Главная страница | Регистрация | | Вход Приветствую Вас Гость | Steam ВКонтакте Twitter RSS
[ Новые сообщенияПравила форумаУчастники •  Поиск ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Anchar, Talos 
Форум » Другое » Творчество » [Законченный рассказ] Падшие
[Законченный рассказ] Падшие
TillienДата: Понедельник, 2010-08-30, 8:01:06 | Сообщение # 1
Костоправ
Группа: Проверенные
Сообщений: 3
Репутация: 1233
Статус: Offline
Короткое предисловие. Нижеследующий текст является дебютом, т.к. это мое единственное законченное произведение. Написан этот короткий рассказ по вселенной Мира Тьмы, но хоть основы и остались неизменны - некоторые детали подверглись корректировке. Что, в принципе, не противоречит Золотому Правилу МТ. Также хотелось бы поблагодарить товарищей Ферга, Гикса и Стью за предварительное прочтение, первые оценки и неоценимую помощь в создании. И заранее предупреждаю - в тексте присутствует некоторый избыток пафоса.

Падшие

Душе я сказал — смирись! И тьма пусть падет на тебя —
Тьма Господня будет.
(с) Ист Коукер. Т.С.Элиот.

1

Музыка. Ее дикие, необузданные ритмы жарким ветром проносились по всему простору клуба, приводя людей в исступление – завораживающее и самоубийственное. Дьявольский экстаз танцев не прекращался ни на секунду, тела рьяно двигались в переливчатом свете ламп, песни шли одна за другой – неизменно громкие и энергичные.
Его не заметили.
Никто не заметил, как он вошел. Никто не почувствовал прохладу ночного города, принесенную им с собой. Никто не узрел его голубых, как ясное небо, глаз. Никто не ощутил ауру холодного отчуждения, будто плащом скрывавшую ураган чувств в его душе.
Бармен – толстый мужчина с блестящими от восторга глазами, одетый в черную футболку с анархистской символикой – услышал голос не сразу и нехотя отвлекся от созерцания танцующих людей. Тела мелькали безумным хороводом цветов, дергались, содрогались, кричали и взывали к демонам преисподней.
- Проводи меня к Ней! – прокричал человек с голубыми глазами.
Любой бы принял его за клерка, решившего выпить, но оказавшегося не в состоянии заплатить. Мятый черный пиджак, на котором недоставало пуговиц, мятая рубашка, на белой ткани которой алели пятнышки засохшей крови, мятые брюки и остроносые ботинки, растерявшие весь свой былой лоск.
Руками мужчина облокотился на стойку.
- К кому?! Да и какого черта, твою мать! Это закрытый клуб! Кто впустил сюда твою задницу?! Джо!?
- ПРОВОДИ МЕНЯ К НЕЙ! – его голос был подобен раскату грома. Грома, что наводит благоговейный ужас перед величием природы.
На миг бармену показалось, что перед ним не человек, а призрак, от которого исходит тусклое и болезненное сияние: худой и высокий, с просвечивающими ребрами и полными ненависти голубыми глазами.
- Я…
Толстяк застыл от ужаса. Музыка стихла, танец остановился, вопрошающие взгляды всех присутствующих обратились на голубоглазого. В их глазах не было агрессии – только безмерное детское удивление.
- Не стоит с ними так, мой старый друг! - чарующий женский голос раздался рядом, буквально за спиной и, обернувшись, гость столкнулся лицом к лицу с Ней.
- Аравиэль…
Она была прекрасна, как и всегда. Когда по еще юной земле ходили Адам и Ева, Аравиэль сияла океанской жемчужиной в лучах солнца; когда земля окропилась кровью первых людей, Аравиэль походила на бушующий шторм: притягательный и смертельный; когда Аравиэль шагнула в Бездну, она сделала это легко и непринужденно, как бежавшие по морской глади волны. И сейчас он чувствовал ее божественную красоту даже сквозь смертную оболочку: стройную женщину в обтягивающем лиловом платье, в глазах которой отражались все зловещие тайны океанских глубин. Длинные волосы цвета летней ночи спадали на хрупкие плечи, а на шее радугой переливался амулет.
- Мираэль! Ты изменился, - улыбка исчезла с ее лица, как барханы исчезают под напором ветра.
- Я знаю, - коротко ответил падший.
Владелица клуба бросила короткий взгляд на бармена, и тот словно очнулся ото сна. Снова загрохотала музыка, с новой силой разгорелись танцы.
- Следуй за мной, - сказала она и вальяжной походкой двинулась в сторону винтовой лестницы, ведущей на второй этаж – абсолютно пустой и свободный, как голые равнины первых дней сотворения мира. Музыка здесь была тише и не мешала разговаривать. – Присаживайся, - Аравиэль указала на небольшой столик, стоящий на балконе, откуда был виден весь первый этаж.
Мираэль последовал предложению, а затем посмотрел вниз.
Все та же безумная пляска, сумасшедшие цвета и непередаваемая эйфория непрерывного действа. Истеричный смех. Кто-то сорвал с себя одежду, кто-то от истощения свалился на грязный пол – Мираэль почувствовал, как остановилось сердце бедняги – а кто-то получал удовольствие, прижав партнершу к стене и пользуясь ее беспомощностью.
- Зачем?
- Страсть, мой милый Ашару! Страсть, страсть, страсть! – Аравиэль засмеялась, показав ряд белоснежных зубов. – Страсть правит этим местом. Здесь они получают свою долю удовольствия, экстаза, вдохновения!
- И платят за это собой, - закончил за нее демон. – Тебе не жаль его? – Падший указал на бездыханное тело, лежавшее прямо посреди танцевальной площадки. Никто не обращал на него внимания.
- Он сам хотел удовольствия! Я не виновна!
- Виновна… - протянул Мираэль, словно пробуя слово на вкус. Оно отдавало горьким плодом воспоминаний. – Мы все виновны.
Глаза Аравиэль зло сверкнули и в них вспышкой молнии пробежали тысячелетия ее существования.
- Зачем ты пришел, Падший Рыцарь Мираэль? Указывать мне на ошибки прошлого?! Издеваться надо мной!? – она перешла на крик, который показался демону наигранным и неестественным.
Свет померк. Музыка затихла. Танцующие замерли, как марионетки, оставшиеся без кукловода.
Тишина.
Яркое, слепящее золотом сияние патокой залило собой весь клуб, преобразив Аравиэль. Волосы цвета меда светились жизнью, делая ее похожей на музу и приводя людей в восторг. Бездонные глаза смотрели томно, вдохновляющее. Тело – великолепное, изящное, грациозное – как статуя гениального скульптура. Богиня.
Но Мираэль чувствовал фальшь.
Эта Осквернительница не чета прежней. Пропитанная ложью, как ядом – она казалась страшной сиреной, натянувшей маску агнца.
- Мне плевать на всех вас – слишком многое я потеряла из-за бездумности нашего рода! Мне плевать на них – жалких созданий, из-за которых мы лишились всего! Мне плевать на мир – загнивающие развалины того, что раньше я считала домом! Безысходность, мука, ненависть! Мне плевать...
- Последние одолжение, Ара. Выполни его и я уйду.
Видение исчезло, оставив после себя только горечь сожаления. Каждый день, каждая минута в современном мире травила души, превращала их в выжженные пустоши, лишала надежды на будущее. Мираэль пока еще видел и чувствовал это. Он и сам изменился. Жестокость каплями впитывалась в сущность Ашару.
Все возвращалось на круги своя.
- Какое? – она села рядом. В уголках ее глаз бриллиантами сверкали слезы.
- Халиаль. Он где-то в городе…
- Халиаль!? Он отправит тебя в Бездну! Не нужно…
- Ты знаешь, где он?
Внизу раздался крик, но демоны не обратили на него внимания.
- Знаю, - в ее глазах мелькнуло сожаление.
Аравиэль на секунду замолчала, что-то обдумывая.
- Я скажу, но прошу взамен одну вещь. Имя. Имя новой королевы Двора Падающих Листьев. Ты понимаешь, о чем я?
- С каких пор мы торгуемся между собой? И я не продавец Истинных Имен. Откуда мне знать ее?
- Ты не Намару, чтобы виртуозно лгать, Мираэль. Думаешь, я не знала, что вы были больше, чем товарищами?
Выбор между предательством и целью стал делом одной секунды. И грязь этого выбора осадком легла на дно его души.
Мираэль вздохнул. А затем из его уст вышли не слова, но слоги: божественные, ввергающие в трепет, словно первые ангелы, представшие перед людьми. Их невозможно описать теми словами, из которых состоял примитивный человеческий язык.
- Она уже знает о нашей встрече, - сказал Мираэль.
- Халиаль постоянно окружен своими рабами. Ему нравится разрушение. Смерти вокруг. Он проклял мир, проклял Люцифера, проклял Творца. Проклял всех нас, Мираэль. Он сошел с ума.
- Где мне найти его?
- Церковь неподалеку, - едва слышно выдавила из себя падшая.
- Спасибо.
- Знаешь, вы стали очень похожи. Ты и Халиаль, - неожиданно сказала она и отвела взгляд.
- Я знаю, Ара. Я знаю.
Он встал и безмолвным призраком спустился по лестнице, а затем вышел из клуба под названием «Наслаждение». Рев музыки и исступленные крики снова захлестнули собой Аравиэль, смотревшую на все это сверху вниз.
Как ангел смотрит с неба.

2

Падший шел по ночным улицам Нью-Йорка, не замечая ни прохожих, ни машин, ни пошлых приглашений ночных бабочек. Город кишел людьми, как разлагающийся труп кишит микроорганизмами. Суета и шум сдавливали грудь, мешали дышать. Окружавшая демона вонь приводила его в ярость.
Повелитель ветров задыхался в этом смраде.
Огромный позолоченный крест замаячил впереди, и ангел ускорил шаг. От церкви не исходило сияния или божественной ауры. От нее вообще ничего не исходило. Она была пустотой, пятном пролитых чернил на белом листе, черной дырой, которая могла только затягивать в себя все новых и новых жертв. Он был там.
Халиаль. Сошедший с ума Пожиратель, руки которого по локоть в человеческой крови. Некогда младший ангел отличался смелостью, благородством и яростью, и заслужил почет в Эбеновом Легионе. Его зверства начались позднее, когда человеческая невинность и глупость превратили ангельскую надежду в отчаяние и злобу, полностью подчинившую себе Халиаля и сделавшую его своей марионеткой.
Он жаждал их крови.
Река воспоминаний хлынула по извилистому руслу разума. Образы прошлого один за другим вставали перед глазами Падшего Рыцаря Мираэля, принося только боль и сожаление.

***

Лучи полуденного солнца освещали зеленый холм, усыпанный цветами. Белые, красные, синие – они притягивали взгляды всех людей, пришедших на равнину перед холмом. Сотни и сотни божьих созданий.
Трава мягко хрустела под их ногами. Цветы расступались перед ними, нежно касаясь лепестками. Три ангела смотрели на притихших людей с восторгом и даже страхом. Они были одними из первых, кто решил явить себя людям.
- Истинные сыны отца нашего! – рык грозного, но справедливого ангела Халиаля разнесся по равнине, привнося в души людей счастье надежды. Алое сияние, окружавшее ангела Шестого Дома, падало на их восторженные лица, делая похожими на скалящихся зверей, и хранитель дикой природы искренне радовался.
Они были недалеки от животных. Люди. Самые совершенные творения Господа Бога. От рождения слепые создания, не понимавшие красоту окружавшего их мира. Мираэль навсегда запомнил ангела ветра Рафаила, решившего подарить Адаму и Еве песню. Исполненную безответной любви песню, которая должна была пробудить их чувства. Целое столетие ангел готовился, ища помощи у остальных. Все давало почувствовать эту красоту: ущелье, деревья, птицы, ветер…
Адам и Ева не заметили ее. Не поняли красоты. Прошли мимо, собрали плодов с деревьев и поймали одну из птиц, а затем съели ее.
- Я научу вас не бояться природы! – громогласно рявкнул Халиаль, и люди обрадовались.
- Я научу вас не бояться морей и океанов! – голосом, подобном разбивающимся о скалы волнам, сказала Аравиэль, и люди обрадовались.
- Я научу вас не бояться! – шепотом ветра сказал Мираэль, ангел небесного свода, и люди обрадовались. – Я буду защищать вас! Всегда!
Они были одними из первых, кто нарушил второй запрет Творца, но радость понимания затмила собой боль неподчинения. Их примеру последовали остальные. Те, кого после обвинят в дерзости поступков и ереси.
Наконец-то они научат людей всему, что знают сами! Наконец-то они могут не избегать людей, но говорить с ними! Наконец-то люди поймут их любовь! Наконец-то…

Мираэль стоял в пятом ряду своих собратьев, когда Михаил, Серафим Пылающего Меча и Глас Божий, обращался к Нечестивому Воинству раз за разом. Наказания, постигавшие ангелов, были ужасны и Ашару возопили в отчаянии, ведь тем, кого они защищали, был отмерен срок жизни, а врата Второго Мира – мира смерти - стали для них открыты.
Аравиэль плакала, но своего решения не изменила. Люди значили для нее слишком много, чтобы дать им вернуться к животному началу.
Халиаль, стоявший плечом к плечу с ангелом ветра, молчал, ничему не радуясь и ничему не огорчаясь. Он с интересом взирал на тех людей, кто решил оставить Люцифера и присоединиться к Михаилу. Он с равнодушием смотрел на двух ангелов, отделившихся от Воинства и отдавшихся в руки Творцу.
Метаморфозы Халиаля начались.


***

Падший ангел сидел на краю второй от трибуны скамьи, закинув ноги на скамью впереди. Серый дымок с кончика его сигареты рвался к куполообразному потолку церкви. Халиаль стряхнул сигаретный пепел на пол и тот смешался с темной кровью, заливавшей каменные плиты. Разорванные тела людей, лежали повсюду, как бусинки распавшегося ожерелья: на деревянных скамьях, на холодном полу, на возвышающейся трибуне, среди оружия и гильз.
- Привет! - хриплый прокуренный голос эхом разнесся по пустой церкви. – Мы убили всех, Мираэль.
Ангел ветра, стоявший перед рядами скамей, услышал рык. На Мираэля злобно смотрела взлохмаченная и скалящаяся овчарка, недавно опробовавшая вкус человеческой крови.
- Эти людишки надоедливы, как мухи, - Халиаль, чьего лица не было видно, затянулся, а затем отправил в полет клуб дыма. - Ты ведь был у нее?
- Да.
Пожиратель встал со скамьи. Двухметровый гигант с совершенным телом, лишенным каких-либо изъянов. По-военному подстриженные черные волосы, решительные карие глаза и отвратительная усмешка, превращающая его идеальное лицо в гримасу хищника. Одежда – протертые темно-синие джинсы, белая футболка с бессмысленным черным узором и кожаная куртка – была залита кровью, кое-где виднелись дырки от пуль.
Рабиссу подозвал к себе пса и потрепал его по загривку. Рык сменился на радостное повизгивание.
- Я нашел его на помойке. Мрази избивали беднягу ради забавы, - Халиаль еще раз затянулся, а затем бросил сигарету в сторону. – И мы решили немного очистить мир. Стереть пыль с этого произведения искусства. Слышал бы ты, как они вопили… что она сказала обо мне?
- Что ты всех проклял. Сошел с ума окончательно.
- Ах, Аравиэль… - он отвратительно улыбнулся, – когда она была благосклонна ко мне, я танцевал с ней под пение океанского ветра, а заходящие лучи солнца дарили нам свою теплоту. Но те времена давно прошли… и ты поверил этой шавке?
- Ты убил Элью. И остальных.
Он неуверенно кивнул, одновременно подтверждая слова Мираэля и какое-то свое умозаключение.
- Все печешься о той девчонке? Даже после ее смерти? – он прерывисто засмеялся. – Я бы убил ее еще сотню раз, Мираэль! Тысячу! Сто тысяч раз! И если ты ищешь во мне сожаление, то не найдешь.
- Не сожаление… - ангел ветра завел правую руку за спину. Ребристая рукоять пистолета легла в его ладонь.
- Месть?! Я слышал, что ты убил пару моих знакомых… и все ради мести?! Да, миром правит насилие! Бессмысленная и беспощадная жестокость желчью пропитала души! Даже твою.
- Бессмысленная?! Ты по горло в крови! В их крови! Сотни, ты убил сотни! Всех, кого я любил и клялся защищать!
- Люди пленили тебя уже тогда! И не только тебя… убивая, я освобождаю наш род. Избавляю мир от этих предателей и отступников, из-за которых мы стали такими. Да, мы исчезнем вместе с ними, но… мир изменится в лучшую сторону.
Выстрел раздался в тот момент, когда овчарка одним невероятным прыжком уже покрыла расстояние до Мираэля и вцепилась в подставленную им левую руку. Боль пронзила тело демона и события огромной давности всплыли в его памяти. Тогда он испытывал точно такие же чувства.


***

Ветер гнал грязные обрывки облаков по бескрайнему небу, как пастух гонит стада по бесконечным пастбищам. Черный дым с вершины холма столбами уходил в бездонную голубизну небосвода. Холодный ветер пронизывал души и мысли, трава щекотала ступни, а осколки оружия и домов, разбросанные по земле, кололи их, как ножи. Солнце, чьи лучи изредка пробивались сквозь облака, слепило до рези в глазах.
Запах горелый плоти витал повсюду, а воздух то и дело пронизывал вой и рев десятка зверей, пришедших за своим хозяином. Некоторые из них жадно пожирали человеческие трупы, другие лакали кровь, а третьи терпеливо ждали.
Живых на холме оставалось трое.
- Отойди, Мираэль! - гневно пророкотал падший ангел Шестого Дома Халиаль.
Элью заплакала, задрожала от ужаса. Маленькое чудо, которое Ашару, Повелитель ветров, любил всем своим сердцем и защищал всем своим телом. Смерть унесла жизни всех ее близких и единственным, кому она могла довериться, был он. Мираэль. Падший Рыцарь.
Они ворвались в поселение с первыми лучами солнца и начали бездумно убивать. Звери в ярости нападали на всех, кого видели, а Халиаль своими огромными когтями разрубал на части тех немногих, кто осмелился хоть как-то защищаться. Халиаль. Он был страшен и мало походил на себя былого. От его совершенного тела исходило зловещее багровое сияние, а зеленые глаза пылали ненавистью.
- Зачем?! Зачем ты сделал это?! – закричал Мираэль и воздел руки. Меч в его руке сверкнул золотым отблеском.
Он успел спасти только ее. Вокруг них лежали комки кровоточащего мяса, некогда бывшие подручными Халиаля. Сейчас, на вершине холма, в окружении горящих домов и скалящихся зверей он понимал, что не сможет защитить ее. Что погибнет, защищая ее.
- Зачем?! Эншанни погиб! Сефераль убит! Форда исчезла! Аравиэль ранена… – в отчаянии возопил Халиаль и его вопль подхватили звери. Какофония злости, боли и разочарования прокатилась по равнине. – Из-за них, Мираэль! Из-за тех, кто предал нас и не помог нам война продолжается, и десятки наших товарищей погибают ради Люцифера и ради них! Ради них, Мираэль! Разве они достойны?!
- Достойны! Прекрати, Халиаль!
Потоки воздуха заструились вокруг ангела ветра, подчиняясь малейшему движению хозяина. Они развевали его скромную серую робу и волосы цвета зимних облаков, делая похожим на расплывчатое видение, мираж.
- Я делаю это ради нас! НАС!
Шепот ветра перешел в ураганный рев. Верноподданные Ашару устремились к Пожирателю, желая остановить его, оградить своего хозяина и девочку от ужасающей злобы Халиаля. Они врезались в ангела пудовым кулаком, подняв в небо тучи пыли, травы и комьев земли. Рабиссу исчез.
Меч в руках Мираэля рубил и колол, окропляя траву алой кровью. Клыки и когти мелькали со всех сторон, но демон не сдавался. Падший ангел крушил черепа и кости, земля под его ногами стала влажной, а трупы окружали его стеной. Звери в ужасе выли и рычали, но ничего не могли противопоставить повелителю ветров.
Рыжие, бурые, черные, белые… они метались вокруг него в безумном хороводе, жаждущем крови.
Халиаль возник из ниоткуда. Когти Пожирателя молнией полоснули Мираэля и отбросили его от беспомощной жертвы. Зубы и когти дорвавшихся до живой плоти зверей впились в него в тщетной попытке убить. Рывком Мираэль поднялся на ноги? мечом, словно веером, отбрасывая от себя врагов, но опоздал.
Крик.
Пронзительный, отчаянный, укоряющий…
Огненная плеть Аравиэль опоздала на доли того, что называют секундой. Беспощадной и неумолимой. Удар ранил Халиаля, оставив на его груди длинную тлеющую полосу. Он взвыл.
- Аравиэль! Ты предала меня… Аравиэль… слишком поздно.
Лицо девочки залило кровью. Именно тогда Мираэль впервые увидел на лице Пожирателя ту отвратительную ухмылку. А затем Рабиссу исчез, оставив после себя дымящиеся развалины человеческого поселения и двух ангелов.
- Я… я не успела! - прекрасная Аравиэль заплакала.
Падший рыцарь посмотрел на тщедушное тельце Эльи, окровавленное и мертвое. Жажда мести окутает его, как ночь окутывает землю только потом. Сейчас он чувствовал лишь горечь утраты. Ангел коснулся ее лица, надеясь снова вдохнуть в нее Дыхание Жизни, но… девочка осталась лежать на мокрой от крови земле.
- Ты… ты могла спасти ее. Защитить ее, а не ранить Халиаля…
- Ты винишь меня, Мираэль? Винишь сейчас?
- Нет… не сейчас.

***

В церковь вихрем ворвался ледяной ветер. Его завывания походили на вой всех душ, что лишились здесь тела.
Выстрел.
Снова выстрел.
Собака заскулила – первая пуля скользнула по ее боку – а затем разомкнула челюсти и отскочила. Вторая пуля попала ей в голову, расплескав мозги по скользкому полу. Безжизненное тело овчарки рефлекторно содрогнулось в агонии, затем замерло.
Выстрелить в ее хозяина Мираэль не успел. Пожиратель зарычал и бросился на него, сверкая острыми когтями. Первый взмах распорол пиджак и рубашку Ашару. От второго взмаха – сверху вниз – Мираэль уклонился. Алая кровь уже пропитала обрывки его одежды.
Халиаль преобразился. Он словно вырос, превратившись в подобие статуй из джунглей Южной Америки, изображавших демонов во всем их ужасном великолепии. Одежда исчезла. Короткий темный мех покрыл все тело падшего, а глаза стали похожи на серебро, сверкавшее в лунном свете. Острые шипы выступили на груди, плечах и руках. Длинный и цепкий хвост метался сзади взбешенной змеей.
С его клыков капал черный яд.
Последние пять пуль из обоймы со свистом впились в грудь Рабиссу, не оставив никаких следов. Мираэль отбросил пистолет и едва увернулся от удара хвоста. Безумный Пожиратель дрался, как загнанный волк. Удар следовал за ударом, атака шла за атакой. Мелькали когти. Мираэль уклонялся, увертывался, раз за разом уходя от смертельных взмахов когтей или уколов хвоста. Ангел ждал.
Ветер обрушился на Халиаля внезапным ураганом, имевшим только одну цель – превратить его в груду мяса и костей. Он хлестал и колол демона, словно остриями копий, мешая ему двигаться и нанося тяжелые раны. Темный мех пропитался ядовитой кровью, сочащейся из множества порезов.
Падший Рыцарь Мираэль изменился. Белоснежные крылья устремились к потолку церкви, но замерли и сникли. Сам ангел вытянулся и стал похож на скелет, сквозь прозрачную плоть которого просвечивали кости. Грязно-серые и бритвенно-острые перья покрыли его плечи, а пальцы превратились в изогнутые когти.
Огромные голубые глаза немигающим взглядом смотрели на Рабиссу.
Ветер стих.
Халиаль прыгнул, как решающим прыжком на жертву бросается хищник, подминая под себя Мираэля. Когти Рабиссу воткнулись в грудь противника, и вышли из спины, зубы впились в горло, а хвост извернулся и проткнул живот. Брызнула кровь.
- Ну вот и все! - прорычал Халиаль.
- Нет…
Совиные крылья, распластанные на полу, встрепенулись и ударили Пожирателя, превратив его бока в месиво. Изогнутые пальцы-когти Кнута пронзили грудную клетку Рабиссу. Мираэль ударил еще раз и еще. Халиаль захрипел, откинувшись на спину. Мираэль закашлял кровью.
Никто не двигался. Окровавленные крылья застыли в воздухе прекрасными изваяниями, а опробовавшие кровь когти воткнулись в пол. Через секунду наваждение прошло, и они превратились в полумертвых людей, одетых в разорванное тряпье.
- Мираэль…
Ангел ветра захрипел, будучи не в силах говорить.
- Ты… кхр-кхр… дал ей имя Королевы?.. Ты предал ее?
Ашару кивнул. Собирая последние остатки Веры, он пытался исцелить себя. Десятки людей во многих городах почувствовали головокружение, кого-то затошнило.
- Кха-кха-кха… дурак! Как ты мог предать ее?! Ради… кхр-кхр… мести?! Аравиэль… шавка… обвела тебя вокруг… кхах… пальца! Она изменилась больше, чем мы… Амулет, ты видел… амулет?
Кнут снова кивнул.
- Эта шлюха… она продалась ему. Ему… кхр-кхр… они все продались! Только Королева, я и ее… дворняги свободны. Но мы… ничего не сделаем. Люди… умрут! И мы, кхах! Но я не хотел… так. Творец…
Пожиратель закашлял и замер. Мираэль внезапно ощутил пустоту. Вселенскую пустоту, окружавшую его со всех сторон. Ничего больше не было. Эмоции, чувства… исчезли.
Падший рыцарь встал, едва ощущая собственное тело, и посмотрел на труп Халиаля. Сам демон витал неподалеку – Кнут ощущал его, но все слабей и слабей – и смотрел. Мираэль даже почувствовал замогильное дыхание Бездны. Призывное и отдающее безысходностью. Эфемерный Пожиратель рванулся к выходу из церкви, но не успел. Мираэль напрягся, приняв апокалиптическую форму, и принялся впитывать в себя саму сущность Халиаля, пожирать ее.
Пустота вокруг только сгустилась, стала осязаемой.


***

Оглушительный грохот выстрела ударил по барабанным перепонкам, как кузнечный молот по наковальне. Человек в строгом деловом костюме нелепо откинулся спиной на дорогой ковер. Во лбу у него зияла небольшая дырка. Кровь озером разливалась вокруг тела, впитываясь в светлый ворс ковра. Из-за пояса мертвеца блестела сталь пистолета.
- Слухи не врут! Это и вправду город ангелов!
- Мираэль!
Выстрел. Пистолет в руке падшего ангела дернулся, как выброшенная на берег рыба, и девятимиллиметровая смерть пронзила правую руку Ламара выше локтя. Падшего ангела в теле мелкого чиновника, занимавшегося темными делами и одетого в изящный костюм, цвета только выпавшего снега Кровь красным вином пропитала его рукав.
- Ты все еще ищешь его?! – шипя от боли, бросил он и откинулся на кожаную спинку кресла. Ашару застал его прямо за столом кабинета.
Мираэль не ответил. Пистолет – двенадцатизарядная полуавтоматическая Беретта 92 – изрыгнул еще одну пулю. На этот раз во вбежавшего охранника. Он замер в дверях, а затем упал, держась руками за окровавленную грудь.
- Ты помогал ему, Ламар. Помогал все это время. Скрывал от меня. И ты думал, что я не узнаю?!
- Нью-Йорк! Нью-Йорк, твою мать! Клуб «Наслаждение». Аравиэль там и она знает…
- Тебе нужно было думать раньше, Ламар. Тогда у тебя еще бы оставался шанс.
- Ты стал монстром!
- Ты тоже.
Дьяволу Ламару не хватило мгновения. Багровый огонь в его руках потух, не успев даже загореться. Последняя в обойме пуля угодила демону в лоб. Тщедушный маленький чиновник, занимавшийся перепродажей краденых авто погиб мгновенно.
Ангела Ламара исторгнуло из тела в туже секунду, но почувствовать объятия Бездны он не успел. Не знавшая жалости сила мертвой хваткой вцепилась в его сущность, а затем медленно начала вбирать в себя знания и саму сущность бесплотного ангела. Безумный и отчаянный крик пожираемого демона услышал весь Лос-Анджелес.
А когда Мираэль ушел, осторожно переступая через трупы, переливавшийся всеми цветами радуги амулет на шее мертвеца треснул и обратился в прах.

***

На улице шел мелкий дождик, неприятный и раздражающий. Немногочисленные прохожие, скрывавшиеся за разноцветными зонтами, спешили найти укрытие и не обратили внимания на вышедшего из церкви человека – черноволосого мужчину с голубыми глазами. Обрывки одежды свисали с него окровавленными клоками. Повсюду были бурые пятна. В руках он держал пистолет, сверкавший в тусклом свете фонарей.
Мужчина замер перед ступенями и посмотрел на темное небо.
- Эй! Стоять! – в этой тишине крик был похож на раскат грома. Кричавшим был полицейский – в форме и с пистолетом, который он держал в правой руке, как в тисках.
Неподалеку была припаркована полицейская машина, рядом с которой стояло четверо полицейских, нервно поглядывающих на Мираэля. Все они видели пятна крови, и все они видели пистолет.
Демон равнодушно посмотрел на людей. Цель, к которой он шел тысячелетия была выполнена, но освободившееся место в его душе заняла пустота.
«Откуда здесь полиция? Кто…»
- Руки вверх! Брось пистолет!
Падший ангел послушался и отбросил пистолет в сторону. Тот, дребезжа, покатился по ступенькам и замер на асфальте. Бесполезный кусок металла.
- Мэтт! Пит! Церковь! Быстро!
- Да, сэр!
Двое из них, все еще косо смотря на Мираэля, поднялись по ступеням, и зашли в церковь, открыв тяжелые створки, окованные железом.
- Имя!
- Джон. Джон Доу, – глухой и отстраненный голос эхом разнесся по опустевшей улице.
Из церкви раздался крик. Слуги закона выскочили из нее, как ошпаренные. Кого-то стошнило прямо на каменные ступени.
- Что там?
- Кровь! Трупы и кровь! Все… в крови, – в глазах полицейского блестела искра разгорающегося сумасшествия. Насилие всегда влияло на умы людей. Даже на тех, чьим призванием оно стало.
Мираэль услышал шепот слишком поздно. Тихий проникновенный голос был везде. Ашару чувствовал его всем своим телом, всей ангельской природой. Отвратительный голос проникал в головы людей, как вода впитывается в губку. Ему верили, ему подчинялись, ему поклонялись. Его боготворили.
Халиаль был прав. Она обвела его вокруг пальца. Ему уже не хватит сил, чтобы спастись. И отомстить.
Они спустили курки. И выстрелили. Одновременно.

3

Девять. Один. Один.
Гудки…
Мягкий и доброжелательный голос диспетчера. Мужчина монотонно проговаривал несколько заученных фраз. Аравиэль подумала, что он был бы идеальным носителем для одного из этих двух демонов. Уставший от людей и их личных проблем человек, который привык к насилию или, быть может, только рад ему.
Речь диспетчера прервал режущий уши женский визг.
- … убил всех! Убил! Кровь везде! Трупы! В церкви! Он в церкви! Он убьет всех… пол залит красным! Церковь рядом с клубом… «Наслаждение»! Помогите!
Гудки…
Аравиэль улыбнулась.
Клуб был пуст. Тишина, стоявшая здесь, напоминала ей первозданную тишину первых дней сотворения мира. Тогда еще не существовало звука. Он появился позже. Тогда не существовало дней. Мир был чист и только обретал все те многочисленные детали, без которых его уже нельзя представить.
Все люди ушли, оставив после себя только несколько мертвецов – слабаков, чье сердце не выдержало свободы и экстаза – а также кучи грязи и мусора. Падшая с отвращением смотрела на все это. Осторожно переступая через тела, расколотые бутылки и бурые пятна, она вышла из клуба и полной грудью вдохнула ночного воздуха.
Вместо откровенного платья на ней была ничем непримечательная одежда – рубашка, куртка, джинсы, да кроссовки. Обычная девушка, рискнувшая пройтись по ночным улицам Нью-Йорка.
Переливающийся амулет на ее шее дернулся, нетерпеливо и отчаянно.
- Да, я иду, - бросила Аравиэль в пустоту.
Дверь в клуб осталась открытой.

Послесловие. Информация о Мире Тьмы и линейке демонов находится на сайте

Просьба также оставлять мнения и критику. Обоснованные, хм.




Все должно быть изложено так просто, как только возможно. Но не проще. (с)

Обмани ближнего своего и возрадуйся, ибо когда ближний обманет тебя ты уже не возрадуешься (с)
 
АрканДата: Понедельник, 2010-08-30, 10:02:54 | Сообщение # 2
Undertaker
Фракция: Хаос
Группа: Проверенные
Репутация: 1509
Статус: Offline
Я могу сказать одно мне дико понравилось!
Единственное я не понял кусок о падшем из города Ангелов



И пройдя долиной смертной тени, не убоюсь я зла...
 
Ego_SerpentisДата: Четверг, 2010-09-09, 4:19:35 | Сообщение # 3
Lucky 13
Группа: Ньюсмейкеры
Сообщений: 716
Репутация: 3074
Статус: Offline
Замечательно и чувствуется стиль)
Но по мне как-то слишком возвышенно, не хватает, как бы сказал Дорм - самоиронии. Хотя, конечно, Мт и Падшим это подходит)


Allons enfants de la patrie, le jour de gloire est arrivé!

Elite Dangerous: Плеяды - Часть 1, Часть 2
Elite Dangerous: Империя - Часть 1
Elite Dangerous: Магеллан - Часть 1, Часть 2, Часть 3
Elite Dangerous: Лицензия Пилота
 
ZingerNaxДата: Пятница, 2010-09-10, 11:16:37 | Сообщение # 4
PRIDE
Группа: Проверенные
Репутация: 1875
Статус: Offline
Quote (Tillien)
обратились на голубоглазого. В их глазах не было

Это не тавтология, но слова похожие. Немножко неприятно. Лучше частично перефразировать.
Quote (Tillien)
двинулась в сторону винтовой лестницы, ведущей на второй этаж – абсолютно пустой и свободный, как голые равнины первых дней сотворения мира.

Я не думаю, что для простого балкона нужно такое изысканное описание. Слишком помпезно.
Quote (Tillien)
а осколки оружия и домов

Осколки домов?
Quote (Tillien)
Беретта 92

*флешбеки, спазмы* Кээээп

В общем, происходящее понял на половину, но это уже мои проблемы, в Демонах не особо пилю. Текст почему-то напомнил о Максе Пейне. Одиночка-мститель в Нью-Йорке. Ну ти понил.

P.S. Я так понял главный герой - кнут и обладает Знанием Воздуха. Это совпадение?))

 
TillienДата: Суббота, 2010-09-11, 6:28:48 | Сообщение # 5
Костоправ
Группа: Проверенные
Сообщений: 3
Репутация: 1233
Статус: Offline
Quote (ZingerNax)
P.S. Я так понял главный герой - кнут и обладает Знанием Воздуха. Это совпадение?))

Это отголоски, да)

Quote (ZingerNax)
В общем, происходящее понял на половину, но это уже мои проблемы, в Демонах не особо пилю. Текст почему-то напомнил о Максе Пейне. Одиночка-мститель в Нью-Йорке. Ну ти понил.

Понил, хм. biggrin Ну да на нуар не тянет.

Quote (ZingerNax)

Осколки домов?

Пожалуй не слишком удачная фраза. Нужно будет ммм... уточнить.




Все должно быть изложено так просто, как только возможно. Но не проще. (с)

Обмани ближнего своего и возрадуйся, ибо когда ближний обманет тебя ты уже не возрадуешься (с)
 
SolunДата: Среда, 2011-03-30, 9:55:51 | Сообщение # 6
ORG M.D.
Группа: Проверенные
Сообщений: 538
Репутация: 1304
Статус: Offline
Мне очень понравилось .Этот фанф разбавил серую массу .
Только я сильно запутался в именах и если честно не всегда осознавал кто что делает и говорит.Никаких других претензий нет .
 
Форум » Другое » Творчество » [Законченный рассказ] Падшие
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright dawnofwar.org.ru© 2010
Используются технологии uCoz