Главная страница | Регистрация | | Вход Приветствую Вас Гость | Steam ВКонтакте Twitter RSS
[ Новые сообщенияПравила форумаУчастники •  Поиск ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Anchar, Talos 
Форум » Другое » Творчество » Крестовый Поход на миры Ифрит
Крестовый Поход на миры Ифрит
HoracioДата: Пятница, 2010-10-22, 2:23:06 | Сообщение # 1
Sanctum Officio
Фракция: Инквизиция
Группа: Проверенные
Сообщений: 5067
Репутация: 979
Статус: Offline
Ifryt World's Crusade

"Я буду помнить их всегда."
Император

41-е тысячелетие. Более ста веков Император восседает на Золотом Троне Земли. Он - повелитель человечества, ставший богом, правитель многомиллиардных миров и неисчислимых армий. Он - мертв, но технологии Темных Веков поддерживают видимость жизни в его теле. Он - Верховный Лорд Империума, и каждый день тысячи душ приносятся в жертву, чтобы Он жил вечно.
Даже в полумертвом состоянии, Император продолжает свой вечный присмотр за своими поддаными. Могучие звездные флоты пересекают наводненный демоническими миазмами варп, единственный путь между звездами. Их путь озаряет Астрономикон, пси-проявление сил Императора. В неисчислимых мирах огромные армии идут в бой с его именем на устах. Величайшие среди его воинов – Адептус Астартес, Космические Десантники, генетически созданные сверхвоины. Имперская Гвардия и многочисленные силы планетарной обороны, всегда бдительная Инквизиция и техножрецы Адептус Механикус, лишь малая часть их союзников. И все они сражаются с ордами ксеносов, еретиков и мутантов.
Это истории тех лет. Забудьте о развитой технологии и науке, они забыты и вряд ли уже будут вспомнены. Забудьте о понимании и прогрессе, поскольку в темном будущем есть только война. Нет мира среди звезд, есть только бесконечная резня и смех кровавых богов.


Хроника I. Рассвет.
Аннабелль

В 330.М39 серия сильнейших варп-штормов (пси-ураган серии “Аннабелль”, мощность Liber+4 АиМ по эквиваленту Геллера) блокировала процветающий и густо населенный район имперского космоса, известный в архивах Императорской Академии Картографии как Залив Сапфирового Ифрита, что сделало любое судоходство в регионе не только смертельно опасным, но и абсолютно невозможным предприятием для звездолетов любой тоннажности и класса. Мгновенно прервались все радио-волновые передачи и астра-телепатические сообщения с крупнейшими планетами и административными центрами сектора. Этот богатый и промышленно развитый регион имперского космоса потерял любые контакты с официальным Империумом и близлежащими субсекторами на долгие двести три года и восемнадцать дней (данный период вошел в анналы истории, как Эпоха Замерзшего Дьявола).
Затем, как это и прогнозировали лучшие мастера Таро соседних санктумов Схоластика Псайкана, метеорологическая ситуация в районе неожиданно стабилизировалась и усовершенствованный разведывательный фрегат Военно-Космического Флота “Альфа Мажорис” при Сегментуме Пацификус сумел совершить тайный двухмесячный рейд по пространству Залива. Командами бургундских штурмовиков и корабельных гардемаринов были предприняты десятки разведывательных вылазок и операций инфильтраторского типа во все столичные миры региона, отсняты тысячи пикт-записей и составлены сотни рапортов о строжайших экспертизах над захвачеными “добровольцами” из местного населения. Ничего необычного или вызывающего подозрения при поверхностной диагностике ментального статуса жителей выявлено не было и инквизитор Гордон Найман, путешествующий инкогнито в роли судового флаг-лейтенанта, спокойно вздохнул, отправив во Дворец Инквизиции сектора Волтерс Клувер, что на планете Индианополис, воодушевляющее сообщение: “Орел по прежнему торжествует над Ифритом. Души жителей принадлежат Императору. Вхожу в открытый контакт с Оффицио”.
Местные власти с поистине братским радушием принимали неожиданных гостей: на улицах выстроились дети и женщины с букетами в руках, приветствуя вновь обретенных собратьев, и по прежнему сохраняющий статус инкогнито Найман был принят в Сапфировом Дворце на планете Кораксус Майорис в качестве одного из офицеров в свите капитана “Альфа Мажорис”. Роскошный бал и удивительное пиршество затянулись далеко за полночь и, когда команда вместе со своим капитаном были безнадежно пьяны, Найман по секретным каналам связи узнал о том, что имперский фрегат, на котором они прибыли, блокирован и взят на абордаж. Всех гостей мигом разоружили и преспокойно посадили под арест силами дворцовой стражи (в полено пьяного капитана пришлось тащить на плечах собственным матросам), не проявляя при этом каких-либо агрессивных действий. С мрачной решимостью Найман предъявил свои полномочия – его переливающаяся серебром и позолотой инсигния произвела должное впечатление на военных и местечковое дворянство, более двухсот лет не знавших страха перед этой могущественной организацией. Инквизитор был точно уверен, что население региона Звзед Ифрита не подвержено демонической угрозе или какому-либо из видов ксено-заражения. Они обращались с лоялистами сдержанно и по чести, проявляя к их персонам должное уважение и братское радушие. В чем же дело? Ересь? Но инквизитор прекрасно видел отдраенные до блеска купола имперских храмов и громадную золотую аквиллу над троном губернатора. Чувствовал он, будучи псайкером, и исходящую от них ауру святости и непорочности. Насколько мог слышать инквизитор, благославляющие Императора и Его святых молитвы и гимны, не утихая, звучали в каждом квартале прекрасного города.
Почетный караул препроводил недоумевающего Наймана в покои губернатора, где оставили двух высоких мужей лицом к лицу для приватного разговора. Как скажет позже инквизитор в своих рапортах перед консилиумом ордосов сектора Волтерс Клувер , “никогда ранее я не встречал человека столь прекрасного и совершенного в своей мудрости и великолепии. Он почти убедил меня в истинности своих взглядов. Нет, он не еретик. Хуже того, он – сын нашего Императора. Утверждает, что биологический.” Спустя шесть часов, после того как потрясенный до глубины души Найман покинул покои губернатора, команду фрегата отпустили из-под стражи и позволили беспрепятственно улететь восвояси. С “Альфа Мажорис”, совершающего долгий перелет обратно к лояльным территориям, на мнемо-канал ордосов Волтерс Клувер поступило одно единственное сообщение: “Орел пал. Император властвует, но не правит. Готовьте Крестовый Поход, господа. Команду фрегата и меня лично подвергнуть священной процедуре лоботомии.”


Краткий экскурс по описываемому региону космоса:

Звезды Сапфирового Ифрита состоят из пяти независимых и полностью автономных солнечных систем, ныне известных как Конфедерация Ираклиона, в честь одного из почитаемых имперских святых.
1) Баатор. Система Баатор управлялась с Сапфирового Дворца на райской планете Кораксус Майорис и состояла из семнадцати планет, кружащихся по наклонной орбите вокруг двух местных светил. Особо стоит выделить промышленную планету-улей Морфей с жутко отравленной атмосферой и практически непригодными условиями для жизни. Трехмиллиардное население Морфея, трудящееся на подземных прометиевых заводах и фабриках по выработке феррокрита, за несколько поколений подверглось сильным изменениям генетического кода и визуальным физическим мутациям. Именно отсюда Тетрарх Баатора набирает основу своей регулярной армии, известной как “Дивизии Измененных”. Также необходимо обратить внимание на мир-кузницу Неракка-III, культ Механикус на которой полностью попал под растлительное влияние архимогоса Лименаса и присягнул на верность Тетрарху Баатора. По данным архивов Марса этот мир-кузница располагал собственным легионом титанов (Легио Кадаврус или “Монстры из Варпа”), однако имперская разведка пока не подтверждает эти сведения. Что не вызывает никакого сомнения у аналитиков, так это факт того, что эта планета занята усиленной постройкой боевых кораблей и техники для флота и армии Конфедерации.
2) Дауноввер. Система Дауноввер имела восемь населенных планет, которые управлялись с безымянной космической станции, построенной еще в период Темной Эры Технологии (имперские стратеги окрестили ее “Форт Фриз”). Космическая станция, как и все сооружения ее типа, обладала довольно внушительным потенциалом оборонительного вооружения и служила безопасной гаванью для флота системы Даунновер (хотя могла вместить в свои доки в шестнадцать раз больше кораблей). Особенностью данной звездной системы являлась ее крайняя уязвимость при блокадной войне – единственный маршрут, по которому в систему экспортировалось зерно и пресная вода с системы Нанбарра, можно было блокировать путем захвата трех пограничных планет системы. Однако, даже добившись этого превосходства, имперским штурмгруппам придется сильно постараться, дабы с минимальными потерями захватить Форт Фриз.
3) Нанбарр. Система Нанбарр считалась житницей для всего рагиона Звезд Ифрита, гигантской плодородной долиной, кормившей население практически всех опустошенных ядовитыми газами и тяжелой промышленностью миров-ульев Конфедерации Ираклиона. Система состояла из шести аграрных и сельскохозяйственных планет и крупного мира-фабрики по производству оружия и брони для армий Конфедерации под названием Цианид Прим. Эта планета считалась также административным центром системы Нанбарр. Именно шесть аграрных миров Нанбарра станут первостепенной целью графа Люксорского.



Истина – это власть. Невежественных и слабых нужно тащить к свету, какова бы ни была цена. Неважно, сколько из них будет плакать и истекать кровью по пути (Кор Фаэрон в Городе Серых Цветов, "Первый Еретик").

Сообщение отредактировал Horacio - Пятница, 2010-10-22, 2:51:47
 
HoracioДата: Пятница, 2010-10-22, 2:49:50 | Сообщение # 2
Sanctum Officio
Фракция: Инквизиция
Группа: Проверенные
Сообщений: 5067
Репутация: 979
Статус: Offline
Хроника I. Рассвет.
Ответ Гидрафура



Родовая аристократия Гидрафура и лорд-губернатор Сегмента, с древнейших времен правившие Сегментумом Пацификус от имени Верховных Лордов Терры и Светейшего Бога-Императора, не могли так просто смириться с потерей такой ценной в материальном плане территории, где власть перешла, по выражению инквизитора Наймана (которому, разумеется, было отказано в его возмутительной просьбе лоботомации. Слишком уж много ценной информации хранил его мозг), “в руки граждан, которые представлены в органах власти посредством прямых и открытых выборов Сенаторов в Палату Общей Воли, со среды которой, в свою очередь, избирались Тетрархи пяти систем региона в Совет Республик”. Из подробного доклада нквизитора мы видим, что данный район космоса, включавший в себя десятки планет особой важности, отделился от Империума, основав некую Конфедерацию Ираклиона, где власть принадлежит семерым так называемым Тетрархам (правителям пяти звездных систем, входящих в район Залива Ифрита, местному главе Экклезиархии и местному же главе культа Механикус). Император все еще почитался рядовыми жителями как высшее и единственное божество, но Сивитас Империалис оказался полностью отстраненным от дела. Более всего здесь почитался Святой Ираклион, канонизированный Адептус Министорум в конце М35, как покровитель мирного развития и свободы человеческой личности. Институты Адептус Арбитрес преобразовались в полицейские ополчения по поддержанию правопорядка, Администратум стал министерством финансов и денежного управления, мир-кузница Адептус Механикус Неракка-III полностью перешла под управление Архимагоса Примуса Лименаса, который с радостью вошел в Совет Республик в качестве шестого Тетрарха народа своей планеты. Что странно, но сектор процветал и в экономическом, и в военном, и в социальном отношении. Люди доверяли властям, а власти стремились во что бы то ни стало обеспечить людей максимальными удобствами и правовой защитой. Было отменено рабство и изнурительный двухъсменный труд на фабриках и промышленных предприятиях, что, как мы знаем, так широко применялось во времена Империума; мутанты и бродяги, ранее скрывавшиеся в нищих подульях, вышли на свет и отныне пользовались равными правами с любыми другими гражданами на социальное обеспечение (они в большинстве своем ушли в вооруженные силы, организовав несколько десятков новеньких и воинственных регулярных дивизий); преступность снизилась практически на двадцать процентов по сравнению с ранним периодом, учитывая тот факт, что по первому же зову Совета Республик вооруженные до зубов банды нижних ульев готовы были встать на защиту Конфедерации наравне с иными гражданами, отбросив в сторону свои мелкие дрязги (согласно поступившей от инквизитора Наймана информации, именно сплоченные вокруг “сына Императора” банды подульев помогли Тетрархам захватить власть в системах в жестоком противостоянии с благородными Адептус Арбитрес, тогда как местные СПО спокойно наблюдали, кто же выйдет из этого балагана победителем). Конфедерация Ираклиона, в отличие от того же Империума, приветствовала торговые связи с любыми разумными и цивилизованными инопланетными расами (в докладе инквизитора Наймана говорится, что беседовавший с ним губернатор или, как он отныне звался, Тетрарх самолично признался о поставках некоторых, возможно военных, эльдарских технологий в обмен на право беспрепятственного заселения ими нескольких миров квадранта. Многократно звучали странные наименования “Иллюминати” и “Кабал”. За более подробной информацией обращаться к лорду-инквизитору Авессалому Ангиверу).
Все эти возмутительные факты нарушения священной воли Бога-Императора и Lex Imperialis, представленные инквизитором Гордоном Найманом, вынудили аристократов Гидрафура действовать, несмотря на то, что затянувшийся Крестовый Поход Воителя Макарота по освобождению Миров Шаббат требовал все больше и больше затрат от казны Сегментума, не говоря уже о подкреплениях, высланных правительству Сегментума Обскурус. Лорд-Коммандер Милитант Пацификус получил ясный и строгий приказ от власть имущих (“Орел должен править вечно”) и военная машина Империума пришла в неумолимое движение. Занятый проработкой военно-стратегической ситуации на территории всего обширного Пацификуса, Лорд-Коммандер Милитант, не долго размышляя, передал все это, по его мнению смешное, дело в костлявые руки одного из старейших полководцев своей свиты – генерал-адъютанту Эритиену, графу Люксорскому – даровав ему долгожданное повышение в качестве лорд-милитанта Имперской Гвардии.


Эрик фон Эритиен, граф Люксорский и лорд-милитант Императорской Армии:

Люксорская Военная Кампания против Садомии Уракта, проходившая с 207 по 247 годы 39-го миллениума, выделила и возвысила многих достойных людей из среды высших офицеров Имперской Гвардии. Величайшим из них был генерал-адъютант Эритиен (в ту пору еще только полковник, а ныне лорд-милитант). Именно тактический гений и жесткая рука этого выдающегося человека позволили силам лоялистов сохранить ясность мысли и остановить контр-наступление Разрушительных Сил, после трагической и нелепой смерти лорд-маршала Генриха Соксонна. Возвышенный в полевых условиях до звания генерала и командира всех имперских сил в субсекторе Люксора, он систематически пересмотрел modus operandi всей военной кампании, одобренный когда-то погибшим лорд-маршалом. Отныне, вместо залпового артиллерийского огня и последующей плотной пехотной контр-атаки (общепризнанный стандарт Тактика Империалис), применялась методика новейшей войны - молниеносной и сверхмобильной. Выросший на легендах об Адептус Астартес и историях первого завоевания Миров Шаббат, где великолепные Белые Шрамы в очередной раз показали себя мастерами скоростной войны, Эритиен сумел воплотить эту идею в масштабе целой имперской армии(!). Точными ударами моторизованных батальонов новоиспеченный генерал, полный боевого задора и азарта, рассекал на части весь вражеский фронт, дабы затем смять его слабые участки решительным бронетанковым ударом и маршем линейной пехоты, тогда как имперские авиационные силы беспрестанно бомбили их фланги, линии поставок и передач. В отличие от многих имперских командующих, отдающих предпочтение какому-нибудь одному роду войск (артиллерии с пехотой, танковым войскам с пехотой или авиационным силам с пехотой), Эритиен объединил в своей тактике их всех в одну несокрушимую лавину правосудия и смерти. В условиях, когда войсковые порядки не могут свободно маневрировать из-за массированных ночных авиа-налетов, терзаемые постоянной угрозой имперских мобильных частей, истощенному и испуганному неприятелю оставалось только одно – отступать или быть разбитыми молотом танковых бригад. И они отступали. Вот тогда-то Эритиен раскрывал свои козыри: метеоритный дождь десантных капсул повергал в пух и прах вражеские бронированные колоны, перерезал пути отхода дезорганизованным частям и армиям, вырезал целые пехотные части за несколько часов кровавой преисподни. Львы Урана, могущественные Адептус Астартес, недовольные затянувшейся войной, с воодушевлением приняли новую тактику нового же генерала, почтительно склонив перед ним головы и поклявшим в вечной дружбе и взаимопомощи. После трех месяцев напряженных сражений и математически точных операций система Люксор вновь вернулась в лоно Империума, а генерал Эритиен заслужил свой личный триумфальный выезд через Врата Силы на далекой Ультима Махария и титул графа Люксорского.



Истина – это власть. Невежественных и слабых нужно тащить к свету, какова бы ни была цена. Неважно, сколько из них будет плакать и истекать кровью по пути (Кор Фаэрон в Городе Серых Цветов, "Первый Еретик").

Сообщение отредактировал Horacio - Пятница, 2010-10-22, 2:50:01
 
HoracioДата: Пятница, 2010-10-22, 3:32:01 | Сообщение # 3
Sanctum Officio
Фракция: Инквизиция
Группа: Проверенные
Сообщений: 5067
Репутация: 979
Статус: Offline
Хроника II. Восход.
Вторжение

Древний генерал-адъютант доживал свою вторую сотню лет в столице возрожденного Люксорского субсектора. Жизнь в нем поддерживалась только лишь благодаря передовой технологии Официо Медикалис и ежедневными стараниями техно-колдовства магосов Ордо Биологис. Граф Люксорский медленно угасал, не нуждаясь более ни в чем в этой жизни, и готовился встретить скорую спокойную смерть в собственной постели, окруженный многочисленными сыновьями и дочерьми, внуками и правнуками, некоторые из которых заявились уже и со своими детьми. Армия и верховное командование Имперской Гвардии в Сегментуме давно позабыли об этом некогда прославленном генерале, вспоминая о нем лишь перед аудиторией студиозов, когда заходила речь о временах стародавних кампаний. Однако не забыл про своего старинного приятеля Лорд-Коммандер Милитант Пацификус.
Неожиданный приказ и новое высокое назначение застали всю родню и близких графа врасплох: полководец был стар, даже очень стар по самим высоким меркам долгожителей Империума, а предстоящая кампания обещала стать одной из жесточайших боевых столкновений за последние десять лет (если подтвердятся сведения инквизитора Наймана об архи-способностях Тетрархов к лидерству). Однако граф Люксорский живо и с благодарностью воспринял новый приказ: сидя в своем инвалидной кресле, от которого тянулись тысячи проводов к различным генераторам жизнеобеспечения и медицинским капельницам, в окружении свиты вопящих о покое лейб-медиков и возмущенных техножрецов, Эритиен вновь чувствовал себя молодым, как в далекие годы славной Люксорской Военной Кампании. Он приступил к исполнению замысла Бога-Императора и воли Гидрафура с громадным энтузиазмом: в секториальные офисы Департаменто Муниторум и ближайшие места дислокации Имперской Гвардии полетели сотни заявок и требований, украшенные гербом нового лорд-милитанта. По первой же просьбе Эритиена в Управление Военно-Космических Сил Пацификуса целая эскадра звездолетов (18-ая ударная эскадра Пацификус “Черный Череп” - состав флотилии читайте ниже) прибыла на орбиту планеты Нова-Франц в субсекторе Нотре, которую Эритиен назначил местом общей мобилизации. Альфред Лейтц, великий магистр Львов Урана из Адептус Астартес, в годы Люксорской Кампании сражавшийся рядом с генералом Эритиеном в ранге брата-капитана, прослышав о намечающейся его давним союзником новой кампании, с радостью предоставил в распоряжение командующего пять полных рот Ордена и самолично возглавил свою Первую Роту ветеранов.
Департаменто Муниторум, из последних сил напрягая все свои ресурсы, сумели таки выделить лорд-милитанту полноценную армию – 55-ую Армию Вольпонских “Голубых Кровей” Королевских Полков. Это были честолюбивые, гордые и высоко дисциплинированные солдаты, однако страдали катастрофически небольшой численностью после недавнего порабощения агрессии орков на Тоте. Весь личный состав вольпонейцев насчитывал не более 400 тыс. гвардейцев при 50 тыс. единицах техники. Учитывая, что по предварительным подсчетам аналитиков враг располагал вшестеро большими силами и практически неограниченными резервами, даже участие в кампании богоподобных Астартес не сможет изменить ситуацию. Эритиен крепко задумался, не ел и не пил два дня к ряду, не обращая внимания на умоляющие вопли врачей, и наконец нашел выход.
Сектор Волтерс Клувер, будучи пограничной территорией Империума, а особенно жители его бесчисленных и древних миров-ульев, издавна славились своей воинственностью и жадностью до любой наживы. Практически каждый мужчина этого региона космоса был вооружен и мог постоять за себя в уличных столкновениях многочисленных банд и отрядов кланстеров. Этим обстоятельством с удовольствием пользовались Вольные Торговцы, уводя целые армии наемников в свои приключения к Сангвинарным Мирам и за другие пределы имперского космоса к неизведанным пространствам. Многие не возвращались, но те, кто сумел преодолеть все трудности и выжить, становились поистине богаты и безумны.
Граф Люксорский пользовался непререкаемым авторитетом среди всех слоев местного населения, поэтому его просьба к герцогу Валентайну, известному аферисту и мошеннику, какими-то скрытыми махинациями получившему Карту Сивитас Вольного Торговца половину столетия назад, встретила у последнего весьма радушный прием. Герцог, будучи человеком баснословно богатым и влиятельным в преступной среде, клялся собрать “лучшую армаду пиратов и искателей приключений в Империи” в обмен на половину золота из банков всех столичных миров Залива Сапфирового Ифрита. С благословления Администратума, не забыв скрестить пальцы под столом, Эритиен согласился.



18-ая Боевая Эскадра Пацификус “Черный Череп”:

1) “Доминус Беллус” - флагман Крестового Похода, линейный крейсер (линкор), класс “Воздаяние”.
2) “Лорд Кастиган Первый” - тяжелый крейсер, класс “Диктатор”.
3) “Эскалибур”- боевой крейсер, класс “Тиран”.
4) “Мьёльнир” - боевой крейсер, класс “Тиран”.
5) Дивизион сторожевых звездолетов “Центурион” - пять эсминцев, класс “Защитник”
6) Крыло боевых судов поддержки “Триарий” - три фрегата, класс “Меч”.
7) Крыло боевых судов поддержки “Остинус” - три фрегата, класс “Огненный Шторм”.
8) “Грех Аттинссона” - легкий крейсер, класс “Луна”.
9) “Маледиктус Примус” - тяжелый крейсер, класс “Марс”, флагманский корабль лорд-адмирала Иоганна Апшерони.
10) Гвардейские транспортные звездолеты – девять судов различной тоннажности, класс “Амбрелла-I, II”.
11) “Amallatian” - боевая баржа Львов Урана, судно базирования Первой Ветеранской и Восьмой Штурмовой Роты Ордена.
12) “Дух Макрагге” - ударный крейсер Львов Урана, судно базирования Третьей Боевой Роты Ордена.
13) “Гордость Урана” - флагман великого магистра Лейтца, ударный крейсер Львов Урана, судно базирования Второй Боевой Роты Ордена.
14) “Molestus Montis” - ударный крейсер Львов Урана, судно базирования Пятой Боевой Роты Ордена.



Истина – это власть. Невежественных и слабых нужно тащить к свету, какова бы ни была цена. Неважно, сколько из них будет плакать и истекать кровью по пути (Кор Фаэрон в Городе Серых Цветов, "Первый Еретик").

Сообщение отредактировал Horacio - Пятница, 2010-10-22, 12:48:33
 
HoracioДата: Среда, 2010-10-27, 4:19:29 | Сообщение # 4
Sanctum Officio
Фракция: Инквизиция
Группа: Проверенные
Сообщений: 5067
Репутация: 979
Статус: Offline
Первая кровь.

Nomen illis legio

Во второй день 560.М39, отметив Сретение в шумной армейской компании и двухчасовой молитвой в Темплум Империалис на Нова-Франц, посвященный святому защитнику и примарху Джагатаю Хану, лорд-милитант взошел на борт могучего и величественного линейного крейсера “Доминус Беллус” и приказал всей подчиненной ему эскадре проложить кратчайший курс к точке перехода в варп по направлению к имперской планете-крепости Калластин. Непосредственное управление эскадрой взял на себя лорд-адмирал Иоганн Апшерони, герой последних столкновений с эльдарами искусственного мира Варанта. Апшерони руководил флотилией с командной рубки тяжелого крейсера “Маледиктус Примус”, на борту которого этот человек прошел карьерный рост от тактического офицера до капитана судна. Генерал-комиссар Хоук присутствовал здесь же.
Спустя две недели эскадра вышла из варпа на дальнем рубеже системе Калластина, где к силам “Черного Черепа” присоединились три ударных крейсера Львов Урана и боевая баржа “Amallatian”. Воодушевленные таким крупным подкреплением, имперские генералы вновь приступили к рассмотрению плана вторжения.
Звезды Сапфирового Ифрита состояли из пяти независимых и полностью автономных солнечных систем, тем не менее имеющих общую армию и флот. Самой легкой мишенью предстоящей кампании всем высшим офицерам и стратегам Крестового Похода казалась система Дауноввер (восемь населенных планет со столицей на крупной космической станции до-ересионного периода), связь которой с Конфедерацией можно было прервать одним решительным ударом, захватив всего три планеты на соединяющем системы космическом маршруте. Блокированная, система Дауноввер окажется в беспомощном положении, без подкреплении от союзников, и вскоре будет смята доблестными войсками Императора.
Однако лорд-милитант считал по-другому. Эти три планеты, говорил он, сконцентрировали на себе тридцать процентов всех вражеских вооруженных сил и, наверняка, защищаются не менее мощным соединением флотов, чем может показаться на первый взгляд. Это не просто планеты, напоминал Эритиен своим генералам, а укрепленные крепости, единственная задача которых не допустить падения всей системы Дауноввер. Конфедерация будет биться за них до последней капли крови и последнего патрона, а понапрасну разбазариваться и без того ограниченными ресурсами Вольпонской 55-ой Армии граф Люксорский не желал. Тем более, если обратиться к записям инквизитора Наймана, Эритиен обнаружил некоторые факты, характеризующие Тетрарха-Милитанта этой системы хоть и трусом, но очень хитрым и осторожным человеком.
Игнорируя требования высшего экклезиарха Крестового Похода архиепископа Ганноверского (выступавшего за немедленное возвращение в лоно Церкви планеты-храмов Иксиддус Теос, расположенной близ столичной космической станции системы Дауноввер), лорд-милитант предлагал временно сконцентрироваться на иной, более легкой цели – аграрных, хозяйственных и феодальных мирах на границе системы Нанбарр, при этом не углубляясь к ее развитым мирам, способным оказать достойный отпор. Это будет пища для нашего Крестового Похода, заявлял Эритиен на заседаниях генштаба, наш опорный пункт по дальнейшему захвату остальной системы Нанбарр после того, как прибудут обещанные армады Вольных Торговцев. Лишенные элементарных продуктов питания, вынужденные расходовать стратегические запасы своих критических резервов, миры Нанбарра (в идеале) без единого выстрела падут к нашим ногам спустя несколько лет. Разумеется, лорд-милитант прекрасно понимал, что на практике лоялистов будут ждать кровавые бани и изнуряющая борьба за каждую хилую деревеньку, весь собранный урожай которой будет давно сожжен. Идеальных планов не существует, если ты, конечно, не чертов примарх. Умудренный жизнью граф Люксорский остро осознавал, что успех или неудача практически любой военной кампании зависит от наличия или отсутствия трехразового горячего питания у рядовых солдат. Эритиен хотел его обеспечить, тогда как вражеский полководец, если он не полный идиот, будет всеми силами оборонять эти миры, дабы самому не жевать собственные сапоги. Однако игра стоила свеч.



Истина – это власть. Невежественных и слабых нужно тащить к свету, какова бы ни была цена. Неважно, сколько из них будет плакать и истекать кровью по пути (Кор Фаэрон в Городе Серых Цветов, "Первый Еретик").

Сообщение отредактировал Horacio - Среда, 2010-10-27, 4:21:31
 
HoracioДата: Вторник, 2010-11-30, 1:10:36 | Сообщение # 5
Sanctum Officio
Фракция: Инквизиция
Группа: Проверенные
Сообщений: 5067
Репутация: 979
Статус: Offline
Что является величайшим оружием Человечества? Божественные машины Адептус Механикус? Нет! Благословенные Легионы Астартес? Нет! Танк? Лазган? Кулак? Нет, нет и нет! Отвага и мужество в одиночку выстоять против них!
Лорд Солар Махариус, имперский Воитель.

Хесронис, Критос, Маравель.

На орбите этих миров-соседей разгоралась настоящая бойня. Преобладающие в численности, выучке и боевой мощи имперские суда без труда разгромили плохо организованную вражескую эскадру, состоящую из четырех средних крейсеров (необходимо заметить, что слабость в космосе Конфедерации Ираклиона стала одной из ключевых позиций имперской стратегии вплоть до самого окончания кампании).
Эти сельскохозяйственные миры, не обладающие даже эффективной противо-орбительной обороной, подверглись жестокой демонстрации сокрушительной мощи Его Величества Военно Космического Флота – трехчасовому орбитальному обстрелу всех административных центров планет из восьмидесяти трех корабельных ланс-пушек и магналазеров. Каждый мир обстреливался с особой тщательностью и без спешки, пользуясь превосходством в космическом пространстве. Отступая от очередной искалеченной планеты, флот сбрасывал на головы осажденным десант Имперской Гвардии.
Захватом планеты Херсонис, два континента которой утонули в адском пламени корабельных орудий, а последний и самый крупный удержался лишь только благодаря милости боевых капитанов Флота, руководил маршал Ж. Помпиду – самое доверенное лицо лорд-милитанта во всем Крестовом Походе. Это был полководец “старой школы”, трактовавший Тактика Империалис не иначе, как священную библию и руководство всей жизни. Его отношение к солдатам расчитывалось только угробленными под вражеским огнем батальонами, его стальную волю не смог сломить даже открытый Трибунал, на котором ему противостоял внушающий ужас и трепет Комиссариат. Маршал слыл человеком невиданной жестокости, однако его таланты командующего все же давали определенные плоды: не одна и не две вражеские столицы остались разгромленными под его стальной пятой. Лорд-милитант Эритиен получил нформацию, что гарнизон Херсониса наиболее серьезно настроен на оборону и отличается крайне высокой боеспособностью. Именно поэтому маршал Помпиду первым выехал на землю этой обреченной планеты на борту своего “Махариуса”. Спустя два месяца этот “железный человек” попросту раздавит вражескую оборону вокруг столицы Херсониса гусеницами своих бронетанковых бригад и довольный вернется на флагман Крестового Похода.
Планета Критос, на которой после орбитального обстрела не осталось ни одного боеспособного солдата, без боя сдалась на милость победителей. Назначенный руководить захватом этой территории полковник Жискар д'Эстен, вечно жаждущий военной славы и почестей, был в ярости от такой несправедливости и приказал своим Вольпонцам расстрелять каждого пятого мирного жителя “этой захолустной дыры”, прежде чем они погрузились на транспортники и улетели обратно в пузатые чрева своих гвардейских звездолетов. Отчитываясь за самовольно учиненный акт геноцида, полковник заявил в лицо лорд-милитанту: “Возможно, что скоро жители этой планеты станут поддаными Бога-Императора, как, к примеру, и мы в вами. А что, если они точно так же сдадутся на милость первому же инопланетному захватчику, милорд? Возможно, мой урок не пройдет для них бесследно и они научатся отстаивать свою свободу и честь.” Генерал-комиссар Хоук счел эти обоснования достаточными и помиловал полковника.
Первое настоящее боестолкновение имперских сил против регулярных войск Конфедерации Ираклиона состоялось на планете Маравель. Этот идеальный для земледелия мир стал полем жесточайших многодневных артиллерийских дуэлей и грандиозных пехотных баталий, когда около двухсот тысяч разъяренных мутантов, объединенных в так называемые “Измененные Дивизии”, сходились в жарких рукопашных с Королевскими Полками по всей планете. Ситуация на этом выжженом дотла мире оставалась напряженной до тех пор, пока на Маравель не прибыли победоносные части маршала Помпиду и полковника д'Эстена. Бригадный генерал Де Голь, назначенный ответственным за этот ТВД, с неохотой и завистью принял помощь более опытных и успешных офицеров, однако вместе они быстро разбили вражеские армии и поставили Маравель на колени. Противником, с которым столкнулись силы генерала Де Голя в первые месяцы боев, были те самые соединения мутантов в Конфедерации Ираклиона, о которых докладывал инквизитор Найман. Позже, они станут настоящим проклятием для Крестового Похода графа Люксорского.

+++

Вивек, Саурра, Сейда Нин

Тем временем, пока маршал Жорж Помпиду, бригадный генерал Де Голь и полковник д'Эстен вместе со своими боевыми частями завязли в боях на краю системы, лорд-милитант вместе с большей частью Вольпонской 55-ой Армией двинул эскадру дальше: на оставшуюся троицу аграрных миров системы Нанбарр.

Трагедия Вивека

На втором часу орбитальной бомбардировки Вивека нано-когитатор одного из магматических снарядов вышел из строя и бомба отклонилась от заданного ранее курса, сдетонировав в недрах горы близ одного из обстреливаемых населенных пунктов. Последующий взрыв сверхвысокой мощности на мгновение ослепил сенсорику всех судов эскадры, стоявших якорем на нижней орбите планеты, и на целые десятилетия погрузил всё южное полушарие планеты во мрак "ядерной зимы". Видимо, по словам аналитиков, как раз в глубине этой самой злосчастной скалы находилось секретное хранилище очищенного плутония, которое противник намеревался взорвать вместе с высадившимся десантом захватчиков. Так как никакого десанта и в помине не было, лорд-милитант лишь устало потер переносицу, сожалея о так бездарно потеряном мире. Его "сожаления", надо заметить, сопровождались громкими и далеко не самыми лестными описаниями умственных способностей командующих Конфедерации Ираклиона. Ударные контингенты войск генералов Ксавьера и Карнеги, готовые к высадке, получили неожиданный отбой.


Сауррский гамбит

Практически все мужское население Саурры, лишившись своих городов и поселений в результате орбитальной арт-подготовки, решило уйти в партизаны, оставив своих жен и детей на милость победителей. Благо, лесистая с высокими горами местность могла позволить им скрываться от имперских войск хоть целую вечность. Лорд-милитант, обеспокоенный возможной затяжкой кампании в данном регионе, поставил руководить этим ТВД прославленного своей изобретательностью и хитростью маршала Мюрата.
Согласившись с новым назначением, Мюрат крепко задумался, а как бы, например, поступили на его месте небезысвестные Пампиду или д'Эстен? Первый, не тратя драгоценного времени на долгие размышления, наверняка начал бы выжигать все наиболее густые леса авиационным напалмом, устроив потрясающий в своем размахе планетарный экоцид, а второй, напившись, принялся бы за массовые изнасилования и расстрел гражданского населения с целью вынудить партизан к капитуляции. Возможно, что экоцид был не таким уж и плохим вариантом, однако идея графа Люксорского заключалась в том, чтобы заставить местное население вновь растить хлеб и скот для нужд императорской армии. Второй вариант с расстрелами, как справедливо полагал Мюрат, только сильнее раззадорил бы сопротивляющихся.
Понимая, что партизаны Саурра ожидают от него аналогичных действий, хитроумный Мюрат нашел иной выход: находившиеся под его командованием вольпонцы могли быть суровыми и жесткими гвардейцами, готовыми выполнить любой приказ своих командиров, однако они также умели быть галантными и интересными для противоположного пола джентльменами. Спустя всего несколько недель в заново восстановленных городах вновь зазвучала веселая музыка и наивный детский смех, шампанское рекой полилось на устраиваемых военными офицерами балах и приемах, солдаты и инженеры Крестового Похода помогали женщинам восстанавливать дома и школы, а сам маршал, будучи человеком молодым и в самом рассвете сил, женился на одной очаровательной красоток из местных. Армия делилась с гражданскими теплыми вещами, едой и пресной водой, инструментами первой необходимости, не проявляя при этом ни капли недовольства или агрессивности. Спустя один месяц партизаны, наслышанные о великодушии и справедливости нового правителя, спустились с холодных гор, назад к теплу домашних очагов и женских тел, присягнув на верность "доброму господину маршалу". Граф Люксорский в своей поздравительной телеграмме пообещал молодому Мюрату чин лорда-милитанта и наследный графский титул, когда он сам присоединится к Богу-Императору на Золотом Троне Земли.

Кровавая жатва Сейда Нин

Оборону планеты Цианид возглавил сам Тетрарх системы Нанбарр, один из семи своих собратьев из Совета Республик. Против него лорд-милитант решил выступить лично. После относительно непродолжительной орбитального обстрела магналазеров, граф Эритиен Люксорский приказал высаживать войска. Полноценная имперская военная машина пришла в движение: армия, численностью в двести пятьдесят тысяч великолепно вышколенных гвардейцев и тридцать тысяч единиц различной боевой техники, от пугающих своими габаритами "Гибельных Клинков" до стандартных "Химер" и "Троянцев", полилась на землю Цианида. Десантирование, производившееся посредством тяжелых грузовых лихтеров и курсировавшей по маршруту земля-орбита транспортной авиации, заняло сорок восемь часов и тридцать три минуты (некоторые передовые части уже вступили в огневой контакт с неприятелем, когда последний грузовой контейнер, наполненный солдатами, только рухнул на землю).
Осознав, что его ждет долгая изнурительная война по всем канонам военного искусства, лорд-милитант приказал истребительной авиации ВКС в трехдневный срок добиться полного господства в небе. Тем временем генералы Ксавьер и Карнеги с пятидесятитысячным контингентом войск при поддержке трех дивизионов тяжелых "Махариусов" выдвинулись наперерез крупной вражеской танковой колонне, усиленной дивизией мутантов, идущей на поддержку к своему Тетрарху с другой части планеты. Сам лорд-милитант с преобладающей частью 55-ой Армии совершил недельный марш-бросок по направлению к мощной твердыне Аркастеллум, ставшей оплотом сопротивления на Цианиде. Долгий переход украшался постоянными стычками с организованно отступающей вражеской армией. Тетрарх системы Нанбарра, Артур Уэсли, необходимо отдать ему должное, оказался настоящим гением обороны: он все время отступал по заранее намеченному маршруту на заранее же созданные укрепления, дабы, при первом же риске быть разбитым, немедленно выйти из боя и оторваться от преследования, оставив позади себя небольшой арьергард. Отступал он, надо заметить, прямиком к Аркастеллуму.
И тут впервые себя проявляют Львы Урана, доблестные боевые братья которых за одну кровавую ночь вырезали гарнизон крепости под чистую и вывесили на ее стенах свой штандарт. Лорд-милитант до последнего момента не раскрывал этот свой козырь, стремясь к тому, чтобы вражеские командиры окончательно разуверились в наличие у него в подчинении этих элитных воителей Империума и совершили непростительную ошибку -расслабились. Получилось: утром следующего дня вместо ожидаемого укрепленного и могучего оплота Тетрарх увидел лишь разрушенные или догорающие руины крепости. Защитники никак не ожидали массовой телепортации внутрь твердыни закованных в терминаторскую броню ветеранов-космодесантников, возглавляемых самим великим магистром Ордена. Однако не бывает добра без горя: именно в момент триумфа Астартес, магистр которых лично разорвал на части коменданта Аркастеллума, пятидесятитысячный контингент войск генералов Ксавьера и Карнеги был в пух и прах разбит вражескими бронетанковыми отрядами и дивизией мутантов. Все три дивизиона "Махариусов" медленно тлели, разорванные залпами энергетических орудий. Генерал Карнеги угодил в плен, а Ксавьер сумел спастись от позора и, не смея более показываться на глаза командованию Крестового Похода, бросился на свой меч где-то в пустыне, ознаменовав тем самым первую крупную неудачу лоялистов в кампании.
55-ая Армия "Голубых Кровей" Вольпона оказалась между молотом вражеских танковых войск, крайне воодушевленных недавней победой, и наковальней армией Тетрарха, теперь на максимальной скорости идущей прямиком на лагерь Имперской Гвардии. Без лишних разговоров лорд-милитант со свитой и телохранителями эвакуировался на "Громовых Ястребах" Львов Урана, а вольпонцы, несмотря на провал Ксавьера и Карнеги не потерявшие ни присутствия духа, ни численного превосходства, стали готовиться к тяжелой битве. Их возглавил генерал от инфантерии Эрик Ньянма и великий магистр Лейтц.
Тем временем на орбиту Цианида стали прибывать гвардейские транспортники и суда поддержки, несущие в своих чревах победоносные подразделения маршала Помпиду, бригадного генерала Де Голя и полковника Жискара д'Эстена. Это были наиболее прославленные и опытные боевые офицеры в распоряжении лорда-милитанта, однако подчиненные им солдаты недавно прошли огонь и воду на Сейда Нин и сильно нуждались в коротком отдыхе и перегруппировке. Лорд-милитант решил приберечь этих гвардейцев в качестве резерва, но на всякий случай приказав им в любую минуту быть готовыми к экстренной высадке.
А на поверхности планеты, ранним весенним утром, авангард войск Тетрарха Нанбарра встретился с растянувшимся на 18-ть километров фронтом 55-ой Армии. Генерал Ньянма и вольпонцы под его командованием были истинными мастерами широкомасштабных столкновений и с радостным предвкушением ожидали приказа к наступлению. Основная проблема лоялистов заключалась в опасно приблизившейся к тылам 55-ой Армии вражеской танковой колонне и мутантских дивизиях при ней, которые с такой легкостью рассеяли контингент двух далеко не самых худших имперских генералов.
Возглавив два моторизованных вольпонских полка (111-ый и 332-ой Королевские) и батальон "Леман Руссов" (группа "Синие Демоны"), великий магистр Лейтц поклялся на Круст Терминаторис своего доспеха, что Львы Урана избавят Имперскую Гвардию от этой проблемы. Пятьсот верных космодесантников готовились к бою на орбите Цианида, ожидая лишь приказа своего лорда к массовому десантированию. Спустя неделю Лейтц сдержит клятву, потеряв в быстрой, но кровавой схватке всего лишь восьмерых боевых братьев.


Падение Сейда Нин

Битва на Сейда Нин ознамевала собой генеральное сражение за обладание всем Нанбарром, хотя и произошла она на небольшой аграрной планете на дальних окраинах этой системы. Тридцать днец и ночей подряд не утихал обоюдный артиллерийский салют, тридцать дней и ночей 55-ая Армия поднималась в решительные наступления и отбрасывалась контр-атакующими нанбаррцами, тридцать днец и ночей, не замолкая, ревели натужно идущие в лобовую атаку танки и БТР'ы противоборствующихся сторон, поддерживаемые многотысячными штурмовыми полками. Пятьдесят с лишним тысяч солдат и офицеров уже сложили головы на поле брани, оросив своей кровью скользкую от расплавленного человеческого жира и эскрементов землю Сейда Нина, а эта потрясающая мясорубка еще только-только разгоралась и набирала обороты.
Фронт вольпонцев, протяженностью в сорок с лишним километров, медленно отступал перед натиском растущих гор зловонных мутантских трупов и несмолкаемым ревом вражеской артиллерии, огрызаясь в ответ не менее массированным и куда более эффективным огнем "Василисков", однако ни одна армия в Галактике не сможет бесконечно долго соперничать с практически неиссякаемыми материальными и человеческими ресурсами планетарной системы.
Грандиозные баталии, в которых принимали участие целые полки и армейские корпуса, разгорались повсеместно по всей линии фронта. Фланговые удары легкой пехоты и бронетанковых частей стали досадной обыденностью для обоих сторон, хирургические вылазки Львов Урана давно перестали приносить какую-либо пользу в масштабе многотысячных противоборствующих армий и отбивались вражескими командирами повальной атакой накаченных наркотиками огринов и штрафников. Космодесантники со смертоносной спокойствием убивали их сотнями, однако, в конце концев, всегда отступали перед превосходящим в численности врагом.
Эта война стала настоящим испытанием для всех и каждого в Крестовом Походе, будь то последний небритый пехотинец или сам лорд-милитант, и имперцы проявляли чудеса отваги в этом бескрайнем болоте крови и огня, не досыпая и не доедая, день и ночь под обстрелом либо в бравой штыковой.
Граф Люксорский остро переживал свою неспособность быстро разрешить данный этап конфликта и по нескольку дней запирался в своем кабинете, не подпуская к себе никого из адъютантов или советников, кроме врачей, церковников или техножрецов-Биологис. Полностью передав все командование "Черным Черепом" в руки адмирала Апшерони, лорд-милитант сконцентрировался на главной, по его мнению, цели, доверив планирование предстоящей космической баталии в руки более смыслящего в флотоводстве командира.
Наконец, спустя две недели кропотливого труда плюс аналитической деятельности целого отдела имперских военных тактиков и шестнадцати сверхмощных ядерных когитаторов, лорд-милитант сумел вывести свои войска из застоя. Операция, получившая кодовое имя "Ускавар", позволила в четырехдневный срок взять в плотное кольцо группировку войск неприятеля численностью практически в сто тысяч человек и уничтожить ее в сконцентрированном огне реактивной артиллерии CQ-2. Потери имперцев при этом составили меньше пятнадцати тысяч солдат и офицеров. Чистая победа Тактика Империалис. Решающим фактором в данном предприятии сыграли неутомимые контингенты войск маршала Помпиду и полковника д'Эстена, свежие отряды которых высадились на планету под покровом темноты и сохраняя при этом полное радио-молчание.
Планета Цианид, а с ней и вся система Нанбарр, пали к ногам лорд-милитанта Эритиена, умоляя о милости. Тетрарх Нанбарра, легендарный мастер оборонительной войны Артур Уэсли, скованный по ногам и рукам был отправлен в имперский космос с очередной партией раненных, где его с радостным предвкушением ожидали лучшие палачи и дознаватели Инквизиции.



Истина – это власть. Невежественных и слабых нужно тащить к свету, какова бы ни была цена. Неважно, сколько из них будет плакать и истекать кровью по пути (Кор Фаэрон в Городе Серых Цветов, "Первый Еретик").

Сообщение отредактировал Horacio - Вторник, 2010-11-30, 1:14:34
 
HoracioДата: Вторник, 2010-11-30, 2:10:55 | Сообщение # 6
Sanctum Officio
Фракция: Инквизиция
Группа: Проверенные
Сообщений: 5067
Репутация: 979
Статус: Offline
Хроника III.
Высшая сила

Стратегия - это пожелание того, как будет действовать вероятный противник.

В звездной системе Баатор, в отделанных чистейшим золотом и горным хрусталем покоях Сапфирового Дворца, решился наконец вступить в военные действия Тетрарх, которого инквизитор Найман (имевший с ним продолжительный приватный разговор) описал как "главная угроза для благополучного завершения Крестового Похода". Облачившись в золотые энергетические доспехи, этот великолепный воитель повел свой флот и армию на выручку войскам дружественной системы Нанбарр.
Никогда не желавший открытых столкновений, а только свободы и независимости для своей родины и звездной системы, Тетрарх Баатора тем не менее слыл гением военного искусства, несравненным полководцем, почти что богом войны.
Его промедление со вступление в войну позже объяснили задержкой в мобилизации регулярной армии и поистине могучей армады боевых судов (никто и не предполагал, что пять систем, входящих в регион Звезд Ифрита, за какие-то жалкие два столетия изоляции смогли обзавестись собственным боевым флотом). Тетрарх Баатора не особо спешил, зная, что Крестовый Поход графа Люксорского все равно надолго застрянет в пространстве системы Нанбарра (потерю которой, если говорить на чистоту, он считал вполне приемлимой ценой за суверенитет целой Конфедерации), и медленно, но верно копил силы, более чем достаточные, чтобы вышвырнуть захватническую 55-ую Армию "Голубых Кровей" прочь из космоса Конфедерации Ираклиона.
Неожиданно для имперских аналитиков и стратегов его громадная флотилия, состоящая из множества космических судов различных конструкций и происхождения, была поддержана, кроме военных звездолетов других дружественных систем Конфедерации, еще и смертоносными боевыми кораблями ксеносов эльдар (!), а в могучую и многочисленную армию Баатора поступили новейшие когорты титанов из предательского мира-кузницы Неракка-III (Легио Кадаврус или "Монстры из Варпа"). Вместе они стали представлять вполне реальую угрозу самому существованию 18-ой Ударной Эскадры (капитаны "Черного Черепа" стали выступать за немедленное тактическое отступление обратно в имперское территориальное пространство, где они смогли бы в безопасности дождаться подкрепления в виде обещанной армады Вольных Торговцев герцога Валлентайна. Маршал Мюрат и генерал Де Голь также ратовали за отход армейских частей по всем фронтам, однако их голос разума остался неуслышанным за воинственно настроенными речами маршала Помпиду и харизмой полковника д'Эстена). С тяжелым сердцем адмирал Иоганн Апшерони, выполняя приказ лорд-милитанта, отдал распоряжение эскадре построиться в боевой порядок и выдвигаться на сближение с вражеской флотилией. Имперская эскадра Пацификус "Черный Череп" по всем статьям (кроме численного фактора) превосходила объединенный флот Конфедерации и эльдар, однако командиров Крестового Похода (да и самого графа Эритиена) сильно беспокоила перспектива встретиться в тактической дуэли с тем, кто имеет наглость называть себя "сыном Императора". По кораблям Крестового Похода, несмотря на дисциплинарные меры, предпринятые Комиссариатом, упорно ходила байка о том, что возможно этот Тетрарх Баатора и есть один из примархов, потерянных в мрачные времена Великой Ереси. Никого особо не прельщала перспектива соперничать в военном ремесле с мощнейшим интеллектом генетических сынов Императора, хотя в объективную возможность последнего мало кто верил, если не считать представителей низших чинов армии и флота. Однако все задавались вопросами: “Откуда же он, фраг его раздери, взялся?” “Кто он, проклятье, такой?” “Почему сорока миллиардное население Звезд Сапфирового Ифрита, всегда считавшееся морально устойчивым и верным регионом Империума, со слепым обожанием готово было отдать свои жизни во имя этого человека (демоническое вмешательство Ордо Маллеус, скрипя сердце, отвергнули)?” “Почему опытный убийца Каллидус оказалась повержена этим существом с почти детской простотой, а затем, помилованная им, присягнула Тетрарху на верность (четыре высокопоставленных офицера Вольпонской 55-ой Армии пали от ее руки, прежде чем библиарии Львов Урана выследили ассасина и сожгли ей мозг)?” “Почему инквизитор Найман застрелился в собственном кабинете, оставив после себя сотни прославляющих этого человека записей вперемешку со своим мозгами?” “Почему в Конфедерации Ираклиона так высоко почитается культ Бога-Императора и один из Его величайших Святых?” “Почему Адептус Механикус и целый Легион богоподобных Титанов без боя присягнули ему на верность?” Лорд-милитант не знал ответа ни на один из поставленных выше вопросов.
Тогда великий магистр Лейтц - лидер Львов Урана - обратился к графу Люксорскому с личной просьбой, которую Эритиен с радостью удовлетворил. Седовласый и великолепный командующий Орденом просил лорд-милитанта дать возможность его боевым братьям взять на абордаж флагман Тетрарха Баатора во время неминуемого столкновения флотов. Он говорил, что четыреста его боевых братьев и все крейсера космодесантников будут включены в единый тактический план битвы и сражаться бок-о-бок с иными силами 18-ой эскадры, однако он настаивал только на одном - Первая Рота Ордена и сам магистр телепортируются на вражеский флагман и, как выразился Лейтц, "найдем и раздавим этого лже-примарха во имя Жиллимана. Проблем не будет. То, что задница нашего Отца безвылазно торчит на Макрагге, я уверен точно".

Ядовитый цейтнот

После покорения Сейда Нин аграрные и сельскохозяйственные миры системы Нанбарр отныне находились под полным военным и политическим контролем оккупационных сил Империума, и лорд-милитант Эрик Эритиен двинул свой Крестовый Поход дальше - к столичной планете Цианид Примус – пока резервные части Крестового Похода и Адептус Министорум не приводили к Согласию население захваченных планет. Уже спустя год отсюда тоненькой струйкой польются первые пополнения в 56-ую Армию.
Город-улей Гефестион, единственный крупный населенный пункт Цианида Примус, в котором проживало около трех с лишним миллиардов человек, считался громадным по производственному объему мануфакториумом и крепостью одновременно. Величественные кузни и промышленные заводы, ауксилии еретических Адептус Механикус и остроконечные конусы астропатических станций венчали края и шпили сего мегаполиса, миллионная регулярная армия день и ночь стерегла покой горожан и обеспечивала порядок на улицах, три полка "измененных" мутантов и десять когорт киборгов неусыпной вахтой дежурили на стенах, подпирающих собой сами небеса, и блок-постами стояли на всех переходах между уровнями.
Горожане и военные, решив сопротивляться, несмотря на казнь своего Тетрарха, в спешке покинули верхние уровни улья, понимая, что они станут легкой добычей для орбитального удара имперцев, и сконцентрировали основные свои силы на двух средних и нижнем уровне города. Оборону города-крепости возглавил сам губернатор планеты - старый полководец, ветеран Имперской Гвардии, боевой офицер и генерал в отставке по имени Малкадор Карний. Он решительно и жестоко сверг администрацию Гефестиона и кастеляна этой крепости, который намеревался сдать город силам Крестового Похода.
У лорда-милитанта оставалось около месяца или чуть больше до того, как к границам системы Нанбарр подойдут боевые звездолеты Конфедерации и Тетрарха Баатора, посему старик решил действовать твердо и без лишних колебаний.
"Доминус Беллус", грозный и величественный флагман Крестового Похода, прикрываемый со всех четырех сторон сторожевыми эсминцами "Кобра", вышел на космическую орбиту Цианида Прим в шесть вечера по корабельному времени на 216 день 40-го миллениума и с ходу дал одиночный залп из носовых торпедных отсеков. Использованная торпеда содержала в себе дорогостоящий сейсмо-магматический заряд высокой мощности, начиненный очищенным протоном. Весь флот "Черного Черепа" располагал всего несколькими такими снарядами: эти старинные разработки техножрецов Марса придавалась к флагманам всех Крестовых Походов именными указами Верховных Лордов Терры с личного благоволения генерал-фабрикатора Омниссии, наряду с вирусными боеголовками для ритуала экстерминации, специально против таких вот "крепких орешков", как Гефестион.
Торпеда, усовершенствованная особой буровой конструкцией из чистейшего электриума и мелта-взрывателями направленного действия, вгрызлась в само основание города-улья в районе центральных врат и детонировала в трех киллометрах под землей. Взрыв потряс саму земную твердь Цианида, гибельные цунами и землетрясения сотрясали континент в течение нескольких суток, содрагались сами горы. Уровень повреждений в районах близ самого Гефестиона трудно было даже вообразить: город-улей, простоявший незыблемой скалой на протяжении десяти тысяч лет со времен приведения к Согласию примархом Кораксом и его Гвардией Ворона, попросту исчез во взрыве водорода и при аномальном движении тектонических плит. Погибли бесчисленные миллиарды людей, одновременный псионический крик которых всколыхнул черные океаны душ Имматериума, привлекая к реальной вселенной совершенно ненужное внимание.
Однако жители нижних уровней, несмотря ни на что, выжили. Это были тяжелые дни и недели для этих храбрых и выносливых людей, сопровождавшиеся нехваткой воды и критическим запустением хлебных ангаров. Люди голодали. Распространялись болезни. Шли слухи о бандах каннибалов, появившихся в самых темных глубинах нижних уровней. Гефестион был городом-крепостью и проецировался лучшими инженерами древности: на эту жуткую акцию геноцида Малкадор Карний ответил оскорбительным радиосигналом, в духе «Мы живы и что дальше!?». Два верхних уровня его улья безвозвратно погибли, однако еще по крайней мере три громадных жилых и промышленных уровня столицы продолжали функционировать. Вольпонским офицерам и гвардейцам претила сама мысль о том, что их бросят сражаться в грязные туннели и проходы города-улья, словно каких-то грязных крыс. Это претило их чести и боевой тактике. Граф Люксорский уже собрался было обрушить на головы Гефестиона еще одну подобную боеголовку, однако тут к древнему лорд-милитанту подоспело долгожданное подкрепление в виде нескольких дюжин разномастных каперских и гигантских грузовых судов, которые собрал в единый пиратский кулак знаменитый на весь сектор Вольный Торговец — герцог Валентайн. Армия наемников, которую несли в своих чревах эти полуразваливающиеся межзвездные развалюхи, насчитывала около сотни тысяч самых беспринципных и отъявленных головорезов и искателей приключения со всего громадного сектора Волтерс Клувер, многие из которых были заключенными-рецидивистами, осужденные по самым строгим статьям Уголовного Раздела «Lex Imperialis», и заслуживали участием в Крестовом Походе свое искупление. Они жаждали лишь крови и скорой наживы. И лорд-милитант Эрик эритиен предоставил им возможность развлечься: в узких грязных туннелях и темных нижних уровнях этого города-крепости наемники чувствовали себя практически как дома и с радостью бросились на защитников, потрясая разномастным огнестрельным и холодным оружием. Позади этого хищного сброда шли несравненные Львы Урана и не было предела их ярости.



Истина – это власть. Невежественных и слабых нужно тащить к свету, какова бы ни была цена. Неважно, сколько из них будет плакать и истекать кровью по пути (Кор Фаэрон в Городе Серых Цветов, "Первый Еретик").

Сообщение отредактировал Horacio - Вторник, 2010-11-30, 2:11:13
 
Форум » Другое » Творчество » Крестовый Поход на миры Ифрит
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright dawnofwar.org.ru© 2010
Используются технологии uCoz