Главная страница | Регистрация | | Вход Приветствую Вас Гость | Steam ВКонтакте Twitter RSS
[ Новые сообщенияПравила форумаУчастники •  Поиск ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Anchar, Talos 
Форум » Другое » Творчество » [повесть] Фаворит (неоконченная)
[повесть] Фаворит
LatissДата: Среда, 2010-02-03, 6:56:11 | Сообщение # 1
Pax vobiscum
Группа: Проверенные
Сообщений: 856
Репутация: 51
Статус: Offline
Повесть пока не окончена. Готовы первые две главы.

Введение
Безжизненная пустота пространства, называемого Междумирьем изредка разбавляется мирами, окруженными сверкающими границами, защищающие их от бурь энтропии, бушующих по всему Междумирью. На окраине Междумирья, окруженная одной из таких бурь, в пустоте висит одинокая звезда Альма, а вокруг нее: тринадцать миров. Лишь на двух из них есть жизнь. Это мир Катхарт, второй мир – Иликор. Первый – подобие Земли, второй – отличается от нее разительно. Первый мир населен обычными людьми, а второй населяет другой вид людей, которые несведущие назвали бы эльфами. Единственным их различием онори, как они себя называют, от обычных людей являются несколько иное строение ушей, которое нужно было им для жизни хищника в густых джунглях Иликора. Впрочем, со временем, онори стали вести оседлую жизнь.
Вместе с этими двумя мирами вокруг Альмы вращаются еще одиннадцать безжизненных миров. Но кроме Катхарта и Иликора известен еще один обитаемый мир, лежащий в другой звездной системе – Калон, некое подобие азиатских стран.
Но повествование будет вестись в Иликоре, поэтому, следовало бы рассказать о нем поподробнее.
В центральной его части, пересекая экватор, лежат два континента, от которых этот мир и получил свое имя: Восточный и Западный Иликор. Западный Иликор еще слабо изучен, но жители восточного континента уже начали строить планы по расширению своих владений в этой земле.
Северо-восточнее от обоих Иликоров лежит небольшой материк Агуз, который также вовлечен в колониальные амбиции стран Восточного Иликора.
Сама же восточная часть главного континента протянулась, в основном, с севера на юг. Северную его часть занимает государство Арбор, бывшее некогда самым могущественным из всех стран, оно, тем не менее, быстро растеряло влияние во время правления нынешнего императора Менделликса XII. Природа Арбора разнообразна: на севере это буйные заросли джунглей, к центру обрабатываемые крестьянами земли, а на юге начинаются степи и саванны.
Южнее Арбора лежат Молейская империя, владеющая самой сильной армией во всем Иликоре и находящаяся почти полностью в саваннах, Земля Общин, объединение множество мелких городских республик и сельских общин, а также Тарсис, государство, расположившееся на болотистом полуострове и равно успешное как в торговле, так и в военном деле.
Еще один полуостров, к югу от Тарсиса занимает страна Талфим. Частично изолирована от воинственной Молеи горами на западе, из-за чего последнюю сотню лет в Талфиме не вел крупных войн, за исключением войн с пиратами, которые окопались на островах Моря Рассвета.
Но на одной и той же географической широте с Талфимом лежат и две страны, которые оказались в пустыне. Это Сарушад и Силея. Золотой век их уже давно прошел, и играют они мелкую роль в сегодняшней политике.
Самые южные части материка заняли Ксадак и Аргентум. Ксадак – небольшое королевство занимающееся, в основном, сельским хозяйством, в то время как Аргентум, по праву может считать себя самым развитым, богатым и влиятельным государством. Ранее, в этих землях было множество государств, но Аргентум сокрушил их и присоединил к себе. Городское население там, в основном, сосредоточено в городах-кантонах, которые построены на воде, в то время как крестьяне живут на суше.
Также следует учесть еще один факт. Примерно 4500 лет до описываемых событий в горах на границе между Землей Общин и Молеей была создана первая монотеистическая религия, называемая ашуризмом. Основателем ее считается святой пророк по имений Флабиус. Основные догматы учения были изложены в его проповедях. Но вскоре первый ашуристским храм был разрушен, а последователи этой религии были вынуждены бежать в пустыни Сарушада, чтобы скрыться. По прошествии 300 лет ашуристы скрывались. В это же время был написан «Великий Том Небесных Преданий», в котором были помещены истории о скитаниях ашуристов, а также множество религиозных предписаний и житий святых. И именно через 300 лет ашуристы прибыли в город Эфер, который тогда был арборийским городом. Путники сумели убедить местных жителей в истинности ашуризма, и они приняли его. Вскоре, ашуристская вера распространилась по всему Арбору. К 1300 году от основания первого храма, в эту религию были обращены все государства Восточного Иликора.
К 2800 году были совершены первые перелеты в Катхарт. Туда прибыли послы стран Иликора вместе с миссионерами, которые смогли обратить в ашуризм жителей Катхарта.
Затем следовал калейдоскоп событий: войны, обвинения, дворцовые перевороты, новые государства, завоевания, исследования. Так продолжалось и продолжается во время действия этих событий, то есть в 4511 году.

Часть I: Восхождение
Глава I: Прибытие в Ааварум

Арбор, Профлиус, 11 Асмиглара, 4511 года
Все началось с ужаснейшей новости о гибели моих родителей, упокой Господь их души, которые тогда были в их доме в городе Профлиус. Их тела нашли рано утром прислуга, которую они, будто что-то предчувствуя, отпустили куда-то. Самым вероятным заказчика их убийства я считал Анарийскую торговую миссию, которая к этому времени владела землями, сравнимыми с церковными землями Магистериума. Ведь мой отец владел парой винокурен и мануфактур.
В это же самое время я находился в крепости Санкта-Вергилиум недалеко от Профлиуса, что и спасло меня.
Услыхав же эту весть, я сразу же бросился в город, но прибыв к нашему дому, стоявшему несколько поодаль от самого города, я застал только пепелище. Вместе с жилищем сгорели и все документы, а что осталось, уже давно растащили.
Поэтому мне ничего не оставалось, кроме как покинуть Профлиус. На это были веские причины: убийцы могли бы искать меня, но если все документы сгорели, значит, вместе с ними сгорели и завещания, поэтому на собственность моего отца, я не мог претендовать. Также в столице было гораздо больше путей для реализации моих амбиций и планов, чем в этом не самом маленьком, но и не самом большом городе.
К тому же по тем временам я был довольно-таки образован, получив часть своих знаний в школе при тундии св. Эмпирум, а другую в домашней библиотеке, пусть небольшой, но все равно достаточной для самообразования.
Исходя из этого, я бы смог стать слугой, который кроме всего прочего мог бы обучать детей хозяина грамоте. Конечно, это не самая выгодная работа, но достаточно для простого существования. А уж только когда я ознакомлюсь со столицей полностью, накоплю достаточно денег… Вот только тогда можно будет думать о подъеме наверх.
С этими мыслями я шел к стоянкам кибиток, карет и экипажей, которые постоянно скапливались в этом месте, так как там шла широкая дорога от Ааварума до самого Санкта-Флабиума, где заседал Магистериум.
В карманах у меня еще были деньги, немного, но сойдет. Я заплатил одному погонщику и этим же вечером, то есть одиннадцатого Асмиглара 4511 года, был на пути к Ааваруму. Ах да, я забыл представиться: Арделликс Арбеллус, двадцати лет от роду.
Дорога была спокойной, безо всяких происшествий. Ехали мы почти до самой ночи. Ближе к полуночи мы остановились в постоялом дворе небольшой деревушки, стоявшей на дороге, по которой мы ехали.
Утром следующего дня мы уже прибыли в столичный город с юго-запада. Погонщик высадил меня на Театральной площади.
Я расплатился и остался один. В этот момент я вспомнил, что раньше, примерно семь лет назад, бывал в Ааваруме. Конечно, за это время многое могло измениться, но не все, конечно же. Я прекрасно помнил, что от Театральной площади, если идти к центру города, можно попасть на еще одну площадь – «Трех Трезубцев». Оттуда можно было попасть в довольно зажиточные районы города. Я ведь не терял надежды, и оценивал свой труд довольно высоко.
Пройдя на от Театральной площади через улицу Менделликса Десятого на некий переулок, а оттуда – на «Три Трезубца», я оказался перед выбором: идти к речным улицам, или же взять курс север? Я выбрал север, и поэтому прошелся по Угольной улице, которая образовывала перекресток (несколько дальше от площади) с Хоральной улицей. Свернув на эту улицу, я несколько раз менял направления, выбирая то левые улицы, то правые улицы.
Я блуждал так, пока не очутился в пренеприятном переулке: он представлял собой множество четырехэтажных зданий, которые выглядели как нагромождение множества конструкций. По переулку сновали туда-сюда нищие. Переулок был длинный, и поэтому я ускорился, чтобы поскорее миновать его. К счастью, я быстро вырвался из него, и попал на Паучью улицу. Я попал на нее как раз в то время как процессия из экзархов в темном пурпуре шла в ближайшую тундию. Ведущий экзарх нес в руках жаровню, символизировавшую пророческие видения, которые получал святой Флабиус Просветитель, основавший ашуристскую веру. Из-за этого мне пришлось подождать пока эта процессия, распевая хоралы, не удалится, освободив место на и без того узкой Паучьей улице.
Со временем здания на улицах становились более нарядными и пышными, на фасадах зданий появлялись лепнина, а в окна вставляли стекла. Причем, иногда, довольно дорогие, из Аргентума или Талфима. Продвигаясь вперед, я заметил, что и люди, попадавшиеся мне, носили более изящную и дорогую одежду. Самыми богатыми, наверно, были те, кто одевались в темно-зеленые или темно-синие камзолы и такого же цвета шаровары или штаны. Часто они носили кожаные туфли и пышные парики, а также выгуливали собак неизвестных пород с белым окрасом шерсти.
Близился полдень, а я еще не нашел нужный мне дом. Но я не слишком унывал, разглядывая достопримечательности Ааварума.
Сейчас мой путь лежал через Элакскую площадь.


На не располагалась одна из многочисленных смотровых башен, которыми была полна столица Арбора. С этих башен дозорные наблюдали за местами своего дежурства, а при чрезвычайных ситуациях на них зажигались факела, чтобы быстро передать весть другим башням, или по-другому, всему городу.
Через переулок Эмпирум Второй я попал на местный рынок. Честно признаюсь, зрелище поразило меня. Мне редко доводилось видеть подобные скопления людей: огромные толпы их, самого разного достатка и положения суетились вокруг прилавков, выстраивавшихся в спиралевидные ряды. За то короткое время, которое я потратил на пересечение рыночной площади, мне попалось более сотни колоритных персонажей: группа мужчин с накинутыми на плечи пурпурными плащиками, и пенсе на переносицах, женщина аргентумийской внешности в богато украшенном зеленом платье со струящимися,
как каскад, полами. Еще я видел паломников, следовавших из Санкта-Флабиума через Ааварум, Эфер, Корафар и многие другие святые города прямиком в Ксотум. Их отличали от обычных людей лимонные повязки, струившиеся с голов и заправленные в пояса и ремни. Тут и там сновали как обычные городские стражники, так и ординаторы-инквизиторы в нелепых голубых мантиях и шлемах с высокими плюмажами.
Внимательный читатель наверняка бы сообразил, что я, не державший сегодня ничего во рту, был очень сильно взбудоражен зрелищем и запахами, витавшими на рынке. Поэтому, скрипя сердцем, я выделил немного денег, чтобы купить булку и быстро съесть ее. Немного утолив голод, я продолжил свой путь. Мне казалось, что вскоре я смогу найти именно тот дом, в котором я смогу стать на некоторое время слугой.
Я брел в сторону северо-востока. Солнце было уже высоко, освещая дома этого района таким образом, что лепнина и орнаменты на них отбрасывали тень на мостовую, создавая поистине чудеснейшее зрелище.
Но вдалеке уже были видны тучи, ведь близились дождливые дни, которые могли длиться неделю. К счастью, дожди лили недостаточно сильно, чтобы вызвать настоящее наводнения, но районы во всех городах рядом с реками обычно немного подтапливались.
Немного отвлекшись от повествования, мне нужно сообщить, что я нашел то место, где, как я думал, я смогу найти нужный дом. Это оказалась Карнавальная улица.

Здания здесь были не самыми высокими: два-три этажа, но были они оформлены красочно и разудало, за что улица, наверно и получила свое название.
План я выбрал довольно сумбурный – просто стучался в дверь и говорил все как есть, подчас разыгрывая настоящую драму. Не буду описывать, как все это происходило, так как не хочу марать свой рассказ некоторыми эпизодами из этих похождений.
Семь раз мне отказывали, и лишь в восьмой раз я понял, что удача улыбнется мне: это был трехэтажный дом, но по его виду можно было сказать, что им владело две семьи -дна двумя верхними этажами, а вторая нижним. Я зашел на крыльцо и постучался в дверь.
Дверь мне открыла женщина уже средних лет. Поприветствовав друг друга, я начал рассказывать ей свою историю. Выслушав меня, она попыталась что-то сказать, но я ее быстро перебил:
- И именно поэтому я прошу сделать меня вашей слугой. Поверьте, ведь я не прошу много – лишь крышу над головой, место за столом, а также небольшую зарплату. К тому же я довольно образован, и смогу быть учителем для ваших детей, - тут я осекся – а у вас есть слуги? А дети?
По ее лицу я не смог определить, что она чувствует или же ее настрой:
- Нет. У нас нет слуг, да и рабов нет. Мы едва сводим концы с концами: мой муж уже год как умер, и живем мы поэтому только на его пенсии, да помощь моего брата.
- Я сожалею вашей утрате. Но в таком случае я буду вашим идеальным помощником. Ведь я, как уже сказал, не требую слишком много!
- Не стойте в дверях… Извините, а как вас зовут?
- Извиняюсь я. Меня зовут Арделликс Арбеллус.
- Тогда не стойте в дверях, Арбеллус, заходите.
Зайдя, я понял, что, действительно, дела у этой женщины и ее семейства шли не слишком хорошо. Вот гостиная, в которую я вошел, требовала ремонта: кое-где на стенах виднелась плесень, да и сама мебель была уже не в самом лучшем состоянии. Но в целом, комната производила весьма недурственное впечатление, благодаря некоторому уюту, присущему лишь местам, к которым была приложена женская рука.
- А теперь я вновь извиняюсь перед вами, Арбеллус, - вдруг сказала женщина – я забыла представиться: Флорента Арборим.
После этого она показала мне весь дом – от гостиной можно было попасть на кухню, на которой трудилась лишь одна Флорента, а также небольшой зал со столом и скромной библиотекой. Также здесь стояли антикварные кресла и популярные в то время напольные часы. Но все равно, чувствовалось, что эта квартира видала и лучшие времена.
К этому залу примыкали спальни хозяйки и детей, а также небольшой полупустой чулан, в котором меня и поселили.
Теперь я начал чувствовать опору под ногами. По крайне мере, я был уверен в том, что не окажусь на улице: моя хозяйка слишком нуждалась в слуге, чтобы вновь взвалить весь груз работы по дому на свои плечи, а поэтому можно было, довольно неприятно это говорить, позволить себе некоторые «послабления».
Итак, мои основные обязанности заключались в следующем: утром я приводил дом в порядок и помогал Флоренте в приготовлении завтрака. Затем вместе с нею и ее детьми, Флабиусом и Эмпирум, завтракал. После этого быстро надевал поношенный плащ и отправлялся на рынок за продуктами и, иногда, другими важными вещами. Возвращался я назад примерно к обеду, то есть к часу после полудня. Обед готовила сама Флорента, и именно его мы ели, что вполне самой само разумеющееся. После обеда я приступал к обучению ее пятилетних детей. Учил я их, в основном, грамоте. Затем, я вновь отправлялся на улицу, чтобы разнести некие «подарки» каким-то людям, жившим в разных районах Ааварума. Раздав эти «подарки» я возвращался обратно уже под вечер. Ну и весь вечер уходил на это, чтобы привести дом в порядок. Хотелось бы отметить, что на это уходило много времени: сначала я подтирал полы, вытряхивал пыль с ковров и протирал мебель. После этого мне приходилось мыть посуду и уже после этого вместе со всей семьей идти спать в свой чулан. По воскресеньям мы ходили в местную тундию св. Вергилия, а также, иногда, мы бывали на представлениях, которые устраивали бродячие актеры на Театральной площади. В целом, жизнь была достаточно насыщенной, если учесть также то, что не было ни дня без происшествия или просто чего-нибудь интересного: то попадешь на рынок, когда там проповедовали священники, то на выступление уже упомянутых выше бродячих артистов попадешь. Пару раз я даже встречал довольно знатных людей, которые были частью императорского двора. Правда, все время они путешествовали по городу со свитой и охраной, и не по таким местам, как местный рынок.
Так прошло полтора месяца. Флорента еженедельно давала мне зарплату, пускай не слишком большую, но на жизнь хватало. За месяц я сумел накопить (вместе с моим начальным капиталом) примерно полтора селестиала .
Также хотелось сказать об еще одной вещи. Конечно это была тундия Всех Святых, которая строилась на протяжении более трехсот лет. Своим размахом она поражала всякое воображение: три яруса с куполами, нефами, апсидами, огромнейшими залами и витражными стеклами. Сейчас достраивался последний, третий ярус, поэтому вскоре, она могла быть уже полностью закончена. Одновременна эта тундия была способна вместить более восьми тысяч прихожан. Ее можно было видеть почти из любой точки Ааварума и даже деревень за его пределами. Было очень странно, что я не заметил ее, когда подъезжал к городу.
Возможно, читатель хотел узнать больше об этом новом чуде света, но должен забежать вперед, и сказать, что вскоре моя жизнь уже вскоре будет связана не только с этой тундией, но даже с самыми влиятельнейшими фигурами Арбора. Но об этом потом.

Глава II: В «Восточном Павильоне»

Арбор, Ааварум, 20 Пунктума, 4511 год.
Жизнь моя начала круто меняться после описанных ниже событий:
Утром, после завтрака, я, как обычно, отправился на местный рынок за покупками. Ничего экзотичного: ананасы, мясо асишей , плоды многочисленных фруктовых деревьев Арбора, туши дичи, а также бутыли с соком дерева лакримозы .
Примерно за два часа до полудня я вышел из дома и отправился на рынок своим привычным маршрутом. На горизонте к этому времени появились первые тучи, предвещавшие начало новой дождливой недели, поэтому я поспешил, чтобы не попасть под дождь. Хотя все было как обычно, я чувствовал, что что-то произойдет.
И интуиция моя меня не обманула: на рыночной площади было большое столпотворение. Подойдя поближе, я сумел расслышать их ропот. Подойдя еще ближе, уже вплотную к толпе, я понял, чем она возмущена: встав на цыпочки, можно было увидеть людей в легкой броне и ярко-рыжих перьях в шапках, не то грабивших, не то конфисковавших товар, лежавший на прилавках. Судя по перьям, это были анарийские наемники.
- Никто не знает, откуда тут анарийцы? – спросил я у мужчины, стоявшего рядом со мной.
Он покачал головой.
- Обнаглели эти анарийцы, - услышал я сокрушенную речь уже немолодой женщины, стоявшей позади меня, - вы слышали, что их наемники хотят заменить охрану и ординаторов в нашем районе?
- Да вы что?! – услышал я еще один голос
- А вчера я слышал, что Миссия скоро сама будет собирать налоги. Менделликс даже глазом не моргнет, не то, что возражать будет! – в разговор вмешался еще один голос.
- Нужно что-то делать! – громкий и резкий голос вновь пронзил воздух рядом со мной, - ведь нельзя сидеть сложа руки, видя, как они грабят нас!
После этих слов я понял, что пора уходить. И верно понял: на шум из переулка Тилдрона сбежалась городская стража.
Я постарался выбраться из толпы, но только сейчас понял, что еще ранее меня отступили новые люди, и поэтому выбраться отсюда стало очень проблематично. С криками: «Пропустите, пропустите!», я все-таки сумел протиснуться между стоящими рядом людьми, и оказаться в пространстве между толпой и стеной дома.
Тем временем шум нарастал. Где-то вдалеке виднелся силуэт какого-то оратора, размахивавшего руками и что-то кричавшего. Стража, стягивавшаяся из переулков начала действовать: в ход сначала пошли простые дубинки.
В это же самое время я отчаянно маневрировал между толпой и домами. Я не вслушивался в их крики, а просто пытался спастись.
К сожалению, проход к ближайшему переулку оказался заблокирован дерущейся кучей народа. Мне оставалось только уповать на удачу, да пытаться не попасть в подобную драку. А сделать это оказалось непросто: на всю рыночную площадь прогремел взрыв, а воздух пронзила яркая вспышка, пламя, а затем густой дым. Послышались крики. Как оказалось несколько позже, это было только начало.
Прогремел новый взрыв. На этот раз совсем рядом со мной. Волна пыли и звука пронеслась по всему рынку, а также чуть не сшибла меня с ног. Некоторым повезло меньше, они падали, иногда на падающего сверху опрокидывались еще несколько.
Я не хотел думать о пострадавших, да и самому им становиться не хотелось, поэтому я все-таки принял отчаянную попытку выбраться из этого кошмара.
Сложно было сказать, сколько времени прошло, но когда прогремел еще один взрыв, я был уже далеко от него. Судя по всему, я сумел выбраться из рыночной потасовки невредимым. Почти. Отделался я лишь некоторыми царапинами, ушибами, да и звоном в ушах.
И только тут я заметил, что оказался совсем не там, где ожидал. Я попал на переулок Водовозов, что было совсем в другой стороне от моего нового дома. Но это было еще не все, ведь передо мной стояли люди в богатых костюмах, париках. Некоторые из них что-то на ходу строчили в книжках, а другие обсуждали некие вопросы, активно жестикулируя.
Внезапно я услышал позади себя голос:
- Вы, самое главное, не волнуйтесь, а лучше всего опишите, что с вами произошло.
От неожиданности я вздрогнул и резко развернулся.
Это оказался министр Флехманиус, довольно влиятельный человек. Хотя его внешнего вида я точно и не знал, но, кажется, это был он: рост чуть выше среднего, темные волосы, крючковатый нос, карие глаза.
- Все произошло довольно быстро, - начал я свой рассказ, - ах да. Меня зовут Арделликс Арбеллус, прислуга в доме Флоренты Арборим. В это утро я отправлялся на местный рынок, чтобы закупить продукты. Придя сюда, застал столпотворение. Люди вокруг меня выражали явное недовольство арборийскими наемниками, которые, вроде бы, конфисковали товар на прилавках. Когда люди начали говорить о том, что «пора что-то делать», я понял неизбежность драки или потасовки. Попытался вырваться. Тогда же и прогремели два взрыва. Чего, я так понять и не смог. Первый раз, когда я попытался выбраться, окончился неудачей, а во второй раз я сумел сделать это и побежал, куда глядели глаза. Вот так я и попал сюда.
- Интересно… - пробормотал Флехманиус, - обязательно запишите… Еще раз повторите, что люди говорили?
- Они говорили о необходимости, как я уже сказал, «неких перемен». Как вы можете догадаться, эти, так называемые «перемены», народ видит в качестве подобных…
- Мы вас понимаем, Арделликс, - Флехманиус говорил мягким и успокаивающим голосом, - исходя из ваших слов, можно понять, что это была попытка сопротивления властям.
- Анарийская Миссия является государственной организацией? – неожиданно выпалил я.
Кажется, мой вопрос поставил министров в тупик. Наконец, Флехманиус произнес, достаточно тихо, чтобы только я смог расслышать:
- Приходите сегодня вечером, часу к пяти, в «Восточный Павильон» . Комната «Орхидея». Зайдете с западного входа, сказав «Хорошо цветут белые орхидеи!».
Сказал он это быстро. Даже я едва разобрал сказанное, не то, что министры вокруг нас.
- Хорошо цветут белые орхидеи… - произнеся это, я не заметил, что все министры и Флехманиус уже исчезли.
Где-то вдалеке часы пробили ровно полдень.
Еще есть время. Нужно сообщить об инциденте Флоренте, а также приготовиться. Хотя было странно, что министр приглашал простого слугу, пускай и с хорошим образованием в места подобного рода, Флехманиус внушал мне доверие. Хотя, конечно же, нужно было хорошо подготовиться ко всему. К неожиданному удару из-за спины тоже.
«Хотя кому это надо?!» - подумал я, - «Я не перебегал никому дороги, ни действовал против государства, министров или императора.»
Всю дорогу до дома я размышлял об этом. Мои мысли прервал взволнованный голос Флоренты. Оказалось, что я не заметил, как постучался в дверь.
- Арделликс? – спросила она, глядя на меня волнуясь, даже с некоторой примесью страха, - на тебе и лица нет. Что случилось?
- На рынке было восстание.
Брови Флоренты удивленно взмыли вверх. Поняв, что я оговорился, я поправил:
- Нет. Ну, не восстание, а, - я пытался подобрать слова, - пускай скажем так: народные волнения.
- По какому поводу, Арделликс?
- Народ возмущен действия Анарийской Миссии. В частности, конфискацией товаров с рынка. Но это лишь искры, а настоящие причины появились уже давно, и видны невооруженным глазом.
Флорента молча смотрела на меня. Если я правильно ее понял, то она ждала продолжения.
- Народ зол на власть, потому что она давно забыла о нем. Ведь никто из императорского двора и не думает ужесточить контроль над Миссией, а она, как известно, самый крупный и богатый землевладелец во всем Арборе.
- То есть ты так считаешь?
- Да.
Вспомнив о приглашении, я решил немного схитрить.
- И, Флорента…
- Я слушаю.
- Некоторое время назад я был знаком с одним человеком. Достаточного достатка и влияния. Тогда я мало что про него знал, но сейчас наконец-то нашел его. Я верой и правдой служил вам, Флорента, все это время, и прошу лишь отпроситься на пару часов.
Я не мог понять мысли и чувства Флоренты, поэтому оставалось лишь уповать на судьбу.
- А во сколько тебе надо повидаться с твоим знакомым?
- К пяти часам.
Она немного подумала и вынесла свой вердикт.
- Хорошо, Арделликс. Можешь покинуть нас на пару часов. Только вернись, пожалуйста, до полуночи.
Сказать, что я был невероятно рад – не сказать ничего.
- Спасибо огромное Флорента! Я несказанно рад! И вернусь до полуночи. Обязательно!
- Только единственное: не забудь до отхода вымыть полы и приготовить ужин.
Указание было тотчас же выполнено. Быстро вымыв полы, я принялся за приготовление ужина. Хотя большая часть продуктов отсутствовала, я все-таки сумел что-то приготовить: несколько гренок, мясо с ног асишей, салат с хэфскими томатами , листьями хокоу , разваренным арборийским картофелем и луком.
Окончив приготовление ужина, я оделся в самую лучшую одежду, которая тогда у меня была: темно-болотные штаны, немного поношенные туфли, рубашка неопределенного цвета между кремовым и светло-розоватым, а также подобие камзола. Словом та, в которой я приехал в Ааварум. Я не одевал ее с того самого дня, а сейчас событие вполне подходило для того, чтобы одеть ее.
До пяти часов оставалось совсем немного времени. Я уже хотел поспешить выйти на улицу, как вдруг осекся. Интуиция подсказывала мне, что идти без подготовки нельзя. Со стола на кухне я взял наточенный нож и спрятал его во внутреннем кармане куртки. Сейчас довольно трудно объяснить, почему мне вдруг приспичило взять с собой нож, но об этом я расскажу несколько позднее.
Попрощавшись с Флорентой и детьми, я вышел из дома, направляясь в «Восточный Павильон». Я знал, где он находился, так как во время обходов по рынку и по городу мне часто приходилось слышать о «Восточном Павильоне».
Если я правильно все помнил, от Карнавальной улицы нужно было идти поближе к речным кварталам. То есть, пройти через улицу Удильщиков и попасть в район, называемый Горкой. Вполне оправдано, поскольку он выстраивался на одном из четырех холмов, на которых был построен сам Ааварум.
Быстро пройдя улицы Горки, я начал спуск к другому городскому району, Подтопному. Это название он получил за близкое соседство с рекой, обожавшей выходить из своих берегов едва ли не каждый сезон. Правда, это было характерно лишь для юга этого района, так как он был самым бедным из всех, что были во всех Ааваруме. На севере Подтопного речные берега были зажаты высоко расположенными улицами. Впрочем, я отвлекся.
Мне все-таки удалось не опоздать к пяти часам: ускорив шаг, я быстро добрался до «Восточного Павильона». Его нельзя было ни с чем перепутать: довольно крупное двухэтажное здание с квадратной башней еще в один этаж. Черепица на крыше была ярко-рыжей, а само здание было построено еще при Лазарусе XIX . Камень, из которого его построили, был, наверно, выкрашен персиковой краской, а пространства между окнами занимали небольшие колонны. Хотя ничего в этом здании особенного, на первый взгляд, и не было, его фасад и колонны были выполнены таким образом, что тени создавали несколько жутковатое ощущение. Впрочем, я отогнал дурные мысли и обогнув парадный вход с севера, пошел на западный вход. Постучавшись в обычную деревянную дверь и сказав «Хорошо цветут белые орхидеи!», я вошел в «Восточный Павильон».
Как только я вошел туда, в нос ударило смешение самых разнообразных запахов: жженый сахар, несколько десятков видов духов, приятные благовония и запахи только что приготовленных блюд.
Зрелище, открывшееся мне, тоже радовало глаз:


я очутился в просторной комнате с развешанными на стенах картинами, горшками с цветами и желто-красными лентами и флажками. В центре комнаты стоял высокий стол и такие же кресла, на которых сидели, хохоча, пять пар, наверное, из посетителей и их жен, что-то бурно обсуждавших. Тут и там бегали официанты, ну, или лакеи, а рядом со стенами за столиками сидели гости побогаче и посолиднее. Сама же комната отделялась от основного зала перегородкой напротив входной двери.
Меня вроде бы никто и не заметил.
Я перевел взгляд на табличку, висевшую рядом с дверью, и оказалось, что я нахожусь в комнате «Конловия» .
«Если Флехманиус сказал, что нужно заходить с западного входа, то нужная комната должна быть в западной части «Павильона», а значит, недалеко отсюда,» - подумал я.
Направо и налево от меня были двери, и я решил выбрать правую. Открыв ее, я оказался в плохо освещенном коридоре. Кажется, нужная мне комната была комнатой лишь на пару персон. Зачем это надо Флехманиусу? Что он хочет мне сказать? Да и не опасно мне это?
При последней мысли я почувствовал, сталь ножа во внутреннем кармане.
«Понадеюсь, что его не придется использовать…».
В то время я еще не знал, что меня ждало в «Орхидее», но вскоре читатель уже узнает это.
Я проходил мимо комнат «Кантоны», «Ирис», «Талфим», и еще многих других. Лишь в самом конце коридора стояла неприметная дверь с медной табличкой на ней. На табличке было выбито изображение орхидее. Эта та самая комната.
Робко постучавшись, и услышав ответ, вроде бы Флехманиуса, я вошел. «Орхидея» оказалась, как я и предполагал, небольшой комнатой. Всего лишь пара метров в ширину и длину. Посередине стояла пара диванов вокруг круглого стола. В небольшой расстоянии от стен висели тяжелые светло-персиковые занавески, поэтому казалось, что сам центр комнаты находится в шатре.
Флехманиус и еще один мужчина уже сидели на диванах, смотря на меня.
- Мир вам, Арделликс, - начал разговор Флехманиус, - пожалуйста, присаживайтесь.
- И вам мир, Флехманиус – поприветствовал я его, садясь на диван.
- Итак, Арделликс. Вы меня уже знаете, надеюсь, а это, - он указал на незнакомца – Флабиус Алектарус. Я позвал его сюда, так как… - Флехманиус на некоторое время замялся, - так как некоторые дела, которые мы сегодня будем обсуждать… Связаны с самим императорским двором…
«Что-то здесь не то» - подумал я, - «Министр не может обсуждать со мной государственные дела! Здесь есть подвох»
Лезвие ножа ощущалось еще сильнее... Или это просто от волнения? Я ведь чувствовал, что на лбу у меня проступили капельки пота.
- Итак, Арделликс, - продолжил свой разговор Флехманиус – я был знаком с вашим отцом Герисом Арбеллусом. Я многому ему обязан и самое главное, я обязан ему своим продвижением по службе. Тогда десять лет назад я был просто мелким чиновником, который просиживал штаны, перебирая бумаги и ставя печати, в почтовой станции… Конечно, я несколько преувеличил все, но сам смысл понятен. Благодаря вашему отцу, я смог подняться выше, до должности главы социального министерства. Меня потрясло до глубины души известие об его смерти, но я, - Флехманиус вздохнул, - я понимал опасность, которая ему грозит. Дело в том, Арделликс, что… Впрочем, Арделликс, вы же можете оценить политику нашего императора?
- Вполне, Флехманиус. Я считаю, что его политика ущербна. Он уже не обладает абсолютной властью. Он делит ее с Анарийской Миссией. Нужно быть слепым, чтобы не увидеть и не понять этого.
- Верно, Арделликс. Менделликс уже давно находится в забвении. Он фактически заперт в своем дворце. И вы правы в том, что считаете Анарийскую Миссию сильнейшей силой в Арборе. Она разбогатела на колониальной политике в Агузе. Миссия, как вы знаете, была основана четыреста лет назад, и в те времена не являлась чем-то серьезным. Простое объединение торговцев с Арбора, расположившееся в городе Анария на севере. Все изменилось со смертью Лазаруса XIX, величайшего из всех наших императоров. На престол вступает его средний сын, Менделликс.
- А старший сын, как известно… - начал было я, но Флехманиус быстро перебил мення.
- А старший сын, как известно, незадолго до этого отрекся незадолго до этого от престола и ушел в монастырь. И так вот, первое время правление Менделликса было вполне удачным: были заключен мирный договор с Аргентумом. Если бы не этот договор, то аргентумийский флот вполне мог разбить наши единственные укрепления на Море Заката, и тогда бы… Впрочем, я вновь отвлекся. Но именно тогда начались все проблемы. В те времена, то есть в 4496 году по всей стране, кроме самых северных районов шли обильные дожди, затопившие поля. Урожай погиб, что вызвало голод. В это же время Молея тайно осадила Санкта-Лилит с моря и суши, а также крепость Санкта-Вергилиум . В ней же тогда и находился император. Стены Санкта-Лилита пали примерно через две недели, а Санкта-Вергилиум держался гораздо дольше. Еще интересен тот факт, что вместе с императором там находилась его жена Лилит, беременная Флабиусом.
- Да. Я прекрасно знаю, что происходило дальше: Флабиус родился, на стены крепости вышли экзархи, запели свои гимны и сожгли осаждающих…
- Экзархи были лишь тузом в рукаве. Основную работу выполняла кавалерия, прорвавшая блокаду, и пришедшая из соседней крепости.
Я заметил, что Флабиус в это время сидел как-то задумчиво. За все время нашей беседы с Флехманиусом он не произнес ни слова.
- …но, к сожалению, снятие осады с Санкта-Лилит и Санкта-Вергилиума не помогла Арбору. Война продолжалась, на этот раз военный союз с Молеей заключил Тарсис, которые повел свои войска на восточные провинции нашей страны.


Повесть "Фаворит"
Нет, это не червяк, это антенна последнего покаления. Не знаю, зачем она мне, но мне казалось, что она зачем-то нужна была...


Сообщение отредактировал Latiss - Среда, 2010-02-03, 10:27:20
 
LatissДата: Среда, 2010-02-03, 10:18:28 | Сообщение # 2
Pax vobiscum
Группа: Проверенные
Сообщений: 856
Репутация: 51
Статус: Offline
Вот именно тогда началась настоящая разруха. Вы, наверно, в то время были слишком малы, и можете не помнить этого, но я отчетливо помню все, тем более, в то время я не являлся министром, а был простым горожанином Ааварума. Цены на хлеб и другую еду взметнулись до небес, народ занимался мародерством. На обоих фронтах дела обстояли тоже не радужно: тарсиские войска нанесли нам поражение битве в Элакимском ущелье , открыв проход своей армии на центральный Арбор…
Неожиданно в рассказ вмешался Флабиус:
- Флехманиус, я понимаю, что тебе хочется рассказать Арделликсу всю эту войну, но сейчас это не имеет значения. Сейчас имеет значение несколько другая вещь…
- Да, Флабиус. Итак, ту войну мы проиграли. Страна была в разрухе. Мы потеряли огромное количество земель на юге и востоке. Порт в Санкта-Лилите был полностью разрушен, многие дороги размыты и раздроблены. А даже к этому времени у Арбора нет нормального флота… Поэтому Менделликс был вынужден обратиться с одной просьбой в Анарию. Конечно, вы понимаете о чем я. Анарийская Миссия отправляла торговые корабли под флагами Арбора в разоренные прибрежные города, но большая часть прибыли шла, конечно же, Миссии. Кроме этого она выделила огромное число рабов, захваченных в Агузе и Западном Иликоре на строительство дорог и восстановление городов, поврежденных войной. Так, мало-помалу Анария захватывала власть. Открыто она начала делать это шесть лет назад, когда ее глава, Орест Тетраген, торжественно въехал в императорский дворец. Он и сейчас проживает и здравствует там. С тех пор Менделликс съехал с дворца в заброшенную крепость, которая называется… так… а! Вспомнил! Виракен. С этого дня Менделликс уже больше не появлялся на публике и общается только с помощью нескольких посыльных, доставляющих его письма и указы в императорский дворец, в котором живет Орест. Как вы понимаете, мы не желаем мириться с таким положением дел.
- И зачем вы пригласили меня сюда? – я начал кое в чем догадываться, а на лице моем появилась легкая ухмылка.
- А вы, возможно, проницательны, - кажется, Флехманиус тоже заметил это, - как я уже сказал ранее, я хорошо знал вашего отца, и… извиняюсь, конечно, ведь для министра это недопустимо, но я понимаю, что вы умны, внимательны и проницательны так же, как и ваш отец.
«Он извиняется за поспешность» - понял я.
- Но одновременно это будет связано с вполне реальным… - сказал, замявшись, Флабиус, - риском для жизни.
- Верно, - согласился Флехманиус, - мы пока не можем посвятить вас, Арделликс, во все наши планы, но поймите, определенному кругу людей они точно не понравятся.
«Анарийской Миссии…» - я вновь догадался, - «Они хотят отстранить Ореста от власти?»
- Итак, Арделликс, вы стоите на распутье. Вы обязаны понимать, что дела, в которые вы будете вовлечены, несут опасность не только вам, но и всему… - Флехманиус остановился, - но и всему Арбору. Цена провала будет слишком большая, поэтому нам важно, чтобы вы понимали, в чем участвуете...
«Флехманиус что-то темнит…»
- Я понимаю и осознаю это.
- Прекрасно, Арделликс, - улыбнулся Флабиус.
Тут дверь открылась и в комнату вошел официант. На раскрытой ладони он нес блюдо с небольшим жареным асишем, лежащим на листьях хокоу и покрытого сверху некой рыжеватой приправой.
- Ваш заказ, господин Флехманиус, - сказал официант.
- Спасибо.
Официант вышел, и за ним в комнату вошел второй. Он нес в одной руке три бокала, а во второй бутыль с талфимским вином. На этикетке можно было различить слова «Фунамбулус». Этот официант поставил на стол бокалы и вино, а затем, откупорив бутыль, разлил его каждому сидящему в бокал и после этого удалился.
- Сейчас я предлагаю просто поесть и обдумать наши слова, - сказал Флехманиус.
Мы с Флабиусом последовали его словам. Трапеза проходила в гробовой тишине.
Наконец, когда все покончили с блюдом и выпили немного вина я начал говорить:
- Так что…
Но не успел: что-то прозвучало в глубине «Восточного Павильона», наверное, женские крики, а также звуки разбивающейся посуды…
Флехманиус и Флабиус, кажется, поняли что происходит:
- Уходим!!! – крикнул Флехманиус, обращаясь ко мне.
Я быстро оглянулся вокруг: окон нигде не было, поэтому спасаться придется только через коридор, ведущий в комнату «Конловия».
Мы быстро выбежали из комнаты «Орхидея» и побежали к западному выходу из здания. Двери в остальные комнаты были открыты, внутри было пусто.
Вдруг послышался новый крик. На этот раз кричали как мужчина, так и женщина. Новый звук разбившейся посуды, а также неясные угрозы.
Сердце мое забилось сильнее, но именно в этот момент нож легонько уколол меня.
«Хотя бы без защиты не останусь» - подумал я.
Вбежав в «Конловию» мы не застали никого. Дверь на улицу была заперта. Причем она была слишком прочной, чтобы выломать ее подручными средствами. Не знаю как Флабиус или Флехманиус, но я был в паническом ужасе. В страхе мне казалось, что люди, спровоцировавшие это уже где-то рядом, а если учесть, что я не знал, чего от них ждать… Правильно Флехманиус сказал, что моя жизнь будет в большой опасности. Или, возможно, это вообще не было связано с нами?
- Арделликс! – услышал я зовущий голос Флабиуса
Он вместе с Флехманиусом поднимался по лестнице на второй этаж. Было слишком странно, что я не заметил ее, когда вошел в «Восточный Павильон». Я последовал за ними. Также, еще следовало бы сказать, что если бы не это форс-мажорное обстоятельство, то я бы с радостью насладился бы картинами и фресками на стенах лестницы и коридоров второго этажа.
Но сейчас мне было, как вы можете понять, не до этого.
Людей нигде не было, что было очень странно. Повсюду на полу валялась разбитая посуда. Мы почти бесшумно бежали по синему ворсистому ковру, и забег этот, как мне показалось, продолжался даже слишком долго. И вот тут я понял, где были все люди: под нами слышались подобия криков, возможно мольбы и уговоры. Нам оставалось только надеяться, что зачинщики этого не поднимутся на второй этаж.
Мы пересекли по диагонали весь второй этаж и вышли к лестнице. Спустившись по ней, мы попали на развилку двух коридоров. Прямо напротив нас была дверь в зал. Кажется, дверь была закрыта. Мы быстро смогли найти подходящий путь к спасению: в коридоре налево была дверь в одну из кухонь, а в этой кухне было три окна, которые не были защищены решетками, причем одно из них было разбито. Я вошел в комнату первым, и тут же почувствовал странный металлический привкус во рту. Следом за этим последовала резкая боль в голове, а дверь позади меня с силой захлопнулась. Из тени в левом углу кухни вышел маг в пурпурном плаще и черных штанах и рубашке.
- Арделликс Арбеллус… - тихо прошептал он.
Вытянув одну руку, он пошел ко мне. С каждым шагом, который он проделывал, боль усиливалась. И только тут я сумел вспомнить о ноже, захваченном в доме Флоренты. Я быстро достал его, причем в тот самый момент, когда маг был уже совсем близко. Дальше все получилось само собой: я быстро выкинул вперед нож и нанес удар магу в живот. Нож вошел достаточно глубоко, и я слышал как маг выругался. Казалось, он уже не смог бы продолжать схватку. Он отшатнулся от меня. Я же стоял, как вкопанный, обливаясь ледяным потом и щелкая челюстями, как увидел, что маг, направляясь к разбитому окну, сделал причудливое движение рукой. В этот же момент осколки стекла поднялись в воздух. Он сделал еще одно движение рукой, и эти осколки градом полетели на меня. Часть из них, к моему счастью, упала по пути, ну а другая…
Я не помнил, что со мной произошло дальше, но четко сумел вспомнить, что очнулся я уже в доме у Флоренты. Открыв тогда глаза, я увидел перед собой озабоченное лицо Флоренты.
- Слава богу, Арделликс! – прошептала она, - кстати, когда ты говорил про твоего знакомого, ты не сказал, что это сам министр!
- Флорента? Как я здесь оказался?
- Тебя привели сюда Флехманиус и кто-то еще. Ты был весь в крови. Особенно головой. Они сказали, что на «Восточный Павильон» напали. Что-то говорили о маге, и о том, что они нашли тебя с осколками стекла в груди и животе и разбитой головой.
Только тут я сумел осознать все, что произошло со мной за последний день. В глазах помутилось, и я обмяк.
- И еще, Арделликс, - вновь обратилась ко мне Флорента, - Флехманиус посоветовал мне отправить детей в Ольвию. Это небольшой городок к северо-западу от Ааварума. И что-то мне подсказывает, что и мы скоро туда переберемся.
Сказав это, Флорента вышла из комнаты. Оглядевшись вокруг, я понял, что лежу в детской комнате. Прямо под рукой стоял небольшой столик, а на нем заботливо оставленный кувшин с водой и кружка. Отпив немного, я закрыл глаза и почти сразу же заснул.

Глава III: Ночной побег
Арбор, Ааварум, 21 Пунктума 4511 года
На утро следующего дня меня разбудил разговор Флоренты с некиим мужчиной. Сложно было расслышать что-то четко, но кое-что я все-таки смог понять:
- Флорента, пойми, так будет гораздо лучше для тебя и Арделликса!
- Ликон, я понимаю твою заботу обо мне, но это пристойном районе города, где проживают крупные и влиятельные люди. Здесь просто не может быть беспорядков и погромов!
- Флорента! – голос ее брата стал громче, - я требую, чтобы ты собрала все свои вещи, и сегодня же отправилась в Ольвию к твоим детям!
- Я уже сказала, что дети могут и пострадать, поэтому я и отправила их туда. Но кто если не я и Арделликс присмотрят за домом? Ты хочешь, чтобы я осталась в том захолустье на всю жизнь?! Я тебя правильно понимаю?!
- Ты мне все уши уже своим Арделликсом прожужжала! Сейчас же собирайся в Ольвию, Флорента!! Это не обсуждается!
От их разговора меня отвлекла резкая боль. Я выпил еще воды и закрыл глаза, пытаясь заснуть. К счастью, веки с каждой минутой тяжелели и я провалился в сон.
Разбудила меня Флорента:
- Арделликс.
- Да, Флорента?
- Аределликс, я хотела сказать, что мой брат уговаривает меня отправиться в Ольвию. К детям. Вместе с тобой. Но ты же прекрасно понимаешь, что мы живем в приличном районе, и тут не должно быть никаких потрясений.
Я еще плохо соображал, и лишь начинал припоминать их утренний разговор.
- Потрясения?
- Ага. Потрясения. Как ты помнишь, вчера на рынке произошла первое событие подобного рода. Сейчас поступило сообщение о том, что некто сожгли дом, в котором проживал один купец Анарийской Миссии, - она несколько помедлила, - вместе с купцом.
- Что-нибудь еще?
- На сегодня это все, но если учитывать нападение на «Восточный Павильон», то… но ведь мы живем в приличном районе, не так ли, Арделликс? – на лице Флоренты застыло выражение одновременно ужаса, смешанного с уверенностью.
Я вздохнул и выпил еще воды.
- Извини, тебе нужен еще отдых. И не делай лишней работы по дому, а продукты я куплю сама.
И вновь я закрыл глаза, и вновь провалился в глубокий сон.
К обеду я уже мог ходить и так как почти ничем не мог заниматься, ведь раны еще болели, хотя уже не так сильно, решил почитать. Вышел из детской, подошел к книжному шкафу и взял книгу, которая стояла на самом верху. Прочитал название: «Великий Том Небесных Преданий. Книга I: Семь царей Сибрисая». Присев за столик, вскоре понял, что в таком состоянии читать подобные книги я не мог. Тем более, что как религиозная книга «Великий Том…» писался на ксишдане , которого я не знал. Поставив первую книгу «Великого Тома…» на полку, я взял другую. Это оказалась переведенный на листорский роман некоего катхартского писателя. Прочитав первые три десятка страниц я перестал осознавать сюжетную нить.
Поставив и эту книгу обратно, я окинул взглядом книжный шкаф, на этот раз, внимательно читая названия книг. Верхнюю полку составляли все части «Проповедей Флабиуса» и «Великого Тома Небесных Преданий». На следующей полке оказались пара романов аргентумийских авторов, на другой стояли несколько книг с сочинениями поэтов прошлых столетий. Нашел я также три переведенных с катхартского книги и книгу сказок. Я уже потерял надежду, когда на самом низу нашел интересующий меня томик.
- «Математические упражнения» - прочитал я.
Следующий час я провел в окружении этой книги, а также чернил и бумаги. Быстро освежив в памяти, свои знания счета и решения уравнений я остановился на главе посвященным неким «дифференциальным уравнениям». Только взглянув на примеры, которые приводились ниже заглавия, я сразу же расхотел заниматься алгеброй дальше. Я поставил книгу на нижнюю полку и вернулся в детсткую.
Там я попытался заснуть, но вскоре встал обратно. Делать было совсем нечего.
Флорента отсутствовала уже два часа. За это время я успел, несмотря на ее запрет, протереть во всем доме пыль, постирать некоторую одежду, нарисовать несколько набросков, глядя на улицу из окна, еще раз поупражняться в математике. Под конец я так устал от скуки, что вооружившись словарем начал читать «Семь царей Сибрисая». Через двадцать минут это занятие уже начинало меня злить, так как буквы набирались в этой книге таким шрифтом, что «а» походило на «о», «п» на «н», а также здорово раздражал тот факт, что буквы в начале, середине и конце слова писались по-разному. Именно поэтому я забросил и это дело.
Честно говоря, я был искренне рад, когда в помещение вошла Флорента с корзинами, наполненными продуктами. Вид у нее был испуганный.
- Флорента, что с тобой? – взволновано спросил я.
- Видимо прав был Ликон…
- Флорента?
- В Купцовском переулке была новая демонстрация. Они требуют упрочнения императорской власти. А на Угольной улице сегодня были закрыты все магазины, и именно из-за этого я пришла гораздо позже. Арделликс, нам нужно скорее уходить из Ааварума. Я была полной дурой, когда не слушала Ликона. Кажется, теперь я поняла. Арделликс, нам нужно как можно скорее договориться с погонщиками. Вы обязаны уехать из столицы до следующего дня! И какой же была я дурой, когда отправила детей одних, - поймав мой взгляд, она добавила, - к моей тете в Ольвию. В общем, Арделликс, собирай все вещи, которые сможем унести вдвоем. Все ненужное оставляй здесь.
- Хорошо, Флорента. Сейчас же пойду собирать вещи.
- А я тогда пойду готовить наш обед.
Несколько часов я собирал все вещи, составлял списки, согласовывал их с Флорентой, и наконец, настала пора прощального обеда. К нему Флорента приготовила зажаренную рыбу, выварила сельтинское желе . Как десерт подавались киви.
Покончив с таким вот обедом, мы быстро оделись, и закрыв дверь, отправились на другой конец города, чтобы договориться с погонщиками о поездке в Ольвию.
Хотя по пути к северо-западным воротам Ааварума ничего особенного не произошло, было видно, что в воздухе витает некий дух бунтарства. Это было заметно и в повозках, в которых сидела городская стража, и в странных сборах людей в темных закоулках улиц. Я понимал, что и Флоренте тоже жутко было идти по городу.
Мы шли из Карнавальной улицы через Угольную к Северному парку на Большую улицу, которая была также самой длинной и широкой во всей столице. Затем, обогнув собор Св. Эмпирум, мы очутились на стоянках. Это был пустырь пятьдесят на пятьдесят метров, к тому же крупнейшая из всех стоянок Ааварума. Ежедневно сюда приезжало и отъезжало неимоверно много повозок, экипажей, карет… Мы справедливо полагали, что при таком потоке мы смогли бы найти человека, отправляющегося в Ольвию. Но, конечно, надо сказать, что ощущения в этом месте были не из приятных: часто нам попадались напившиеся погонщики, которые стояли в этих местах уже по нескольку дней, постоянно в нос ударял запах нечистот, а также нам всегда нужно было держать ухо востро, потому что в этих местах обожали сновать карманники.
На этот раз нам повезло, ведь мы нашли нужного нам человека быстро, даже слишком. Им оказался Орест Иновиус, погонщик, который, в основном, занимался перевозом паломником по святым местам, но от него мы узнали, что из-за беспорядков в Ааваруме встал знаменитый Путь Паломников, поэтому приходилось искать новые дороги, что Орест не слишком хотел делать, так как он, по своим же словам, «не слишком рискованный, и никогда не свернет с исхоженной тропы». Возможно, он был и прав, но из-за этой его «нерискованной натуры», нам пришлось долго уговаривать его довезти нас до Ольвии. В ход шли мольбы, уговоры, но, как всегда, все решили деньги. Пять селестиалов явно взбудоражили его ум, а десяток заставил Ореста пересилить себя и согласиться на это дело.
Поскольку, как уже было сказано, из-за беспорядков в столице были перекрыты входы и выходы для транспорта, то нам оставалось только собраться ночью уйти из города, чтобы за его стенами встретиться с Орестом, который возьмет другую повозку для нас.
Я чувствовал, что Флорента проклинала себя за недальновидность, а также за растрату больших денег на этот переезд, но мы оба понимали, что оставаться в Ааваруме слишком опасно. Да и Флорента уже начала скучать по своим детям…
Весь этот день, после разговора с погонщиком, она была молчалива и старалась увильнуть от разговоров. Все то время до одиннадцати мы маялись в скуке и бесконечных приготовлениях, а также выслушивая известия о новых жертвах погромов, вызванных соы. Лишь когда городские часы пробили одиннадцать раз, она произнесла:
- И, Арделликс, не забудь взять по ножу для каждого из нас. Я точно уверена, что крикуны соберутся целыми стаями… - она пыталась сохранить спокойствие, но было видно, что руки ее сильно дрожали, а веки нервно дергались.
Казалось, что она хотела добавить что-то еще, но в последний момент ее передернула и она промолчала. В принципе, все было понятно и без слов…
Удостоверившись, что взяли все необходимое, мы вышли из дома и направились по темным городским улицам.
Конечно, идти было жутко, а иногда мы видели огни костров, рядом с которыми сидели ординаторы и городская стража, но обошлось все без происшествий. Путь был неблизкий: сначала мы петляли по узким переулкам района Горки, затем вышли в городской парк, который был окутан мраком и тишиной, от которой звенело в ушах. После этого мы прошли на молчаливые улицы Северного Ааварума.
Весь город, несмотря на неспокойное время, был тих и, казалось, что на его улицах не было никого, кроме уже упомянутых ординаторов и стражи.
Когда мы приблизились к городским стенам началась самая опасная и ответственная часть нашего побега.



Повесть "Фаворит"
Нет, это не червяк, это антенна последнего покаления. Не знаю, зачем она мне, но мне казалось, что она зачем-то нужна была...


Сообщение отредактировал Latiss - Воскресенье, 2010-02-07, 1:31:42
 
ZingerNaxДата: Четверг, 2010-02-04, 8:09:00 | Сообщение # 3
PRIDE
Группа: Проверенные
Репутация: 1875
Статус: Offline
Я включаю работу в Навигацию. Ты желаешь сам написать анотацию? Если есть энтузиазм, постарайся уложится в 10 предложений максимально изложив суть произведения.
Спасибо, желаю успехов.
 
Форум » Другое » Творчество » [повесть] Фаворит (неоконченная)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright dawnofwar.org.ru© 2010
Используются технологии uCoz