Главная страница | Регистрация | | Вход Приветствую Вас Гость | Steam ВКонтакте Twitter RSS
[ Новые сообщенияПравила форумаУчастники •  Поиск ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Anchar, Talos 
Форум » Другое » Творчество » Закон и справедливость (Адептус Арбитрес)
Закон и справедливость
HoracioДата: Среда, 2011-04-06, 1:23:16 | Сообщение # 1
Sanctum Officio
Фракция: Инквизиция
Группа: Проверенные
Сообщений: 5067
Репутация: 979
Статус: Offline
Муравейник



Фиолетовые густые облака плотно покрывали небо над верхним уровнем Великого Улья Бернардо, красиво закручиваясь немыслимыми спиралями. Холодные резкие ветра практически сбивали с ног редких в это время суток пешеходов, постепенно превращаясь в самые настоящие вихри. В общем блоке С тускло горели уличные фонари, сильный ветер гонял повсюду пыль и мусор по давно не убиравшимся проулкам.
- Обосраться, - коротко прокомментировал погоду шеф патруля Эрих Джонсон, ведя за собой группу вооруженных арбитров. С ног до головы закованные в черные доспехи, с горящими зеленоватым огнем нокс-визоров прорезями шлемов, они были скорее похожи на призраков, вышедших на охоту в ночи, чем на простых служителей правопорядка.
- Что, черт побери, мы ищем в этой дыре? Да еще такими силами? - громко спросил Майкл Гариссон, провожая внимательным взглядом бронированный спидер с мрачной символикой Адептус Арбитрес, пронесшийся у отряда над головами. Две идентичные ему машины сканировали местность поблизости термо-визорами, активировав орудийные турели на носу и мощные двойные прожектора на днище.
Четыре "Носорога" и шесть транспортных "Химер" повышенной вместимости.
- Как обычно, Майкл, как обычно, - отвечал ему шутливым тоном третий член патруля, который вел на тонком стальном шнуре двух тихо рычавших кибер-мастифов. Его звали Иован Макаровский. Долгими зимними дежурствами этот жизнерадостный и никогда не унывающий арбитр любил похваляться своими подвигами в рядах Вестроянских Первенцев. - Мы вечно ищем справедливости, но она всегда ускользает от нас.
- Справедливость? - хохотнул Майкл. - А зачем же понадобилось арбитру искать справедливости? Мы служим законности.
Около четырех часов назад ОСН (Отдел Спутникового Наблюдения) среди ночи поднял на ноги моторизованную роту арбитров для проверки сведений о назревающей в общем блоке С массовой демонстрации оппозиции. Спутники докладывали о значительном повышении температуры воздуха в районе, что могло свидетельствовать о наличии там огромного количества людей.
- Внимание, всем патрулям и транспортам! Местность зачищена, угроз правопорядку в общем блоке C не выявлено, - проскрежетал в ухе Джонсона вокс голосом судьи-исполнителя Герриха. Его судейская "Рино" сердито взревела двигателями и унеслась прочь из сектора видимости, наверняка возвращаясь на базу. - Я отменяю режим чрезвычайной ситуации, установленный в районе четыре часа назад. Переходим к нормальному графику работы. Благодарю за службу, арбитры! Геррих, конец связи.
Тем не менее патруль арбитров под началом шефа Джонсона продолжал шнырять по самым злачным проулкам общего блока С, внимательно осматривая окружающую обстановку. С их позиции на самом краю верхнего улья прекрасно виднелась вся открытая небу южная часть обширного среднего уровня, промышленные заводы и литейные фабрики которого сейчас находились в полнейшем застое. Зарплаты давно не выдавались и рабочие вместе со всем обслуживающим персоналом цехов вышли на улицы – бастовать.
- Обосраться, - вновь произнес Джонсон, поудобнее перехватывая боевой дробовик. "Сейчас бы сидеть дома, приобняв свою старушку, - думал командир, сетуя на злую судьбу и пожевывая длинный седой ус под шлемом. - Нет же, приходиться выгуливать эту шайку имбецилов под проливным дождем! Э-эх..."
- Капитан Милович вызывает Патруль-4! Повторяю, Милович вызывает Патруль-4!
- Патруль-4 на связи, капитан! - по протоколу ответил Джонсон в вокс-линк. - Говорит командир патруля Эрих Джонсон, сэр!
- Эй, Джонсон, ты слышал господина судью Герриха? - капитан Драго Милович был старинным приятелем командира Джонсона по университетским временам. Затем их пути разъединились: Эрих поступил на службу к судьям Адептус Арбитрес, а вот Драго предпочел податься в Префектус Виндиктайр, объясняя это тем, что там кормят лучше, да и вообще больше пространства для налаживания личной жизни. Однако дружба этих двух людей не угасала вот уже тридцать лет подряд, несмотря на жесткое соперничество между двумя этими крупными правоохранительными организациями Империума. - Мы ведь можем уже возвращаться, здесь всё чисто! У меня есть свободное место в грузовичке: могу подвезти, если хочешь. Ты как?
- Спасибо за предложение, приятель, но я лучше проверю здесь всё более тщательно, - ответил Джонсон, стараясь на замечать усталые вздохи своих людей за спиной. - А ты возвращайся - увидимся сегодня в "Серебряном орле".
- Как скажешь...
- Господа офицеры! - вдруг пробился в эфир еще один - третий - голос, на этот раз женский. - Говорит дежурный вокс-оператор Базы. Не засоряйте линию, джентльмены.
- Понял вас, База. Конец связи. - проговорил Джонсон в вокс и продолжил патруль.
Кислотный, опасный для кожи ливень хлестал непрерывно в течение всей ночи, сводя к нулю все попытки Официо Метеорологис разогнать облака к завтрашнему празднеству удачного окончания Покорения Нирванны. 256-ая армия, специально сформированная для этой цели общими стараниями трех имперских субсекторов, прекрасно справилась с поставленной задачей, хотя и понесла катастрофические потери.
- Ну и погодка... - протянул Гариссон. Злачные проулки, скоростные шоссе, вольные проспекты и площади с гордыми и часто древними, как и сам этот мир, именами - все будто вымерло.
Джонсон задрал голову вверх: в Золотом Городе блока А он смог разглядеть черные силуэты высоких шпилей правительственных сооружений, пронзавшие своими готическими контурами фиолетовые облака; арбитр мог видеть башни Астропатики, дворец планетарного губернатора, бастионы Великих Домов - ни одного признака жизни, ни одного лучика тепла или света.
- Это нормально, сэр? - спросил Лех Красович, расматривая аномально фиолетовые облака над головой, закручивавшие в немыслимые вихри. Рядовой арбитр, недавно переведенный на Юнону Майорис с Краков Люминаэ - развитого мира с теплым мягким климатом, видимо впервые лицезрел такую дерьмовую во всех отношениях погоду.
- Нет, мать твою, - огрызнулся командир, не снимая шлем закурил сигару и вновь опустил на лицо непрозрачное забрало шлема. - Ни хрена это не нормально! А теперь заткнись и делай свою работу!



Decodenz



Улицы Трои, одного из крупных промышленных секторов Улья Бернардо на среднем уровне, буквально взбесились: люди вышли на массовые митинги и демонстрации, выкрикивая иногда совершенно абсурдные по своему содержанию требования. Вооруженная толпа громила офисы и торговые ряды района, полностью застопорила дорожное движение, концентрируясь вокруг местных ведомств Администратума и финансовых департаментов правительства.
- Подданные Бога-Императора! - громко и внятно выкрикивали рупоры арбитраторской "Химеры", которая проламывалась сквозь океаны демонстрантов, подобно атомному ледоколу. На борту этого БТР'а, чуть ниже официального номера “ТРИ-ШЕСТЬ” и белого символа Адептус Арбитрес, гордо красовалось эротичное изображение полуголой девицы в совершенно непристойной позе. Это позорное творчество появилось на борту “ТРИ-ШЕСТЬ” после одного неудачного патруля в нижние уровни Бернардо, после которого строгие выговоры были занесены в личные дела каждого члена экипажа данной “Химеры”. Командование бригады, а особенно бравые техножрецы Адептус Механикус чуть душу не вытрясли из командующего танком майора Декса Уварова за халатность, повлекшую за собой такое оскорбление Духа-Машины, но самому броневику эта “татуировка”, нанесенная какими-то уличными хулиганами, явно пришлась по вкусу. Когда служба техобслуживания пыталась отмыть эту позорную для чести танка картину, Химера “ТРИ-ШЕСТЬ” буквально взбесилась и чуть не разнесла в щебки половину ангара, не позволяя ремонтникам закрасить сие непристойное художество. Слава Императору, ее орудия в тот момент еще не были заряжены. После долгих дискуссий и к позору Уварова командование решило оставить изображение нетронутым, нежели связываться с эксцентричным Духом Химеры "ТРИ-ШЕСТЬ". - РАЙЗОЙТИСЬ!!!
Магнафоны БТР'а (с изображением голой девицы под устрашающим символом Адептус Арбитрес) тем временем продолжали публично вещать, остановившись в самом центре гигантского пересечения двух крупнейших магистралей Великих Ульев:
- Согласно ч. 3 ст. 167 тома II Lex Imperialis запрещены собрания людей, числом превышающие одну сотню душ, в общественных местах без особых на то разрешений Магистрата или муниципальных властей! Немедленно разойтись! Повторяю: розойтись!
Толпа ревела и бесновалась, словно одержимая, не желая успокаиваться и расходиться. Из разгромленных лавок и аптекарионов были похищены неизмеримые запасы алкоголя, еды и наркотиков, что еще более разогрело агрессивное настроение людей. Наркокартели из нижних уровней, которым была только на руку продолжительная анархия в городе, бесплатно раздавали всем желающим боевые стимуляторы и сильнодействующие психотропные вещества. Нарастал уровень мародерства и преступности в общем.
- Разойтись! Граждане, это приказ Трибунала! - надрывал голос рядовой арбитр Амор, высунув голову из люка бронетранспортера. Арбитр нервно потирал шоковую дубину на поясе. Толпа пугала его; эти разъяренные лица и перекошенные рты вокруг. Их были тысячи и тысячи. - Прошу вас, разойдитесь! Командование прикажет нам стрелять, если вы не уйдете с магистралей! Вы перегородили движение!!
- Пошел вон, щенок! - крикнул кто-то из толпы, метнув в арбитра чем-то тяжелым. Камень отрикошетил с нагрудной пластины его облегченного варианта "Энфорсер Лайт". - Убирайся пока живой!
Только толстый адамантий "Химеры" и мрачный вид стрелка за станком тяжелого болтера на корпусе защищали молодого адепта от гнева толпы. Однако он сам не желал оставлять свои попытки образумить толпу: ведь Амор еще в Академии поклялся защищать всех этих людей, этот чертов мир. Юноша искренне сочувствовал демонстрантам: истощающая война в соседнем субсекторе Нирванна, кровавое вторжение Легионов Хаоса, непрекращающаяся вот уже целых шесть лет гражданская война на соседской Юноне Секундус, жесткая диктатура планетарного правительства, которое само выбивалось из сил, пытаясь удержать уровень производства оружия и бронетехники на прежнем уровне – всё это сильно утомляло. Люди устали, они ведь хотели только простой жизни и мира в своих семьях, а в ответ получили всё это... В сложившейся на планете ситуации никто из присутствующих на митинге не был виноват – граждане хотели лишь своих честных, кровью и потом заработанных кредитов, дабы накормить голодающих детей и жен. И вины местных властных структур тут тоже не было: по приказу Администратума и Департаменто Муниторума все доходы планеты, результаты промышленного производства, практически вся еда, продукты питания и излишки лекарств срочно перенаправлялись на лежащий в руинах субсектор Нирванна и на соседнюю Юнону Секундус. Правительство Великих Ульев Бернардо не могло оспаривать требований организаций, представляющих собой Адептус Терра и власть самого Бога-Императора. Получается, во всем была виновата война. Война и... Империум.
- Нападение на офицера Закона! - крикнул Амор, вздрогнув от собственных еретических мыслей. - Что вы делаете, люди?! Опомнитесь!
- Транспорт “ТРИ-ШЕСТЬ”, вызывает База, - пришипел вокс в ухе командира “Химеры” майора Декса Уварова. - Экстренное положение, срочно возвращайтесь. В вашем районе не безопасно. Спутник регистрирует массовый исход граждан с площадей св. Маврикия и Триумфаторов в вашу сторону. Еще пять минут промедления и вы попросту не выберетесь из этого ада. Как поняли, “ТРИ-ШЕСТЬ”?
- Говорит транспорт “ТРИ-ШЕСТЬ”, - отозвался Уваров. - Вас понял, база. Вывожу “Химеру” из района. Как поняли?
- Понял вас, “ТРИ-ШЕСТЬ”. База, конец связи.
Амор прослушивал переговоры своего командира с командованием через свой вокс-линк. Не успел он толком обдумать полученное сообщение, как три человека в полуоборванных одеждах неожиданно запрыгнули на борт бронетранспортера и, поддерживаемые одобрительными криками толпы, кинулись на молодого арбитра. Еще четверо, одетые в городской камуфляж военной формы СПО, но с сорванными знаками отличия, попытались обойти БТР сзади. Оружия у них, слава Трону, не было.
- Назад! - рявкнул Амор, замахиваясь потрескивающей электричеством дубиной. Мужчины, не обращая внимания на его крики, кинулись к нему. Они определенно пытались стащить его с брони танка и завладеть открытым люком "Химеры".
Шоковое оружие в руках Амора, врезавшись в живот первого нападающего, сразу же нейтрализовало его волнами парализующей энергии. Человек скривился, резко дернулся от высоковольтного токового удара, пронзившего все его мышцы, и мешком сполз с бортов "Химеры". Второй нападающий изловчился и хорошенька врезал Амору ногой, обутой в армированый гвардейский ботинок, по голове. Если б не верный шлем, лежать бы ему с черепно-мозговым сотрясением, лишившись сознания.
Арбитр поспешно ретировался внутрь танка и быстро задраил тяжелый люк.
- Бред, - констатировал он, сняв шлем, и резко встряхнул головой. - Прошу прощения, майор, но я должен был попытаться!
- Я же говорил: "сиди внутри" - нет, обязательно нужно погеройствовать! Нужно всегда доверять опыту старших, рядовой! - недовольно пробурчал командир экипажа. - Объявляю выговор. Без занесения в личное дело.
- Есть выговор! - отдал Амор честь и потянулся в арсенал за дробовиком. - Что будем делать, сэр? Можно я по ним из болтера жахну?.. Совсем охренели, гады!
- Я щас по тебе жахну, дубина! Слышал приказ Базы? Мы возвращаемся, - коротко бросил командир. - Рулевой, давай назад - курс в ангар А-456! В варп этих выродков! Пускай ими занимается СПО, а мы свою работу сделали!
- Вас понял, майор Уваров, сэр! - отозвался рулевой и “Химера” взревела мощными двигателями.
- Говорят, в Золотом Городе собираются праздновать Нирваннское Покорение, - задумчиво проговорил Амор, когда "Химера ТРИ-ШЕСТЬ" уже несла свой экипаж к одной из баз Арбитрес. - Странные люди, эти богачи - у них под боком нарастает недовольство черни, а они гуляют и веселятся!
- Дождутся они, - покачал головой командир. - Когда-нибудь в их мраморные с золотые особняки ворвутся рабочие и гангстеры с нижних уровней, предварительно перестреляв всё сопротивление, и хорошенько над ними поглумятся...
- Мы станем им мешать? - спросил Амор.
- Прикажут - придется. Но лично я не стал бы. Я клялся защищать этот мир для Императора, а не охранять этих высокородных выродков от собственной тупости!



Belleville



Мелисса де'Вир, несмотря на свои юные двадцать шесть, уже успела дослужиться до звания сержанта и состояла на хорошем счету у начальства. Привлекательная молодая женщина, волевая и исполнительная, ей бы рожать новых солдат для Императора, но своенравная Мелисса решила по-иному.
В шестнадцать лет, по окончании общеобязательного школума, девушка шокировала родителей и всех близких, объявив о намерении поступать в Академию Правосудия и Арбитража.
Отец, влиятельный торговец и предприниматель планетарного масштаба, строивший планы о браке своей дочери с сыном одного из своих конкурентов, четыре часа орал на весь дом благим матом и грозился лишить дочь наследства, но осекся при виде холодной решительности в глазах своего ребенка, заявившего, что ей плевать на деньги и положение в обществе.
Наконец, изрядно напившись, отец объявил дочери, что она вольна поступать, как пожелает, жестоко избил жену и отправился в постель с очередной наложницей, вычеркнув свое чадо из памяти, семейных архивов и завещания. Мелисса же, вместо подвенечного платья нарядившись в черный с серебром мундир Арбитрес, с довольно высокими баллами поступила в Академию.
Уголовное право и криминология давались ей легко, боевые дисциплины тоже, а наставник тактического искусства вообще называл ее будущей маршалом-примус. С психо-доктринацией было сложнее - девушка свободно читавшая наизусть целые абзацы Lex Imperialis, не могла нормально произнести простенькую литанию Министорума. Это шокировало представителей Церкви, но судья разрешили девочке проодолжать обучение. Как выразился мастер-инструктор Виктус: "Арбитрам не обязательно читать молитвы, избивая шоковыми дубинами толпы демонстрантов".
Криминалистические науки также давались ей с трудом, но она никогда не собиралась идти в следователи маршальской полиции Магистратума.
Мелиссе не повезло: на второй год обучения всех курсантов Академии срочно перебросили на соседнюю планету – Юнону Секундос - в качестве подкрепления местным судьям. Лорд-ректор посчитал, что небольшая прогулка под артиллерийскими снарядами его воспитанникам не помешает. На Юноне Секундус свирепствовала самая настоящая война: изрядный шок для неокрепших молодых сердец, зато прекрасный жизненный и боевой опыт. Долгих шесть месяцев полсотни арбитров и шесть десятков курсантов вместе с ополчением из бывших рабочих держали оборону "Рониссена" - громадного комплекса литейного завода по производству брони на корпуса гвардейских "Леман Руссов". Стратегический объект, литейный завод не должен был оказаться в руках противника и Адептус Арбитрес с честью выполнили свой долг, удержав фабрику до подхода сил грифонской техногвардии.
Судья-наставник Вектус уже на первый месяц боев возвысил молодую курсантку, демонстрирующую чудеса тактического планирования, до звания рядового адепта.
Домой Мелисса вернулась уже ветераном, обученным без раздумий нажимать на курок, закаленным в жестоких боях с повстанцами и гордым серебрянным орлом на нагрудной пластине брони.
Кровопролитная война на Юноне Секундус до сих пор продолжалась, но лорд-ректор вывел из нее своих бывших рекрутов, дабы вручить им дипломы об окончании Академии в торжественной обстановке. Мелисса, получившая в боях изрядный боевой и командный опыт, была сразу же повышена до звания сержанта и отправлена на нижние уровни Улья Бернардо...
... Взрыв! Острейшие осколки летят во все стороны, с шипением пронзая броню и кожу людей, выворачивая внутренности и обнажая кости.
- Рекруты! - резкий окрик судьи-наставника выводит молодых курсантов из ступора. На уровне рефлексов они пригибаются, поудобней перехватывают лазганы и дробовики, начинают оглядываться в поисках врага. - Первое отделение, займите мне то здание и закрепитесь там! Второе, третье, за мной! Помните, чему вас учили в Академии! Страх - это слабость!
Рядом лежит Гиббсон, у него больше нет ног и кровь ручьями льется из перерезанной осколком глотки. Пять минут назад он рассказал анекдот, мы смеялись и нравились друг-другу. Что же это?...
... Мелисса подставила голову под сильные струи обжигающего душа, закрыв глаза и стиснув зубы, но слезы все равно брызнули из ее глаз....
... У меня закончились энергетические ячейки для лазгана, а пистолет вышел из строя еще неделю назад - нового пока не выдали. Я вонзила свой штык-нож в брюхо последнего из повстанцев, наблюдая его предсмертную агонию. Какие они страшные и потные, с загорелыми черными лицами, прикрытыми белыми повязками, хотя сама я наверняка выгляжу не лучше, целые дни подряд бегая по окопам и бункерам без элементарной ванны.
Откуда-то появляются новые противники, я их не заметила. Кинжальный огонь штурмовых винтовок срезал сразу трех моих друзей. Рей и Артур МакСартоны - родные братья, и Максим Раевский, интеллигент и огнеметчик. Я осталась последней. Увидев во мне женщину, враги решили взять меня живьем. Это спасло мне жизнь, но уж лучше бы я погибла в тот день. Я билась как могла, но тягаться против нескольких здоровенных мужчин не могла физически. Позже я проклинала свою слабость и поклялась душами всех своих павших однокурсников искоренить ее из своего тела.
Меня связали и потащили куда-то в канализацию, в подземные туннели, где восставшие оборудовали временный лагерь. В ту ночь меня обесчестили поочередно шесть раз, а затем еще и еще раз.
Бойцы в черной пластинчатой броне позже спасли меня. Не помню когда или как, но после вечности унижений и страданий, приятно было вновь отдать честь старшему офицеру, хотя и шатаясь от усталости в ногах. Настоящие герои - один из них подошел ко мне и пожал руку.
- Благодарю за службу, адепт! - сказал он, не снимая шлема. Я не видела его лица, но голос узнала сразу же - сам генерал Баррак!...

...Меллиса смахнула слезы с ресниц и щек, подставив лицо под очищающие водяные струи, и выключила воду. Пора на работу.



Ехterminatus



Конгресс служителей Адептус Арбитрес, многие из которых являлись заслуженными ведомственными генералами, префектами и провостами, созывался только по самым экстренным случаям, когда вопрос стоял о безопасности всего субсектора. Событие такого рода являлось само по себе довольно экстроординардным случаем и в последний раз проходило пятьдесят лет назад, когда в субсектор вторглись армады орков "Вааагхх!" Наздрога Архикиллы.
На съезды такого уровня обычно собирались лучшие судья всей системы, ученые процессуалисты, профессора общемперского уголовного права; присутствовали также подчиненные Адептус Арбитрес ведомства маршальской полиции Магистратума и офицеры Префектус Виндиктайр.
Боевой крейсер "Завет Чести", на борту которого предпочитали проводить свои собрания судьи, встал на нижний якорь между двумя незаселенными планетарными гигантами системы Бернардо Ги, заглушил плазменные двигатели и активировал пустотные щиты. Теперь ни один спутник, даже сверхчувствительные сенсоры астрономических станций, не смогли бы подслушать секретов Адептус Арбитрес. Эскадроны истребителей патрулировали пространство космоса вокруг звездолета, нарезая лихие виражи в безвоздушном пространстве.
В Зале Ангельского Очищения "Завета Чести" доминировали мрачные черные и фиолетовые тона, подчеркнутые изредка элегантным серебром имперских орлов и символами Весов Правосудия над головами трех высших судей Трибунала. Широкие кафедры из грубого дубового дерева и железные скамьи для присутствующих слушателей лишь подчеркивали общую спартанскую обстановку в помещении. Громадная платиновая статуя, изображавшая одну из ипостасей Бога-Императора с весами и громовым молотом наперевес, была установлена над единственным входом в Зал Очищения. Вокруг Владыки Человечества, прикрыв Его ростовыми щитами, идеальным строем стояли каменные изваяния первых из тех Адептус Арбитрес, что положили начало славной организации судей в стародавние времена Великой Ереси.
Древние, как и сам корабль, фрески украшали потолок и стены Зала Очищения, изображая картины эпических сражений, в которых Адептус Арбитрес отстаивали право Бога-Императора править Галактикой.
Трое высших служителей Закона в субсекторе председательствовали сегодня заседанием Конгресса, сидя бок-о-бок на специальном возвышении под статуей Императора, пристально следившем за своими верными слугами.
Дамы и господа, позвольте мне представить вашему вниманию Верховное Командование Адептус Арбитрес субсектора: леди маршал-примус Анжелика Сантана, коммандер судейского корпуса на трех планетарных системах, включая знаменитую "Дивизию Покорителей", прославившихся во время первых годов баталий на Юноне Секундус. Суровая элегантная дама, одетая в строгий парадный мундир арбитров. Бледное, по патрициански жесткое лицо, высокие скулы и холодный взгляд белесых глаз. Эта жестокая женщина не останавливалась ни перед чем: массовые казни, тотальный режим жесткого контроля над населением и властями - Сантана сама правила доверенными ей провинциями, свергнув губернатора. "Диктатус Империалис" давал ей такое право, а Инквизиция подтвердила ее полномочия.
Легендарный старец Корнелий Августин, бессменный лорд-ректор Академии Правосудия и Арбитража, из стен которого на протяжении столетий выходили самые прославленные деятели Адептус Арбитрес. Поговаривали, будто ректор обладает феноменальными талантами и помнит имя и тюремный номер каждого заключенного, приведенного им к ответу перед законом также хорошо, как личные данные каждого выпускника своей Академии.
И третий пожизненный член трибунала субсектора Бернардо Ги - генерал-судья Максим Баррак. Загадочная личность, гениальные стратегические и логистские таланты которого вели подразделения под его командованием от одной блистательной победе к другой. Дело в том, что весь субсектор Санктум Ги, а особенно столичная система Бернардо, находились в постоянном военном положении и арбитрам приходилось действовать как чисто армейское формирование, противостоя то оркам, то еретикам. Вооруженные силы Империума в данном секторе Галактики были сильно ослаблены катастрофическим вторжением Легионов Хаоса на субсектор Нирванна.
Именно поэтому был создан Трибунал: маршал следит за лояльностью и правопорядком на подотчетных территориях, лорд-ректор поставляет ведомству новых адептов, а генерал громит врагов Императора наравне с имперской армией.
- Господа судьи и офицеры Арбитража! - провозгласил дежурный претор Адептус Арбитрес в рупор. - Прошу садиться! Заседание от 21 аурелия объявляю открытым!


Истина – это власть. Невежественных и слабых нужно тащить к свету, какова бы ни была цена. Неважно, сколько из них будет плакать и истекать кровью по пути (Кор Фаэрон в Городе Серых Цветов, "Первый Еретик").

Сообщение отредактировал Horacio - Пятница, 2011-08-05, 9:01:09
 
СаблезубДата: Четверг, 2011-04-07, 7:05:28 | Сообщение # 2
LORD of WAR
Группа: Проверенные
Сообщений: 494
Репутация: 787
Статус: Offline
Horacio вроде бы хорошо,но вот ЭТО:
Quote (Horacio)
- Обосраться, - коротко прокомментировал погоду шеф патруля Эрих Джонсон,

biggrin
 
HoracioДата: Вторник, 2011-08-09, 1:34:22 | Сообщение # 3
Sanctum Officio
Фракция: Инквизиция
Группа: Проверенные
Сообщений: 5067
Репутация: 979
Статус: Offline
Exterminatus


- Это работа Инквизиции!!! - прорычал генерал-судья Баррак, гневно сверкая взором. - Почему мы должны расходовать собственные силы на чужую войну?! Леди маршал, почему молчат ордосы?! Там, внизу, расцвела абсолютная ересь, самая масштабная на моей памяти, но на планете до сих пор нет ни одного агента Трона! Мы неоднократно предупреждали их, несколько моих батальонов производили в Великом Улье Бернардо массовые зачистки, но этого ничтожно мало пред лицом такой угрозы! Мы не можем эффективно бороться с растлением без особых на то полномочий, а инквизиторы постоянно отвечают нам молчанием! Больше половины наших сил все еще втянуты в конфликт на Юноне Секундус, несмотря на вмешательство армии и сил Адептус Механикус! Арбитры, предлагаю начать дейсвовать без санкций на то Святого Ордена! Будем бомбить Центральный Улей с орбиты!
Большинство высших офицеров-судей и боевые капитаны, большей частью из свиты самого генерала, с восторгом восприняли его слова, дружно зааплодировав.
- С ума сошел, Максим?! - вскричал лорд-ректор, раздражительным взмахом руки заставив зал притихнуть. Только этот человек мог обращаться к генералу-судье подобным образом, оставив себе эту прерогативу еще с давних времен рекрутства Баррака. - Мы клялись защищать людей, а не поливать их металлом с космоса!
- Это не люди, но еретики, ваша светлость! - парировал генерал. - Поймите, у нас и без того не хватает сил на других фронтах!
- Возможно, они и еретики, но среди них множество верноподданных Императора, уверяю тебя! Не надо крайностей, господа! Мы все еще контролируем средний и верхний уровни Великого Улья. Есть иной выход, но для начала предлагаю ввести в дело "Батальон Адбар". Это должно временно стабилизировать ситуацию, - проговорил Корнелий Августин перед тем, как зашелся долгим тяжелым кашлем. Имперская медицина и техно-магия Ордо Биологис могли творить чудеса со стареющимся человеческим организмом, но поистине древний возраст лорда-ректора мало-помалу брал своё: Августин умирал. Поборов кровавый кашль, ректор продолжил: - И нам также необходимо запросить помощь Имперской Гвардии. Пускай передислоцируют несколько пехотных частей из Юноны Секундус на помощь СПО ульев Бернардо.
- Разрешите обратиться, милорд! - вступила в разговор маршал-примус Сантана, поднявшись. - Вы можете этого и не знать, но в этом хваленном "батальоне" уже как четыре года численность не поднимается выше двух сотен ветеранов...
Леди Анжелика считалась официальным командующих этого ветеранского ударно-штурмового формирования арбитров, но не прилагала абсолютно никаких усилий на его развитие, считая "Батальон Адбар" всего лишь издержкой архаизма.
- ... Остальные погибли либо ушли в отставку. Дополнительные наборы не проводились, сэр ректор. Тем более, что "Адбар" уже давно задействован в боях.
- Две сотни опытных ветеранов - могучий инструмент при грамотном командовании, - задумчиво произнес лорд-ректор Августин. - Постойте, вы сказали "задействована в боях"? Каким же это образом, позвольте узнать? Разве не полагается этому батальону неустанно стоять на страже Цитадели Рока?
- Этим отныне занимаются другие мои подразделения, - отвечала леди-маршал, спокойно выдерживая испепеляющий взгляд Августина. - Адбарцы недавним моим ордонансом переброшены на Юнону Секундус.
- Зачем? - вопрошал лорд-ректор, недовольно нахмурив брови. - Вы задействовали нашу элиту в бессмысленных мясорубках окопной войны? Без консультации Трибунала вы не имеете права принимать такие решения в одиночку! Однажды в цитадель вернутся Черные Храмовники и я хочу, чтобы их встречала элита!
- А разве вы спросили моё или мнение генерала Баррака, когда вывели из войны своих рекрутов, а? - в ответ задала вопрос маршал Сантана. - Я лишь залатывала образовавшие в нашей обороне бреши, лорд-ректор.
- Вывел из войны рекрутов?! Да их и не должно было там быть!!! Я направил их на Юнону исключительно в познавательных целях, а они помогли судьям изменить ход войны! - захохотал старец Корнелий. - Вы должны изменить свое наплевательское отношение к нашим древним традициям и ценностям, маршал примус, - устало проговорил Августин. - Я понимаю, что Адептус Арбитрес изменились; всё в Империуме приходит в движение и я рад этому. Но необходимо любить и уважать достижения старины, дабы...
Генерал-судья Баррак со вздохом разочарования откинулся на спинку кресла и заговорчески подмигнул заскучавшей леди Анжелике, которая едва сумела подавить зевок, изящно прикрыв ротик двумя пальцами.
Лорд-ректор вновь вошел в свою обычную колею, погрузившись в воспоминания глубокой старины. Это грозило двухчасовой лекцией культурологии, как минимум, и верховные офицеры предпочли быстро и незаметно ретироваться из Зала Очищения, сославшись на срочные дела.


Муравейник


Металлический предмет, вероятно тяжелый разводной ключ или обломок какого-то другого рабочего инструмента, врезался в один из ростовых щитов, прикрывавших отделение Джонсона, и отскочил со звонким звуком, упав на каменную мостовую.
- Знаете, что я больше всего ненавижу в нашей работе?! - перекрикивая гомон разъяренной толпы, спросил Иован Макаровски у стоявшего рядом, плечом к плечу, Майкла Гариссона. Что-то вновь врезалось в его щит, отрикошетив во всполохах энергии. - Вонь твоих подмышек, Майки! Срань Императора, ты хоть иногда посещай душ, мать твою!
Толпа с ревом напирала на линию щитов и арбитрам пришлось пустить в ход шоковые дубины, установив энергетический заряд в них на минимум. Электрическое оружие в умелых руках тотчас же отбросило людской прилив.
- Какого черта мы вообще спустились блок G?! - кричал молодой и еще наивный Лех Красович, ловким ударом булавы проламывая череп мятежнику, который намервался прорваться сквозь глухую оборону Арбитрес. - Это же переход из среднего на нижние уровени, так?!
- Ага!!! - отзвался Иован, голосом приказывая своим кибер-мастифам атаковать тылы демонстрантов, разделить их силы, металлическими когтями разорвать их строй. Стальные псы, весившие около двух сотен килограмов каждый, с легкостью вспороли ряды плохо организованной черни, отбрасывая их от арбитров.
- Это необходимо, чтобы не дать восставшим разгульничать в блоке F и откинуть их силы подальше от входа на средние уровни!!! - пояснил Гариссон, на секунду опустив шоковую дубину болтаться на привязи, чтобы метнуть во врагов гранату со слезоточивым газом. - Нахрен они нам там нужны, правильно ведь?! Итак работы полно!..
Тут, совершенно неожиданно как для арбитров, так и для митингующих, прозвучал громкий оглушительный выстрел. Повисла напряженная гнетущая тишина. Один из лидеров демонстрантов, более других вдохновлявший толпу дерзкими речами с крыши какого-то автомобиля, хмыкнул, разглядывая громадную дыру в животе, и, руками поддерживая вываливающиеся внутренности, повалился навзничь.
Люди застыли в оцепенении, мысленно переваривая случившееся.
- Что там произошло? Кто стрелял? Убили?! Кого?! - доносилось с задних рядов ошеломленной толпы. - Эти выродки убили Таста! Пристрелили, как скотину!!! Сволочи!!! Тираны!!!
- КТО СТРЕЛЯЛ, МАТЬ ВАШУ?! - взревел вокс-линк командира патруля Джонсона голосом судьи-исполнителя Герриха.
- Кто стрелял, мать вашу?! - в свою очередь рявкнул Джонсон на волне своего отделения.
- Это не наши, сэр! - прокричал ему в ответ Лех Красович, с легким испугом разглядывая напряженные лица бастующих людей. В Академии ему неплохо давалась экспертная баллистика и молодой человек точно распознал характерный для снайперских винтовок образца "Хеклер-энд-Ко" протяжный гул. А ведь такого оружия в среде Адептус Арбитрес с роду не водилось.
В начавшемся восемью минутами позже столпотворении, отделение по подавлению демонстраций едва выбралось из клещей разъяренной толпы, искалечив и убив несколько дюжин человек. Не потому, что им этого хотелось. Нет. Только чтобы спасти собственные жизни.


Истина – это власть. Невежественных и слабых нужно тащить к свету, какова бы ни была цена. Неважно, сколько из них будет плакать и истекать кровью по пути (Кор Фаэрон в Городе Серых Цветов, "Первый Еретик").
 
TurKyДата: Вторник, 2011-08-09, 1:44:07 | Сообщение # 4
С.Р.Б.Н. Достабль
Группа: Проверенные
Репутация: 135
Статус: Offline
тп
 
HoracioДата: Вторник, 2011-08-09, 1:46:52 | Сообщение # 5
Sanctum Officio
Фракция: Инквизиция
Группа: Проверенные
Сообщений: 5067
Репутация: 979
Статус: Offline
Belleville


Мелисса устало скинула пластинчатый наплечники: сначала правый, с сержантскими нашивками на фоне белых судейских весов, а затем левый - с серебристым гербом подразделения.
Подошел к концу очередной рабочий день. Сотрудники Адептус Арбитрес всегда жили в специальных казармах внутри ведомственных твердынь, не имели семей или родных на планетах, где несли службу, и старались не особо привязываться к местному населению и даже друг к другу, поэтому единственным местом в городе, где они могли бы отвести душу был старенький, но добрый барный комплекс в среднем улье общего блока F.
Мелисса быстро приняла легкий душ, оделась во всё гражданское и вышла из раздевалки, не забыв при этом сунуть под мышки свой личный полуавтоматический "Транзвассе".
По пути к выходу из крепости девушка легким движением руки поправила прическу и заглянула в специально отведенный для ее роты барак: ей надоело одиночество и захотелось взять с собой кого-нибудь из сослуживцев на небольшую прогулку по ночному городу.
Спустившись на гидравлическом лифте на несколько этажей ниже, Мелисса вышла к жилым помещениям Пятого Спецотряда, подразделения "Ноль-Два". Помещение пустовало, на данный момент только один человек убивал свои свободные от работы часы в неуютной казарме.
Саймон Баейр не представлял из себя ничего особенного: обычный человек двадцати пяти лет, уже не парень, но и не взрослый мужчина, рано потерявший родителей и веру в счастливое будущее. Со времен обучения в Схола Прогениум он привык всегда полагаться на себя одного, не доверять никому вокруг - только братьям-воинам Схол, разделявшим с ним всю тяжесть суровой жизни в военно-воспитательных учреждениях Империума.
Сейчас Саймон лежал на своей кровати, раздетый по пояс, и с завязанными глазами чистил свой серебристый "Сципио". Девушка немного задержала взгляд на идеально твердом прессе друга.
- Как дела, сержант де'Вир? - спросил Баейр, прочищая затвор, когда Мелисса вошла в казармы Пятого Спецотряда. Она нравилась ему - такая независимая и сильная. Для аристократки, разумеется. Мужчина сдернул с лица повязку.
- Привет, Саймон. Давай без чинов - ненавижу это, ты же знаешь, - с этими словами Мелисса приблизилась к другу и чмокнула его в заросшую двухдневной щетиной щеку. - Не хочешь прогуляться?
- Это приказ, Мэл, или дружеское приглашение?
- Приказ, конечно. - очаровательно улыбнулась она.
- Хм...
Мужчина ловко соскочил с кровати, нацепил помятую рубашку на голое тело и, засунув пистолет за пояс, подмигнул Мелиссе:
- Идем, красавица.


Муравейник


Выстрел боевого дробовика практически в упор разворотил и отбросил трупы сразу двух человек. Гариссон с мрачным удовлетворением опустил оружие, тогда как стоявший рядом Красович предпочел добавить короткую болтерную очередь из облегченной системы "Годвин-Диез" поверх голов убегающей толпы для подтверждения результата.
- Достаточно, парни! - приказал Джонсон, стоявший позади подчиненных с непотушенной сигарой в зубах. - Они отступили.
- Натравим на них псов, сэр? - спросил Иован, указывая на кибер-мастифов, угрожающе клацающих стальными клыкам у ног бывшего вестроянца. Их лазерные бластеры были приведены в боевую готовность. - Как эти ублюдки вообще осмелились устроить демонстрацию? Здесь, под окнами министерства промышленности?!
- Хватит с них на сегодня, но они обязательно вернутся, - напомнил подчиненным Джонсон. - Твоим милым зверькам хватит работы, рядовой Макаровски, не волнуйся. Ну всё! Патруль-4, выступаем!
Арбитры, устрашающие в своих пластинчатых черных "Энфорсерах", построились в две шеренги и двинулись по заданному маршруту.
- Красович, свяжись с Базой, - приказал Джонсон. - Пускай пришлют кого-нибудь убрать трупы и очистить асфальт от крови и экскрементов. Не люблю беспорядок.
- Есть, командир!
- Пройдемся по среднему улью, на 10-ый уровень! - громко сказал командир Джонсон, обращаясь к шагающему отряду. - Разведка ОСН (отдел спутникового наблюдения) докладывает о резком повышении температуры воздуха в том регионе. Надо проверить.
- Еще демонстранты, сэр? - спросил Андрей, который вел своих кибер-мастифов на тонких нейро-поводках.
- Похоже на то, - подтвердил Джонсон, перезаряжая свой табельный дробовик. - Наверняка опять собирают толпу и будут горланить свои фраговы требования. Хотя у этих чертовых яйцеголовых могут опять барахлить приборы, как прошлой ночью...
- Ха-ха! Говорят, судья-исполнитель Геррих устроил этим недоумкам самый настоящий разнос! - сказал Красович, проверяя обойму болтера.
- Еще бы! - фыркнул Иован, поправляя шерстяную папаху на голове, с которой никак желал расставаться. Говорил, что этот головной убор напоминает ему о родном мире. - Из-за них по тревоге подняли резервное подразделение!!! Я уже две ночи не могу нормально выспаться!
- Отставить разговорчики в строю! - приказал Джонсон, но мысленно всё же соглашаясь со своими людьми. В последнее время всё больше и больше орбитальных спутников выходило из строя, а те, что еще продолжали работать, сильно барахлили и иногда предоставляли в корне неверные данные. - Повторяю задачу: движемся на 10-ый уровень среднего улья. Блок F. Пройдем по краю сектора Трои, не пересекая проспект св. Антуана, и назад. Задача ясна?
- Черт, на десятом уровне наш любимый бар! - недовольно прорычал Гариссон. - Пусть только попробуют хотя бы сунуться в общий блок F, я им кишки на жопу ...


Истина – это власть. Невежественных и слабых нужно тащить к свету, какова бы ни была цена. Неважно, сколько из них будет плакать и истекать кровью по пути (Кор Фаэрон в Городе Серых Цветов, "Первый Еретик").
 
Форум » Другое » Творчество » Закон и справедливость (Адептус Арбитрес)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright dawnofwar.org.ru© 2010
Используются технологии uCoz