Главная страница | Регистрация | | Вход Приветствую Вас Гость | Steam ВКонтакте Twitter RSS
[ Новые сообщенияПравила форумаУчастники •  Поиск ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Anchar, Talos 
Форум » Другое » Творчество » Капитан и Комиссар. (сборник миников.)
Капитан и Комиссар.
ОлмерДата: Пятница, 2011-02-25, 3:09:18 | Сообщение # 1
Группа: Проверенные
Сообщений: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Автор: Олмер.
Бета: Zeus_Nord.
Жанр: фантастика с элементами детектива.
Статус: завершен.
Дисклеймер: права на данную вселенную принадлежат Games Workshop.
Размещение: с моего разрешения.
Предупреждения: присутствует мат.
Саммари: 41-е тысячелетие. Планета Армагеддон. Второе нашествие военачальника Газкулла идет полным ходом. Орды врагов захлестнули планету разом. Верховное командование отдало приказ резервным полкам выдвигаться на передовую линию фронта, что бы закрыть бреши. И вот за несколько дней до отправки на войну, в военном городке Тартар произошел ряд странных случаев…

Капитан и Комиссар.

Капитан Флавиз Кант шел по коридору столовой в сторону комнаты, где обедал и ужинал офицерский состав. Под кителем капитана была припасена бутылка с вином. Сегодня был первый и, скорее всего, последний неофициальный и торжественный сбор всех офицеров, со всех окрестных полков. «Затишье перед бурей», как говорят старые ветераны или же: «Последняя долгая передышка перед отправкой на передовую».
Вскоре из-за поворота раздалась какая-то солдатская песня.
Она была немного грустной, но торжественной и еще она напоминала о родном городе Флавиза.
Капитан Кант прислушался.
Марш Армагеддона, неофициальный. Сочиненный каким-то полковником или генералом в память о доблестных защитниках городов: Инфернус, Гадес, Адский Предел и других, которые не жалея ни себя ни врага до последнего защищали свою родину. Капитан грустно улыбнулся, ностальгия медленно захватывала его сознание.
Стряхнув набежавшие чувства, гвардеец продолжил свой путь, погружаясь в воспоминания о своей мирной жизни, об учебе в Военной Академии, о своих товарищах и сокурсниках. Вспомнил тех из них, кто не дожил до этого дня.
«Когда же эта проклятая война закончится? – пронеслось в его голове. – Когда она прекратит ломать человеческие судьбы и мечты? Когда она отступит, наконец?!»
Открыв дверь офицерской столовой, Флавиз окинул взглядом разномастную компанию. За общим столом, стоявшим в центре, сидели генерал-лейтенант Васкер, непосредственный командир Канта, во главе стола, справа его адъютант майор Энтони, слева полковник Дымин и еще какие-то офицеры из армагеддонских полков, не знакомые Флавизу.
Среди них выделялся высокий мужчина плотного телосложения. Судя по характерной высокой остроконечной фуражке, он был комиссаром, а по черно-серебряной униформе – скорее всего комиссаром военной полиции. Он спокойно и непринужденно перебрасывался короткими фразами с одним из бывалых вояк.
- Развлекаемся, господа офицеры? – весело поприветствовал капитан Кант своих коллег. Те встретили его нестройными дружными выкриками. Комиссар только лишь поднял вверх полупустой фужер.
- А, Флавиз, ты как раз вовремя, - поднялся генерал-лейтенант Васкер, салютуя ему бокалом с вином. – Надеюсь, дополнительный боеприпас подвез? – шутливым тоном поинтересовался он.
- Так точно, - не менее шутливым тоном ответил Флавиз, щелкая каблуками. Одним простым и ловким движением Кант извлек из своего тайника бутылку под бурные аплодисменты.
Капитан оглядел помещение получше. Кроме основной массы за главным столом, в углах сидели группы поменьше и чином пониже.
В противоположном конце несколько командиров экипажей танков что-то бурно обсуждали, сопровождая свои слова обильной жестикуляцией. Примерная сцена разворачивалась за столиком, где сидели пилоты. «Видимо, делились друг с другом секретами особо хитрых маневров», – подумал Флавиз, наблюдая за активной беседой мастеров своего дела.
Вокруг всей этой братии туда-сюда шмыгала обслуга в красных балахонах с капюшонами, скрывавшими лица.
А в самом дальнем углу ютились офицеры Савларских Хемо-Псов.
Эти вместе со своим комиссаром сидели отдельно и держались особняком. Общались исключительно друг с другом и изредка с безмолвной механизированной прислугой. Оно и понятно: савларцев не выносит ни один из высших чинов и при первой же возможности отправляет их куда подальше и поглубже, желательно в один конец. При этом те, кто отправляли, пытались свести общение с ними к минимуму перед какой-нибудь заброской и в светлых мыслях мечтали о героическом, а еще лучше массовом героическом, самопожертвовании со стороны савларцев. А остальные их просто на дух не переносят.
Сами Хемо-Псы отвечали взаимностью. Если у тебя что-то пропало, если вдруг выясняется, что коробки с трехнедельным запасом самых сильных обезболивающих или еще каких-нибудь медикаментов доходят до точки назначения в весьма потрепанном состоянии и к тому же не полностью, если со склада вдруг что-то исчезло, то знай – их попросту своровали или «ссавларили».
«Тихо сп__дил и ушел, называется - нашел». Так гласит одно очень и очень древнее изречение, получившее очень широко распространенное на Савларе и в местах, где савларцы находились в данный момент. Это правило появилось на планете сразу же с появлением первых ее поселенцев – преступников сосланных на рудники Савлара – добывать ценные минералы из дышащих ядовитыми и токсическими парами недр рудников.
Из-за того что савларцы прекрасно подходили для борьбы в глубоких ядовитых туннелях, потому что их весьма многочисленные банды постоянно вели между собой ожесточенные войны у себя на родине, было решено сформировать из них полки, для поддержки основных военных сил на Армагеддоне. Создав из них несколько полков и дав им право забирать любой трофей, добытый ими на поле боя – командиры армагеддонских полков получили грозное и эффективное оружие для ведения боев в подземных коммуникациях огромных городов. Так как у противника была очень наглая привычка: появиться где-нибудь за оборонительным рубежом какого-нибудь города и атаковать защитников с тыла, используя оные подземные коммуникации для перемещения.
Флавиз окинул высокомерным взглядом савларцев, тактично прерывая его возле их комиссара. Небритые, практически лысые с бледной, чуть с желтоватым оттенком, сморщенной кожей, с налитыми кровью глазами и черными кругами под ними. Все без исключения были одеты в штопаные и перештопанные сотни раз грязные комбинезоны, а тяжелые растоптанные армейские ботинки были полностью в грязи и видимо даже не знали что такое «чистка».
«Апофеоз уродства, лучшие из худших», - подумал капитан Кант насчет этой компании. – «Наверняка их рук дело».
- Чего зенки вылупил? – грубо поинтересовался один из савларцев, бросая колючий взгляд из-под лобья.
- Да, так, - ядовито ответил Флавиз, проходя к главному столу, - почуял, что как-то пахнет здесь не хорошо, вот мне и интересно стало из-за чего. А посмотрев в вашу сторону, понял откуда веет так смрадно.
- Ах, ты ж мразь, - прошипел савларец, резко соскакивая со своего места.
- Странно слышать подобное от того – кто большую часть своей жизни провел в бесчестье и обмане, - с издевкой усмехнулся капитан Кант.
- Раздавлю, - грозно прорычал Хемо-Пес, отодвигая стул. Внезапно его остановил один из товарищей, сидевший рядом. Тихо пошипев друг на друга, савларци вернулись на свои места. – За базаром следи, - угрожающе бросил он Флавизу.
Последняя фраза, савларца не шибко понравилась Канту, и сейчас он готовился выложить все свое, мягко говоря, не лучшее мнение о Хемо-Псах, как вдруг его плечо очень крепко сжала рука обтянутая черной кожаной перчаткой.
- Я думаю, тебе не стоит сейчас произносить хоть что-то, - раздался глубокий, слегка бархатный, но требовательный голос.
Флавиз хотел было обернуться и высказать заготовленную фразу для Хемо-Псов в лицо положившего руку на его плечо, но слова сами собой застряли в горле, увидев, что за плечо его держал, ни кто иной как тот самый комиссар военной полиции.
- Бран Милоу, - представился он, отпуская плечо капитана и протягивая руку уже для приветствия. На Флавиза внимательно глянул один единственный внимательный ярко-зеленый глаз, чей взор, казалось, мог видеть собеседника насквозь и читать его мысли как открытую книгу. Вторым оказался рубиновый окуляр имплантата, заменявшего правый глаз, вокруг которого расходились небольшая паутинка глубоких шрамов и сеть мелких проводов. Чуть крючковатый нос.
«На стервятника смахивает, не так ли? – задал он сам себе вопрос – А из-за всего этого черного на грифа похож».
На вид комиссару можно было дать шестьдесят лет из-за морщин и коротких седых волос.
- Да, да, Бран дело говорит, не обращай внимания на них, капитан, - Васкер отвлек внимание Канта от комиссара. – Лучше, сядь с нами, попей вина, поешь чего-нибудь. Не стоит портить ни кому этот вечер. Подобный ему наступит не скоро, и увидим ли мы его - тоже не известно. Так что не омрачай краски.
Хоть до отправки на линию фронта и были несколько дней, но генерал-лейтенант был прав – такой вечер выдастся еще не скоро. Завтра уже будет забот по горло: надо в последний раз провести инвентаризацию во взводе, необходимо провести последнее плановое учение, необходимо заполнить кое-какие бумаги и обсудить с генерал-лейтенантом­ схему логистики и доставки боеприпасов на линию фронта. Но еще кроме всей этой рутины – за оставшееся время необходимо было найти воров и вернуть сворованное со складов имущество обратно. Наглые ночные грабители совершили уже четвертый успешный налет на склад его полка.
Из-за этих воров Флавиз не спал уже несколько дней и практически ни чего не ел. О чем с великой радостью сообщил ему желудок, разбуженный ароматом жареной картошки со сметаной.
- Как прикажете, - капитан сел за стул, который Бран услужливо подставил рядом с собой. Удивленно хмыкнув, Кант принял немое предложение Милоу сесть рядом с ним и тут же накинулся на тарелку, словно оголодавший хищник, добравшийся до своей жертвы.
- Комиссар Милоу, чем обязан, такой честью? – светским тоном поинтересовался он, закончив есть и вытерев губы салфеткой.
- Просто… - хлопнул руками Бран, - предлагаю выпить за знакомство, - и комиссар подставил свой фужер к капитанской бутылке с вином. Флавиз сначала обомлел от сказанного, а потом подумал, что комиссару нездоровится, но откупорить бутылку, откупорил.
Обычно многие офицеры и рядовые считают, что комиссар – кровожадный маньяк, считающий, что если он сегодня не провел хотя бы один расстрел, то зря прожил этот день. А этот вел себя не так, как положено «кровавым маньякам». Он не был на первый взгляд без эмоций и холоден, как палач перед казнью. Он не был высокомерен и надменен, как человек, стоявший вне обычной вертикали чинов Имперской Гвардии. По одному его виду можно было сказать, что Милоу видел гораздо больше, чем капитан Кант за свои тридцать лет жизни. Комиссар сейчас напоминал ему чем-то старшего товарища, взявшего руководство над более молодым.
- Сэр, вы в порядке? – вежливо поинтересовался Кант у своего собеседника, наливая вино в фужер и жестом подзывая проходившего сервитора с пустой и чистой посудой.
- Да, я в полном порядке, - невозмутимо ответил Бран, беря стеклянную емкость с плескавшимся внутри напитком. – Кстати, я слышал – вы занимаетесь поисками грабителей, повадивших лазить на ваши склады ночью?
- Так точно, - отчеканил Флавиз, как будто он докладывал генерал-лейтенанту Васкеру о проделанной работе за месяц, одновременно наливая вино в подставленную емкость, но заметив, как лицо комиссара сморщилась, он вежливо спросил. – Вы точно в порядке, комиссар Милоу?
- Ведите себя свободней сегодня, капитан, - проворчал тот. – И называйте меня сегодня – Бран. Это приказ, капитан Кант.
- Как будет вам угодно… Бран, - выдавил опешивший гвардеец таким немного не характерным поведением человека, стоявшего на более высокой ступеньке и вообще вне всей этой лестницы чинов.
- Вот и славно, - произнес комиссар, делая пробный глоток. – М… отличное вино, Флавиз, - довольно крякнул он, одобрительно поглядывая, то на бутылку, то на капитана. - А как вы думаете, кто виновен в этих кражах?
- Тут и думать нечего, - проворчал Кант, недобро косясь на савларцев, те синхронно и недобро свернули глазами в ответ. Их комиссару было как видно все равно, так как он задремал прямо за столом, тихо посапывая, завернувшись в свой черный плащ и надвинув на глаза свою фуражку. – Полк Савларских Хемо-Псов, вот кто виновен в этом! – громко объявил он на весь зал.
- Слышь ты, крыса тыловая, думай, прежде чем вякать! - злобно рыкнул все тот же савларец, соскочивший на ноги в первый раунд перепалки, а все тот же его товарищ, сидевший рядом, тут же схватил за запястье. – Батя, отпусти меня! – угрожающе прошипел Хемо-Пес, схватившему его.
- Сиди и не дергайся, - произнес названный Батей, холодно и не менее угрожающе. Бросив полный ненависти взгляд на Флавиза, савларец медленно сник, по одному его виду было видно, что он не очень-то и хотел спорить с Батей, и весь оставшийся вечер вел себя тише воды и ниже травы.
- А савларцы вас «уважают», - иронично отметил комиссар Милоу, смакуя каждый глоток вина.
Кант отмахнулся от этой фразы как от назойливой мухи.
- Сами виноваты, пусть ведут себя, как люди, - фыркнул капитан, - а не как тупоголовые животные.
- Капитан, вы слышали: «В Имперской Гвардии все гвардейцы одного звания – равны друг перед другом, не взирая: откуда родом или какого рода». Так что ведите себя корректно по отношению к вашим коллегам из савларского полка, - строгим и требовательным тоном порекомендовал Бран. – У вас есть доказательства того, что савларцы виновны в ограблениях?
- Пока нет, но будут, - упрямо вытянул вперед голову Флавиз. – Хотя, зная их репутацию, я уверен, что именно они виноваты во всех этих кражах.
- Вот если будут – добро пожаловать с ними ко мне в кабинет, - наставнически изрек комиссар Милоу. – А если их нет, то и суда тоже нет. И судить людей по их репутации – не лучший вариант, Флавиз.
- Флавиз, этими своими делами ты себя в могилу раньше времени затащишь, - подключился к разговору Канта и Милоу майор Энтони. – Отдохни, а?
- Господа офицеры, слушайте команду, - задорно объявил генерал-лейтенант на весь зал, казалось, что ни что в Галактике не способно хоть как-то сегодня испортить настроение Васкера. – Отставить обсуждение дел и тем, что так или иначе связанных с нашей деятельностью! Это касается всех, вас тоже, Бран.
- Ладно, хорошо – лениво протянул комиссар, откидываясь на спинку стула. – Капитан, чем вы занимались до войны и вообще до того, как поступить на службу?
- С чего бы не начать… Бран…

Следующим утром капитан находился у генерал-губернатора­ и отчитывался перед ним по полной программе. Учение в роте провел? Ни как нет, сэр. Что там с подготовкой к отправке на линию фронта? Солдаты занимаются погрузкой боеприпасов. Хорошо, как там поживают наши ночные незваные «гости»? Сэр, до отправки на фронт я найду их и заставлю вернуть украденное обратно, все вплоть до разряженной энергоячейки. И такой блиц-опрос продлился где-то с час.
Потом Флавиз еще несколько часов рассказывал и одновременно показывал на тактических картах схемы подвоза боеприпасов, каждый раз аргументируя и объясняя по каким причинам он выбрал тот или иной путь.
Ближе к часам трем Кант вихрем ворвался в казармы роты, попутно отчитав часовых, считавших ворон во время дежурства (первогодки что с них возьмешь!), и сержанта, поставившего оных часовых. Уже сорванным голом, но не потерявшим силы звучания и от этого ставшим еще более грозным, объявил построение.
Вылетевшие на плац, как ошпаренные, сержанты криками, бранью и пинками занялись построением роты, попутно раздавая «плюшки», тем кто, по их мнению, медлил. И все это действие происходило под нещадно палящим дневным солнцем. Через десять минут вся Четвертая Рота стояла, вытянувшись по стойке смирно, перед своим командиром, расхаживавшим перед строем взад-вперед сложив руки за спиной.
Внезапно капитан остановился и глянул на своих солдат из-под козырька фуражки. В серо-синих глазах заиграл огонь. Набрав в легкие как можно больше воздуха, Кант обрушил свою речь на солдат:
- Гвардейцы Империума! – зычно прокричал Флавиз, держа свою осанку прямо, как и полагалось командиру роты. – Через несколько дней мы отправляемся на фронт – биться с врагом, жестоким, опасным и жаждущим нашей крови! Гвардейцы, вспомните своих погибших родных и товарищей, подумайте о близких, которые выжили и находятся у нас в тылу! Вы последняя надежда и тех, кто погиб, и тех, кто сейчас жив! Мы отомстим за павших, мы защитим свою планету и свой народ! – гвардейцы поддержали его дружным одобрительным ревом и криком. – Сегодня будет последнее учение, а скоро наступит практика, практика всех тех знаний, которыми я вас все это время снабжал и время покажет – кто хорошо усвоил урок, а кто халтурил! Бойцы, гвардейцы, доблестные солдаты Империума, я всем сердцем желаю, что бы каждый из вас выжил! А теперь разбились на пары, и начать отработку приемов рукопашного боя!
Что-что, а Кант умел говорить длинные речи, заставлявшие солдат приободриться.
Посбрасывав прямо на землю казенные коричневые куртки солдаты тут же приступили к упражнениям. Флавиз медленно и нехотя прохаживался между отрабатывавшими приемы гвардейцами, попутно ругая ленивых и нерасторопных, попадавшихся ему на глаза.
- Капитан Кант! – внезапно раздался знакомый голос, звавший его.
- Комиссар Милоу, - капитан развернулся на каблуках в сторону голоса. К нему медленно шел Бран. За спиной в порывах ветра слегка колыхали полы черного плаща, на краткий миг Флавиз увидел позолоченную рукоять палаша. Рука гвардейца инстинктивно легла на рукоять его собственной рапиры. – Что вы здесь делаете?
- Гулял. Вижу у вас тренировка, могу присоединиться? – поинтересовался комиссар, остановившись в паре шагов от капитана. – Я бы хотел узнать, что вы из себя представляете в фехтовании.
- Как скажите, комиссар Милоу, - Флавиз элегантным движением отстегнул ножны и встал в стойку.
- Хорошая идея капитан, - одобрил Бран, повторяя движение Канта. – Ваши ножны достаточно хорошо закреплены?
- Так точно, комиссар, нападайте, - клинок Флавиза дрогнул от нетерпения.
- Защищайтесь!

Удар. Парироваие. Ложный удар. Шаг назад, контратака в открывшийся бок.
- Неплохо, - одобрительно рявкнул Бран, сбивая плотной и тяжелой тканью плаща траекторию полета меча Флавиза. Очередная серия ударов со стороны комиссара. Профессиональный блок со стороны капитана. На краткий миг Милоу неожиданно улыбнулся, чем на доли секунды ошеломил Канта. Но этих долей секунды комиссару хватило коснуться капитанских ребер железной дугой, предохранявшей его пальцы от удара.
- У вас неплохой стиль, капитан, - подметил Бран, отходя на пару шагов назад. – Вы родом из военной аристократии?
- Так точно, комиссар, наш род уже несколько поколений несет службу в Планетарных Силах Обороны и Имперской Гвардии, занимая различные офицерские должности. Не исключением стал и я. А вы, комиссар, из какой семьи?
Лицо уже старого комиссара посуровело и стало немного мрачным, даже бронзовая пластинка на щеке потускнела немного.
- Я из семьи обычного рядового, Флавиз, - тихо и с грусть сказал Милоу, - и я горжусь этим, так как благодаря героическому прошлому моего отца я получил возможность стать комиссаром…
- Простите великодушно, комиссар, - виновато произнес капитан.
- Ни чего страшного, - проскрипел Бран, его лицо вновь стало стало спокойным и рассудительным, - забудем. А теперь если вы не возражаете, то я вам преподам пару уроков. Урок первый. Бой – не дуэль. Хочешь выжить – пользуйся всеми приемами, которые знаешь и всеми средствами, что бы победить врага. Например: плащ. Если он сделан из плотной и прочной ткани, то им можно попробовать отклонить удар или затормозить его.
Кивнув головой, капитан сделал очередной выпад. Комиссар резко ушел в сторону, тем самым сократив расстояние до минимума и, воспользовавшись дугой, отходящей от гарды, как кастетом, нанес предупреждающий удар в висок.
Отойдя чуть в сторону, Флавиз потер ушибленное место.
- Урок два. Гарда меча, как и его лезвие – две части оружия и, следовательно, гарда тоже может быть применена как оружие. Оголовье вполне способно травмировать кости при правильном ударе и, если этот удар нанесен в незащищенное место.
- А какой тогда третий урок?
- Урок номер три, - комиссар Милоу, отдернул подол плаща и молниеносно выхватил из кобуры свой пистолет, направив его дуло в грудь Канта, все это произошло буквально за доли секунд и, не успевшему среагировать, Канту оставалось лишь удивленно хлопать глазами, находясь под прицелом. – У офицерского состава, кроме меча, есть еще личное стрелковое оружие. Ба-бах, - пистолет в комиссарской руке, слегка дернулся, а потом вернулся обратно на свое место. Флавиз тихо рассмеялся.

Через часа три Флавиз ввалился в каптерку. На ватных и трясущихся ногах прошел к своей койке и обессилено плюхнулся на нее. Болело буквально все, но особо неприятно болел живот, из-за того что он с самого утра ни чего не ел, и сильно царапало пересохшее горло. Жутко хотелось пить.
Перевернувшись на спину, Кант отстегнул фляжку с родниковой водой. Провоевав с, как на зло, заклинившей крышкой, а потом попусту отбив ее об косяк тумбочки, припал сухими губами к горлышку.
Неожиданно раздался громкий стук в дверь и в каптерку влетел сержант Хэнкс, отвечавший в последнее время за сохранность складского имущества.
- Капитан, мы схватили этих уродов! – на радостях объявил он.
- Каких таких «уродов»? – устало спросил он, делая первый глоток. На несколько секунд оторвавшись от фляжки, капитан блаженно закрыл глаза, а на лице заиграла счастливая улыбка.
- Савларцев, двое, нет, трое, кружило возле нашего расположения. Все вынюхивали гады: кто охраняет, насколько ответственен, сколько служит уже. Видимо к очередному налету готовились.
- Веди, - приказал Флавиз, моментально соскакивая с койки и убирая фляжку на место, всю боль, как рукой сняло, заменив на чувство радости и гордости за своих солдат.
- Так точно.

Вскоре они стояли возле одноэтажного здания, сделанного из бетонных плит, с плоской крышей. Возле двери стояли гвардейцы из отделения Хэнкса. Хромированные стволы лазерных винтовок держали под прицелом три фигуры, в которых с трудом можно было узнать человека. А то, что это были гвардейцы – узнавалось только лишь по блеклому латунному двуглавому орлу на униформе среди многочисленных заплат и швов. Схваченные савларцы хмуро смотрели на свих охранников.
- Так, так, попались, наконец, - довольно потер ладони Флавиз, быстрыми шагами приближаясь к группе. Хэнкс шел позади.
- Слушай, командир, мы гуляли, нельзя? – нагло поинтересовался один из пойманных, едва, едва дотягивавший окружающим до пояса. С круглой, чем-то похожую на детскую, головой и маленькими темными глазами.
Сначала Кант подумал, как в число савларцев мог затесаться ребенок? Но немного приглядевшись, он признал в нем ратлинга, низкорослого подвида людей. «Маленькие, шумные, голодные и порочные создания, - вспомнились ему слова одного комиссара. – Но дьявольски меткие и осторожные, к тому же, хорошо готовят. Держитесь от этих «крысят» подальше, если вам дороги вещи, которые вы таскаете постоянно в карманах».
- Слушай, дядя, может, отпустишь нас? – ратлинг вмиг скорчил жалостливо-насмехаю­щуюся рожицу и сделал несколько шагов в сторону капитана.
- Так, «крысеныш», руки вперед и что бы я их видел, - надменно произнес Флавиз, - и ни шагу ближе, иначе я не отвечаю за твою целостность. Гвардейцы, этого мелкого на мушку. Что делали тут? - это уже он обратился к товарищам по несчастью «крысеныша».
- Сказали же тебе – гуляли, - раздраженно фыркнул другой. – На этой земле находится какая-то сверхсекретная хрень тактического значения, что за какую-то прогулку по ней тычут в морду оружием?
- Было бы это так – живыми передо мной не стояли бы, - желчно ответил капитан, мечтавший в данный момент, что бы действительно Савларский полк Хемо-Псов сгинул где-нибудь в подземных тоннелях и желательно с пользой. - А теперь по делу – куда спрятали наворованное?
- Чего? – осклабился ратлинг. – Дядя-военный, ты, что за пургу там гонишь?
- А за такие неуважительные разговорчики могу и приказать вас на месте расстрелять, - могильным тоном произнес «Дядя».
- Ни духу, ни толщины кишки не хватит, капитан, - ратлинг смачно сплюнул под офицерские сапоги.
- Ты так уверен? – хищно оскалился Флавиз, медленно вытаскивая пистолет.
- Эй, капитан, может, и меня вместе с ними пустишь в расход? – раздалось откуда-то со стороны. Из темного переулка вынырнул еще один Хемо-Пес – Батя. – Я их командир и забираю с собой.
- Если ты их командир – остаешься здесь, - дуло пистолета нацелилось на вышедшего буквально из ниоткуда савларца. Флавиз был удивлен тем, что не расслышал топот ботинок по асфальту, а потому решил сохранить свое удивление под маской решительности и непоколебимости, а стоявшие рядом с ним подчиненные, лишь придавали еще большей уверенности, при виде не робевшего командира. Что им сделает один единственный савларец, хоть и шагающий так тихо, даже в армейских ботинках по мостовой? У него тут отделение вооруженных и хорошо обученных бойцов, прошедших первый круг Ада войны.
- Отставить! Недомерок, Встряска, Динамит, я вам, что идиоты говорил, напомните-ка? – из-за спины Бати показался комиссар, по-видимому, тот самый, кто сидел в тот вечер с ними за столиком. – Капитан, приказываю – освободить этих троих под мою личную ответственность.
- Но, сэр... - попытался возразить Флавиз.
- Тебе что сказал старшой? Выполняй, солдафон, - властно произнес Батя, скрестив на груди свои могучие руки.
- Хэнкс, командуй, - угрюмо бросил своему сержанту капитан Кант.
- Отставить, - скомандовал, не менее раздосадованный сержант рядовым.
Поворчав, гвардейцы отвели в стороны дула винтовок.
- Батя, уведи в расположение этих придурков, да так что бы по дороге вновь не попали в какой-нибудь просак, - холодно процедил савларский комиссар.
- За мной! – резко скомандовал Хемо-Пес и, развернувшись, скрылся в переулке, откуда вышел, там же исчезли и оставшиеся трое савларцев. Прежде чем исчезнуть за углом, ратлинг оттянул нижнее веко левого глаза и показал язык, капитану, который от досады стирал зубы в порошок.
- Прошу простить их, капитан Кант, я предупреждал своих людей, что бы они ни шатались по территории вашего полка, - произнес комиссар, убедившись, что его подопечные действительно ушли, - но видимо как всегда пропустили мои слова мимо ушей. И предупрежу: мои люди ни чего не воровали с ваших складов, в этом я вас заверяю со стопроцентной уверенностью. Я, как ни кто другой, хорошо знаю савларцев, так как живу среди них уже пять лет, и смог изучить, как следует их характер и психологию. Ваши грабители – не мои люди.
- Вы называете этих «животных» людьми? – с горечью поинтересовался Флавиз, не веря в сказанное.
- Да называю, - невозмутимо ответил Комиссар (про себя Флавиз решил его именовать именно так). – Скажи мне, капитан, чем твои бойцы отличаются от моих савларцев? Тем, что перед законом пока чисты или же тем, что родились на Армагеддоне, а не на Савларе. Мы рискуем своими жизнями не меньше вашего, прикрывая ваши же тылы, мы так же сражаемся с врагом, как и вы. Так что мы ни чем не отличаемся друг от друга, только лишь происхождением и тем, каким местом повернулась к нам судьба. «В Имперской Гвардии все гвардейцы одного звания – равны друг перед другом, не взирая: откуда родом и какого рода» - вам же эту фразу сказал Бран, во время вашего с ним знакомства?
Канту удивился тем фактом, что Комиссар назвал Милоу по имени.
- И да, держитесь-ка вы ближе к Брану, все-таки, у него есть чему поучиться, - посоветовал савларский офицер. – Хорошего вам вечера.
Отдав честь Комиссар развернулся на каблуках и исчез в том же направлении, куда ушли его подопечные, оставив Флавиза и его подчиненных.
- Капитан? – тихо поинтересовался Хэнкс.
- Возвращайтесь на свои места, что бы ни одна мышь без вашего ведома не прошмыгнула. За проявленную бдительность объявляю благодарность, - сухо ответил капитан. – Через некоторое время приду – проверю, как охраняете и если увижу, что кто-то дрыхнет на посту или валяет дурака, то пусть пеняет на себя.

Капитан Кант направился к зданию полевого штаба, чудом более-менее уцелевшего под недельным артобстрелом. Пропетляв, как и в прошлый вечер, по узким светлым коридорам здания, он добрался до столовой, откуда шел запах гречневой каши с тушенкой.
«Снова каша», - скептично подумал Кант, садясь за стол и вспоминая все свои предыдущие рационы.
- Я знал, что увижу вас именно здесь, Флавиз, - возле него сел комиссар Милоу ставя возле себя объемистую сумку, внутри которой что-то брякнуло. Канту стало казаться, что комиссар постоянно следил за ним, с первого момента их встречи. Он понимал, что у комиссара военной полиции найдется куча дел, чем «прогулка» возле места базирования его роты.
- Комиссар Милоу, скажите прямо – вы меня в чем-то подозреваете? – холодно поинтересовался Кант.
- Что вы, вовсе нет, - Бран миролюбиво поднял руки вверх. – Вовсе нет, вы просто мне интересны, Флавиз, как человек и офицер. У вас есть хорошие качества лидера, и вы неплохой командир, но заносчивость и суждение людей, только по слухам могут сыграть с вами злую шутку. Так же советую вам передать мне дело о хищении с вашего склада, а завтра утром предлагаю встретиться у генерал-лейтенанта Васкера. Займитесь своими прямыми обязанностями, а я займусь своими. Если договорились, то завтра у Васкера свидимся.
- Но…
- Завтра утром, у генерал-лейтенанта в кабинете, до встречи, - встав с места комиссар удалился восвояси, не забыв забрать с собой сумку.

Бран словно коршун над добычей, нарезал круги вокруг письменного стола, с громоздившимися на нем инфопланшентами, попутно обрабатывая информацию полученную из них и вспоминая свои разговоры с сержантами из роты капитана Канта, после тренировок.
В принципе ему только и надо было загонять бедного капитана до полного истощения, что бы тот, наплевав на всех и вся, отправился отдыхать, что бы комиссар мог провести расспросы по всем правилам, из которых он почерпнул немало ценной информации. После расспросов, по дороге к себе он повстречал своего старого друга, с которым когда-то учился на одном курсе в Схола Прогенум. Оказалось, его друг был несколько лет назад направлен в савларский полк, что тоже оказалось не менее ценным.
Посоветовавшись с ним, Бран направился в отдел кадров, где затребовал необходимую информацию по всему полку генерал-лейтенанта Васкера. После он отправился в столовую, так как не сомневался, что, ничего не евший с утра, Флавиз направится на ужин, так как во время тренировки с ним пару раз услышал недовольное бурчание его желудка и нелепые отмазки и отговорки молодого, по его меркам, офицера по поводу странных звуков.
После того, как ему удалось уговорить Канта отказаться от этого дела, Милоу вернулся к себе в кабинет, где изучил всю информацию. И сейчас в его голове была более-менее полная информация. Нацепив довольную ухмылку, которой бы позавидовал любой хищник, Бран отложил это дело в своей памяти на видный угол и принялся возиться с документацией, которую следовало завтра днем отправить уже в вышестоящую над ним инстанцию.
«А все-таки быть комиссаром военной полиции утомительно, вот бы снова вернуться в ряды обычных, полковых», - мечтательно подумал он, откладывая инфопланшеты в сторону и положив перед собой папку с документами. Из нее он извлек на свет «просьбу о переводе» уже подписанную его начальством, осталось только выбрать полк и…

Следующим утром Флавиз стоял возле бронированной двери кабинета своего командира. Оттуда периодически доносились удивленные выкрики Васкера и очень знакомый рассудительный, спокойный голос. После нажатия на руну на панели управления, дверь с тихим урчанием отодвинулась в сторону.
Перед капитаном предстала следующая картина: Васкер смотрел на комиссара Милоу, как на сумасшедшего, майор Энтони метал молнии и пыхтел от злости, его узкое костистое лицо приняло багровый оттенок, при этом яростно что-то кричал и пытался что-то объяснить генерал-лейтенанту,­ тыкая пальцев в невозмутимого Брана.
- Сэр, и вы ему поверите?! – с вызовом спросил Энтони. – Кант, а ты что здесь позабыл, живо выметайся, не видишь – важный разговор генерал-лейтенант ведет?
- Важный для вас, майор, - напомнил Милоу, непринужденно закидывая ногу на ногу. - И это по моему приглашению сюда пришел капитан Кант.
- Я не верю в это, - обреченно вздохнул Васкер, медленно садясь в свое кресло. – Максим, как ты мог?
- Неужели вы верите этой штабной «ищейке»? – взмолился адъютант. – Да я бы никогда, вы же…
- Что никогда? - прервал майора Бран, его голос как кнут ударил Энтони по спине. - Ни когда бы ни проигнорировали приказ покровителя вашей семьи, бывшего правителя этой планеты Германа фон Штраба, обвиненного в преступной халатности перед лицом врага, которая привила к многомиллионным жертвам в прошлой войне – провести диверсию в полку, к которому вы были приписаны? Отпираться бессмысленно майор, вот, - он извлек из кителя инфопланшет и бросил его на стол генерала Васкера. – Тут все указано про вас и про ваши связи, в частности. Сержанты, находившиеся в момент своего дежурства на складе, сказали мне, что перед совершением кражи приходили вы и еще несколько людей с вами. Они до мельчайших подробностей рассказали, кто были ваши подельники, которых я уже ночью допросил и лишний раз убедился, что главный виновник вы – майор Максим Энтони. Ваше личное оружие на стол и без шуток, иначе – расстрел на месте.
- Да пошел ты, - психанул майор, его рука дернулась к пистолету с кобурой.
Рука майора, уже с пистолетом поднимается вверх и целится в Брана. Алая вспышка сверкнула в полутемной комнате. Тело уже мертвого адъютанта рухнуло на мраморный пол. Пистолет в руке Канта ходил ходуном, сам капитан был похож на человека, вышедшего из алкогольного ступора, обнаружившего на руках кровь и не помнившего, что произошло с ним, хотя и чувствует необоримый стыд.
- Что я наделал?! – отчаянно прохрипел он, выпуская из ослабевшей руки оружие.
- Ты поступил правильно, с чем и поздравляю, - одобрительно буркнул Бран, подходя к оцепеневшему Флавизу. – Хороший пистолет. Не теряйте его, он не раз еще спасет твою жизнь или чью-то другую жизнь, - нагнувшись, комиссар подобрал выроненный пистолет. – Именной?
- Старшему брату принадлежал, - выдавил Флавиз, его глаза с тупым отрешением уставились в лицо Милоу. – Комиссар… сэр… я… я… убил только что своего товарища по полку… - заплетающимся языком выдавил он.
- Ты убил предателя, - поправил его Бран, - я не вижу в этом ни чего плохого.
- А я лишился в одночасье не только друга, но и хорошего адъютанта, - напомнил о себе своим недовольным ворчанием Васкер.
- Не знаю, что насчет друга, но с адъютантом это поправимо, - рука комиссара вновь скользнула под китель, и перед Васкером лег «Приказ».
Пробежав по тексту глазами, генерал рассмеялся, понимая намек.
- На счет адъютанта, согласен, на счет друга – посмотрим, - от всей души хохотнул Васкер, ставя роспись. – Добро пожаловать к нам в полк, комиссар Бран Милоу.
Новоиспеченный полковой комиссар отдал честь, а потом ободряюще хлопнул по плечу все еще угнетенного капитана.
- Думаю, капитан Кант, у нас будет достаточно времени, что бы я вас еще чему-нибудь научил, - весело сказал он, крепко сжимая плечо капитана.
- После такого, я бы не отказался коньячка выпить, - добродушно сказал Васкер, посмеиваясь. – Кто не против? Ни кто? Отлично. Тебе, Флавиз, в первую очередь.



Сообщение отредактировал Олмер - Суббота, 2011-03-05, 1:02:45
 
HoracioДата: Пятница, 2011-03-04, 3:01:27 | Сообщение # 2
Sanctum Officio
Фракция: Инквизиция
Группа: Проверенные
Сообщений: 5067
Репутация: 979
Статус: Offline
Quote (Олмер)
Капитан Флавиз Кант шел по коридору столовой в сторону комнаты, где кушает офицерский состав.

Кушает моя жена, а офицерский состав Гвардии Его Величества принимает пищу. Красивее ведь, правда?


Истина – это власть. Невежественных и слабых нужно тащить к свету, какова бы ни была цена. Неважно, сколько из них будет плакать и истекать кровью по пути (Кор Фаэрон в Городе Серых Цветов, "Первый Еретик").
 
AncharДата: Пятница, 2011-03-04, 4:14:25 | Сообщение # 3
Лорд Чернокнижник
Группа: Модераторы
Сообщений: 138
Репутация: 1553
Статус: Offline
Или обедает или ещё что, но "кушать" чисто разговорный вариант


 
ОлмерДата: Суббота, 2011-03-05, 12:58:16 | Сообщение # 4
Группа: Проверенные
Сообщений: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Horacio, Anchar,

дико извиняюсь wacko

 
Форум » Другое » Творчество » Капитан и Комиссар. (сборник миников.)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright dawnofwar.org.ru© 2010
Используются технологии uCoz