощь. На рукояти из орехового дерева было выгравировано "За честную службу". Бывший владелец говорил, что этот револьвер достался ему от отца. Яго, больной раком таксист. Томас всегда находил себе достойных напарников. Но кто другой стал бы браться за подобную работу? Дернув рукой, Томас вернул барабан в исходное положение.
- Мария, когда мы были в Афганистане, ты сказала мне, что Яго жив. Ты можешь выйти с ним на связь?
- Да, я помню. Идем вниз.
Он помог встать ей с постели и спустится вниз. В одной из комнат на первом этаже они нашли рабочую рацию. Выйдя на нужную частоту, Мария протянула Томасу трубку. С начала в трубке был только треск помех, но спустя десяток секунд, в трубке раздался до боли знакомый Томасу голос.
- Ягито. Это Томас.

Горный воздух приятно холодил помещение. Коек и уж тем более комнат на всех не хватило. Жар. Что-то горело, вокруг был огонь и тьма. Казалось, что кожа сама слезает и стягивает за собой мясо с костей. Барон очнулся. На побеленном потолке скакали тени и отсветы. Он выбрался со своей напольной лежанки. Вокруг царило умиротворение и спокойствие. Но что-то глодало его изнутри. Изверг выбрался на балкон. Так немного ближе до звёзд. Небо было чистым-чистым и отдавало безмятежностью. Оно было столь долго сколько себя помнил Неберу. Движение звёзд на всех уровнях было давно известно. Ничего нового не могло случиться. Разгорячённый Неберу стал успокаиваться. Здесь немного ближе до звёзд. Где-то на грани слышимости что-то хлопнуло. Позже хлопок повторился. Ближе и ближе. Наконец, стало ясно, что это звуки разрыва снарядов. Где-то шёл бой. Стали слышны отзвуки выстрелов. Через пару минут с воем над городом прошёл военный самолёт, уходя на восток. Вскоре всё стихло. Никогда еще не было времени, когда в одной из частей мира не шла бы война. Насилие стало частью этих людей, насилие непоследовательное и необъяснимое. В это стране давно цари индуистские верования, по которым существует множество божеств, являющиеся проявлением одного бога. Демоны упоминаются во всех вариантах, но на этом всё и кончается. Люди забыли нас. Погибшие за них были прокляты и забыты. Они оставили нам лишь ненависть. Неберу отскочил в центр балкона и закричал от боли и ужаса. Мысли одолевали его быстрее, чем он мог подумать о них. Сомнение не успевало отлавливать мысль. Что значит еще одна смерть, еще одна ложь? Какое значение может иметь один человек, даже один ангел?
Демон рухнул на пол. Его бросало то в жар, то в холод; руки покрылись паутиной проступивших сосудов, из-под век и изо рта потекла густая, тёмная кровь, зрачки закатились и всё залилось беспорядочно меняющим цвета и мигающим светом.

Солнце нежно заливало весь этаж. Люди и демоны вместе готовились к грядущей миссии. Барон опёрся о стену и большими глотками пил кофе. Жадно, будто боясь не успеть. Наконец, он остался последним на кухне. Все остальные были уже готовы и ждали внизу. К Неберу подошёл его верный товарищ.
- Сутки. Может двое. После это тело уже не выдержит. Мне жаль.
- Я знаю, Нантмар. Слишком много всего. Мои договора разорваны. Я истекаю как пробитый бурдюк. Все погибают. Всё погибают.
По его загрубелым щекам потекли слёзы стыда и поражения.
- Всё зря? – выкрикнул он. – Выхода нет?!
Он был поглощён болезненными воспоминаниями. Они захлестнули его, словно желая покинуть рушащиеся тело и разум.
Долгое и обременительное путешествие. Разочарование и новые надежды. Восстание и Яма. Новая жизнь. Но самым жестоким было открывать глаза на, то чем стал этот мир. Он оставил свой дом, чтобы использовать знание. Предотвратить катастрофу, улучшить жизнь людей.
- Улучшить жизнь! Все, чего я хотел — улучшить жизнь! Неужели именно это Он замыслил? Или это наше восстание сделало мир таким? Может это мы и были той катастрофой что хотели избежать?!
Мир близиться к своему концу. Повсюду старение и распад. Но конец это лишь новое начало. Другой цикл. Стоит ли бороться чтобы удержать человечество на краю гибели и вернуть потерянный рай или стоит покончиться с этим миром? Создать новый мир, новую эру? Без ошибок.
Амальгама чувств, мыслей, образов снова накрыла его и Барон с яростью отбросил чашку, забрызгав всю кухню напитком.
- Пойдём. Ещё один наш брат ждёт помощи. И последнее что мы можем сделать это позволить нашей боли навредить ему. Пойдём, милый друг. Больше действия. И ни о чём не жалей. Нас ждёт крыша мира. Чище дышится и немного ближе до звёзд.



Навсегда. До понедельника.
 
ZingerNaxДата: Вторник, 2011-03-08, 3:32:45 | Сообщение # 6
PRIDE
Группа: Проверенные
Репутация: 1875
Статус: Offline
События. Перед вылетом.
Барон с Нантмаром вышли в коридор. Двигаясь к апартаментом демонов, они заглядывали через открытые двери в квартирки, внутри которых царила атмосфера напряжённой подготовки. Каждый из немногих союзников тщательно собирался для поездки в один конец. Наверное поэтому все молчали, сосредотачиваясь на собственном снаряжении и неспокойных мыслях.

- Друг, есть что-то, что нужно спросить, - Нантмар остановился напротив какой-то двери и повернулся к своему лидеру. Барон последовал примеру падшего, одни глазком заглянув за его спину; в квартире позади Нантмара одиноко орудовал Николай. Он не церемонясь сбил замки и поднял крышку ящика с амуницией. Внутри покоились пулемётные ленты, которые русский собирался зарядить в коробы. Собрав все патроны, русский открыл коробы и со знанием дела начал складывать туда ленты.
- У нас есть какой-нибудь более конкретный план действий? - спросил Нантмар, отвлекая Барона от лицезрения охотника. - Двое покинули нас ещё в Афганистане. На их помощь рассчитывать не приходится во второй раз - видимо, Белиал призвал их непосредственно к выполнению своих прямых обязанностей.
- Мы пойдём по воздуху без сопровождения, - ответил Барон. - Нас осталось настолько мало, что все поместятся в Татенае.
- Он может быть нестабилен.
- По причине?
- Он привязанный. Если реликварий Белиала действительно там, двое привязанных... не знаю, чем это закончится.
- Татенай слишком молод, чтобы составлять Белиалу... конкуренцию. Будем наедятся, что Древний не окончательно выжил из ума.

Дверь с лестничной площадки открылась. В коридор вошёл демон из свиты Барона. Лицо у него было мрачным.
- Повелитель, у меня плохие известия от квей-дзин, - выпалил он с порога, подходя к Барону и Нантмару. На звук хлопнувшей входной двери из своих квартирок показались остальные демоны и охотники. Многие уже были готовы; выходили в камуфлированной одежде и с оружием на изготовку.
- Они прочесывают местность со спутника, - продолжил гонец. - Помехи, вызываемые присутствием в том квадрате Первородных, существенно ухудшают сигнал, но снимки указывают на то, что на нескольких участках горного массива Эвереста сосредоточились крупные отряды движущихся, но не излучающих тепла тел.
- Ты должно быть шутишь, - в коридор вышел Людвиг. Он поднял голову от ручного лэптопа и оглядел всех собравшихся. - По вашему у них ещё целая армия на этих богом покинутых скалах?
- Но мы пойдем по воздуху. Это неважно, - ответил Нантмар.
- Боюсь, что важно, - гонец отрицательно повертел головой. - Ближе к вершине нет ни одной подходящей площадки для высадки крупной группы.
- Нам нужна карта местности, - отозвался Барон.

Демоны разложили на столе одной из квартир принесённые спутниковые снимки. Офицеры скучковались вокруг карт, задумчиво разглядывая изображения вершины Эвереста; на том месте, где должен был быть источник красного светового столба на снимке не было ничего, словно ластиком стёрли.

- Что мы имеем? - спросил Людвиг.
- Три площадки размером с мизинец на северной стороне. Одна на южной. Все заполнены вампирским отродьем, - Нантмар поводил пальцем по карте.
- А что здесь? - Барон ткнул в крупное белое пятно в километре от вершины.
- Это не площадка. Склон, причем крутой. Посмотри на геотермальные снимки, - Нантмар подвинул другие изображения на центр стола.

Барон промолчал. Нантмар не сразу понял, что лидер демонов смотрит на него. Сглотнув комок в горле, Нантмар повернул к Барону взгляд.
- Это не сработает.
- Может быть, - кивнул Барон.
- Эй, эй, оставьте свои марсианские штучки при себе и говорите ртами, - обеспокоенно отозвался Людвиг.
- Здесь крупная снежная шапка, - Барон вновь ткнул в карту и взглянул на охотника исподлобья. - Её глубину просчитать невозможно, но её протяженность несколько километров. Шапка находится выше основных площадок, которые сейчас под контролем вампиров...
- Если обрушить снег и вызвать лавину, мы сможем уничтожить большую часть кровососов, - продолжил Нантмар, -но это лишняя трата времени, Барон.
- А мы совместим.

События. Вечер того же дня. В небе.

Шум работающих винтов заглушал любые мысли.

Томас сидел, прикованный ремнями безопасности к стенке вертолёта. Он крепко сжимал своё оружие и старался не нервничать, но пустой взгляд сидящей напротив него Марии не давал сосредоточится.

- Бойцы! - рявкнул Нантмар. Демон стоял рядом с пустующей кабиной пилота, где штурвал управлял сам собой. - Смотрим на меня!

Он пошёл к грузовому люку в хвосте вертолёта, держась за верхний поручень. Вслед ему не смотрел только Барон - падший и так всё знал, поскольку он и придумал этот безумный план.

- У нас будет только одна попытка! Другой не дадут! - Нантмар остановился у рычага активации люка и развернулся в салон. - Кода загорится зелёный свет, мы спрыгиваем на склон! Вертолёт зависнет прямо над ним! Когда мы высадимся, следуем по прямой траектории и скидываем си-фор каждые сто метров! После третьего броска меняем траекторию на северо-западную и следуем за Бароном!
- А дальше-то что?! - выкрикнул Николай.
- Дальше мы подрываем заряды и начинается лавина! Вы должны покинуть территорию склона до этого момента! Приземлится нам будет негде, поэтому наши серафимы на крыльях донесут охотников до безопасной зоны! Оттуда мы начнём подъем на вершину!

Раздался пронзительный писк. Салон вертолёта озарил зелёный свет.

- Приготовиться! - Нантмар дёрнул рычаг. Все охотники быстро одели респираторные маски от приборов замкнутой системы дыхания и скалолазание очки - без этих средств защиты в горах можно было быстро задохнуться и лишиться глаз.

Люк подался вперед, впуская внутрь холодный и завывающий ветер.

- Парами на выход! Пошли, пошли! - Нантмар замахал рукой. Первыми подбежали Барон и Людвиг. Они вставили ботинки в крепления сноубордов и, отсоединив страховочный трос, прыгнули в неизвестность.

 
RorschachДата: Воскресенье, 2011-03-13, 10:52:49 | Сообщение # 7
Темный Апостол
Группа: Пользователи
Репутация: 2237
Статус: Offline
В след за ними, из вертолета выпрыгнул Томас и Николай. Сгруппировавшись в воздухе, они приземлились на заснеженный склон.
Даже надев респираторную маску, Томас не переставал тяжело дышать - для подобных выкрутасов он уже был слишком стар. Обогнув торчавший из земли валун, охотник вытащил из подсумка первый заряд. Краем глаза Томас увидел, как его напарники выпрыгивали из завсишего в воздухе вертолета. С-4 выскользнула из его руки и утонула в снегу.
Примерно через сто метров, он выбросил еще один заряд. Шквальный ветер едва не сбивал охотников с ног, но каким-то чудом, им удавалось продолжать стремительный спуск. Выкинув третий кусок пластида, Томас развернулся на 180 градусов и стал нагонять одного из напарников, едущего перед ним. Фигура в светло-сером пуховике почти сливалась с заснеженным фоном, то охотник безошибочно узнал в ней Барона. Наушник Томаса ожил и сквозь треск помех, он услышал голос предводителя Падших:
- Приготовьтесь.
Барон сорвал предохранительный колпак с мигающего красным светом детонатора.
Шах и мат. За секунду до взрыва, лицо демона озарила торжествующая улыбка.

И грянул гром. Там, где охотники оставили заряды взрывчатки, появились крупные снежные фонтаны. По снежному покрывалу побежала трещина, а затем, вся верхняя часть заснеженного склона пришла в движение, и снег понесся вниз.
Мчавшийся по горному склону Николай увидел, как его накрыла огромная тень. Вскинул голову, он увидел порхающего в небе Демона. Заслонив своими крыльями солнце, он спикировал на охотника, и схватив его за плечи, оторвал от земли.
Николаю оставалось лишь безвольно висеть в когтях Падшего Ангела и наблюдать за всесокрушающей лавиной. Если их план сработает, Первородные лишатся большей части своих слуг.
Другие демоны били рядом, неся в когтях Томаса и его напарников, а впереди всех летел Барон. Они снизились на четыре тысячи метров и приземлились среди залитых кроваво-красным светом скал.



Навсегда. До понедельника.

Сообщение отредактировал Rorschach - Воскресенье, 2011-03-13, 11:38:22
 
АрканДата: Пятница, 2011-03-18, 3:48:23 | Сообщение # 8
Undertaker
Фракция: Хаос
Группа: Проверенные
Репутация: 1509
Статус: Offline
Трое Первородных в своем былом величии стояли на границе кристально-белых снежных шапок и бесконечной зелени альпийских лугов. Позади них вышагивая не стройными рядами, шаркали несметные тьмы мертвецов, поднятых темным знанием Ирода. Среди них были, как тела американских солдат всего четыре дня назад погибших в бойне у могилы Ирода, так орды полусгнивших трупов обильно усеявших землю за долгую и кровавую историю Афганистана. В арьергарде виднелись настоящие скелеты-всадники, вооруженные искусно выполненными мечами и облаченные в истлевшие лохмотья походившие на одежды знати Карфагена - личная гвардия Ирода, подчинившаяся последнему приказу своего господина и ожидавшая его возвращения даже после того как плоть полностью слезет с их костей.
- Вершина мира - Сагарматха. Замечательное место вдали от цивилизации и назойливых людишек для пикника всей семьей, не правда ли мальчики? Величие ледяных пиков и красота дикой природы, разве пара супермаркетов или парковка сделают это место прекраснее?
- Я уже чувствую дыхание Земли Нод. Порог совсем близко, - жутким каскадом прошелестел хор голосов Ирода. Казалось, он говорил всей поверхностью тела.
- Не знаю, что ты там чувствуешь, брат, но у меня лично только руки чешутся задать демонам знатной трепки. Да так надрать их демонические задницы, чтобы еще долго носа из Бездны не показывали – отозвался Енох.
- Кстати Енох, мы совсем забыли поблагодарить Ирода за любезно предоставленную новую армию отменно протухшего мяса. Ирод дорогой, надеюсь, эти ребята не такие… эм… тормознутые в бою? Хотя, наверное, вражеские армии подыхают от удушья еще на походах. Господи, ну и вонь, - Цилла картинно зажала нос.
- Если тебя что-то не устраивает, сестра, ты всегда можешь…
Докончить фразу Ироду не удалось, рев восторга огненного гиганта прервал его на полу слове. За время обмена любезностями между братом и сестрой Енох успел порядочно уйти вперед:
- Кстати о цивилизации! Печать Белиала! – растратилось по склону, - дальше пути неживым нет. Чур, эта моя!
-Стой, глупец! Нет! Идиот! – в едином порыве слились вопль Ирода и Циллы, но было уже поздно: пудовые кулачищи исполина уже опустились на древние демонические руны.
Когда старший брат с сестрой, наконец, добрались до Еноха, от печати осталась лишь щебенка да быстро разносимое порывистыми горными ветрами облачко пыли.
- Проход открыт. Только после дам, - оскалился Енох.
- Тупая твоя башка! Может нам стоило сразу позвонить Белиалу или отправить ему письмо мейлом, что мы идем?! – выпалила Цилла.
- Можно подумать он и так не знает о нашем приближении… Тем более что за все наше восхождение мы не встретили ни какого сопротивления, - парировал Енох.
- О, Каин! Ты… ты только что активировал все защитные системы горы! – будто в подтверждение слов Циллы за грузной фигурой Еноха из центрального пика в небо ударил алый разряд, мгновенно окрасив заснеженный склон красным.
- Ох… это штучка в небе не предвещает ничего хорошего, да? – пробурчал Енох.
- Вперед! У нас почти не осталось времени, - Ирод с невероятной прытью для такого на первый взгляд неповоротливого колосса понесся к вершине горы, да и его зомби заметно прибавили шагу, - Не отставайте! Мы совсем близко, за следующей печатью будет уже Порог!
- Следующую мы откроем моим способом! Обещай мне Ирод! – прошипела Цилла.
- Время, сестра!
- Кто знает, что будет, если мы откроем следующую печать силой? Может прямой портал в Бездну? Ты видишь, в каком положении мы оказались из-за этого питекантропа?! – не унималась Первородная.
- Да как ты смеешь сравнивать меня с этими детьми Сета, мелкая…
- Действительно, не удачное сравнение, даже они обогнали тебя по развитию!
- Заткнитесь оба! Хорошо, Цилла будь по-твоему, но только быстро.
Казалось Первородных даже забавляет происходящее вокруг. Неудивительно, после долгих лет они вновь почувствовали вкус жизни.
На вершине горы творилось что-то странное, пик раздваивался обнажая странные невозможные механизмы. Раздалось несколько последовательных взрывов, и со склонов вниз хлынул снежный вал.
-Прибыли. Цилла работай, - приказал Ирод.
Вскрыв себе кисть, Цилла провела рукой по древним камням, оставляя кровавый отпечаток ладони. За тем отойдя чуть в сторону, сложила руки на груди. Из надреза вырывался кровавый фонтанчик, собиравшийся перед Циллой в пульсирующий кровяной шар.
- Сестра?
- Я работаю Ирод.
- Енох, ты сможешь остановить лавину?
- Теперь уже нет… слишком большой поток. Зато могу откопать ваши окоченевшие задницы из-под снега после, - усмехнулся Енох, - Остановить мне не по силе… но вот задержать, пожалуйста.
- Действуй, - прогремел Ирод силясь перекричать грохот спускающейся лавины.
Каменный гигант создал над склоном огненный полукруг, призванный сдержать удар стихии, испаряя потоки снега несущиеся на Первородных. В это время багровый шар в руках Циллы подернулся рябью и начал приобретать очертания печати.
- Цилла а ты не могла бы… как-нибудь ускорить ритуал, - с усилием произнес Енох.
Первородный прогнулся под напором природы, упав на одно колено, было видно, с каким гигантским усилием он удерживает огненный зонтик:
- Я уже испарил снега над нашими головами на приличный айсберг.
- Не отвлекай! Жаль, что нельзя использовать чужие языки, я бы с радостью вырвала бы твой! У обычного тремера и так бы ушло полчаса. Я пока укладываюсь в пару минут.
- Что ты там сказала о языке? - вопросил Ирод с недоверием поглядев на сестру.
- Черт, поздно, - выругавшись на древне-шумерском Ирод взял небольшой разбег и, откинув Еноха в сторону, всей тушей навалился на сдерживающую печать, та поддалась и Первородный вместе с ее обломками ухнул вниз. Через мгновенье проход завалила лавина.
Миниатюрная копия печати в руках Циллы разлетелась в стороны, ошпарив Первородную своими осколками, точно повторив оригинал:
- Черт, это была моя очередь говорить черт!



И пройдя долиной смертной тени, не убоюсь я зла...
 
ZingerNaxДата: Пятница, 2011-03-18, 7:29:26 | Сообщение # 9
PRIDE
Группа: Проверенные
Репутация: 1875
Статус: Offline
Енох ступал, оставляя за собой расплавленные следы. Цилла двигалась по пятам, брезгливо перешагивая через кипящую благодаря Еноху горную породу. Первородные вышли на обширное заснеженное плато, обрамлённое со всех сторон обрывом; протяжённость этой местности была значительной. Отсюда и до вершины Эвереста оставались какие-то сотни метров.

- Ирод покинул нас, - отозвался Енох, взирая перед собой. - У основания реликвария наши противники. Я их чую.
- Ты не доверяешь его силе? - спросила Цилла, расправляя перепончатые крылья и взмывая в воздух. Енох проводит сестру недвольным взглядом наполненных огнём глаз.
- Нашу армию снесло лавиной, и ставки слишком высоки, чтобы быть в чём-то уверенным, - ответил Енох, но Первородная его уже не слышала. Цилла понеслась вперёд - к источнику красного света.

Источником была покрытая изморозью каменная плита, высеченная словно из скалы. Она возвышалась на несколько десятков метров над всем плато, но начиналась явно где-то внутри горы. Если тут и когда-то были экспедиции, то они не смогли увидеть этот скрытый от глаз феномен; судя по ещё не покрытым толстым слоем кучам камней и расщелинам в земле, каменная плита появилась здесь совсем недавно. Будто специально.

Цилла приземлилась недалеко от плиты и остановилась, наблюдая за существами рядом с ней.

- Кажется, одного раза им было мало, - произнёс Енох, при виде Двоих. Гиганты сложив руки на груди стояли между Первородными и плитой, преграждая первым путь.
- Сражение, что мы начнём, - ответили Двое в унисон, - последняя прелюдия перед откровением. Белиал послал нас стать вестниками изменения. Мы и он - лишь инструмент. Даже вы безвольны с своих желаниях.
- Ну и что же, попробуете нас убедить в том, что нам следует отступить? - спросил Енох.
- Нет, - ответили Двое. - Наша и ваша гибель - часть предначертанного.

Цилла рассмеялась, но хохот обратился в безумное рычание.

- Мы освободим нашего отца, и Земля Нод сольется с этим миром! - воскликнула Цилла. - Он говорил нам об этом! Говорил о лучшем мире! Мир, где есть только отверженные! А когда отверженные все, то никто не отверженный, ибо все равны!

Неожиданно какой-то резкий звук отвлек внимание Первородных. Цилла повернулась первой, но увидела лишь навершие гранатомётного фугасного снаряда, который спустя мгновение врезался в голову Первородной и взорвался. Цилла рухнула в снег, схватившись за израненное лицо. Енох пошатнулся в сторону, прикрываясь рукой от взрыва, и взглянул через плечо.

- Второй и третий отряд, - воскликнул Томас, - огонь по Первородным!

Охотники и демоны, добравшиеся наконец до снежного плато, перегруппировались у самого обрыва и открыли огонь из тяжёлого оружия по Первородным. Второй и третий снаряд, оставляя белые шлейфы, понеслись к Еноху. Не собираясь оставаться на одном месте, союзники рассредоточились по местности; вперед вышли демоны, принимая апокалиптические формы.

- Охотники, вперед не лезть! - скомандовал Нантмар, расправляя белоснежные крылья. - Поддерживайте огнём!
- Падшие! - Барон поднял кулак над собой и, расправив крылья, взмыл над плато, - За мной!

Енох взмахом руки принял гранатомётные снаряды и утонул в огне, но спустя мгновение он рассеял пламя и взревел, вздымая грудь к небу и расправляя когтистые уродливые руки.

 
АрканДата: Понедельник, 2011-03-21, 4:44:10 | Сообщение # 10
Undertaker
Фракция: Хаос
Группа: Проверенные
Репутация: 1509
Статус: Offline
Общий пост: Интел, Рошах, Серпентис и Аркан.
Жаркая длань Еноха скользнула перед лицом Барона, однако в раскалённую клетку объятий попал его самоотверженный собрат, защищающий своего лидера. Опережая следующий шаг десанта, Первородный нырнул в снег и, оставив оседающую колею, вылетел перед демонами. Тело ангела не могло долго получать жар от этого живого вулкана. С неприятным хрустом оно сплавилось в чуть сияющий комок и, мерцнув напоследок, навеки исчезло.

В спину Еноха врезался ледяной гигант. За ним последовала пятерка демонов, ожидая момента для выпада.
-Закончим же нашу битву! - проревел он.
-О... Ты не представляешь, что тебя ждет!

Людвиг еще не успел перезарядить свой гранатомет, когда Цилла поднялась из снега.
Черты ее лица исказились, а затем Первородная издала душераздирающий вопль. Ее тело исчезло в кровавой дымке, а уже через секунду, на месте Дьяволицы, стоял огромный призрачный волк. Двое замешкались лишь на секунды, но этого хватило.
Охотники открыли по ней шквальный огонь из всех стволов, но большая часть зарядов проходила сквозь Первородную, не принося ей ощутимого вреда. Пущенная Людвигом граната разорвалась где-то за спиной Циллы, осыпав снег пылающим фосфором.
От удара ее лап содрогалось все плато. Печально завыв, она совершила длинный прыжок, собираясь сбить стрелявшего в нее Николая. Сумев откатиться в сторону в последний момент, он выпусил длинную очередь по незащищенному боку Циллы, над которой уже появилась огромная тень. Рухнувший с небес феникс захватил её в когти, как орёл захватывает ягнёнка; c явным усилием, уже взлетая, он метнул извивающегося призрачного волка в сугроб, подальше от людей и демонов. Через мгновения, туда устремилась и другая пятёрка демонов.

За спинами охотников поднялся огромный столб снега. Черная тень метнулась к Томасу, выбивая из его рук винтовку и вдавливая в землю.
Охотник попытался вырваться, но длинные черные руки не давали ему пошевелиться. Существо склонилось над охотником и провело длинным языком по воздуху, словно пробуя его на вкус.
Томас узнал демоническую тварь – именно она едва не уничтожила их вертолет в Афганистане, именно она убила Занну.
Трясущийся рукой, охотник нащупал свою кобуру и сорвал с нее застежку.
Дамзел что-то прошептала на неизвестном ему языке, а затем занесла правую руку, превращенную на глазах охотника в огромное зазубренное лезвие.
Но Томас оказался быстрее – крича то ли от ярости, то ли от страха, он выхватил револьвер и выстрелил Дамзел под подбородок. Освященная пуля пробила инфернальную плоть и Дамзел рухнула назад, забившись в конвульсиях.
Едва не утопая в глубоком снегу, Томас поднялся на ноги и вновь выстрелил. Еще раз. И еще. Разрядив в нее весь барабан, он схватил свою винтовку и направился в сторону своих товарищей. Огромный снежный барс, в которого обернулся Нантмаром, рухнул около Томаса и нежно схватив его клыками, рывками рванул к остальным охотникам.

Многорукая бруха, чемпион Первородных, поднялась из снега как подснежник и уже рванула вслед за убегающим Нантмаром, однако на её пути выросла четырёхкрылая преграда. Закованное в черные, обугленные доспехи, тело шестирукой твари столкнулось со светящейся фигурой. Обращаясь в вязкий туман Дамзел попыталась объять фигуру Барона, но была отброшена вспышкой света. Не давая ей опомниться, демон ринулся в атаку. Чёрные, с когтеобразным пальцами, щупальца, столкнулись с четырьмя мерцающими крыльями и бичующими дланями Изверга.

Томас упал на колени перед ящиком. На его одежде виднелись следы слюны и над ухом раздавался тихий рык барса, который заглушал даже стрекот пулемёта и сухой треск автоматическим винтовок. M202A1 FLASH – реактивный гранатомёт. Последняя надежда человека в этой ситуации. Осталось лишь поймать момент для выстрела. В прицеле Томаса заскакала Цилла, мельтешащие вокруг нее демоны и огромный феникс.

Резким движением крыла Барон срубил последние лишние руки Дамзел. Сука сильно потрепала его, но никакая тьма не могла устоять перед светом, который развеивал чёрную плоть вампира. Перед налитыми кровь глазами брухи взорвалась ослепительная вспышка света.
– Грязная падаль, – с видимым удовольствием Барон воткнул в неё все свои четыре конечности. Рассеянный вокруг него свет потянулся к нему и втекая через крылья стал рывками, как густое, расплавленное серебро вливаться в тело Дамзел. Бруха рвала ангельскую плоть когтями в попытке вырваться, но Изверг плотно держал её. Руки-плети вошедшие сквозь броню, сами наткнулись на то что когда-то могло быть кровеносной системой. Он чувствовал боль и ненависть. Эта тварь принесла немало горя. Чуть бледное лицо Доннегана почудилось в яростных судорогах на лице твари. Перед взглядом демона вставало лицо того существа, что некогда стало частью его. Одинокая, потерявшая всё девушка. С её смерти начался распад тела, что-то начало глодать его. Её предсмертный ужас, бессилие.

Томас прицелился. Палец чуть дрожал на спуске. Цилла даже в этой ситуации уже разделалась с несколькими демонами, не смотря на усилия феникса. Сглотнув слюну охотник нажал на спуск и четыре ракеты вошли в ставшее материальным тело Первородной.
В следующий момент Первородная, сцепившаяся в ней в схватке не на живот, а на смерть Древня а так же пара все еще активных падших утонули в яркой вспышке объемного взрыва.

- За наших детей! – мигнув всем телом демон сменил серебряный, лунный свет на золотые отблески солнца. Вместо крови по телу Дамзел вбежал яркий, палящий свет солнца...

...Свет, который через мгновения утонул в еще более ослепительном мерцании. Барон почувствовал, что его потащило по земле чудовищной силой, а спустя секунды, почувствовал и невыносимый жар.

Отбросив в сторону бесполезный теперь гранатомет, Томас стянул со спины Галиль общевойскового образца и, сняв его с предохранителя, напряженно вгляделся в темень оседающих клубов дыма и пыли, ловя любые намеки на движение. Открывшееся охотнику зрелище повергло того в секундный шок: в центре воронки, оставленной взрывом, среди ошметков демонов и земли спекшейся в шлак непоколебимо стояла Цилла. Весь торс Первородной украшала святящаяся зловещим алым светом, медленно затягивающаяся, рана, оставленная гранатометным выстрелом, опаленные взрывом и посеченные осколками крылья куцыми отростками свисали со спины. Глаза и рот вампирши святились тем же зловещим светом, превращая лицо Первородной в ужасающую маску богини Кали. А в тисках правой руки вампирши бился в агонии огненный феникс. Раскаленные до бела пальцы Циллы все сильнее и сильнее смыкались над горлом гордой птицы, стремясь задушить Древнюю. В то время как пылающие кинжалы когтей феникса безрезультатно скреблись о неуязвимую руку Первородной вампирши, не способные нанести ни какого урона.
- Для горения нужен кислород, тварь. Ну же, скажи что-нибудь напоследок, - медленно, упиваясь моментом, произнесла Цилла.
- Ненависть застилает тебе глаза вампирша, - прохрипел феникс, - в своем безумном стремлении отомстить ты не замечаешь очевидного…
- Заткнись, мразь! – взвизгнула Цилла, - Заткнись и сдохни!
Не собираясь дожидаться развязки, Томас, взяв на изготовку автомат и получше прицелившись, нажал на спусковой крючок – осечка. Еще раз. И еще. Лично проверенный и перепроверенный охотником перед вылетом автоматический карабин намертво заклинил.
- А! а-а! Я бы очень не рекомендовала, – направив свой пылающий взор на Томаса, заметила Первородная, шутливо помахав указательным пальцем свободной руки.
Силясь побороть липкий, всепоглощающий страх охвативший душу, после взгляда Первородной охотник судорожно потянулся к затвору. Нащупать и уж тем более передернуть заклинивший затвор дрожащими, не слушающимися руками получилось не сразу. Наконец освободив патронник, Томас вскинул автомат – а в следующий момент охотника повело, и острая боль пронзила предплечье.
Первым что почувствовал Томас, приходя в себя, была пульсирующая боль в сломанной руке и обжигающий холод, почерневшего за время боя, горного снега. За застилающим звоном в ушах, ослышались приглушенные звуки боя. В глазах все плыло.
Каким-то непостижимым образом автомат буквально разлетелся в его руках, вложив всю кинетическую энергию пули в приклад.
Сфокусировав зрение, Томас успел заметить, как Первородная откинула в снег потухшее тело Древней и направилась к нему, оставляя за собой дорожку из капель драгоценной крови. Значит, охотник отключился всего на пару мгновений. Сам не зная за чем, но Томас попытался нащупать здоровой рукой пустой револьвер в набедрянной кобуре, когда яркая вспышка, ослепила его, а затем обжигающая волна раскаленного воздуха, оторвав от земли, протащила его несколько метров по снегу, прежде чем бросить.

Енох, в отчаянной борьбе с превосходящим количеством противников, сделал то, что ему казалось лучшим решением - ударил по всем, высвободив катастрофическое количество энергии.
Демоны, кружившие вокруг Первородного, утонули во вспышке света, скорее всего сгорая в мгновение ока. Ледяной гигант, в попытке защитится, создал впереди стену, что через секунды разлетелась тысячью обломков и отнесла его на несколько десятков метров в сторону.
Плато укутал жаркий туман.




И пройдя долиной смертной тени, не убоюсь я зла...


Сообщение отредактировал Rinzler - Понедельник, 2011-03-21, 12:24:49
 
ZingerNaxДата: Понедельник, 2011-03-21, 8:08:34 | Сообщение # 11
PRIDE
Группа: Проверенные
Репутация: 1875
Статус: Offline
Дамзел застыла в руках Барона, обращая в небо взгляд широко раскрытых глаз. От её обожженного скрюченного тела поднимался вонючий дым; на истоптанный снег из рваных ран капала чёрная кипящая кровь.

Барон попытался сбросить чемпиона Первородных со своих рук, но кисти застряли в чреве чудовища. Мгновенная догадка заставила демона расправить крылья, но те отказались повиноваться. Увлекшись убийством видимой цели, падший упустил из виду отрубленные конечности противника, которые по воле своей хозяйки ожили и в пылу схватки обвязали крылья демона, сцепляя их между собой.

- Попался, - отвисшая голова Дамзел вернулась в обычное положение. Раскрыв аномально увеличившуюся пасть, она проглотила голову Барона в тоже мгновение. Демон отшатнулся, но быстро вернул самоконтроль и в попытке освободиться от мёртвой хватки направил силу света в тело Дамзел.

Вера ушла в никуда; проклятое чудовище изменило свою форму, и как вязкий гуталин перетекло на торс и шею падшего, лишая его возможности двигать плечами и головой. Примерно так и погиб Донагген, оказавшись в ловушке.

Барон стал яростно вырываться, вкладывая силу в дисциплину плоти. Тело начало расти, увеличивая демона в размерах, но монстр, присосавшийся к падшему, сопротивлялся с такой силой, что вскоре Барон почувствовал, как рвутся его мышцы на руках и груди.

Дамзел исказила пространство и телепортировалась к обрыву, утягивая демона навстречу бесконечному падению. Барон почувствовал, что тиски вокруг него сжимаются, а земля ушла из под ног.

Неожиданно непроницаемая скорлупа лопнула, и Барон увидел перед собой вращающиеся винты вертолета. От удара головой о лопасти демона отделяли миллисекунды, но падшему хватило и этого времени, чтобы вырваться сквозь расщелину.

Татенай резко увёл себя в бок, давая Барону расправить крылья. Вязкая материя от удара о винты рассеялась, и демон оказался на свободе. Он устремился ввысь, нагоняя Привязанного. Вертолёт по какой-то причине начало мотать; в конце концов, он накренился под неестественным углом и врезался об крутую скалу. Разрубая крыльями хлынувший сверху поток камней, Барон ускорился, обгоняя терпящую бедствие, но всё ещё поднимающуюся машину.

Дамзел не погибла даже после встречи с Привязанным. Напротив, она переключилась на Татеная. Лопасти машины вращались всё медленнее, мотор дымился и выбивал снопы искр – Дамзел сковывала основные винты вертолета, словно паутина беспомощную муху.

Томас поднялся вновь, сам не веря, что ещё способен стоять на ногах. Цилла уже не шла, а бежала на охотников; она оттолкнулась от земли и прыгнула. То, что случилось дальше, стало для Первородной полной неожиданностью. Из-за обрыва, к которому Томас стоял спиной, вынырнул горящий вертолёт. Татенай издал механический рёв и всей массой врезался в Циллу, утягивая монстра за собой и оставляя глубокую полыхающую борозду.

- Падшие! – на головой Томаса пронёсся сияющий силуэта Барона. Экклезиаст взывал к оставшимся в живых. – Сконцентрировать атаку на Первородной!

Поддерживая контратаку, из укрытий поднялись охотники. Николай подбежал к Томасу и сунул в его целую руку пулемётную ленту.

- За мной! Давай! – не сбавляя бег, выкрикнул русский и передёрнул затвор пулемёта.

Цилла восстала из-под обломков вертолёта, осыпая искрами Могущества догорающие остовы машины. Издав оглушающий визг, она схватила опустошённый реликварий и, обернувшись вместе с ним по своей оси, метнула в приближающегося Нантмара. Впрочем, тот только отвлекал Первородную своими огромными габаритами, давая возможность идущим по воздуху демонам напасть сверху.

Барон и четверо его демонических товарищей скопом, словно коршуны, ударили в спину Цилле. Каждый нанёс по удару, забирая с собой кусок плоти Первородной. Только одного дочь Каина успела схватить за ногу; сильным рывком она вернула падшего к себе и воткнула ладонь в его хребет, пуская через руку всю силу дисциплины крови.

Раздавшийся хлопок заставил Еноха обернуться к Цилле; от схваченного ей демона осталось только огромное кровавое пятно на снегу. Она вновь поднялась в атаку, выискивая в небе Барона, но использование стольких дисциплин существенно ослабило защиту Первородной.

- Сестра! – воскликнул Енох, оторвавшись от схватки с ледяным гигантом. – За спиной!

Из снега позади Циллы вырвался Феникс. Древняя выпустила струю огня, превращая Циллу в живой факел, и взмахом крыла оттолкнула её подальше от себя. Ослепнув от боли и ярости, Первородная заметалась, взрывая землю вокруг себя ударами могущества и дисциплин крови.

Взрыв от пущенного Людвигом снаряда и пулемётная стрельба на мгновение дали Цилле ориентир, но отвлекшись от использования дисциплин, она вновь оказалась открытой. С фланга ударил Нантмар и взмахом огромной лапы сорвал с Циллы целый ломоть непроницаемых доспехов. Барон приземлился на Первородную спустя мгновение и вонзил свои руки в оголённую плоть дочери Каина. Одновременно с ним спину Циллы пронзил огненный кулак Древней.

Охотникам пришлось закрыть глаза, чтобы попросту не ослепнуть. Вызванная Бароном и Древней световая вспышка, казалось, была ярче солнца. Когда свет погас, Цилла, словно вылитый из чугуна памятник, застыла в болезненной позе. Её глаза потухли.

Звуковая высокочастотная волна заглушила вой ветра. Отбившись от своего противника, Енох понёсся на убийц своей сестры. Он издавал бесконечный болезненный и утробный вопль, изрыгая из открытой пасти потоки огня и проклятий. С дьявольских глаз лились и разлетались на холодном ветру чёрные кипящие слёзы.

Он обрушился на Древнюю, атакуя сразу всеми дисциплинами. Под ударом столба лавы, могущества и ударной волны, её разорвало на куски. Горящая волна ударила в Барона и в мгновение ока сожгла и оплавила его крылья. Вспыхнув, как сухой лист, демон рухнул в снег.

Огненный гигант опустился на колени перед Циллой и принял её тело на руки. Добытая с таким трудом облочка Первородной рассыпалось на глазах, превращаясь в прах.

- Ирод… - простонал Енох, - Ирод, они убили нашу сестру!

Ответом Еноху была лишь тишина. Лишь позади него, отращивая новые ледяные клинки, из дыма огня и появился Древний.

- Ирод! – Енох обернулся, обращая внимание к огромной каменной плите. Не получив ответа, безумные глаза Еноха забегали от гнева. Вознося к небу покрытые пеплом руки, он зарычал, срываясь на стоны и давясь собственной ненавистью. Недолгие мгновения несчастья от потери сменились закипающей жаждой убийства. Бомба внутри него взорвалась, высвобождая непомерное и необъятное зло.

- Он идёт, - в голове Нантмара и Барона пронесся шёпот, казавшийся знакомым, но таким пугающим. – Он идёт. Врата открываются. Он идёт. Он идёт. Он идёт.

От основания каменной плиты вверх побежала трещина. Из неё хлынул яркий красный свет.

- У нас ситуация! – воскликнул Людвиг, продолжая закидывать Барона снегом. Демон всё ещё тлел, словно уголь на ветру.
- Реликварий открывается! – рядом с Бароном приземлился Нантмар. Он всё ещё был в обличье животного.
- Есть проблема посерьезней! - Мария указала на Еноха.

Средний брат не переставал реветь в своей чудовищной трансформации. Инфернальная плоть Еноха исказилась, становясь массивней и ещё более нестабильной. Первородный начал расти в высоту и ширь, загораживая собой обзор на реликварий. Чудовищная голова Еноха вросла в грудь, оставляя вместо себя извивающиеся и полыхающие огнём волосы. Эти огненные сгустки устремились вверх и, словно посаженные в землю ростки, начали расти и набирать силу.

Вскоре рёв сменился ядовитым шипением дюжины полыхающих голов. Енох принял свою окончательную форму, обращаясь в огромную огненную гидру с двенадцатью головами. Снег вокруг чудовища моментально расплавился до самой горной породы, а каждый шаг чешуйчатых лап оставлял на скалах метровые борозды от длинных и грубых когтей.

Встав на дыбы, Енох ударился об землю и, опустив все головы, выдохнул стену огня. Спасая своего друга от неминуемой гибели, на Томаса навалился Николай. Барон схватил в охапку Марию и рванул к обрыву. В самый последний момент Барон спрыгнул и ухватился за каменный уступ, держа рядом с собой Марию. Огонь полоснул по воздуху над головой демона.

Енох вновь поднялся для повторной атаки, но на этот раз он был остановлен; Древний прежде чем ударить вознёсся над Енохом и, сосредоточив оставшуюся демоническую силу в руке, обратил энергию в огромную глыбу льда. Словно второй горный пик она пронзила небо, а после Древний развернулся в крутое пике.

Подняв головы, Первородный раскрыл клыкастые пасти и выплюнул на противника столб огня и лавы, извергаясь как агонизирующий вулкан. Лёд и пламень встретились, но жар гнева Еноха оказался сильнее, и Древний был отброшен обратно в небо. Едва растаял лёд и затух огонь, гигант обернулся драконом. Вздымая величавую грудь, он расправил сверкающие и отражающие гневный лик Еноха крылья, и вновь атаковал, единожды выдохнув.

Поток холодного и сильного ветра заставил Еноха пошатнуться; несколько его голов погасли и от испытываемой боли стали извиваться, словно проткнутые иголкой черви. Ледяной дракон пронёсся над Енохом, нанося ему удар и отрывая одну из потушенных голов.

Барон увидел, как Древний выкинул в пропасть отсеченную конечность монстра и пошёл на второй заход. Подтянувшись на одной руке, демон закинул Марию на скалы и поднялся сам. Тело сковывало болью, а Веры на восстановление хотя бы обожженных и кровоточащих крыльев не осталось совсем.

- Он идёт, - послышалось в голове демона. – Он идёт. Он уже близко. Уже близко.
- Нантмар, дай мне описание реликвария! – воскликнул Барон, ментально обращаясь к своему товарищу.
- Он сейчас развалится на куски! Я слышу чёртовы голоса!
- Это Каин! – Барон побежал, оставляя на снегу тонкую полоску светящейся крови. Несколько артерий было порвано, и физической оболочке демона осталось жить всего несколько минут. – Он рвётся из-под защиты реликвария! Первородные сломали печать, и Белиал не в силах больше сдерживать его!
- Я не знаю что делать!
- Прикрой меня! Я иду напрямую!
- Ты спятил!
- Да!

Изверг не мог летать, но ноги его ещё не подводили. Поднимая столбы окровавленного и грязного от копоти снега, Барон побежал прямо навстречу сражающимся гигантам. Енох поймал Древнего сразу тремя головами за крыло и поливал его огнём практически в упор; стараясь вырваться, ледяной гигант рубил когтями жгучую плоть Первородного, проливая галлоны черной бурлящей крови своего врага на оплавленные скалы.

Позади титаномахии ярким светом изнутри пылал реликварий Белиала. Внешняя защита развалилась, показывая Миру кроваво-красную стену, переливающуюся и движущуюся, словно вода, которая застыла в пространстве вопреки законам гравитации. Сердце Барона забилось чаще, когда из этой материи показалась чёрная рука; она была настолько огромная, что Енох на её фоне казался напёрстком.

Барон не знал, на что надеялся в своём порыве. Не было никаких шансов пройти даже через Еноха, но демон продолжал движение, с каждым шагом ускоряясь.

Сумев подняться из-под бренного тела русского, Томас поплелся по плато, постоянно спотыкаясь и падая, но продолжая искать и звать Марию. Он не смотрел в сторону сражения; яркие вспышки ослепили его, и охотник практически ничего не видел. Ошеломленный и оглушенный огненной волной, он растерял последнее понимание происходящего.

- Я здесь… - едва слышимый голос донёсся впереди, но сразу утонул от нового потока рёва сражающихся гигантов.
- Я здесь… - вновь повторила Мария. Томас на ощупь отыскал боевую подругу рядом с обрывом. Её лицо было залито кровью и избито настолько, насколько это было возможно. Защитные очки и респираторный баллон пропали, оставляя женщину беззащитной против стихии.

Она что-то шептала, но Томас видел лишь как движутся её посиневшие губы. От бессилия, охотник замычал, стараясь выдавить из себя хотя бы крик, но оглушение не позволяло сосредоточиться даже на этом. Смирившись, он опустился к земле и обнял Марию.

Это был пик человеческих возможностей, и на исходе заведомо проигранного боя, Томас не хотел, чтобы Мария погибла. Он был готов поверить даже в проклятого демона, лишь бы тот вернулся со щитом, а не на щите.

- Верю, будь ты проклят, - произнёс про себя Томас и, зажмурившись, прижался к Марии.
- Верю, - прошептала женщина в его объятиях.
- Верю… - где-то вдалеке от охотников произнёс умирающий Людвиг. Дрожащими от ожогов руками он сжимал Венецианское распятие.

Барон исчез в белом огне и расправил крылья, словно ангел, восставший из пепла. Понял ли он до конца, чья Вера его переполняла, или Мука затмила последние остатки разума, но Барон не остановился. Отрываясь от земли, он сверкающей молнией устремился вперёд.

Сгорая в огне, на Еноха набросился Нантмар. Он освободил Древнего от хватки Еноха и отбросил гиганта к обрыву, ценой своей жизни освобождая Барону проход.

Каин вырывался из Земли Нод, но что-то сдерживало его с другой стороны – словно кто-то вошёл во тьму и тянул отца всех вампиров обратно. Сквозь яркий свет Барон видел его опустошённый взгляд на чёрном монолитном лице, и ползущую из портала тьму. У демона будет только один удар, прежде чем запас Веры иссякнет. Обращаясь во вспышку, в один поток вместе с демоном слился Древний, направляя последние силы на врага всего сущего.

Барон закричал. От боли. Он превратил свою руку в искрящий клинок и, завертевшись как штопор, вошёл в оголённую грудь Каина. Поток ледяной крови ударил демону в лицо, но он не сбавлял напор и почти добрался до самого сердца Каина. Только уничтожив его, Каина удастся парализовать, и тогда незримые союзники затянут его обратно в Нод.

Цель была так близка, но сил Барона не хватило. Присутствие Древнего перестало ощущаться и огромная рука Каина проткнула тремя пальцами Барона, пригвоздив его к земле.

Экклезиаст упал, ощущая, что его тело буквально разорвали на куски; только кости не давали развалиться падшему пополам. Кровь залила гортань и предсмертная агония сковала члены демона.

FINAL
 
Форум » Ролевые игры » Архив ролевых игр » Глава 16 - Фаренгейт (Участники: Интел, Рошах, Серпентис и Аркан.)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright dawnofwar.org.ru© 2010
Используются технологии uCoz