Главная страница | Регистрация | | Вход Приветствую Вас Гость | Steam ВКонтакте Twitter RSS
[ Новые сообщенияПравила форумаУчастники •  Поиск ]
Страница 1 из 712367»
Модератор форума: Anchar, Talos 
Форум » Другое » Творчество » [фанфик] "Corpus Itera" или честь итератора (Хроники Возрожденного Империума)
[фанфик] "Corpus Itera" или честь итератора
HoracioДата: Среда, 2009-05-20, 1:55:04 | Сообщение # 1
Sanctum Officio
Фракция: Инквизиция
Группа: Проверенные
Сообщений: 5067
Репутация: 979
Статус: Offline
Symposium

Пир

Предать никогда не поздно; но есть шанс, что предаешь, свершая благо.

Камилла Кейз, сестра-обвинитель Divisio Astra Telepatica

О времена! О нравы!

Цицерон, римский гражданин и оратор

Разглядывая их лица, перечеркнутые безумием и жаждой эфирной крови, мне хочется смеяться. Ха! Ведь они, глупцы, буквально сами, с громадным рвением и упоением, как могут запихивают себя в древнюю бытность и дикое невежество. Страшась теней, они других заставляют призраков бояться. Что ни говори, Никейский Собор – самая грандиозная комедия моего Отца после замысла покорить Галактику.

Магнус,
примарх Легиона Тысячи Сынов

Моих собратьев по способностям преследуют и жгут, словно бешенных псов, размахивая при этом какой-то мятой бумажкой из Никейского Эдикта. Рыцари Забвения гордятся своими бесславными и бесчетными победами, с улыбками предоставляя ежемесячные отчеты Регенту Сигиллайту о ликвидированных псайкерах. Кажется, остается только ждать часа, когда на кол станут поднимать и нас, библиариев Адептус Астартес.

Микаэль Силлабус,
старший библиарий Легиона Кровавых Ангелов


Истина – это власть. Невежественных и слабых нужно тащить к свету, какова бы ни была цена. Неважно, сколько из них будет плакать и истекать кровью по пути (Кор Фаэрон в Городе Серых Цветов, "Первый Еретик").

Сообщение отредактировал Horacio - Среда, 2009-05-20, 1:59:50
 
HoracioДата: Среда, 2009-05-20, 1:57:51 | Сообщение # 2
Sanctum Officio
Фракция: Инквизиция
Группа: Проверенные
Сообщений: 5067
Репутация: 979
Статус: Offline
Действующие лица:

Примархи:

Рогал Дорн – командир Легиона Имперских Кулаков.
Магнус, Циклоп – командир Легиона Тысячи Сынов.
Коракс, Черный – командир Легиона Гвардии Ворона.

Представители Легионов Адептус Астартес:

Микаэль Силлабус – лорд-библиарий Кровавых Ангелов, представитель примарха Сангвиниуса
Ноэль, Хранитель Свитков – магистр Темных Ангелов, библиарий. Представитель примарха Лиона Эль'Джонсона.
Каспар Адальберт – Мастер Либрариума Несущих Слово, капеллан. Представитель примарха Лоргара.
Гай Юний Нерон – Первый Капитан Ультрамаринов, Регент Ультрамара, представитель примарха Роббаута Жиллимана.
Натаниэль Гарро – боевой капитан Гвардии Смерти, представитель примарха Мортариона.
Ричард Темплар – Кузнец Войны Легиона Железных Воинов, представитель примарха Пертурабо.
Дуранго Сегуин, Почтенный – дредноут Альфа Легиона, представитель примарха Альфария.


Corpus Litera – Имперские Итераторы:

Филипп Брагинский – мастер-оратор, профессор Сафонской Школы Словесности, личный хронист Сангвиниуса Ангелокрылого.
Карл Гофштейн – мастер-риторик, главный итератор линейного крейсера "Астарта" Легиона Кровавых Ангелов.
Мерсади Олитон – итератор, начинающий оратор.



Истина – это власть. Невежественных и слабых нужно тащить к свету, какова бы ни была цена. Неважно, сколько из них будет плакать и истекать кровью по пути (Кор Фаэрон в Городе Серых Цветов, "Первый Еретик").
 
JericoДата: Среда, 2009-05-20, 4:02:46 | Сообщение # 3
Группа: Проверенные
Сообщений: 1618
Репутация: 671
Статус: Offline
И что это такое? Непонятно...
 
gleb3Дата: Среда, 2009-05-20, 5:45:38 | Сообщение # 4
Группа: Проверенные
Репутация: 1292
Статус: Offline
книга походу
это начальные цитаты и действущие лица
 
JericoДата: Среда, 2009-05-20, 6:08:11 | Сообщение # 5
Группа: Проверенные
Сообщений: 1618
Репутация: 671
Статус: Offline
Судя по вступлению, книга будет мега-большая, пафостная или брутальная.
 
_Shadow_Дата: Среда, 2009-05-20, 7:12:07 | Сообщение # 6
Группа: Проверенные
Сообщений: 217
Репутация: 59
Статус: Offline
Quote (Horacio)
Моих собратьев по способностям преследуют и жгут, словно бешенных псов, размахивая при этом какой-то мятой бумажкой из Никейского Эдикта. Рыцари Забвения гордятся своими бесславными и бесчетными победами, с улыбками предоставляя ежемесячные отчеты Регенту Сигиллайту о ликвидированных псайкерах. Кажется, остается только ждать часа, когда на кол станут поднимать и нас, библиариев Адептус Астартес

Quote (Horacio)
Разглядывая их лица, перечеркнутые безумием и жаждой эфирной крови, мне хочется смеяться. Ха! Ведь они, глупцы, буквально сами, с громадным рвением и упоением, как могут запихивают себя в древнюю бытность и дикое невежество. Страшась теней, они других заставляют призраков бояться. Что ни говори, Никейский Собор – самая грандиозная комедия моего Отца после замысла покорить Галактику.

Судя по всему книга будет о нелегкой судьбе псайкеров. Посмотрим чем все это обернется.


Сообщение отредактировал _Shadow_ - Среда, 2009-05-20, 7:12:59
 
SourceДата: Четверг, 2009-05-21, 6:16:25 | Сообщение # 7
Сударь
Фракция: Хаос
Группа: Модераторы
Репутация: 1700
Статус: Offline
хм....заинтригован, буду ждать продолжения happy


уже не торт
(╮°-°)╮┳━━┳ Взял стол. ( ╯°□°)╯ ┻━━┻ И устроил дебош
 
TanatosДата: Четверг, 2009-05-21, 6:00:04 | Сообщение # 8
Купец-бакалейщик Эмгыр вар Эмрейс
Группа: Проверенные
Сообщений: 2873
Репутация: 440
Статус: Offline
Горацио всерьёз занялся ВКП и доересионной тематикой, интересно. Судя по всему это будет нечто эпическое. Ждём, ждём.

Quote (Horacio)
Мерсади Олитон – итератор, начинающий оратор.

Хм... У тебя действие начинается по хронологии до событий "Возвышения Хоруса"?



Ушёл
 
HoracioДата: Понедельник, 2009-07-06, 1:35:19 | Сообщение # 9
Sanctum Officio
Фракция: Инквизиция
Группа: Проверенные
Сообщений: 5067
Репутация: 979
Статус: Offline
Книга посвящена Никейскому Собору от лица старшего итератора, прибывшего осветить его. Скоро, друзья мои, скоро.

Добавлено (2009-07-06, 1:35:19)
---------------------------------------------
В бесконечности Вселенной существуют люди, которые несут свет и просвещение Имперских Истин в самые темные ее уголки. Этих людей называют итераторами. Я - итератор.
Мне выпала честь родиться в тот благословленный год, когда Повелитель Человечества, Император Терры, воссоединился со своим первым сыном, с Сияющей Звездой, с венценосным Хорусом, примархом Лунных Волков.
Все мое детство и юность прошли в мечтаниях о покоренных Галактиках, об уничтоженных ксеносах, посягающих на законные владения homo sapience, в мечтаниях, которыми жила вся молодежь того времени, но судьба уготовила мне совсем иной путь: окончив императорскую академию на факультете словесности и ораторского искусства в двадцать два года, я множество лет проработал (причем весьма успешно, надо заметить) претором, а затем и профессором в Сафонской Школе Риторики, созданой одним из капелланов Легиона Несущих Слово для личных нужд. Был не раз отмечен и снискал себе славу и почет в научном мире возрождающегося Империума.
Тем временем, Великий Крестовый Поход набирал обороты. Сражения не стихали ни на минуту, а вести о славных викториях слетались на Терру целыми дивизионами. Верные легионы захватили уже тысячи миров, железом и огнем, а иногда тонкой дипломатией, впихнув их в лоно Империи. По мере расширения были найдены Рогал Дорн, примарх, как говорили, с каменным сердцем, достойный Жиллиман, правитель небольшого королевства где-то в глубинах космоса, огнедышащий Вулкан, железный Феррус Маннус, дикий Хан и таинственный скрытный Коракс. Мириады миллиардов людей присягали на верность Императору, пополняя его победоносные армии. Цитадели и замки из золота и мрамора росли по всей империи, величественные статуи и изваяния героев и полководцев украшали блестящие дворцы планетарных правителей. Все говорило о величии и могуществе нашего государства, а нашей непобедимости!
Когда Ангелокрылый Сангвиниус преклонил колено перед Императором, мне исполнилось пятьдесят лет. Я был там, видел, как Повелитель обнял своего прекрасного сына, и не мог сдержать слез восторга и умиления, как и другие присутствующие при том историческом событии. Это был первый увиденный мною примарх, кровь от крови Императора. Тогда я уже имел и уважение и громкое имя, мои труды по литературе и филологии издавались огромными тиражами, целое поколение успело вырасти на них, а кропотливые изыскания на тему воинских орденов древности вызвали восхищение у лидера Кровавых Ангелов. Особенно интересовали его Рыцари Пантеры, храброе и славное братство воинов-монахов зари Терры. Я же, в свою очередь, был до глубины души поражен его потрясающей осведомленностью в этом вопросе при личной беседе.
То был 790-ый год 30-го миллениума.
Нашлись и присягнули Русс, Лоргар, Ангрон, Лион и Магнус, одноглазый великан. Их Легионы с удвоенной яростью продолжили выполнение своего долга, особенно отличились Леман Русс, варвар из ледяного мира Фенрис, вместе с Лионом Эль'Джонсоном, рыцарем из крошечного мира смерти под названием Калибан.
Триумфальные шествия в честь новых грандиозных побед не стихали ни на час, барды сочиняли все новые и новые гимны, восхваляя доблесть примархов и их воинов, и исполняли свои произведения на всех светских раутах и приемах.
Я же, по совету одного старинного знакомого, вступил в недавно образованный Корпус Имперских Итераторов, вне себя от счастья взглянуть на хваленные Легионы Космического Десанта изнутри. Многие примархи тогда с презрением отнеслись к нашей инициативе, а дикарь Русс вообще предложил вооружить нас всех и послать на завоевание какого-нибудь захолустного мирка. Но я не обращал на такие высказывания никакого внимания. Тем более, что таланты мои соответствовали новым обязанностям. Говорить, просвещать, учить! Это я умел лучше всего на свете! По протекции самого Сангвиниуса, я оказался в VIII-ом Легионе Кровавых Ангелов.
В ходе расширения Империума были обнаружены стойкий и мрачный Мортарион, нелюдимый Конрад Керз, железный собрат Дорна примарх Пертурабо, великолепный и жизнерадостный Фулгрим и прозванный младшеньким Альфариус, которые без лишних церемоний возглавили свои армии и двинулись к звездам, на покорение новых систем.
Мне исполнилось девяносто четыре одной прекрасной весной, которую мы с Сангвиниусом, повысившем меня до должности своего личного хрониста, встречали на Баале Секундус. Тогда я был вынужден покинуть экспедицию Ангелокрылого, дабы осветить для простого люда и принять непосредственное участие в важнейшем событии политической жизни Империума Человека - я был приглашен на Священный Никейский Собор.
Меня зовут Филипп Брагинский.
Я стар и умен.
Я - итератор.



Истина – это власть. Невежественных и слабых нужно тащить к свету, какова бы ни была цена. Неважно, сколько из них будет плакать и истекать кровью по пути (Кор Фаэрон в Городе Серых Цветов, "Первый Еретик").

Сообщение отредактировал Horacio - Понедельник, 2009-07-06, 3:27:05
 
TanatosДата: Понедельник, 2009-07-06, 2:04:07 | Сообщение # 10
Купец-бакалейщик Эмгыр вар Эмрейс
Группа: Проверенные
Сообщений: 2873
Репутация: 440
Статус: Offline
Замечательно! Прекрасное начало новой книги, но кое-какие предложения нужно поправить, чтобы они звучали лучше:

Quote (Horacio)
славных викториях

Может лучше победах? Почему ты выбрал именно виктории?

Quote (Horacio)
, впихнув их в лоно Империи.

Слово "впихнув" лучше заменить на что-нибудь другое. Например, включив, вернув.

Quote (Horacio)
Мне исполнилось девяносто четыре одной прекрасной весной, которую мы с Сангвиниусом, который повысил меня до должности своего личного хрониста, встречали на Баале Секундус.

"... которую мы с Сангвиниусом, повысившим меня до должности..."
Когда слово повторяется, предложение некорректно.



Ушёл
 
HoracioДата: Понедельник, 2009-07-06, 3:26:41 | Сообщение # 11
Sanctum Officio
Фракция: Инквизиция
Группа: Проверенные
Сообщений: 5067
Репутация: 979
Статус: Offline
Quote (Swoop)
"... которую мы с Сангвиниусом, повысившим меня до должности..."
Когда слово повторяется, предложение некорректно.

Ты абсолютно прав, мой друг. Не заметил. Исправил.


Истина – это власть. Невежественных и слабых нужно тащить к свету, какова бы ни была цена. Неважно, сколько из них будет плакать и истекать кровью по пути (Кор Фаэрон в Городе Серых Цветов, "Первый Еретик").
 
JericoДата: Понедельник, 2009-07-06, 3:41:40 | Сообщение # 12
Группа: Проверенные
Сообщений: 1618
Репутация: 671
Статус: Offline
Horacio, каков объем задуман?

Добавлено (2009-07-06, 3:41:40)
---------------------------------------------
Если за месяц управишься, то у меня есть к тебе предложение.

 
HoracioДата: Среда, 2009-07-08, 3:57:08 | Сообщение # 13
Sanctum Officio
Фракция: Инквизиция
Группа: Проверенные
Сообщений: 5067
Репутация: 979
Статус: Offline
Кто не ненавидит по-настоящему зло, тот и добро не любит по-настоящему.

Псайкеры, то есть люди, обладающие феноменальными, даже сверхъестественными психическими и ментальными способностями, появились в человеческом обществе еще задолго до становления нынешнего Империума. Титанический труд древнего ученого Фридриха Гёссе официально доказал их существование.
В мудрости своей Его Величество Император Терры, сам будучи могущественным псайкером, быстро поставил сих личностей на гражданскую службу развивающейся Империи: они передавали сообщения на миллионы световых лет, на расстояние, достичь которого не были способны ни одни прогрессивные изобретения Ордо Механикус; они поддерживали Священный Хор Астрономикона, помогая многочисленным звездолетам Империума бороздить просторы варпа без риска быть потерянными и даже служили в особых армейских подразделениях, выдавать наименования коих я не имею ни права, ни возможности.
Однако существовало одно крайне огромное "но": если ребенка-псайкера тренировать с раннего детства, приучая его к дисциплине, самоконтролю и верности, то он мог вырасти в бесценного союзника , но проблема состояла в том, что Империум уже включал в себя тысячи и тысячи планет и на каждой из них рождались и росли псайкеры, которых необходимо было "приручить". Но Адептус Астра Телепатика, ответственные за это дело, оказались слишком малочисленны, не говоря уже об их Черных Кораблях. Как результат, незарегистрированные сверхлюди (как некоторые их называли homo magnus) иногда вырастали в неконтролируемых субъектов, один неверный шаг которых мог стоить жизни сотен людей, а чаще - целых миров. Ходили слухи, тщательно преследуемые и скрываемые властями, о планетах, извращенных и мутировавших из-за одного единственного безумного псайкера, не сумевшего совладать с собственной внутренней энергией в попытке заглянуть в глубины Эмпиреев.
Население Империума стало страшиться не таких, как они: "колдунов" и "ведьм" жгли на кострах, убивали самыми жестокими и изощренными способами, короче уничтожали как могли и чем могли. Вскоре было объявлено о создании Сестер Безмолвия Дивизио Астра Телепатика, профессионально занимавшихся отловом, изучением, а в необходимых случаях ликвидацией особо опасных псиоников. Отделения Охотников на Ведьм бороздили завоеванные миры, испепеляя всех, кого не могли вместить глубокие трюмы тюремного флота Черных Кораблей.
Именно по этой причине и созывался Святейший Собор. Целями его участников было обсуждение сей нарастающей проблемы и принятие необходимых контр-мер.
Местом проведения Собора назначили планету Никея, что в Сегментуме Солар, сектора Эдем. Мне предстоял долгий путь от места дислокации Кровавых Ангелов на Баале.
С каждого Легиона Император потребовал присутствия полномочного представителя, который смог бы выразить общее мнение всей экспедиции по поводу рассматриваемого вопроса. От Легиона Сангвиниуса в путь собрался лорд Микаэль Силлабус, опытнейший библиарий Кровавых Ангелов и, как оказалось, недурный собеседник на долгие недели моего круиза на борту фрегата, имя "Астарта".

Добавлено (2009-07-06, 4:41:39)
---------------------------------------------

Против всего можно устоять, но не против доброты.

В тот вечер по корабельному времени мы ужинали втроем: я, капитан "Астарты" Генри Эмерсон и лорд Микаэль, вышедший сегодня к столу в особо дурном настроении духа.
Черные блестящие глаза Кровавого Ангела смотрели спокойно и с той легкой надменностью, что всегда скользила во взгляде космических десантников, а особенно лучших из них, когда взоры их обращались на простых смертных, не державших в руках и намека на оружие.
Угольные, с легкой проседью волосы лорда были аккуратно расчесаны и теперь ровными волнами покоились на широких плечах и мощной груди воина Астартес, а идеальное тело его покрывала длинная мантия, вышитая из багрового бархата и украшенная золотыми орнаментами. Ноги Ангела оказались облачены в легкие сандалии из тонкой козьей кожи и неисчислимой ценности кольца и перстни украшали пальцы его сильных рук.
Красивое молодое лицо Силлабуса, несмотря на сурово сведенные брови, искрилось внутренней энергией и небрежной уверенностью уверенностью в каждом движении.
Прекрасный сын Сангвиниуса быстро прошествовал к накрытому столу и сел, не ответив на наши вежливые поклоны и не став дожидаться протокольного приглашения от капитана корабля. Мы с Эмерсоном удивленно переглянулись: такое с чутким и вежливым лордом случалось впервые на нашей памяти.
Заметив наше недоумение, Микаэль заговорил, устало потерев очи:
- Генри. Филипп. - проговорил он, заглянув нам в глаза по очереди. - Простите мое поведение. Оно недостойно. Но у меня есть новости, которыми я обязательно с вами поделюсь после того, как мы отведаем сего нежного мяса и запьем его прохладным вином, дабы освежить наши рассудки.
Пожелав друг-другу приятного аппетита, мы приступили к трапезе. Надо заметить, что корабли экспедиции примарха Сангвиниуса обслуживали лучшие повара и диетологи в империи, за небольшим исключением, разве что, звездолетов экспедиции Детей Императора примарха Фулгрима.
С удовольствием доев своего ягненка (Микаэль ел ножом и вилкой) и прикончив второй бокал шипящего вина, Силлабус заговорил вновь:
- Сегодня я говорил с Лордом Магнусом, примархом Тысячи Сынов, - глубокий, ласкающий слух голос Ангела хотелось слушать и слышать бесконечно. Он завораживал своими необъяснимыми интонациями, он был прекрасен также, как и сам этот юный бог на противоположном конце стола. - Он сообщил мне, что намерен выступать главным ответчиком по процессу о наложении бессрочного моратория на любое варп-колдовство на территории Империума.
- Неудивительно, - вставил Генри, надувая щеки и раскуривая толстую шоколадную сигару. - Ведь он - маг, причем сильнейший среди них.
Я кивнул, соглашаясь с доводами капитана. В число X-ого Легиона входили лучшие чародеи из известных, не говоря уж о ученых и математиках. О, Просперо! Рай для живого ума!
- Магнус выступит в одиночку - мой отец отказался поддержать его, также как и другие примархи, - закончил Микаэль. Его палец звонко барабанил по подлоконнику кресла, выдавая его напряженность. - Но Циклоп найдет поддержку в моем лице...
Вот это новость!
Я покачал головой. Нет, так нельзя. Лорд Силлабус являлся полномочным представителем всех Кровавых Ангелов, по его словам будут судить о всем Легионе! Сангвиниус четко выразил свое мнение: колдовство и человечество - несовместимы. Видимо, его старший библиарий считал по другому. Но на предстоявшем Соборе его речи будут считаться словами самого Ангелокрылого, что может заметно подорвать его авторитет среди собратьев-примархов и в глазах Императора.
Запретить что-либо гордому Микаэлю я конечно же не мог, также как и вряд ли удалось бы мне его переубедить. Я знал, что он часто беседовал с примархом Тысячи Сынов и даже считал его своим учителем!
Существовал только единственный выход и я не замедлил им воспользоваться:
- А что примарх думает об этой вашей... инициативе? - спросил я как бы невзначай, заглатывая пилюлю, помогавшую моему старому желудку перерабатывать съеденную пищу. Почти сотня лет - солидный возраст и далеко не юный. Организм требовал все больше и больше дополнительного ухода, несмотря на все старания апотекариев Сангвиниуса.
Силлабус обжег меня взглядом:
- Разумеется, - отвечал он надменно. - это дойдет до его ушей... - библиарий пронизывал меня холодным взором глаз. Мне захотелось поежиться под его взглядом, но я держался - сказался возраст, опыт и привычка.
- Не сомневаюсь, милорд! - мило улыбнулся я, играя в простачка. - Надеюсь только, что благословленный Сангвиниус услышит эту информацию перед прилетом на Никею!
Я заметил как напряглись могучие мышцы лорда под мантией. В эту минуту Микаэль мог все: мог испепелить мой мозг, лишь блеснув глазами; он мог стереть мою память, щелкнув пальцами; он мог разорвать меня голыми руками и выбросить за борт своего судна.
Но старший библиарий только улыбнулся:
- Мой отец высоко ценит и чтит вас, мастер-оратор Филипп Брагинский, - медленно, четко выговаривая слова, произнес Кровавый Ангел. - И посему - НЕ СМЕЙ МЕШАТЬ МНЕ, ЧЕРВЬ!!!
Последние слова не были произнесены вслух, они впились в мой рассудок, подобно щипцам проникая в мысли, нещадно разрывая их, словно бумагу, навсегда отпечатываясь в моей памяти. Волшебник приправил сообщение долей ужасных картин пыток и мучений, ожидавших меня, посмей я ослушаться его воли.
От страха и боли я вскрикнул и схватился за голову. Капитан Эмерсон посмотрел на меня, как на умалишенного:
- С вами все в порядке, Филипп? - с нотками беспокойства в голосе спросил Генри. - Что-то похолодало тут! Бр-р! Эй, человек! Подай сюда дополнительное тепло! Поживей!

Добавлено (2009-07-07, 3:33:25)
---------------------------------------------

Alea jacta est
Жребий брошен

- Наиболее понятным в языке бывает не само слово, а тон, ударение, модуляция, темп, с которым произносится ряд слов, - короче сказать, музыка, скрывающаяся за словами, страстность, скрывающаяся за музыкой, личность, скрывающаяся за страстностью, то есть все то, что не может быть написано...
Мастер-риторик Карл Амбрелл Гофштейн на секунду прервал свою лекцию, приветственно кивнув мне - только что вошедшему в крупный зал, освещенный сотнями электрических свечей, прежде чем со свойственной ему сухостью и точностью выражений продолжил речь.
- Сегодня мы обсудим одну из иллюстраций к блестящему слову - красивые жесты!
Бритые наголо и чрезвычайно бледные студиозы торопливо зацарапали по пергаменту тонкими птичьими перьями (мнемо-технологий им, пока, иметь не разрешалось), склонившись к аскетичным партам.
- Жесты эти, - продолжал Гофштейн. - не только украшение для ораторского слово, которым должен прекрасно обладать любой итератор! Они нередко заменяют, оттеняют его. Только холодные, бесстрастные, а может быть, неубежденные ораторы могут говорить, как монахи-воины Адептус Астартес, с руками, смиренно сложенными на груди; убежденные, вдохновенные итераторы говорят всем существом своим, влагают в речь не только душу, но и тело...
- Смиренно прошу простить меня, мастер... - совсем молоденькая девушка, дрожа от собственной дерзости прерывать занятия самого старшего итератора Карла Гофштейна, поднялась со своей деревянной скамьи.
- Да? - недовольно скривив губы, прошипел мой старый приятель, пронизывая несчастную орлиным взглядом иссиня-черных глаз.
- Время первой медитации и завтрака, мастер... - потупив очи, едва проговорила девушка, побледнев от страха.
- Неужели? - ехидно ухмыльнулся Карл. - Вы предпочитаете плотскую пищу лишним минутам словесности?
- Нет, мастер Гофштейн...
- Назовите ваше имя, юная леди. - непреклонным тоном потребовал пожилой лектор.
- Мерсади...
- Вы оратор или кто?! - рявкнул Карл неожиданно, заставив беднягу вздрогнуть. - Говорите четче, громче, ясней!
- Мерсади Олитан, мастер! - вспыхнув, отвечала девушка уже немного увереннее.
- Ясно. На ваш отвратный характер жалуются все преторы без исключений, мисс Олитон. Давайте сюда ваш личный значок - заберете его позже у мастера-дисциплины, - вынес приговор риторик, спускаясь с кафедры. - Остальные свободны!
Я приблизился к нему в момент, когда старик, не обращая никакого внимания на мольбы Месади, забирал у нее платиновый значок студента. Девушка открыто плакала, однако Карл выглядел вполне довольным.
- Не слишком ли жестоко по отношению к храбрости? - улыбаясь, я обнял своего старого друга. - Она ведь выражала общее мнение аудитории.
- Храбрость - не лучшее качество для итератора, Филипп, - отвечал Карл, наливая себе воды из хрустального графина, заботливо поднесенного сервитором-слугой. - Будь она солдатом - тогда другое дело, но, к сожалению, она не солдат, но беспокойный сопливый студиоз, который мне, к слову, уже порядком надоел.
- А она мне нравится, в ней есть достоинство.
- Да ну? Не заметил. Хотя... моя проницательность притупилась со временем. Стареем, друг мой, стареем...
Друзья шли по людным корридорам жилых отсеков, принимая почтительные поклоны младших итераторов, членов команды фрегата, слуг и различных паломников.
- У тебя есть ко мне вопросы? - обратился мастер-риторик ко мне по ходу движения, чуть повернув голову в мою сторону.
- Не вопросы - проблема, - покачал я головой, интонацией показывая всю сложность сложившейся ситуации. Вздохнув, я резво задвигал пальцами, перейдя на установленный между нами еще в дни учебы в императорской академии Терры язык жестов, коротко пересказывая ему случившееся со мной.
- До благословленного Сангвиниуса тебе не добраться никакими методами, - вслух заговорил Гофштейн, когда мы заперлись в его небольшой и по-спартански обставленной келье. - Наверняка Силлабус контролирует всех астра телепатов "Астарты", о навигаторах я вообще молчу... Повлиять на него мы сможем лишь на самой Никее, во время Собора.
- Я боюсь, чтобы не стало слишком поздно...
- Не беспокойся, - ухмыльнулся Карл, обнажая ряд пожелтевшим зубов. - По графику заседаний выступление библиариев отведено почетное последнее место, прямо перед оглашением окончательного вердикта. Это наш шанс.
- И что с того? Ты полагаешь, что время, проведенное на свежем воздухе Никеи вставит Силлабусу мозги на место?!
Гофштейн с удовольствием рассмеялся:
- Все возможно, Филипп. Но думаю, что лучше было бы нам обратиться лично к одному из примархов... Как считаешь?
- Легко сказать! - кисло ответил я. - Да трудно сделать! Проще к Сигиллайту пробиться или к Верховному Администратору Трибунала...
- Но не все так страшно, как ты себе представляешь, - улыбнулся риторик, почесывая серебристую щетину на подбородке. - Ты слишком недооцениваешь свою похвальную репутацию любимчика Ангелокрылого примарха.
- Репутацию?!
- Да, да! Иногда мне кажется, что сам Первый Капитан ревнует тебя к своему отцу!
- Думаешь, у нас все получится? - с надеждой спросил я, жадно вглядываясь в морщинистое лицо моего друга.
- У тебя получится, Брагинский! - поправил он меня, положив руку на плечо. - У тебя, старый ты лис! Я не собираюсь вмешиваться в эти великосветские интрижки - романа с Палатиной Можория Элизабеттой из Дома Ганнет мне хватило сполна, знаешь ли... Ведь сейчас я мог бы быть лорд-ректором одной из академий Терры! А где я сейчас? На богом забытой посудине, читаю лекции неоперившимся бездарям! И всему виной - единственный поцелуй!
Гофштейн неожиданно погрузился в воспоминания, из которых я вынужден был вырвать его замечтавшийся разум:
- На этом корабле ты служил годами! - почти вскрикнул я. - Тебя здесь знают и доверяют! У старших офицеров связи должна быть более подробная информация о приглашенных! Ты должен раздобыть ее!
- А что тебя интересует? Примархи? Так это здесь знает самый последний юнга! Желание присутствовать лично выразили лишь Дорн, Коракс и сам Магнус! Ну? Что скажешь?
- Лорд Коракс слишком скрытен и нелюдим, добиться его аудиенции будет весьма и весьма непросто! Рогал Дорн наверняка даже не станет слушать мои старческие бредни! А что до Магнуса - ему это просто не выгодно! - я развел руками, показывая всю обреченность нашей затеи с примархами. - Кто будет представлять другие Легионы?
- Это уже сложнее, - поцокал языком Карл. - Дай мне время.
- У тебя есть семь дней и ночей. Через неделю мы войдем в систему Никеи, - ответил я.

Добавлено (2009-07-07, 5:14:35)
---------------------------------------------

Все для лучших в этом лучшем из всех возможных миров

Фрегат острым кинжалом вырвался из варпа, безжалостно разорвав хрупкую грань между реальностями. Два небольших судна с гербами боевого флота солнечного сегментума ринулись на перехват появившегося звездолета, но вскоре почтительно расступились, получив необходимые коды и разглядев на бортах "Астарты" гордые символы Кровавых Ангелов.
казалось, что вся система была заполнена армейскими и гражданскими судами, крупными и не очень, а бесчисленные истребители и штурмкатера то и дело мелькали между этими мрачными мастодонтами, словно надоедливая мошкара на толстой шкуре носорога.
Гигантские, просто непостижимо громадные звездные крепости и форты величественно скользили во тьме космоса, подобно неприступным твердыням королей древности.
"Астарту" множество раз брали на прицел орудия такой колоссальной мощи, способных стирать в пыль целые вражеские армады, что тело невольно бросало в дрожь. Каждый раз, проходя все необходимые сканирования и обмены паролями, фрегат медленно двигался вперед, к заветной цели, к орбитальным докам Никеи, где, как говорили, могли встать на якорь сразу тридцать боевых барж и около сотни ударных крейсеров Адептус Астартес.
Когда-то в молодости я с упоением зубрил том, названный Инсигния Астартес, а теперь нисколько не жалел об этом, разглядывая в мощные телескопы "Астарты" пролетающие мимо космические корабли. Взгляд мой различал эмблемы Саламандр, могучих сынов примарха Вулкана; вымпелы и краски блистательного Лорда Фулгрима, видимо вопреки всем прогнозам все же прибывшего на Собор; а вот и желтые зигзаги молний Белых Шрамов, потомков хитроумного и дикого Джагатая Хана; и, разумеется, Черные Корабли - множество их. Складывалось впечатление, что на орбите скопился весь тюремный флот Дивизио Астра Телепатика.
Глядя на все это захватывающее дух великолепие, я в очередной раз воочию убеждался в подавляющей мощи нашего государства, в силе и непоколебимости нашего возрожденного Империума. сердце мое счастливо сжалось от мысли, что именно мне выпала честь присутствовать на Никейском Соборе, быть одним из свидетелей одного из самых значимых событий современной истории!
- Прерасно, правда? - раздался за моей спиной бархатистый голос Микаэля. Двигался он, как всегда, бесшумно.
- Великолепно, - тихо ответил я, не отрывая взгляда от окуляра телескопа.
- Надеюсь, наши расхождения во взглядах удачно разрешены?
Тяжело вздохнув, я медленно и неуклюже на негнущихся ногах обернулся к Кровавому Ангелу. Лорд Силлабус блистал частой позолотой сверкающих парадных доспехов; громадный рубин, выполненный в форме алой одинокой слезы, светился на широкой груди космодесантника и платиновые крылья уходили от нее в две стороны. Серебристый венец, щедро украшенный изумрудами, покоился на голове лорда Легиона, а два старинных пистолета с непропорционально длинными дулами украшали его бока. Меча при нем не оказалось.
В благоговейном восторге я поклонился сему божеству, но дальнейших намерений своих не изменил ни на капельки.
- Я обычный старик, милорд. - начал я говорить. - И я верно блюду честь нашего с тобой Легиона. Мы одинаково страстно служим Ему и Сангвиниусу, имя которого будет растоптано в глазах Императора, если ты не изменишь своего мнения и не откажешься от своих мыслей. Твой голос ничего не изменит, ибо колдовство в Империуме - обречено, а Магнус проиграл.
- Я всего лишь служу Империуму, мистер Брагинский. Идемте. Нам пора.

Добавлено (2009-07-08, 3:57:08)
---------------------------------------------

Никейский Священный Собор
Год 811 30-ого миллениума
Малый амфитеатр

- Говорить будет почтенная сестра-обвинитель Камилла Кендл, отделение охотников на ведьм "Догорающего Пламени" Дивизио Астра Телепатика! Приветствуем тебя, сестра! - голос председательствующего претора звенел от напряжения и от возбуждения в одинаковой степени, ибо Рогал Дорн, примарх Легиона Имперских Кулаков, почтил сегодняшнее заседание Малого Совета своим светлейшим присутствием. С каменным лицом, по которому нельзя было понять о его чувствах, Кулак изволил наблюдать за процессом с одного из балконов театра в окружении трех терминаторов свиты.
Две стройные женщины поднялись со своих мест в первом ряду и направились к сцене, за которой виднелся гигантский, на всю стену, монитор с торчащими от него в разные стороны толстыми стальными кабелями.
Одна из женщин, видимо старшая, двигалась как-то по особенному изящно и грациозно, словно охотящееся насекомое. Лицо ее было сокрыто от нас шелковой полумаской, а обычная парадная шпага висела на ее правом боку.
Вторая женщина, точнее совсем ее юная девушка, была одета много проще, да и держалась хотя и с достоинством, но скованно.
Охотницы встали возле претора и, повернувшись к залу, низко поклонились. Руки старшей женщины стремительно замелькали в совершенно необъяснимом вихре жестов и знаков, послушница же принялась озвучивать бессловесную речь старшей сестры:
- Именем Чистоты, братья и сестры! - ее хрустальный голосок запел, подобно пению раннего жаворонка, и мне стало чудовищно жаль, что такой дар окажется принесен в жертву Обету Безмолвия, будь он неладен. - Позвольте продемонстрировать вам некоторые эпизоду моей карьеры...
На экране за спиной обвинителя замелькали один за другим слайды, заставившие мою душу походеть, а сердце сжаться в немом страхе - искореженные тела, изуродованные лица, ненавидящие глаза, жестокие мысли, уродливые города...
- Колдуны, обрекшие свои планеты, свои дома, своих друзей и близких корчиться и рыдать от боли и безумия! - взгляд послушницы бесстрастно скользнул по изображениям, сменявшим друг-друга. Скорее всего, ей уже приходилось рассматривать их во время своих тренировок. Девушка продолжала переводить: - Население этих миров когда-то проявило милость к псайкерам, возможно даже скрыло их нашего ока, вместо того, чтобы выдать их адептам или кинуть в костер еще во младенчестве. И вот, во что обернулась их беспочвенная доброта! Я и мои сестры выжгли мерзость под корень, а мой клинок срубил головы сотне колдунов, магов, волшебников и других тварей! Ибо они - зараза! Чума нашего общества, пока не пройдут должный курс многолетней подготовки! Братья и сестры! Империуму необходим Эдикт, запрещающий варп-магию под страхом смерти! Благодарю за понимание!
Женщины, под громовые аплодисменты, вернулись на свои места. Сотни людей со всех частей обширного Империума: представители планет и звездных систем, крупнейших метрополий и космических станций, кричали и ревели в праведном гневе, спорили и требовали, надрывая глотки и выпучивая в бешенстве глаза. Воины Легио Кустодес, с ног до головы в блестящих золотых доспехах и с трехметровыми энергетическими алебардами, одним своим присутствием успешно сдерживали пыл разгоряченной толпы.
- Голосуем, подданные Императора! Голосуем, граждане Империума Человека! - орал во весь голос, усиленный специальными механизмами, председатель нашего Совета, одного из тринадцати других. - Или вы хотите еще доказательств?!
Разумеется, что все это было грандиознейшим фарсом и мрачный Дорн тоже понимал это. Истинные решения будут приниматься позже, в куда более узком кругу самых высокопоставленных лиц Империи в присутствии самого Императора.
На данный момент проголосовало 40% из всех собравшихся, остальные воздержались и предпочли послушать, что же им скажут дальше. Проголосовавшие же удалились, в спешке успеть насладиться прелестями Никеи - мира с мягким теплым климатом, интересной фауной, кристально чистыми морями и необыкновенными деликатесами, приготовленными специально для гостей. Бедняги, наверняка это было их первое путешествие за пределы родной планеты. Смешно, в наши-то времена!
- Выступает мастер-оратор Филипп Брагинский, итератор и личный хронист великолепного, божественного примарха Сангвиниуса!, да пребудет в веках его имя! Мы приветствуем тебя!
Я, кряхтя, поднялся, поправил свою удобную мантию карминового цвета и крупный медальон на груди, выполненный из драгоценных металлов в форме символа Кровавых Ангелов - подарок самого примарха и знак его особых отношений ко мне, взошел на подиум, приветственно улыбнувшись претору. Затем, обернувшись к залу, я заговорил, одновременно всматриваясь в лица моих слушателей. Солдаты и офицеры Имперских Армий, космические десантники различных Легионов, крупные банкиры и магнаты, влиятельные чиновники, правители и губернаторы, аристократы и фанатики, интеллектуалы и убийцы, охотники и жертвы.
Глаза мои разглядели группу администраторов Трибунала Экзекто, о чем-то нервно спорящих. Заметно было, что вопрос псайкерства их никоим образом не беспокоит - этих людей интересовали только налоги, кредиты, имперские десятины, деньги и ничего больше. Думаю, они вообще стояли здесь только потому, что того потребовали от них ихние шефы.
Многие, я бы сказал, что очень многие, во все глаза пялились на сохранявшего невозмутимость под тысячи пар глаз Рогала Дорна, но про себя я решил, что мой примарх все же имеет вид более величественный, нежели примарх Имперских Кулаков. Какой-то он оказался чопорный и насупившийся, когда как Сангвиниус буквально излучал счастье и свет.
- Леди и джентльмены! - приступил я к речи, оперевшись на кафедру: мои кости слишком устали за сегодняшний день, чтобы самостоятельно выдержать еще одно публичное выступление. Врученный мне график оказался четко и плотно расписан консулами Муниторума. - Наш мир интересная штука, заметьте, обладающая своеобразным чувством юмора - природа создала людей и разделила их на две группы - homo sapiens и homo magnus - связав их в один Гордиев Узел. Без псайкерства процветающая жизнь в Империуме закончится, ибо человечество вновь разделится и впадет в анархию Эры Раздора, но и псионикам без людей не выжить... Дилемма, дамы и господа!
У Императора, вечной ему славы, есть Черные Корабли, собирающие иных; у Него есть Адептус Астра Телепатика, обучающая их; но их чрезвычайно мало! Ничтожно! У нашего Повелителя, человека величайшей милости, не поднимается руку, дабы по заслугам карать, не имея на это права!
Но мы, его верные подданные, его слуги, обязаны позволить Владыке нашему спасти нас же самих от виденного вами ранее безумия! Колдовство есть мерзость! Мудрый да поймет сие! Так давайте же дадим Императору право! Давайте примем сей закон!
И Император возблагодарит нас!!!
- Браво, итератор!!! - гомонила толпа. Я чувствовал ее, грелся в ее лучах, в ее овациях. Приложив ладонь к медальону, я заговорил вновь:
- Видите сей символ? Это личный символ примарха Сангвиниуса, моего господина, Ангела среди людей! Сейчас я говорю устами его! И сказал мне примарх: "Все во вселенной прекрасно, какие бы смертоносные формы эта красота не принимала, ибо это неотъемлемая часть ее. Колдовство же втекает в наш мир из совершенно иных реалий. Оно насильно изменяет мир, наши сердца, наши мысли и нашу судьбу. Все в природе подчинено определенным правилам. Всё когда-то рождается и всё однажды погибает. Но колдовство способно поднимать из мертвых тех, кому природой начертано было умереть, и способно уничтожить то, что могло процветать еще тысячелетия. Нет, магии не место в нашем новом мире, в нашем горячо любимом Империуме!" Таковы слова примарха Кровавых Ангелов и я, его летописей, подтверждаю это смертельной и священной для жителей Баала клятвой крови!
Во славу Императора!!!
Я поклонился слушателям, а те разразились небывалыми аплодисментами.
Позже, когда я едва влачил свое утомленное тело к ждущему меня кару, путь мне прегродил воин Астартес в терминаторских доспехах Имперских Кулаков.
- Лорд Дорн желает тебя видеть. - услышал я. Мне было лень и в невмоготу задирать голову вверх для разговора с огромным космическим десантником, поэтому я стал медленно обходить его, приговоривая:
- Ежели достойный Дорн желает видеть говорить со мной, не мешало бы ему помнить, что Филипп Брагинский, то бишь я, старый человек, у которого, ко всему прочему, был сегодня чертовски тяжелый день, капитан...
- Первый Капитан Сигизмунд.
Пересилив свою шею, я с интересом взглянул на лицо Имперского Кулака, чьи подвиги уже успели войти в легенды. Он оказался не столь высок, как некоторые из Астартес виденных мною ранее. Перед глазами непроизвольно пронеслось видение Эзекиля Аббадона, Первого Капитана Лунных Волков. Тот был настоящий гигант.
Но Сигизмунда отличала необычайная ширина плеч и мраморные, отточенные черты лица, сильно напоминавшие физиономию самого Рогала Дорна.
- Я много слышал о вас, лорд Сигизмунд. Рад личному знакомству. Прошу вас, передайте достойному Дорну, что я встречусь с ним завтра... Что вы делаете?!
Презрительно усмехнувшись, Первый Капитан небрежно схватил меня за шиворот, как какую-то безродную псину, и потащил к стоявшему недалеко "Носорогу".



Истина – это власть. Невежественных и слабых нужно тащить к свету, какова бы ни была цена. Неважно, сколько из них будет плакать и истекать кровью по пути (Кор Фаэрон в Городе Серых Цветов, "Первый Еретик").
 
АрканДата: Пятница, 2009-07-10, 2:14:58 | Сообщение # 14
Undertaker
Фракция: Хаос
Группа: Проверенные
Репутация: 1509
Статус: Offline
Оохренеть.... у меня нет слов... Эо великолепно! Ты прогрессируешь все больше и больше (хотя кажется куда уж дальше)... С нетерпением жду продолжения. Придать Империуму 30 тысячелетия античный лоск... это интересно smile

Добавлено (2009-07-10, 2:14:58)
---------------------------------------------
Хотя над речью итератора я посоветовал бы еще поработать он ведь должен быть первокласный оратор wink




И пройдя долиной смертной тени, не убоюсь я зла...
 
TanatosДата: Воскресенье, 2009-07-12, 6:17:53 | Сообщение # 15
Купец-бакалейщик Эмгыр вар Эмрейс
Группа: Проверенные
Сообщений: 2873
Репутация: 440
Статус: Offline
Horacio, обалденно. Ты ещё какие-нибудь фанфы на тему ВКП и Ереси планируешь?


Ушёл
 
Форум » Другое » Творчество » [фанфик] "Corpus Itera" или честь итератора (Хроники Возрожденного Империума)
Страница 1 из 712367»
Поиск:

Copyright dawnofwar.org.ru© 2010
Используются технологии uCoz