Главная страница | Регистрация | | Вход Приветствую Вас Гость | Steam ВКонтакте Twitter RSS
[ Новые сообщенияПравила форумаУчастники •  Поиск ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Source, Anchar 
Форум » Вселенные Warhammer 40,000 и Fantasy Battles » Вселенная Warhammer Fantasy Battles » Высшие Эльфы (Ултуан)
Высшие Эльфы
ИнтелДата: Пятница, 2009-03-13, 10:30:30 | Сообщение # 1
Ordo Rolepleus
Группа: Проверенные
Сообщений: 16
Репутация: 1703
Статус: Offline
загл


Люблю Россию, она похожа на постапокалиптический мир. У всех планшеты, гарнитуры и прочие гаджеты, а вокруг говно и плохие дороги.
 
ShalliarДата: Суббота, 2009-03-14, 0:56:06 | Сообщение # 2
Группа: Проверенные
Репутация: 300
Статус: Offline
Высшие эльфы
Высшие эльфы или Азур, как они себя называют, – древнейшая, благороднейшая и наиболее развитая раса во всём известном мире. Место её зарождения – островное королевство Ултуан, обладает документированной восьмитысячелетней историей, которая простирается к самой заре времён, когда люди были всего лишь одетыми в шкуры дикарями. Эльфийские корабли доминируют на морских путях из Старого Света в Катай, а командиров их армий уважают даже самые заклятые враги.

У эльфов светлая кожа, их тела совершенны, а волосы прекрасны и шелковисты. Они высоки, стройны, держатся гордо, и хотя они не очень плечисты, но удивительно сильны и подвижны. Эльфы – долгожители, почти бессмертные, они меньше подвержены болезням, чем люди. Их движения красивы и грациозны, они умны и мудры, они понимают вопросы столь глубоко, что кажутся странными для других рас. Но, несмотря на это, их владыки не единожды развязывали войны между собой или с другими расами по весомой или надуманной причине, ведь высшие эльфы – гордый народ, они холодны и надменны, вспыльчивы и злопамятны.

Для высших эльфов длинные волосы – символ силы, власти и благородства, знак настоящего воина. Локоны волос – важный талисман для них. В легендах самые сильные герои всегда наделены длинными струящимися волосами. Белые Львы, знаменитые своей удивительной силой, очень гордятся своими золотыми или чёрными волосами. Они вплетают железные шнуры в длинные косы, чтобы их не срезало в разгаре боя, ведь это бы означало, что он стал слабым в середине войны. Все эльфийские воины украшают волосы гребнями из серебра и золота с инкрустацией яркими алмазами и рубинами.

В древности азур были изолированы от суеты других рас, дабы они смогли совершенствовать свои искусства не ради их применения, а ради простой радости творчества. Всё, к чему прикасались эльфийские руки - шедевры мастерства, ведь они живут слишком долго для того, чтобы окружать себя уродством и дисгармонией. За свою долгую жизнь высшие эльфы имеют массу возможностей совершенствовать своё мастерство, и их народ славится лучшими ремесленниками, прекрасными мастерами, а их музыка гармонична и совершенна. Высшие эльфы - раса, которая любит красоту, и постоянно оттачивает своё мастерство, но при этом их жизнь проходит не только в созерцании.

Высшие эльфы обучаются искусству войны с малых лет, поэтому они великолепно владеют мечом, луком и копьём. Детей знатных кровей обучают исключительно умело скакать верхом, готовя их носить доспехи Серебряных Шлемов, великолепных рыцарей, сражающихся в авангарде эльфийской армии. Всё их оружие и доспехи сделаны очень тонко. Мечи часто передаются от отца к сыну, встречаются исключительно древние семейные реликвии, проливавшие кровь в тысячах битв. Латы сделаны обычно в виде пластинчатых доспехов, красиво выполненных из мириад крохотных металлических чешуек, делая их лёгкими и гибкими, но при этом чрезвычайно прочными. Их высокие заострённые шлемы покрыты тонкой гравировкой и украшены драгоценными камнями, эльфы вообще очень любят драгоценные камни и часто украшают ими своё снаряжение. Одежда эльфов свободная и отлично сшитая, обычно белого цвета с вышитыми разноцветными рисунками.

Высшие эльфы доминирует на морских торговых путях по всему свету. Их суда бороздят моря от Эренграда до далёкой земли Катай. Высшие эльфы обладают самым могучим флотом в мире, а их военно-морская тактика никем не превзойдена. Именно из-а мощи их флота, а также череды зачарованных островов лишь немногие корабли других морских держав когда-либо пересекали Великий океан и находили путь в Новый Свет, а уж безнаказанно пройти мимо огромной Цитадели Сумрака и могучей Крепости Рассвета, охраняющих торговые пути в Катай, практически невозможно.

В далёкие времена эльфийские колонисты широко распространились по миру, и не один из уголков мира не был за пределами их цивилизующего влияния. Но, к сожалению, пришли времена варварства и многие поселения и наблюдательные посты были оставлены или разрушены. Ныне у эльфов редко есть возможность просто так извлечь из этих руин тела павших, артефакты или летописи. Когда-то они даже не подозревали о том, что они теряют, бросая свои далёкие посты. Позднее они обнаруживали, что ими было потеряны важные или ценные артефакты, что оставлены в древних руинах. Именно поэтому часто в другие концы мира направляются вооружённые экспедиции, целью которых является возвращение древних ценностей, иногда даже против воли тех, кто ныне обитает на землях древних эльфийских творений.

Высшие эльфы овладели волшебством много раньше всех других рас. Они первыми начали изучать магию и остаются величайшими мастерами этого дела во всем мире. Некогда магические силы даже были призваны для защиты земли Ултуан, поскольку без их вмешательства весь континент был бы навсегда поглощён морем. Именно эльфы в далёком прошлом научили магии людей, но при этом до сих пор их искусство далеко опережают людское.

Эльфийское королевство Ултуан - это наиболее развитая часть всего мира, и эльфийские познания в магии намного опередили знания других рас. Силы магии эльфы используют в основном для поддержки собственно Ултуана, так как без неё, остров давно бы уже затонул в пучине океана. Эльфийские маги - это мощные волшебники, чьи огненные взрывы и разрушительная энергия магии помогли выиграть много битв. Несмотря на то, что они по прошествии многих лет, научили людей своей магии, эльфы все равно намного превосходят по уровню и мощи магии чародеев Старого Света.

Прекрасным языком, на котором говорят все эльфы является легендарный Эльфарин.

Отношения с другими расами
Много лет назад, высшие эльфы эльфийского королевства Ултуан приплыли в Старый Свет из своего далёкого западного островного континента. Здесь они обнаружили гномов и предков людей, и построили множество городов вдоль побережья, чтобы их корабли имели надёжные гавани. В те годы корабли эльфов были весьма заняты перевозками гномьего золота и драгоценных камней в Ултуан, а возвращались, гружёные древесиной, шерстью и экзотическими изделиями.

Пока гномы копали штольни под горами, эльфы возводили высокие башни посреди леса и обе расы процветали. Но благодаря очень большим различиям между двумя этими народами, наверное неудивительно, что это состояние гармонии не продлилось долго. В то время, как гномы были тихими, серьезными, любили трудную работу, были материалистами, и немного времени проводили в развлечениях, эльфы были очень одарённым и экспрессивным народом, очень любящим смеяться и петь песни, однако гордым, а иногда и заносчивым по отношению к другим народам.

Война между эльфами и гномами длилась много лет и оставила много горечи в душах народов даже после своего окончания. В конце концов эльфы покинули Старый Свет и отплыли назад в своё королевство далеко на западе, однако небольшая часть их осталась, став лесными эльфами. Больше эльфы не делали никаких долговременных поселений в Старом Свете, хотя их корабли продолжают торговать между Ултуаном с одной стороны и Королевством Бретонния, а также торговым портом Мариенбург, последним городом, в котором есть небольшое количество квартир для эльфов, заселённых обычно торговцами и путешественниками. Эльфы и люди торгуют друг с другом, обеспечивая себе процветание, и на сей момент отношения между ними хорошие. Во времена войны, в Империи или Бретоннии высаживаются эльфийские армии, с тем, чтобы подержать воинов людей в их войне против великого зла, которое окружает весь мир.

Со времен Разделения эльфийские народы живут порознь: лесные эльфы в Старом Свете, тёмные эльфы в Наггароте и высшие эльфы в Ултуане. В то время как отношения между высшими и лесными эльфами остаются просто прохладными, отношения высших и тёмных эльфов отмечены столетиями вражды.

Тёмные эльфы ненавидят своих родственников с силой, порождаемой отвращением, которое они испытывают к самим себе. В глубине своих эльфийских душ, каждый дручии презирает то исковерканное, бессердечное существо которым является. И тем сильнее пылает их ненависть к своим непорочным высшим братьям, ибо для них нет горшего напоминания о собственной порочности. Само существо тёмных эльфов полно отчаяния и саморазрушения и потому их ненависть встречает жалость высших эльфов.

Высшие эльфы не испытывают ненависти к своим родичам, зная, что ненависть поглотит и развратит их столь же верно, как она подчинила себе самих тёмных эльфов. Именно ненависть разделила два народа. Тёмные эльфы принимают её, в то время как высшие эльфы ее отвергают, взращивая взамен высокие и благородные идеалы, которые составляют величайшее достижение этой расы.

Хотя не в характере высших эльфов ненавидеть даже злейших своих врагов, столетия разрушений и кровопролития, чинимых тёмными эльфами, конечно, оставили свой след. высшие эльфы обрели твердость сопротивляться злу. Поднимая оружие против тёмных эльфов, они знают, что сражаются с величайшими врагами своего народа и что это их долг, противостоять злу, которое они сами и породили.

Не удивительно, что в войнах сородичей льётся столько крови. На одной стороне лютая ненависть, на другой – стальная решимость. Ни одна из сторон не желает отступать ни на шаг, иначе, чем в безнадёжных ситуациях. Никто не молит о пощаде, и никто её не дает. И если платой за победу будет верная гибель, значит, так тому и быть. Лучше пусть сгинет весь эльфийский род, нежели враг получит преимущество.

Защитники Ултуана
Эльфийское дворянство и командиры
Благородные фамилии управляют эльфийским народом во времена мира и ведут его во времена войны. Представители этих фамилий испытывают законную гордость владения как искусством дипломатии, так и искусством войны. Всему этому они учатся с самого детства. В битвах они в равной степени демонстрируют искусство боя в гуще рукопашной схватки, так и стратегические таланты руководства целыми армиями, находясь на должном удалении от битвы. Глупые представители низших рас нередко трактуют это как трусость, но это всего лишь знак их необразованности. Высшие эльфы не настолько богаты на талантливых дворян, чтобы бросать их бездумно в гущу схватки, где они могут погибнуть без пользы. При этом однако, несмотря на свою безоговорочную верность своей стране, все высшие эльфы любят интриги и заговоры. К сожалению, это часто приводит к тому, что армии доверяются недостойным, тем, кто избран на командование благодаря интригам, а не за способность к командованию.

Эльфийские князья – это правители отдельных областей десяти княжеств Ултуана. Уступающие только Великим князьям и Королю-Фениксу, князья занимают одно из высших положений среди знати Ултуана. Титул князя не может быть дарован Королём-Фениксом, или же кем иным из народа Азура, вместо этого, претендент должны овладеть одним из древних мечей, выкованных во времена Аэнариона Защитника. Для семей, которые владеют этими Мечами, они становятся священными фамильными реликвиями, на которые нередко наложены чрезвычайно сильные заклинания.

За свою долгую, почти бессмертную, жизнь высшие эльфы узнают множество вещей и многие виды искусства доводят до совершенства. В знак того, что они достигли совершенства в одном из искусств, им присваивают почётные титулы, которые отражают их знания и умения. Многие из них возглавляют свои армии из седла лучших эльфийских скакунов, хотя отдельные провинции придерживаются иных традиций. Так, властители Тиранока правят колесницами, князья Сафери исключительно опытны в искусстве Мастеров меча и, владея большими эльфийскими мечами, обычно сражаются пешими, а князья Каледора порой даже ведут бой со спин драконов!

Князья не руководят своими армиями в одиночку – в этом деле ему помогает один или более командиров. Обычно в командиры попадают дворянские сыновья которые, отслужив среди Серебряных Шлемов, сами готовятся к исполнению княжеских обязанностей. Они разъезжают на скакунах, защищенных нагрудниками из итильмара, руководя действиями целого фланга армии. В небольших столкновениях командиры порой принимают на себя управление всей армией целиком. Часто одному из эльфов доверяют нести в битве знамя своего лорда, вдохновляя воинов и образуя вокруг себя островки упорного сопротивления. Это большая честь и штандарт носят с особой гордостью. Высшие эльфы предпочитают штандарты с изображением мифических зверей, вроде драконов, единорогов или фениксов. Кроме того, на них нанесено множество изящных эльфийских рун, которые повествуют историю армии и прославляют победы её командира. Часто, эти знамена обладают столь богатой историей, что приходится увеличивать площадь штандарта, чтобы отразить ее всю, ибо в противном случае, от изобилия рун неразборчивым становится само изображение.

Эльфийские маги
Тогда когда низшие расы изучают магию в её низшей, ослабленной форме, высшие эльфы используют её, обладая глубинным пониманием мистических энергий Невидимого Мира. Простейшие заклинания, так называемые школы, которым великий эльфийский маг Теклис обучил магов людской Империи, это всего лишь бледная тень той силы, которую имеет истинная магия Азур, тех таинственных образцов великого мастерства, что превосходят по мощи все известные знания мира. Высшие эльфы обладают абсолютным контролем над потоками магии, призывая её к себе или отнимая её у противника. Острые углы магических энергий могут быть сглажены и её сила может быть использована для того чтобы изменять саму ткань реальности. Маги проводят свои долгие жизни, изучая и практикуя это искусство, а самые сильные из них сами становятся частью магической реальности, оставляя свою материальную оболочку позади.

Сердце магического искусства расположено на восточном берегу Ултуана, где находится княжество Сафери. В самом его сердце стоит Белая Башня Хоэта, храм бога мудрости, построенная более 12 веков назад, в эру правления Короля-Феникса Бэл-Корадриса. Внутри её белых стен хранится вековая мудрость эльфийских магов, собранная лучшими волшебниками азур за многие тысячелетия, говорят, что местная библиотека содержит все тексты, что когда-либо были написаны. Эльфийская раса является расой магов, течение магических энергий сильно в их крови, многие имеют задатки к тонкому искусству магии, но только самые сильные удостаиваются чести учиться в стенах Башни.

Прежде чем начинать изучение опасного пути мага, новичок должен сперва научиться призывать простые благословения и заклинания эльфийской богини Иши. Это менее опасно для заклинателя и может быть освоено даже самым необученным магом. Такие благословения не имеют настоящего применения на поле боя, они просто помогают простым эльфам в их каждодневной жизни. Тем не менее, они позволяют учителям легко выявить потенциал учеников и определить тех, кому боги благоволят. Так что магам практически не нужны слуги, все свои нужды они удовлетворяют простыми заклинаниями. Говорят также, что даже фермерам, которые живут рядом с Белой Башней, практически ничего не приходится делать, чтобы получить богатый урожай, ведь всегда есть множество молодых магов, который хотят продемонстрировать своё мастерство мага на их полях.

Азур практиковали магию многие тысячелетия, ещё до появления людей, и их магия гораздо сильнее и тоньше, чем грубые бормотания диких шаманов других рас. Сила эльфийских магов удерживает сам остров Ултуан от погружения в воды океана, и держит в узде могучие силы Хаоса. В час битвы, Короли-Фениксы обращаются к магам за помощью, и многие из них принимают участие в сражениях наших армий. Недаром многие битвы были выиграны искусством обитателей Белой Башни.

Городское ополчение
Городское ополчение, набираемое из населения городов Ултуана, составляет основу армии высших эльфов. Морваэль, девятый Король-Феникс, постановил, что города обязаны обучать эльфов искусству войны, для удовлетворения потребностей основных армий в час войны. Каждый город или поселение обучает и экипирует группы копейщиков и лучников в количестве, зависящем от их населения. Усадьбы знати также несут повинности, связанные с набором рекрутов. По мере необходимости эти многочисленные независимые отряды преобразуются в крупные полки. Многих посылают на север, стеречь перевалы или прибрежные острова. Другие остаются в городах и поселениях в качестве регулярных войск, готовые встретить любую угрозу. Как копейщики, так и лучники облачены в платья чистого белого цвета, часто с идущим по кромке узором, обозначающим родной город или землю носящего их. Для жителей Ултуана белый цвет символизирует чистоту и смерть, так что одежды являются символом их единства и готовности, в случае необходимости, драться насмерть.

Все полки эльфийских копейщиков состоят из городских ополченцев и хотя в мирное время они могут быть живописцами, мастеровыми или поэтами, во время войн каждый эльф становится смертоносным бойцом. Копейщики составляют основу эльфийской армии, её передовую линию. Во времена великой опасности полки мобилизуются, что позволяет увеличить силы каждого княжества во много раз. В остальное время полки могут сторожить один из многочисленных аннулийских перевалов вроде Драконьих или Грифоновых Врат или обучать сражаться как единый полноценный организм, чтобы когда на наш остров снова придёт война, мы бы были к ней готовы!

Полки эльфийских лучников, в свою очередь, набираются из молодых эльфов, которые только вступили в ополчение. Они ещё не имеют боевого опыта и могут познать ужасы войны из относительно безопасного места. Закалив же себя и набравшись опыта эльф получает привилегию надеть доспех копейщика или становится лидером нового пополнения. Даже несмотря на то, что лучники молоды и неопытны, они исключительно хороши в сравнении с людьми и способны при определённых обстоятельствах повернуть ход битвы вспять.

Однако, эльфы из большинства удаленных краев Ултуана не тренируются вместе как городские копейщики и лучники. Вместо этого они оттачивают индивидуальное боевое мастерство в небольших воинских отрядах или кровных братствах, часто состоящих из близких друзей или родственников. В отличие от организованных подразделений копейщиков и лучников эти воинские отряды могут быть очень по-разному вооружены, часто предпочитая традиционные сочетания оружия вроде меча и щита или двух мечей. Лучший воин братства родичей несет знамя, которое отражает не только их верность князю или иной властительной персоне, но также несет их собственный герб.

High Elves - перевод Angus и компании Алегрис под редакцией Master-Romanius

 
ИнтелДата: Суббота, 2009-03-14, 0:57:36 | Сообщение # 3
Ordo Rolepleus
Группа: Проверенные
Сообщений: 16
Репутация: 1703
Статус: Offline
История высших эльфов

перевод компании Алегрис под редакцией Master-Romanius

Краткая история Ултуана
Ниже приводится история народа Азур, как она описана Унтхвэ Читающим-в-Ветре, Герольдом Короля Феникса.

Время пробуждения
Дети мои, когда я сижу здесь и смотрю на лица тех, кто пришел послушать мои слова, я вижу в ваших лицах призраков своих давно исчезнувших друзей. Ныне мое сердце истекает кровью тысячелетней боли, но оно все еще также яростно и молодо как в ту секунду когда я увидел свет своего рождения. Печаль воспоминания ныне существует в моем сердце только как далекое эхо древних криков и смеха. И, несмотря на всю боль, которую мне причиняют эти воспоминания, я не могу жить без них. Это сам смысл моего существования, доказательство того, что я все еще живу. Каждая потеря, которую я оплакиваю, давала мне новую силу, каждая рана давала мне шрамы излечения, каждая потеря давала мне надежду на будущее.

Каждый из вас, что пришел сюда, должнен услышать мои слова и понять, что он не одинок. Мы народ Ультуана, и наша земля страдал вместе с нами. Мы едины со своей страной и наши судьбы, истории и эмоции переплетены с ней, подобно виноградной лозе, которая упорно карабкается по самым нашим высоким башням. Мы всегда жили в гармонии с нашей землей, но именно Аэнарион Смелый, Аэнарион защитник, первым открыл нам глаза на наше единство с Ультуаном. Сила бога струилась в его жилах, и, ведомый Азураном, он призвал наш народ вперед, и мы пошли с ним как один. Я хорошо помню слова своего отца, который говорил о видениях, что ему являлись, о том дыхании земли, которое он ощущает в своем сердце. Это знание всегда было внутри нас, и теперь, после осознания этого, нам стало невыносимо знать, что мы всего только слабое пламя смечи, которому суждено быть проглоченным приливом Хаоса. Аэнарион первый среди нашего народа осознал эту силу, и она захватила его. Он яростно сражался с захватчиками и его смелость стала маяком для наших предков.

Наши предки сражались с Демонами, которые оскверняли наши берега, и на короткое время мир восстановился. В тот год, когда Вечная Королева дала жизнь детям Аэнариона, прекрасной Йивранне и благородному Морелиону, мои родители дали рождение мне, и моему брату близнецу. Это был первый и последний раз, когда наш народ рос, и теперь мы называем это время Золотым Веком.

Но свет пробуждения Азур, пробудил и других, более темных существ. Демоны Хаоса не были побеждены до конца и они вернулись. Мщение вело их темные души и они убили Вечную Королеву, любимую супругу Аэнариона. Думая, что его дети также мертвы, с холодным сердцем, Аэнарион поднял меч Кхаине. Ни смертные, ни боги не могли противостоять его гневу, и он начал войну против Хаоса. Никакой демон не могу противостоять ему лицом к лицу, когда он сражался с холодной ненавистью в сердце. Это было время когда мой отец сопровождал его как его верный страж. Он сражался бок о бок с ним в тот день когда он спас Морати от банды культистов. Мой отец сам разбил ее цепи. Конечно, Аэнарион пал жертвой ее чар — Морати Прекрасной, Морати Темной, Морати Ведьмы. Ослепленный ее красотой, он отказывался видеть, что она запятнана силами Хаоса. Морати же скрепила свои чары постелью и принесла Аэнариону дитя — проклятого Малекита. Я помню день, когда он вошел в наш мир, и если бы я знал, что он нам несет, мы бы оставили это дитя умирать.

Эра Защитника
Война, которую вел Аэнарион против сила Хаоса, никогда не кончалась, и его гнев не знал границ. Он дал клятву что не будет знать покоя пока не уничтожит каждого последователя Четырех Сил и никто не сомневался в его решимости. Но наш народ был не велик, а демонов было много, мы не могли позволить себе тех потерь, что несли в войне. Тогда Каледор собрал магов на совет. Они создали план, который должен был спасти мир от уничтожения. Используя древние каменные круги, они хотели направить и убрать из мира энергии магии Хаоса, которые питали Демонов. Это бы вернуло бы демонов обратно в Вечную бездну. Тогда когда маги собрались на острове, мой отец сражался с потоком демонов.

Демоны знали об опасности, о том, что сама их связь со смертным миром подвергается опасности, и четыре Старших Демона соединили свои силы для битвы с Аэнарионом. Но он его недооценили. Они называли его братом, и это была правда, силами он был равен им. Но не имея более связей со своим народом, он никогда не был родней слугам Хаоса. Битва была ужасной. В той битве Аэнарион и его благородный дракон Индрагнир, принесли свои жизни в жертву победе, уничтожив четырех демонов. В тот темный день я потерял не только своего короля, но и отца, он не вернулся из того боя. Все что от него мне осталось это его прекрасный меч, наполненный его силой и энергией. В битве я чувствую его дух, и когда я сам умру, я знаю, что мой дух также будет жить в этом клинке.

Ультуан обрел мир, но потерял Короля. К радости всех были найдены дети Аэнариона, целые и невредимые. Могучий Тримен Дубовое Сердце спас их и прятал в надежном месте. Йивранне была коронована как новая Вечная Королева и душа ее матери, Астариели, жила в ней. Морелион был послан на восток, под охраной элитных стражей, чтобы линия Аэнариона не пресеклась. О его судьбе практически ничего не известно, совет искал его во всех частях света, но ничего так и не нашел.

И собрался совет старейшин, который должен был избрать нового короля. Многие считали, что кровь Аэнариона сильна в его сыне, Малеките, и хотели видеть его королем. Но мы никогда не спешим, и старейшина думали много месяцев, прежде чем принять решения. Под властью Аэнариона наш народ обрел силу, но старейшины видели, что горячая кровь Аэнариона сильна в Малеките. Наш народ сражался в страшной войне и желал мира. Тень лежала на Малеките, тень его отца и отметина его матери, и это уму следовало перебороть, прежде чем становится правителем. На трон был коронован Бел Шанаар, мудрый и спокойный правитель, который доказал также и свою храбрость на поле боя.

Эра Открытий
Это было радостное время мира, и сила Ультуана росла. Наши корабли бороздили океаны и мы находили новых союзников. Азур были могучим народом и все хотели процветать под сенью нашей дружбы. Мы свободно отдавали знания, и возможно это было нашей ошибкой, но тогда мы мало знал о предательстве других рас. Наше дружба с Гномами была сильна, и торговые караваны рекой потекли к нам в Ультуан. Вместе с гномами мы сражались с Хаосом, и освободили земли, которые позднее были узурпированы людьми и названы Старым Миром. В залах Караз-а-Карак сам король Бел Шанаар подписал договор о вечной дружбе. Если бы мы знали как мало значат для гномов слова, написанные на бумаге, мы бы выбили бы их в камне.

В то время когда Малекит бороздил моря в путешествиях, я и мой брат выросли в прекрасных воинов. Мы познали искусство охотников Шраса, и никто из нас не мог превзойти друг друга. Вместе мы были сильны, вместе мы могли лицом к лицу встретить все угрозы, которые мог послать нам мир. Наша сила вдвоем была больше чем сила четверых. Таков путь нашего народа, вместе мы идем по пути гармонии.

Но, избавив мир от угрозы Хаоса мы стали слабыми. Мы стали самодовольными. Мы забыли дух совершенства, который связывал нас с нашей землей. Наша бдительность ослабла и культисты снова вернулись — эльфы, которые разбогатели на торговле и целиком отдались жадности. Столь велико было их богатство, что они жили как паразиты, пожирая плоды которые щедро давала наша земля. Они отбирали, ничего не давая взамен, и Хаос снова нашел дорожку на Ультуан, в форме Слаанеша, Бога Удовольствий.

Лидером культа стали ни кто иная, как Морати. Возможно, соблазны Хаоса нашли щель в ее защите, возможно порча никогда не покидала ее. Как вдова Аэнариона она использовала свое влияние для того чтобы привлечь как можно больше сторонников, и везде в Нагарите ужасные вещие стали творится. Сначала в жертву приносили только животных. Нам не нравилась такая практика, но мы не вмешивались. Но затем начали появляться ужасные слухи о пропажах жителей окрестных деревень. Когда Малекит вернулся из своих путешествий он обвинил свою мать как консорта Хаоса. И начал великую чистку. Снова наша бдительность проявилась в это темный час. Соседи и друзья, которые свободно проявляли свою любовь до этого, теперь закрывали свои двери в страхе.

Малекит вел расследования быстро, ведомый праведным гневом. Дворяне, о которых мы думали как о верных, оказывались предателями и последователями Хаоса, и Малекит карал их быстро и решительно. Как мы могли пасть жертвой такой лжи, мы не знаем, но я до сих пор оплакивая тех кто умер, зная о своей верности Ультуану. Многие фамилии Наггарита были преследуемы, и те кто потерял своих любимых, восстали против Короля Феникса. Ультуан стал на грань гражданской войны, и Король, сам того не зная стал марионеткой в руках Малекита. Он призвал совет в Храме Азурана, чтобы решить, как остановить войну. И тогда Малекит открыл свои истинные намеренья. Он указал на Бел Шанаара как на главу культа и источник всех зол. Возможно, что во время расследования Малекит пал жертвой сил Хаоса, а возможно это был его план с самого начала. Но теперь мы знали его истинное лицо. Он отравил Бел Шанаара и уничтожил совет.

Он вступил в священный огонь Азурана, чтобы доказать свое право на трон Ультуана, но не смог скрыть тьму своей души от всевидящего ока богов. Огонь ожог его и он пал ниц. Его последователи забрали его тело с собой в Наггарит, где его мать вылечила его раны, с горькими слезами на глазах, желая мести за боль своего сына. Боясь гнева, который падет на ее и ее сына, она бежала на запад, и мы думали, что зло навсегда изгнано из наших земель.

Эра Раздора
Имрик, внук мага с тем же именем, наследовал трон, приняв имя Каледор. Он был воином, который мог собрать силу нашего народа в час нужды. Будучи братом убитого Бел Шанаара он знал что не будет ему покоя до тех пор пока Малекит жив. Когда Принц получил известия, я уже показал себя воином. Я совершил экспедицию в горы Шраса и убил своего первого Льва. Я и не подозревал что моя судьба короля, и мои первые шаги во взрослой жизни переплетутся так тесно. Когда мы возвращались с охоты, мы услышали звуки битвы, и увидели Принца, который подвергался атакам банды убийц. Мы встали на его сторону и защитили его. С тех пор мои соплеменники получил титул телохранителей короля. В глубокой гордости я преклонил колени перед Каледором и принес ему клятву верности. Тогда когда дворяне и политиканы готовились разделить разбитое королевство, Каледор был коронован, и заставил их объединится и готовится к войне.

В мгновение ока весть о женитьбе Каледора и Вечной Королевы распространилась по королевству. В тот же день Малекит вернулся и занял трон в Анлеке. С тех пор Ультуан разделился. Агенты Морати распространяли слухи о том что Каледор ложный король, марионетка двора. Люди Наггарита стремились к Малекиту и это позволило ему собрать армию и начать войну против своих сородичей. Многие были обмануты его совами и иллюзиями. Мой собственный брат много дней твердил мне о том что я ослеплен интригами двора и иду за ложным королем, но он не видел правды в моем сердце, и в конце концов мы расстались с проклятиями. Культ Слаанеша, который долго скрывался в тени, проявил себя, распространяя ложь и обман. Никто не знал кто истинный король, кроме таких как я, тех кто видел как Каледор прошел сквозь пламя Азурана.

Армии Наггарита были сильны и дисциплинированы, и они быстро продвинулись в глубь наших земель. Волшебники плели смертельные заклинания. Но они не рассчитывали на Короля Феникса. Каледор показал себя смелым воином. Он быстро собрал свою армию, и вскоре полномасштабная война началась во всех наших провинциях. Тиранок и Эллирион пали, но внутренние королевства продолжали сражаться. Я участвовал в битве в Сафери, и с благоговением смотрел, как маги сражались с магами. Свет одолел тьму и в Сафери Король одержал свою первую победу Я не могу описать свою гордость, которую я испытал, когда Каледор поручил мне нести его штандарт. Я сражался с честью и доблестью, сменив свой топор лесника на меч своего отца, которым я сражался с тьмой, как он до меня. Мы не могли победить Малекита в прямом бою, но мы победили хитростью. Мы расставляли ловушки и устраивали засады. Время было на нашей стороне. С каждым поражением руки Наггарита ослабевала. На войне Малекиту было трудно скрывать свое истинное лицо, и именно тогда он стал истинным Королем Чародеем. Многие тогда собрались под флагом Каледора.

Эта война бала долгой и кровавой и она лежит вечной тенью в моих воспоминаниях. Правда была на нашей стороне и мы не могли потерпеть поражения. В топях Маледора Король-Феникс наконец встретился лицом к лицу с Королем Чародеем. И тогда же я встретится со своим братом на поле битвы. Его некогда доброе лицо было осквернено кровью невинных, а его глаза потемнели, и стали окнами в наполненную ненавистью душу. Он призывал меня отбросить мое знамя, и стать на одну сторону с ним. Но я знал что мое дело правое. С гневом он выхватил свой меч и бросился на меня. Я отклонил его удар своим мечом, просил его прекратить это. Но он снова атаковал меня, его душа бал осквернена жадностью, а его сердце пребывало в когтях ненависти. Он нанес мне рану в плечо, и она болит до сих пор, также сильно, как и в тот день. Своим кинжалом он готовился отнять мою жизнь, и мне пришлось убить его. Молясь Азурану не судить его строго, я пронзил его сердце мечом нашего отца.

Он упал на меня, и я тоже потерял сознания от потери крови и боли. Когда я очнулся и узнал о сражении и о том как Малекит обрушил на нашу страну свою темную магию. Я рад тому, что не видел этого. В злобе Малекит приказал своим магам выпустить силы Хаоса на нашу землю. Ультуана сотрясся в судороге, и только самопожертвование многих наших магов спасло Ультуан от погружения в океан. Это было время Затопления.

Но об это я расскажу вам в другое время. Воспоминания давно перестали вселять в меня надежду. С каждым прожитым годом я все яснее понимаю, что более не увижу света, который видел однажды. Только сны о моей юности наполняют мое сердце радостью.

А теперь я хочу, чтобы вы хорошенько обдумали то что я вам сказал. Рана предательства требует исцеления, и только храня свет в храмах своих душ, вы сможете сделать это. До сих пор я несу знамя Короля Феникса в сотнях битв. И в каждой из них я терял сотни друзей, но воспоминания о них удерживают меня он ненависти. Храните свои души, до тех пор, пока Темный живет, не будет им покоя. Король Чародей снова в седле и скоро вы также узнаете муку войны.

Затопление
Это было время войны, междоусобицы и крови, время бесчестия и нарушенных клятв, время темных деяний и черного предательства. Время Затопления.

Цивилизация разрывала сама себя на части, и сами боги плакали, видя порушенную красоту. Брат сражался с братом, отец с сыном, и не одна мать не избежала горя от потери своего отпрыска.

Прикрывшись маской света, злоба распространялась среди неосторожных. Там где она проходила, предательство процветало, там, где она говорила, коррупция разрасталась. Снова гнусный Хаос простер свою руку к нашей родине и тень пала на наши земли.

Ослепленные своими собственными творениями, мы были глухи к пророчествам. И тогда появился он, Малекит Справедливый, Малекит Благородный, Малекит Предатель.

Сын Аэнариона, он строил гнусные планы, прикрываясь честью. Пророчества воплотились в жизнь, и наследник рода Аэнариона пронзил сердце нашего народа. Война разожгла его жажду крови, и раздула его амбиции до небес.

Зло наносило удары, невидимо для нас. Наши лидеры не подозревали об угрозе, и сами становились соучастниками предательства. Те же, кто сохранял бдительность, пали под ударами убийц, прежде чем смогли послать предупреждение. А Малекит, Повелитель Тьмы, становился все сильнее.

Предательство коснулось каждого эльфа. Те, кто однажды сражались за спасения нашей родины, ныне рушили башни и дворцы нашей земли. Разрушение было их целью, и убийство было их девизом, но мы не склонились перед тьмой.

Объединившись под единым знаменем, мы сражались, для того чтобы сохранить то, что мы создали. Те кто хотели поработить нас, поняли, что мы не уступим, и в злобе решили уничтожить то, что не могли получить. И тогда пришло Затопление. Казалось, что весь Ултуан погрузится в волны.

Столь же велика была наше сила, что даже после смерти мы служили своей земле. Силы, более древние, чем само время, сражались на нашей стороне. Но победа имеет цену, и мы платим ее до сих пор, кровью и слезами. Мы оплакиваем тех, кто пал, и несем вечный дозор против их убийц.

Мы вечноживущи, наш дух бессмертен, и ещё долго, после того как последний из нас падет, мы будем существовать. Мы Азур, и пока есть свет, мы будем его хранить.

Сражаясь с тёмной ордой
С парапета Врат Феникса приближающаяся армия была подобна темному приливу, который приближался со смертоносной неотвратимостью. Первый Чёрный ковчег был замечен в прибрежных водах несколько часов назад, и вот теперь вражеская армия высаживалась на берега Ультуана, а черные Замки все пребывали и пребывали. Тирион неподвижно стоял, вглядываясь в построения темных Эльфов. Прошли века с тех пор, как такая большая орда была собрана для войны с Ультуаном. Мысль о том, что его темные сородичи пятнают берега острова своим присутствием, жгла его как язва. Много месяцев до этого его гнев рос, когда он узнавал о все новых рейдах на берега Ультуана.

Прошли слухи о том, что сам Малекит стоял во главе войска, но Тирион пока не видел не единого знака присутствия темного принца. Тирион видел, как вдоль превратных стен молодые эльфы разносят среди стражей луки и колчаны. Команды древних стрелометов, Когтей Орла, проверяли свои машины. Собирающаяся армия уже была в пределах досягаемости оружия, но не одна стрела не поднялась бы со стены без его команды.

Крик ужаса раздался с одной из наблюдательных башен. Тирион повернул голову чтобы посмотреть. Клин драконов летел стенам врат. Благодаря острому глазу Тирион немедленно узнал наездника, который летел на головном драконе. Холодок пошел по его спине, когда он понял что это сам Малекит, Король Чародей Наггарота.

Когда драконы, хлопая крыльями, заходили на ворота, Тирион понял их план. Кислотное дыхание драконов должно было расчистить стены, давая возможность Дручии приблизится к воротам, не боясь ливня стрел. Он быстро дал знак командам стрелометов готовится к стрельбе по новой цели. Тирион поднял свой меч вверх, ожидая приближения драконов, а затем опустил руку, одним гладким движениям. По его сигналу стрелометы одновременно выпустили свои смертоносные стрелы. Тирион затаив дыхание смотрел как они летят к целям, надеясь на то что десятилетия тренировок дадут свои плоды. Два снаряда попали в цель, крики триумфа смешались с криками умирающих драконов, который упали в озера, окружающие врата. Резко отклонившись от своей цели, драконы полетели обратно к своим войскам. Тирион не сомневался в том, что темное крыло драконов Малекита еще вернется, но сейчас угроза была пресечена.

Появление драконов, наверное, было сигналом Дручии к началу наступления. Многочисленные реджименты двинулись вперед. Тирион быстро спустился по лестнице с башни. Во дворе привратной крепости ровными рядами стояли Серебренные Шлемы, и его собственный скакун, Малхандир, стоял, терпеливо ожидая своего хозяина. Спрыгнув с лестницы, Тирион грациозно приземлился прямо в седло своего коня. Между ним и его скакуном была невидимая связь. Столь сильна была эта связь, что конь понимал желания седока по малейшим сигналам. Встроившись в ряд кавалеристов, Тирион поднял меч, сигнализируя к открытию Врат Феникса. Когда огромные створки открылись, всадники начали выезжать из ворот.

Звук, который издавали копыта, ударясь о травянистую землю, становился все призрачней и быстрее, когда всадники набирали скорость атаки. Тирион поднял свой меч, и в ту же секунду серебренные копья окружающих его наездников, врезались в ряды приближающихся к вратам Черных Стражей. Клинок Тириона выписывал сложный танец смерти, повергая одного агрессора за другим, когда он увидел знамя своего старого противника. Перед ним стоял Кауран, Проклятие Ультуана, Капитан Черных Стражей, и командир войск Короля Чародея. Двое телохранителей Каурана, вступили вперед, пытаясь защитить своего господина, но Малхандир с рыком ударил их копытами, круша их черепа.

Кауран поднял свой меч, готовясь нанести удар по открытой шее скакуна, но Тирион с легкостью парировал этот удар. Все больше и больше Черных Стражей присоединялись к схватке, стараясь стащить эльфийского принца с коня. Тирион бросил вызов Каурану, но среди темных эльфов честь была не в почете. Рунный меч Тириона ярко горел, уничтожая одного противника за другим.

Кауран атаковал еще раз, но клинок Темного Стража не смог пробить доспеха Тириона.

Тирион опустил свой меч на Каурана, описывая смертоносную дугу. Два других оружия столкнулись в блеске магических рун, красных на клинке Каурана, и синих на Солнечном клыке Тириона. С громким треском клинок Каурана сломался, и Солнечный Клык расколол его череп, убив его на месте.

Пораженные смертью своего командира, воины темных Эльфов замерли на месте. Это был тот момент, который был нужен Тириону. Чувствуя волю своего наездника, Малхандир развернулся и понесся обратно к воротам. Серебренные шлемы также развернулись и понеслись за своим командиром. Перед самыми воротами, Тирион задержал своего скакуна, давая возможность отважной кавалерии войти во Врата перед ним. Видя что враг отступает, темные Эльфы кинулись в преследование. Наполняя воздух злобными боевыми кличами, они неслись вперед, к Воротам Феникса. Тирион знал, что ворота не успеют закрыться, прежде чем первые ряды Дручии достигнут их. Он поднял свой меч к парапету стены и, помедлив секунду, опустил его.

По его, заранее договорённому сигналу, лучники на стенах отпустили свои тетивы. Целое облако стрел обрушилось на ряды Темных Эльфов. Следом за ним послышался звук стреляющих стрелометов, которые залпом выпускали стрелы в штурмующих. Атака Дручии захлебнулась в потоке стрел, и быстро превратилась в паническое бегство. Когда последний темный эльф убежал за дальность стрельбы из лука, Тирион поднял свой меч в знаке победы. Гордо сидя в седле, он не торопясь развернулся спиной к бегущей армии, и медленно въехал в уже закрывающиеся врата.

Когда золочёные створки ворот закрылись за ним, Тирион знал в глубине своего сердца, что только что он выиграл только краткую отсрочку вторжения. С Малекитом во главе, его воины будут сражаться многие месяцы. Если эти врата падут, то орды тёмных эльфов затопят его страну, а затем, наполненные ненавистью Дручии ринутся на весь остальной мир. На Ултуане Высшие Эльфы будут стоять до самого конца, каким бы он не был. Тирион не боялся: он был рождён для этой войны.



Люблю Россию, она похожа на постапокалиптический мир. У всех планшеты, гарнитуры и прочие гаджеты, а вокруг говно и плохие дороги.
 
WindchargerДата: Суббота, 2009-03-14, 1:15:50 | Сообщение # 4
Sibi verum
Группа: Проверенные
Сообщений: 77
Репутация: 795
Статус: Offline
Тирион и Теклис

Tyrion & Teclis - перевод компании Алегрис под редакцией Master-Romanius

Среди высших эльфов имена Тириона и Теклиса произносят с глубоким уважением. Слава об этих братьях-близнецах прошла по всему Ултуану, и дошла даже в более удалённые земли. Князь Тирион – эльфийский генерал, отбивший Великое Вторжение Хаоса двести лет назад. Теклис – величайший из ныне живущий волшебников в мире, маг такой мощи, что заклинания и магические предметы называются в его честь. Тирион и Теклис родились в одной из древнейших семей Ултуана и могут проследить свою родословную до самого обречённого Аэнариона, трижды благословенного и трижды проклятого, первого и величайшего Короля-Феникса, поэтому они живут под вечным проклятием, которое призвал на свой род их далекий предок, когда поднял меч Каина в первой войне с Хаосом. Их судьба крадётся вслед за ними, и никто не знает, какой удел уготован этим двум самым смелым и благородным князьям Ультуана, но ясно точно, что они должны совершать великие деяния и творить историю королевств, и простым смертным не дано поразить их на поле боя.

Братья отличаются друг от друга, как ночь ото дня. Тирион – высокий, гордый и справедливый, мастер оружия, он похож на Драконьих Принцев старины своим умением и боевым искусством. Он легко двигается в ближнем бою, обходя все защиты противника, и является мастером в отклонении вражеских атак и нанесении ответных ударов прежде, чем чем враг поймет что происходит. Он – защитник и избранник Вечной Королевы Авелорна, воин, не имеющий себе равных, тот, кто не знает милосердия к врагам. Среди Темных Эльфов Наггарота его называют Потрошителем, Гоблины из Ущелья Красный Топор – Проклятье Орков, Жители Норсии называют его Убийцей Людей. Уже два века он стоит между народом Ультуана и его врагами. Он – могучий защитник, непробиваемый щит против тьмы. Барды говорят, что он сам Аэнарион, возродившийся в час войны с силами зла. В эти неспокойные времена Тирион снова ведёт армии Ультуана против орд тьмы. Некоторые задаются вопросом, почему Тирион, а не сам Король-Феникс ведёт эльфийские армии против Малекита, и при дворе короля в Лотерне растёт недовольство таким положением вещей. Некоторые даже шепчут о том, что Тирион желает корону Феникса для себя. Но большинство старых и умудренных эльфов пресекают такие разговоры, те кто помнят времена Затопления, не хотят их повторения.

Однако многовековое проклятье рода Аэнариона сильнее затронуло брата Тириона, Теклиса. Хотя он и является близнецом своего могучего брата, но при этом является его полной противоположностью. Его брат могуч, а он слаб. У Тириона золотистая кожа и жёлтые волосы, а Теклис бледен, угрюм, изможден. Тирион красноречив, остроумен, а Теклис – косноязычен и жесток. От рождения он был болезненным и слабым. В детстве он был жаден до знаний, у него проявился устрашающий дар к магии. Его обучали таинственные Хранители Знаний Башни Хоэта, они увидели в нём великие силы. В окрестностях Белой Башни, защищенной очень сложными магическими видениями, он познавал премудрости волшебства дольше, чем сама жизнь простого смертного, и со временем стал истинным мастером Высшей Магии. Он бы никогда не дорос бы до своего нынешнего возраста, если бы с самого детства не использовал магические зелья собственного изготовления (самые известные из которых солнечное зелье Сариоур и ночное зелье Чарои), для того чтобы поддерживать своё тело. Он не является мастером ни в фехтовании, ни в стратегии. Однако при всём этом он самый могучий маг нынешней эпохи, и ни одно смертное существо не может сравниться с ним в мощи. Говорят, что он равен самому Великому Некроманту Нагашу, в самом расцвете его сил, и большим счастьем является то, что Теклис положил свою жизнь на разрушения планов Хаоса и зла. Он был первым, кто научил магов Империи их заклинаниям, и основал Великие Школы магии. Только с его помощью Магнус Набожный смог повернуть вспять прилив Хаоса, во время великого Вторжения 200 лет назад. На его челе покоится Корона княжества Сафери, древний символ этой страны магии, который редко выходит за пределы Белой Башни. Она была дана Теклису предыдущим Высшим Лоремастером белой Башни, когда тот покидал ее. Воистину, Теклис великий герой своего времени, который изменяет мир своими деяниями.

Содержание [убрать]
1 Войны с тёмными эльфами
2 Тёмный час
3 Битва на Финувальской равнине
4 Поражение Короля-Колдуна
5 Дар волшебства
6 Источники

Войны с тёмными эльфами
Когда началось великое вторжение Хаоса, судьба повела близнецов. С севера Темные Эльфы прорывались в Ультуан, грабя и разрушая. В союзе со слугами четырех сил Хаоса, они, казалось, неодолимы. Гигантские Черные Замки Наггарота источали волны разложения на берега Ультуана. Суда из покрытого рунами красного железа принесли в Ультуан бешеных воинов Хаоса. Король Чародей Наггарота опять ступил на землю, из которой был так давно изгнан. Повсюду неготовые Эльфы несли поражение за поражением от своих служащих Хаосу братьев. В землях людей дела шли не лучше. Разрозненная Империя, давно ставшая бурлящим котлом фракционной борьбы, не могла устоять перед потоком Хаоса. Это было время крови и тьмы. Мир умирал в отчаянии.

Когда пришли Темные Эльфы, Тирион был при дворе Алариель, недавно коронованной Вечной Королевы. Громоподобные голоса их зверей наполнили древние леса. Пронзительный зов их медных труб триумфально раздавался в самом сердце Авелорна. Поспешно Гвардия Дев Королевы была выдвинута, чтобы встретить угрожающих их повелительнице. Быстро собранный отряд воинов был брошен в битву, но все было бесполезно. Темные Эльфы были слишком сильны, и казалось, что Властительница, духовный лидер Ультуана, попадет в их лапы. В отчаянии Тирион вытянул ее из шелкового шатра и начал прорубать для них кровавый путь, убивая каждого Темного Эльфа, который вставал у них на пути. Когда они удирали, Тирион был задет ядовитым клинком Вич Эльфы, но даже не обратил внимания на эту рану. Оба они ускользнули в чащу древнего леса и там затерялись. Слух о потере Вечной Королевы начал расползаться по стране, сердца Эльфов наполнило отчаяние.

Когда известия об исчезновении брата Теклиса достигли Белой Башни, он отказался поверить в смерть брата. С рождения его с Тирионом связывали особые узы, поэтому он был уверен, что если бы Тирион умер, он узнал бы об этом. Он решил покинуть башню и найти его. Вложив все свое тайное умение, он выковал себе клинок, опутав его смертоносными заклятьями. Видя, что Теклиса не отговорить, Высший Хранитель Знаний преподнес ему Боевую Корону Сафери и отпустил его. Он чувствовал, что в руках этого юноши лежит судьба всех Королевств Эльфов. К этому времени Теклис стал сильнее, зелья Лоремастеров сделали немало, дав ему физическую силу. Высший Хранитель Знаний надеялся, что силы ему хватит.

Тирион и Вечная Королева бежали по землям, разоренным войной. Древние леса пылали, Темные Эльфы мстили за долгое изгнание. Армия Эллирианских всадников была уничтожена в поле волшебством Короля Чародея. Принцы Каледора безуспешно пытались пробудить последних драконов. Огромный боевой флот Лотерна был вытеснен из морей эскадрами Хаоса. Армия Темных Эльфов отбила Остров Погибели, и в который раз Алтарь Каина попал в их руки. Триумф следовал за триумфом в армии отродий Наггарота. Жестокое поражение следовало за жестоким поражением у Высших Эльфов.

Темные Эльфы ликовали, прослышав о потере Алариель, но Малекит отказался верить слухам о ее гибели. Он настоял на том, чтобы ее тело нашли, чтобы все могли увидеть ее распятой на его знамени. Четверо убийц стояли перед ним, клянясь не ведать покоя, пока не принесут ему тело Алариель. Темные Эльфы искали этих двоих повсюду. Тирион и Вечная Королева часто прятались, вслепую пробираясь по грязным оврагам, чтобы не попасться на глаза патрулей Темных Эльфов. Но яд вич эльфы медленно убивал его, он становился все слабее, его била дрожь, а молодая Властительница, чьи земли были разорены, не могла найти сил, чтобы спасти его.

Высшие Эльфы были вынуждены перейти к тактике партизанской войны на собственной земле, где теперь всем заправляли слуги Тьмы. Но теперь новый слух был у всех на устах. Появился некий волшебник, и никто не мог устоять перед ним. Это был бледный юноша, несший Боевую Корону Сафери. Там, где он шел, Темные Эльфы трепетали, поскольку он управлял силами магии, как будто был рожден для этого. По его слову рождалась молния. Он поражал монстров и уничтожал воинов Хаоса одним словом. Чемпион Слаанеша Албречт Нуман вызвал его на битву, но он и его приспешники были в мгновение ока растерты в пыль. Он вмешался в битву при Хатарском Броде и убил Совет Десятерых Ферика Кастермана – самых опасных волшебников Тзинджа тех дней. Это были небольшие победы, но в те темные дни они подарили Высшим Эльфам надежду.

А именно в надежде отчаянно нуждались жители многих королевств Ультуана. Лапа Хаоса крепко держала в своей хватке остров-континент. От Шраса на севере до Итейна на юге земли Эльфов были захвачены. И даже в водах Внутреннего Моря плавали суда Темных Эльфов. С невероятной скоростью они строили корабли, налетчики дошли бы и до Острова Мертвых, если бы не охранные заклятья. Толька в Сафери, рядом с Белой Башней, и у стен могучего города-крепости Лотерна Темные Эльфы остановились, но и там дела шли мрачно. Три Черных Ковчега начали осаду огромного маяка Лотерна, Сверкающей Башни. Днем и ночью удары заклинаний и заряды осадных машин били стены. Сам Король-Феникс оказался в ловушке в окруженном городе, и казалось, что теперь порабощение всей земли – лишь вопрос времени. Потеряв Властительницу, Эльфы лишились стимула сражаться.

Тёмный час
В лесах Авелорна охотники настигали жертв. Четверо убийц наконец нашли Тириона и его спутницу. Они атаковали их ночью. Раненый Лорд Эльфов сражался, как обезумевший от крови волк. Под яростным напором его меча Темные Эльфы погибли, но до смерти один из них успел выпустить вестника, понесшего новость об их находке Королю Чародею. Воя от ликования, Лорд Наггарота высвободил свою гордость и радость, Хранителя Тайн, Н’Кари, Старшего Демона Слаанеша. Рыча, Великий Демон устремился в ночь на поиски жертвы.

Великий Демон отыскал Тириона и Властительницу в темный предрассветный час. Он обрушился на них, как падающая с небосвода звезда. Раньше Вечная Королева с легкостью бы изгнала демона, но сейчас ее силы были ослаблены, ведь вся ее земля была разорена. Тирион вскочил на ноги, готовясь дорого продать свою жизнь. Одним взмахом могучего кулака демон отбросил раненого воина в сторону. Возвышаясь над Королевой, он потянулся к ее лицу, чтобы приласкать ее клешней.

Молния распорола ночь, демон был отброшен прочь. Кажущийся хилым Эльф вышел из леса, на его голове был шлем-полумесяц Сафери. Он поспешил встать между Властительницей и Хранителем Тайн. Со злобным ревом демон поднялся. Теклис сказал слово грома, и сфера сверкающей энергии метнулась от него, своим прикосновением она мгновенно выбросила демона обратно во Владения Хаоса. Теклис поспешил на помощь брату. Пустив в ход все целительские знания, полученные им в Белой Башне, он сумел вернуть дух Тириона, находившийся на краю пропасти. Когда черная сфера всевиденья показала Королю Чародею поражение демона, он был разъярен. Он приказал немедленно принести в жертву Слаанешу тысячу порабощенных Эльфов. Война разгорелась с новой свирепостью.

Теклис провел Королеву и своего брата до берегов Внутреннего Моря. Там их подобрал белый корабль с экипажем из остатков Гвардии Королевы. Он доставил их к Равнине Финувал, где собирались разрозненные остатки армий Эльфов для отчаянного последнего боя.

Возничие из Тиранока ехали на позицию между кавалерией Серебряных Шлемов и копейщиками их Котика и Ивреса. Эллирианская кавалерия собиралась рядом с элитой – Белыми Львами из Шраса. Над армией парили Лорды Эльфов на Грифонах. Мастера Меча из Белой Башни выстраивались рядом с Гвардией Дев Властительницы. Когда прошел слух о присутствии здесь Вечной Королевы, вся армия начала громко приветствовать ее, сердце каждого воина наполнилось радостью. Но в этот момент облака пыли на горизонте возвестили о приближении врага.

Битва на Финувальской равнине
В ту ночь две армии разбили лагеря на расстоянии чуть больше полета стрелы друг от друга. Часовые с постов отчетливо видели костры вражеского лагеря. В лагере Эльфов Тириона и Теклиса приветствовал их отец Аратион. Старый эльфийский владыка подарил Тириону Драконий Доспех Аэнариона. Этот доспех носил первый Король-Феникс во время древних войн с Хаосом. Он был выкован на Наковальне Ваула и мог противостоять огненному дыханию Драконов. В благодарность за спасение Властительницы Эльфы Иллириона подарили ему лучшего скакуна, Малхандира, последнего из рода Кохандира, отца всех коней. Сама Властительница подарила ему светящуюся внутренним светом рубиновую брошь в виде сердца, которую она оплела заклинаниями, чтобы он вернулся целым и невредимым. В свою могучую руку Тирион зажал рунный меч Клык Солнца, способным с легкостью проходить через доспехи и плоть, и одним ударом выплеснуть накопленную энергию солнца, сжигая врагов. Выкованный в древние времена, этот могучий клинок стал проклятьем демонов. Тирион был готов к битве.

Теклису Алариель подарила священный Посох Лилит. Он дал ему такую силу и мощь, что теперь он не нуждался уже ни в каких зельях. Он отказался принять меч, предпочитая использовать клинок, выкованный своими руками. Он был готов стоять плечом к плечу с братом в самом пекле боя.

Пришедший день открыл истинный размах войск Хаоса. Бесконечные ряды арбалетчиков Темных Эльфов шептали молитвы Слаанешу. Стадо Колд Уанов ворчало и ревело в холодных лучах утреннего солнца. Воины в кольчугах размахивали копьями. Вич Эльфы безумно вопили и ругались. Беастмастера загоняли зверей на места. Весь фланг армии Короля Ведьм удерживали Рыцари Хаоса и их звероподобные свиты. Эльфы были в подавляющем меньшинстве, их положение было отчаянным. С холма в центре этой армии зла гигантская фигура Короля Чародея в черном доспехе обозревала поле. Он был уверен, что держит победу в своей железной руке.

Уриан Отравленный Клинок, личный чемпион Короля Ведьм, бросил вызов на одиночный бой. Был ли хоть один смелый в армии Эльфов, готовый схватиться с ним? Слава Уриана шла перед ним. Он был выбран для битвы Королем Чародеем лично. Он был величайшим из убийц, самым неутомимым. У него было сердце демона и глаз ястреба. Он мог одним ударом кулака убить быка, или отразить летящую стрелу простым взмахом меча. На лбу его был знак Кхаине. Он был воплощением Смерти.

Ахалин из Иврессе откликнулся первым. Он был могучим солдатом, ветераном бессчетных битв. Уриан зарубил его, как малое дитя. По армии Эльфов прошел вздох разочарования и тревоги. Следующим был Кохиан Железный Меч, капитан Белых Львов, самый знаменитый воин Шраса. Удары мелькали быстрее, чем мог уследить глаз, но без толку – через минуту гордый Высший Эльф лежал обезглавленный. И тогда Тирион вышел вперед.

Это была битва, какой еще никто не видывал. Она была похожа на битву сражающихся богов. Искры разлетались, когда клинок сшибался с клинком. Оба воина сражались в угрожающем молчании. Снова и снова сверкающее чернотой лезвие Уриана отражали доспехи Тириона. Снова и снова мастер-убийца уклонялся от удара Клыка Солнца. Они сражались час, и казалось, никто не одержит преимущество. Воздух пропитался заклинаниями, когда Король Ведьм попытался помочь своему чемпиону. Мягкое сияние исходило изо лба Теклиса, когда он рассеивал их. Все затаили дыхание. Казалось невозможным, чтобы кто-либо смог выжить в таком урагане клинков. И тут Тирион поскользнулся, и Уриан навис над ним, высоко занеся меч. Он открылся, а только этого Тирион и ждал. Молниеносный выпад – и клинок настиг сердце убийцы. Орда тьмы издала мучительный вопль и устремилась вперед, чтобы задавить одинокого воина Эльфов, а армия Эльфов поспешила навстречу им. Малхандир первым достиг своего хозяина, и Тирион встретил врагов, крепко сидя в седле.

Две силы столкнулись в самом сердце Равнины Финувал. Темных Эльфов было больше, их союзники были беспощадны. Высшие Эльфы сражались за родную землю и Вечную Королеву. Их наполняла отчаянная отвага, они знали, что это их последний шанс повернуть эту волну вспять. Весь тот долгий день армии сражались с дикой яростью. Всех охватила всепоглощающая ненависть, порожденная еще древней гражданской войной. Арбалетные болты летели навстречу тучам стрел с белым оперением, их было так много, что небо казалось черным. Огромные неуклюжие Колд Уаны были подкошены изящными воинами Эльфов. Всадники из Иллириона были сбиты наземь мерзкими зверями Хаоса. Заклинания тут и там вспарывали воздух. Кровь смешивалась с пылью, поднявшейся в воздух. Тысячи погибли, но ни одна из сторон не уступала. Была такая страшная резня, что воины сражались на телах мертвых, а раненые оказывались погребенными под горами трупов. В самом центре боя, Тирион сражался с яростью взбешенного зверя. Его огромный пылающий меч находил себе жертву каждым ударом, его сияющая кольчуга отражала удары его отчаянных врагов. Он сам стоил целой армии. Там, где он был, Эльфы приободрялись. Малхандир топтал Темных Эльфов своими подкованными серебром копытами. Но Тирион не мог быть везде одновременно, и постепенно численный перевес начал сказываться против Высших Эльфов.

Поражение Короля-Колдуна
В самом сердце битвы Теклис боролся с темным волшебством Короля Чародея. Темный повелитель Наггарота оттачивал свое злое мастерство на протяжении долгого тысячелетия, Теклис впервые встретил противника, равного себе. Страшные магические энергии были сфокусированы и пущены в дело. Молнии сверкали в темнеющем небе. Ужасные облака, способные оставить от тела одни кости, были принесены магическими ветрами. Демоны выли и ворчали, устремляясь в эту свалку. Теклис взмыл в небо, чтобы лучше осмотреть битву. С вершины холма Король Чародей состязался с ним заклинаниями.

Теклис понял, чем обернулась битва. Войск Темных Эльфов было слишком много. Казалось, что Эльфов вырежут всех до единого. Больше ничего не оставалось. Настало время для последней, отчаянной попытки. Он призвал мощь Лайлит. Его посох засиял и запульсировал – богиня начала подпитывать его энергией. Теклис собрал энергию в один сгусток титанической мощи и обрушил его на Короля Чародея.

Он отчаянно пытался отклонить его, но не мог. Заклятье опустилось на него, прожигая его душу. В последний момент ему пришлось броситься во Владения Хаоса, чтобы избежать последней и полной смерти. Избавившись от необходимости сдерживать Малекита, Теклис обрушил свою мощь на орду зла. Заклятья одно за другим обрушивались на Темных Эльфов, резня была слишком ужасной, чтобы ее описывать.

Малхандир донес Тириона до знаменосца Короля Ведьм. Высший Эльф с легкостью зарубил его. Малхандир втоптал знамя Короля Чародея в грязь. Видя, что Повелитель побежден, а знамя повержено, Темные Эльфы впали в отчаяние. Над их головами неуязвимый маг обрушивал на них магическую кару, перед ними неодолимый воин проходил через их ряды, как корабль по волнам. Почти вся до единого огромная армия дрогнула и побежала. Почти всех до единого их зарубили. Высшие Эльфы одержали свою первую важную победу. Они повернули волну вспять.

Тирион повел армию на юг, чтобы освободить Лотерн. Известие о его приближении воодушевило Высших Эльфов. Враги стали бояться высокого воина, благословленного Вечной Королевой, и его брата-близнеца. Армия Высших Эльфов обрушилась на осаждавших Лотерн. Король-Феникс повел свою стражу Лотерна навстречу им. Оказавшись между молотом и наковальней, армия осаждавших была уничтожена. Вне стен Лотерна Тирион и Теклис принимали приветствия самого Короля-Феникса.

За два дня был разработан сложный план, как изгнать Темных Эльфов с континента. Тирион поведет одну армию Высших Эльфов в Сафери, чтобы освободить Башню Хоэта. Король-Феникс пойдет на север и схватится с врагом. Известие пришло из Каледора, что драконы разбужены. Победа была в руках Высших Эльфов.

Дар волшебства
Как раз когда армии собирались выступать, в гавань зашел потрепанный корабль. Им командовал Питер Лазло, личный посол Магнуса Набожного. Он поведал горестную историю о Старом Свете. Армии Хаоса захватили Кислев и собирались покорить и другие земли людей. Магнус возглавил оборону Империи и, отчаянно нуждаясь в помощи, послал к Эльфам. Эльфы понимали, что сами нуждались в каждом воине, но если люди падут, то силы Хаоса в Старом Свете будут свободно помогать Темным Эльфам.

И снова услыхав зов судьбы, Теклис вызвался отправиться на помощь людям. Иртл и Фенрир, двое его старых товарищей из Башни Хоэта, согласились отправиться с ним. Это все, чем могли помощь Эльфы. Братья расстались в доках Лотерна. Прощание было холодным. Они не знали, увидятся ли снова. Теклис уплыл на корабле. Тирион ушел со своей армией. Пройдет много долгих лет, прежде чем они встретятся снова.

Теперь, командуя армией, Тирион доказал, что он такой же опытный генерал, как и воин. Его внезапная атака обратила в бегство силы Хаоса в лесах вокруг Белой Башни. Приняв в свои ряды отряд Мастеров Меченосцев, его армия пошла дальше в южный Авелон, чтобы освободить земли Вечной Королевы. Темные Эльфы там были деморализованы поражением Короля Чародея и постоянными атаками партизан. Тирион выбил их из лесов, загнав в горы южного Шраса.

В этих горных землях разгорелась дикая война засад и контр-засад. Но Король-Феникс предоставил Тириону отряд Белых Львов, эти отважные воины отлично знали свои земли, что оказало неоценимую помощь. В 2303 году, ровно два года спустя начала вторжения, Король-Феникс и Тирион встретились в Тор Акаре, столице Шраса. Темные Эльфы были изгнаны с материка. Война была окончена, хотя ожесточенные бои на островах продолжались еще многие декады.

В Старом Свете, Теклис и его спутники прибыли ко двору Магнуса Набожного, где мудрые советы Теклиса и его могущественное волшебство сделали его неоценимым советником. Вмешательство трех Магов Высших Эльфов изменило ход войны. Они научили колдунов людей некоторым простым боевым заклятьям, и это вкупе с управляемыми ими страшными силами помогло людям одержать многие победы. Во многих битвах они доказали готовность проливать свою кровь в защиту людских земель – Теклис и Фенрир не раз были ранены. Иртл пал в бою и был похоронен с великими почестями. Но после войны, когда Магнус изгнал врага с родных земель и был провозглашен новым Императором, он совершил свой, наверное, самый значимый поступок.

Магнус попросил Фенрира и Теклиса, чтобы они обучили людей всем секретам магии. Новый Император видел, как полезна была магия для сдерживания сил Хаоса, и хотел добавить к арсеналу людей еще одно оружие. Сначала Фенрир воспротивился. Эльфы и Люди в прошлом не раз сражались, это могло повториться и в будущем. Теклис придерживался других взглядов. Он говорил, что, помогая Людям защищаться от Хаоса, они создают неуязвимую защиту от сил тьмы. В конечном счете, возобладал взгляд Теклиса, и были основаны Колледжи Магии. Теклис сам обучал первых студентов людей, более двадцати лет прошло, прежде чем он вернулся домой. Благодаря работе учителем, он полюбил расу Людей, он видел их способности и то, что со временем они могут намного превзойти вымирающую расу Эльфов.

Два брата встретились снова в родительском доме в 2326 году, когда Теклис вернулся на похороны отца. Это был печальный момент, но оба были обрадованы. Тирион был теперь первым воином и защитником Вечной Королевы, вторым после Короля-Феникса среди защитников Ультуана. Теклис хотел вернуться в Империю и продолжить работу, но пришло известие, что Высший Хранитель Знаний Белой Башни умер, и совет предложил на эту должность Теклиса. Теклис не мог отказаться от такой чести и поэтому вернулся в Башню Хоэта.

Со времен Великой Войны против Хаоса оба брата активно защищали Ультуан. Тирион вел армию, которая победила армию Норских налетчиков Эрика Красный Топор, и дважды был во главе походов на Остров Погибели, имевших целью отбить Алтарь Каина у Темных Эльфов. Оба раза он изгонял отродий Наггарота, но они снова возвращались. В мирное время он живет при дворе Властительницы, поддерживая мир в Авелорне, уничтожая бродячих монстров и выслеживая банды Зверолюдей Хаоса и Гоблинов.

Теклис исследует древние тайны волшебства в Белой Башне. Часто его исследования требуют посещения самых дальних уголков мира. Он был даже в Катае и Лустрии, и не раз помогал армиям Высших Эльфов и Людей сражаться с силами зла.

Добавлено (2009-03-14, 1:15:50)
---------------------------------------------
Эльфийские лошади
Материал из Русская энциклопедия Warhammer Fantasy
Перейти к: навигация, поиск
Elf Steeds — перевод RedElf и Олеон

--------------------------------------------------------------------------------

Эльфийские лошади известны, благодаря своей красоте и скорости. Эльфы первыми завезли в Старый Свет настоящих лошадей, и все поколения лошадей, рождённые в стойлах людей, берут своё начало из эльфийских конюшен, хотя постоянные смешения с местными дикими лошадьми привели к ухудшению породы у людских лошадей.

Наиболее известные эльфийские лошади — гладкошёрстные тёмные Эллириона. Никто не может оспорить древнейшее благородство этих лошадей. Эти лошади — самых чистых кровей во всем мире. Обычно эльфийские лошади имеют тёмный или серый окрас, и изредка попадаются белые лошади. Лошади другого цвета — например, коричневые, считаются некрасивыми. А чёрные, которых предпочитают тёмные эльфы, — считаются злобными и опасными. Эти бесстрашные чёрные создания обладают крутым норовом, ненавидят всех и ненавидими всеми живыми существами.

Быстрые и грациозные кони лесных эльфов также сохранили чистокровность своих предков и с их стремительностью также не могут сравниться лошади, используемые другими расами. Так, если бретонских боевых коней и жеребцов имперских конюшен разводятся ради силы, выносливости и собачьей преданности, то лесных скакунов с рождения приучают быть резвыми, стремительными и сноровистыми, работать вместе со своими всадниками, а не просто объезжают их. Между выращенным таким образом скакуном и всадником возникают прочные узы, перерастающие в молниеносность и опасную грацию, которой немногие наездники могут соответствовать. В мирное время такие скакуны пасутся на потаённых полянах, пока всадник вновь не призовет их. Редкие чужаки, видевшие их играющими на просеках часто отказываются поверить, что эти кони действительно смертные существа, вместо этого полагая, что им повстречалось некое необыкновенное волшебное создание. По правде говоря, в них волшебства не больше чем в любом другом лесном жителе, всего лишь безмерная радость существа рождённого на свободе, а не в неволе

 
DefialtusДата: Вторник, 2009-11-24, 2:27:15 | Сообщение # 5
Группа: Проверенные
Сообщений: 2
Репутация: 151
Статус: Offline
Княжества Высших Эльфов:
Княжество Ивресс
Княжество Каледор
Княжество Котик
Княжество Крейс
Княжество Сафер
Княжество Тиранок
Княжество Эатайн
Княжество Эвелорн
Княжество Эллирион

Княжество Ивресс

Ивресс – малонаселенное княжество на восточном берегу Ултуана, южнее Котика. Это земля туманов, глубоких фьордов и хвойных лесов, которые покрывают большую часть диких побережий и глубоко вклиниваются в горы Аннули. Ближайшие острова Восточного Океана также принадлежат Иврессу, пользуясь нынешним относительным спокойствием на них уже успели вырасти несколько рыбацких деревушек. Таинственные Блуждающие Острова полностью укрывают Ивресс от любого возможного нападения с востока. Впрочем, в прошлом Ивресс был несколько раз атакован беспокойными норсийскими пиратами, которые на свою беду смогли отыскать путь к берегу.

Единственный иврессийский город – Тол Ивресс, построенный на девяти холмах в тени возвышающихся гор Аннули. Циклопические башни его дворцов соединены мостиками в сотнях футов над землей. Хранителем Тол Ивресса, нынешним правителем города, является Эльтарион Суровый. Под его предводительством было нанесено поражение Грому Пинку, безумному гоблинскому воеводе, который неизвестно каким чудом умудрился добраться до восточных берегов Ултуана. Другое значимое место в Иврессе – твердыня Атель Тамарха. Это огромная крепость-дворец, защищенная заклинаниями иллюзии.

Княжество Каледор

Когда-то это княжество пользовалось влиянием значительно большим, чем можно было предположить, исходя из малочисленности его населения. Тогда драконы часто рассекали небеса и были гораздо более привычным явлением, чем в наши дни. Похоже, упадок драконов Каледора сопутствует упадку Высших Эльфов вообще и Драконьих Князей, которые одни лишь обладали даром усмирять этих громадных существ, в частности. Когда многие роды наездников сгинули в непрекращающейся вот уже пять тысячелетий войне и пробудились некоторые из вулканов Драконьего Хребта, драконы также частью погибли, а частью погрузились в сон, из которого они могут не выйти уже никогда. В прошлом Драконьи Князья могли управлять этими существами (посредством магии, так что они были также магами большой силы) и использовали их на войне, разъезжая на их спинах подобно тому, как дворяне Лотерна гарцуют на своих горячих боевых конях.

Хотя из Каледора происходили сразу несколько Королей-Фениксов, величайшим эльфом этих земель был Каледор, Повелитель Драконов, в честь которого, впоследствии, и получило название это мрачное княжество. Каледор был в равной степени магом и кузнецом величайшего мастерства, помимо того, что он был первым Драконьим Князем, который подчинил своей воле драконов Драконьего Хребта. Это было во времена Аэнариона Защитника. Рассказывают, что в жилах каждого эльфа обладающего способностью пробуждать и смирять драконов течет кровь Каледора.

Хотя многие из гранитных крепостей Драконьих Князей сохранились до сих пор, большинство из них пустуют, служа домом для животных или кого-нибудь гораздо хуже, либо населены немногочисленными потомками тех магов, которые призывали громадных ящеров из их горных логов. Лишь немногие из них обладают даром усмирять драконов, поэтому воины Каледора уже не отправляются на войну на этих великолепных созданиях, вынужденные использовать вместо них обыкновенных боевых лошадей. Конечно, нельзя сказать, что драконы исчезли окончательно. Некоторые дворяне по-прежнему объезжают этих созданий, хотя нынешние драконы гораздо меньше живших во времена Аэнариона.

Каледорцы очень высоки, даже для Высших Эльфов и, в большинстве своем, имеют бледную кожу и угольно черные волосы, хотя у отдельных представителей этого народа волосы темно-коричневые или даже каштановые. Они любят носить украшения, особенно изысканно выполненные, а наиболее популярны стилизованные в форме драконов пряжки ремней. Одежды они предпочитают роскошные, красного или коричневого цветов.

Княжество Котик

Как и Крейс, Котик – прибрежное княжество, расположенное на севере. Не удивительно, что его населяют неуживчивые и бесстрашные Морские Эльфы. Вдоль скалистых берегов разбросано множество небольших портов, в гаванях которых стоят купеческие суда и боевые корабли. В Котике нет крупных городов, и единственными по-настоящему людными поселениями являются порты, торговые флоты которых возвращаются с товарами изо всех уголков известного мира.

Если бы кто-нибудь воспользовался подзорной трубой и посмотрел на восток из одной из гаваней, он бы увидел только магический туман Блуждающих Островов. Это цепь небольших островов, которая защищает восточный Ултуан от вторжения; рассказывают также, что они могут перемещаться по собственному желанию. Только лоцманы Морских Эльфов отваживаются вести корабли через это странное место. Причудливые существа обитают на этих островах и неизвестно, дружелюбны они или нет – желающих проверить не находится.

Воды непосредственно севернее берегов Котика служат домам многим древним созданиям, потревоженным катастрофой, произошедшей в северном Ултуане столетия назад – Кракену, Мегаладонам, Черному Левиафану и прочим чудищам. Эти существа будоражили воображение мореплавателей-людей испокон веку, но у берегов Котика они – вполне обычное явление. Тем не менее, эти величественные морские создания достаточно редко нападают на корабли Морских Эльфов – тем давно известно об опасности из глубин и они хорошо понимают, когда лучше отступить. Несколько раз в столетие воинственные норсы находят дорогу в эльфийские воды и, довольно часто, как раз к берегам Котика. Подобные вторжения никогда не продолжаются долго и как правило котикийские Береговые Всадники эффективно и очень быстро ликвидируют любую угрозу.

Не единожды котикийские суда встречали пиратов Норски или Старого Света и тогда людям приходилось худо, ибо котикийцы отчаянные морские бойцы. Многие из них отправляются на юг, в Лотерн, где вступают в ряды Лотернской Морской Стражи или присоединяются к Береговым Всадникам, ближе к дому. Котикийская одежда очень высокого качества, хотя пышные одеяния юга здесь все-таки не в почете. Популярностью пользуются серые и серебристые тона. Волосы чаще всего светлые, хотя некоторые моряки любят окрашивать их синим, под цвет морской волны. Котикийцы чрезвычайно любят приключения, и многие из них связаны с кланами Сит-Рионнаск’намишатир и часто используют эти связи для того, чтобы исследовать торговые маршруты Старого Света.

Княжество Крейс

Крейс это самое северное княжество Ултуана, бывшее ареной многих сражений с Тёмными Эльфами, пытавшимися пробиться к Внутреннему Морю. Однако жители Крейса раз за разом отражали их. Хотя по сей день, пираты Тёмных Эльфов время от времени предпринимают отчаянные набеги вглубь материка, чтобы испытать их оборону, но без особого успеха. В связи с этим, отельные поселения стремятся сами обеспечивать себя всем необходимым, а поросшие лесами гористые районы укреплены и множество суроволицых эльфов дежурят на этих стенах, никогда не теряя бдительности. Особенно хорошо охраняется Оскверненный Остров, лежащий как раз напротив берегов Крейса – иногда Тёмные Эльфы используют его, чтобы осуществлять внезапные нападения на Ултуан.

Крейс населяет один из самых стойких среди Высших Эльфов народ, который имеет много общего с Лесными Эльфами. Крейсийцы сложены крепче всего и имеют светлые волосы. Они придерживаются тактики партизанской войны и искусны в обращении с луком и топором. Как и можно было ожидать от общества, основанного на охоте, любимой одеждой крейсийцев являются меха или, по крайней мере, отдельные предметы одежды отделанные мехом, скажем подбитые мехом плащи.

Кроме того, среди холмов и гор этого региона водится необычные, но совсем не редкие белые львы. Это крупные и чрезвычайно злобные создания, известные своими нападениями и убийствами. Чтобы покончить с этим, некоторые эльфы пытаются выследить и прикончить хищников. Величайшими охотниками могут считаться те, кто гордо носит на плечах шкуру белого льва, кроме того, они составляют особый воинский орден, известный как Белые Львы. Они носят двуручные боевые топоры, а звездный час в их истории наступил тогда, когда члены ордена спасли от неминуемой гибели Короля-Феникса Каледора I, когда на охоте на него напали темные эльфы-убийцы. С тех пор стало обычаем, что Короля-Феникса Ултуана охраняют Белые Львы Крейса.

Княжество Сафер

Сафер, величайшее хранилище магического знания в мире, лежит на берегах Моря Сновидений, к северо-востоку от Эатайна. Более нигде в мире такое количество чародеев не обитает в пределах одной области. Обучение магии здесь настолько широко распространено и легко доступно, что даже некоторым саферийским воинам известно по несколько заклинаний. Стоит ли говорить, что в Сафере нет ни одного ученого, который бы не обладал каким-либо магическим знанием.

Причина превосходства Сафера в сфере магии лежит в правлении Короля-Феникса Бэл-Корадриса, также известного под именем Короля-Ученого, который был родом из этих земель. Он прожил дольше всех прочих Королей-Фениксов и именного при нем была воздвигнута Белая Башня Хоэта, хотя самому ему так и не довелось увидеть завершение строительства, которое произошло вскоре после его смерти в 498 году ИК. Белая Башня была построена вразрез с какими бы то ни было общепринятыми нормами, геоманты выбрали место, которое они сочли наиболее благоприятным и с этого мгновения начался тысячелетний труд с целью создать Башню. Маги использовали свою власть придавать камням форму, чтобы воздвигнуть гигантский столп, так что наблюдавшим казалось, что это происходит по мановению небес. Вслед за этим мастеровые под бдительным оком ученых принялись за свою десятивековую работу, вырезая в камне узоры неимоверной сложности, и каждый из них рассказывал историю эльфийской расы. Башня Хоэта так высока, что видна издалека, за многие десятки миль.

После завершения Белой Башни, ее библиотеки были заполнены знаниями, которые приносили странствовавшие по свету ученые. Некоторые из наиболее ценных томов защищены начертанными на них рунами, так что только глупец осмелится украсть их, ибо смерть постигнет всякого, кто возьмет эти книги без особого разрешения Верховного Хранителя Знаний. Сама башня также оплетена заклинаниями иллюзии и отражения, чтобы охранить ее драгоценное знание. Тогда же был основан орден Хранителей Знаний, равно как и воинский орден, состоящий из аскетичных воинов, известных как Мастера Меча Хоэта. Их цель – охранять мудрость Белой Башни и ее ученых. Впоследствии здесь будет написана и оставлена на хранение Книга Дней, история эльфийской расы.

Башня Хоэта – не единственный магический объект в Сафере. В этой земле много удивительных вещей и не последними из них являются особняк Хотара Вольного, который странствует по небу, приземляясь по желанию своего хозяина, и небесная лодка Адиона, прогулочная барка, на самом деле способная лететь, чьи эльфийские пассажиры проводят свободные дни в еде, напитках, танцах, пении и исполнении музыки. Подобное возможно только в Сафере. Другое достойное упоминание чудо – дворец Ануриона Зеленого, окруженный располагающимися террасами садами, в которых много странных экзотических растений, часть из которых способна чувствовать, часть плотоядна, а часть с легкостью совмещает и то и другое. Изрядная часть коллекции Ануриона происходит не из этого мира.

Княжество Тиранок

До Катаклизма Тиранок наслаждался долгими годами процветания. Местные рисковые жители, по большей части рисковые Морские Эльфы неоднократно совершали набеги на восточные области Нового Света и основали там колонию Арнхейм, которая существует и по сей день. Богатство рекой текло из колоний Нового Света, из городов Люстрии и Южных Земель, золото для шпилей эльфийских дворцов, серебро для отделки колесниц, меха для зимних одежд, лечебные травы для врачевания больных. С падением Нагарита приливная волна накрыла Тиранок, не затронув только восточные земли и вершины островов.

Ныне многие колонисты из Арнхейма предпочли остаться на берегах Нового Света, не желая возвращаться в свое опустошенное княжество, которое остается лишь бледной тенью себя прежнего, несмотря даже на то, что оно возрождается уже длительное время. Арнхейм же по-прежнему остается ценным владением эльфов Ултуана, поскольку позволяет совершать походы в северные земли Тёмных Эльфов. При этом, самой колонии ничего не угрожает, потому что любой вторгнувшейся армии придется преодолеть болота и опасные горы, которые почти полностью окружают город. Из тех же соображений другие колонии расположены вдоль берега, также находясь в полной безопасности.

Вкладом эльфов Тиранока в армии Ултуана являются их колесничие. Такова давняя традиция этих земель, лучшие воины которых всегда сражались на боевых повозках. Тиранокских Колесничние нередко можно увидеть мчащимися и обгоняющими друг друга на широких пляжах Тиранока. Арнхеймские колесничние практикуют благородное искусство стрельбы, а тиранокцы отдают предпочтение глефе.

Княжество Эатайн

Первым среди княжеств Ултуана является Эатайн, а в его границах лежит город-государство Лотерн, резиденция Короля-Феникса. Это необыкновенный город, одно из чудес Известного Мира, источник процветания Эатайна. Очень немногие из не-эльфов когда-либо видели его. Много врат должен миновать следующий от Ступеней Лотерна и не-эльфам редко когда дозволяется проплыть сквозь Изумрудные Врата. Тем не менее, перед Изумрудными Вратами возвышается Сверкающая Башня, воздвигнутая на скалистом острове посредине Ступеней Лотерна. Она в равной степени и крепость, и маяк, ибо наполнена тысячами светильников, которые помогают находить путь лоцманам, проводящим корабли через эти, порой коварные воды. Но маги Башни могут заставить ее и ярко пылать так, чтобы она слепила глаза любого возможного противника. Позади Сверкающей Башни лежат Изумрудные Врата, первые морские врата Лотерна. Это великолепно укрепленная арка с массивными бронзовыми створками, покрытыми изображениями и украшенными гигантскими изумрудами, которые преграждают путь внутрь. Каждый раз, когда приближается корабль, они неспешно расходятся, открывая путь к Ступеням Лотерна. Как и Сверкающая Башня, Изумрудные Врата это настоящая крепость с множеством боевых машин и Морских Стражей. Каждый, кто осмелится напасть на Ультуан этим путем, попадет под губительным перекрестным огнем защитников первых морских врат и Сверкающей Башни.

Сразу за Изумрудными Вратами находятся Врата Скорченного Железа. Высокие и черные, они возвышаются над Ступенями Лотерна подобно какому-то демону мщения. Над ними стоят четыре железных башни и между двумя внутренними на железе выбито изображение великого орла. На этих воротах можно увидеть и другой образец мастерства Высших Эльфов в кузнечном деле. Это выбитые в металле изображения деревьев с их извивающимися корнями и переплетенными ветвями, с листьями и цветами. В этой мрачной крепости несут службу Железные Стражи – орден, включающий как Высших, так и Морских Эльфов. Эти воины облачены в черные чешуйчатые кольчуги и несут черные щиты, а их лица скрывают забрала, выполненные в форме орлиного клюва. Третьи морские врата носят название Сапфировых Врат. Это врата из сияющего серебра, украшенные сапфирами такой величины, что люди могут только мечтать о подобных. Последние морские врата, стерегущие Внутреннее Море – Врата Рубинов и Золота. Ни одному из не-эльфов не дозволено миновать эти врата, даже если кому-то из них была дарована привилегия проплыть через Изумрудные Врата.

Позади Сапфировых Врат лежит огромная бухта Лотерна, в которой бросают якоря купеческие суда, прогулочные барки и боевые корабли из флота Морских Эльфов. По всей бухте разбросаны многочисленные искусственные острова, поднятые из глубин магией. На них стоят дворцы из белого мрамора и хрусталя и храмы, и хранилища, образующие вместе маленькие города, каждый со своей запутанной сетью каналов. А над всей бухтой высятся, глядя друг над друга двухсотфутовые статуи Короля-Феникса и Вечной Королевы.

Сверкающие белизной башни опоясывают бухту по периметру вместе со статуями эльфийским богам, а сам город раскинулся по склону, начинаясь от самого берега и, изящными башнями, поднимаясь к далеким горам Аннули. Недоступные для суеты Лотерна, за городом лежат сельские пристанища знати: виллы, летние резиденции, а также и многочисленные винодельни.

Эатайнцы - самый многочисленный из всех народов Ултуана и он разделен на две четко различимые касты – знати и торговцев. Первыми являются по большей части Высшие Эльфы, тогда как последними – Морские Эльфы. В то время как большинство Высших Эльфов ведут торговые сделки в порту, Морские Эльфы выполняют всю тяжелую и грязную работу. Многие эатайнские дворяне, в том числе и некоторые Морские Эльфы владеют виллами и особняками за городом. Как и каледорцы, эатайнцы очень высоки и предпочитают роскошные одежды и изысканные украшения – среди обладателей больших богатств принято выставлять их напоказ.

Княжество Эвелорн

Княжество Эвелорн - это, вероятно, наиболее древняя область Ултуана, владение и дом Вечной Королевы. Большая часть этой местности покрыта лесами и здешние эльфы похожи на Лесных эльфов Старого Света больше, чем кто бы то ни было в Ултуане. Они ведут простую и вольную жизнь и подобно своим отдаленным родичам, наслаждаются покоем лесов, в которых они охотятся ради удовольствия или добычи, и обеспечивают безопасность семей единорогов. С их мастерством во владении луками могут соперничать только охотники Крейса. Музыку и трюкачество они любят более всех прочих способов времяпрепровождения. Магию используют только для повседневных нужд или исполнения простых фокусов. Эвелорнцы, в общем, сложены столь основательно, как обитатели торгового юга. Когда их волосы не окрашены, преобладают прически белокурые, песочные, белые, золотисто-каштановые и даже рыжие. Обычно их одежда лесного зеленого цвета, серая или коричневая и, как правило, практично скроенная.

Под жаркими лучами вечного лета Древни из местной колонии, самой большой в мире, ухаживают за своими садами из корней, листьев и сучьев. Единороги танцуют в пестрой от солнечных бликов тени, Великие Орлы гнездятся среди золотых холмов, а сквозь деревья слышны песни и смех прекрасных дев, когда они подобно веселому карнавальному шествию переходят с места на место. Эвелорн похож на рай, каким его представляют смертные люди.

Но несмотря на всю эту идиллию, беда остается совсем близко. Чем ближе к Аннули, тем больше искривленных и перекрученных деревьев – явный результат действия первичной магии, струящейся с хребтов Аннули по всему Ултуану. Эта магия проявляет себя мириадами различных способов, полностью постичь которые не под силу даже эльфийским ученым. Воздействие первичной магии может быть благотворно в одних случаях, но дать прямо противоположенные результаты в других. Многие злобные создания таятся в Аннули, омытые этой магией и время от времени покидают свои логова, чтобы разорять земли внизу. Эльфы Эвелорна давно противостоят этой угрозе, так что многие используют ее как возможность добиться расположения Вечной Королевы, а в особенности те, кто желает быть в числе ее личных слуг.

Княжество Эллирион

Эллирион – это владение Повелителей Коней, место где разводят лучших в Ултуане (а возможно и во всем мире) лошадей. Это обширное княжество, омываемое Внутренним Морем и граничащее с Тираноком на юго-западе и с Эвелорном на востоке, с бескрайними равнинами которые из конца в конец пересекают табуны великолепных лошадей. Подобно Эвелорну, Эллирион отмечен стихийным волшебством, которое сделало погоду более или менее мягкой в течение всего года, обеспечив лошадям достаточно сочной травы, чтобы они могли в волю пастись в степях.

Крупнейший город Эллириона, Тол Эллир расположен на побережье Моря Сумерек. Как и все города Высших Эльфов, Тол Эллир прекрасен – изысканное собрание соединенных серебряными мостами островов, на которых высятся замки и дворцы, магически высеченные из целых каменных глыб. Только волшебникам Высших Эльфов доступны такие высоты магического искусства. Город является домом многих семейств эльфийской знати и еще больше семейств, живущих за пределами Эллириона, посылает своих сыновей (а иногда и дочерей) обучаться под присмотром одного из признанных эллирийских мастеров верховой езды.

Эллирийцы очень явно демонстрируют окружающим свое высокомерие, что, впрочем, характерно для всех Высших Эльфов вообще. Они гордый народ, быстрый в мщении и защите своей чести, чем сильно напоминают некоторые дворянские семейства Старого Света. В любом случае, эти особенности с лихвой покрываются их несравненным искусством управления лошадьми, что наглядно демонстрируют Эллирийские Рыцари-Грабители, орден вольных конных бойцов, обученных таким впечатляющим приемам мастеров верховой езды, как стрельба на скаку или конная акробатика. Вместо того, чтобы хлыстами и жестоким обращением сломить дух лошади, эллирийцы используют магию, так что кони послушны и служат верно. Некоторые юные эльфы устанавливают такие прочные отношения с жеребятами, что по прошествии лет связь между ними становится прочнее камня. Рыцарей-Грабителей часто можно увидеть объезжающими земли княжества, выискивающими любые признаки возможной беды.

Эллирийцы предпочитают богатые одежды с излюбленными воинами сине-белыми, украшенными плюмажами шлемами.



"В своем высокомерии мы считаем, что человечество это первая раса, которая совершила ошибку, пробудив этих древних существ. Но это не так, и многие поколения наших предшественников доказали, что все надежды и обещания спасения есть только прах на ветру".

Догма Омниастра

 
DefialtusДата: Среда, 2009-11-25, 3:37:05 | Сообщение # 6
Группа: Проверенные
Сообщений: 2
Репутация: 151
Статус: Offline
Короли-Фениксы

Короли-Фениксы - это правители народа Высших Эльфов, великие воины и учёные, прошедшие испытание Огня Асуриана.

Традиционно Высшие Эльфы отсчитывают время иначе, чем люди, и их история разделена на царствования, а не на столетия. Правление каждого Короля-Феникса рассматривается как отдельная историческая эпоха. Кроме того, эльфы не ведут счет в месяцах, как это делают люди. Их год поделен на четыре сезона: сезон Мороза, сезон Дождя, сезон Солнца и сезон Бури. Это примерно соответствует зиме, весне, лету и осени. В эльфийских записях, обозначающих дату, первым идет порядок царствования Короля-Феникса, за ним год, сезон и день. Таким образом, V) 114, 3, 90 означает девяностый день сезона Солнца 114 года правления Карадриэля Миротворца.

Обращаясь к календарю, полезно иметь в виду, что между смертью предыдущего Короля-Феникса и коронацией его наследника обычно соблюдается годичный траур. Как правило, этот период включают в последний год правления умершего правителя.

Эльфы ведут отсчет своего календаря с того дня, когда Аэнарион миновал пламя в Святыне Асуриана. До этого было царствование Одного Престола, когда Ултуан управлялся Вечной Королевой Эвелорна. Об этом периоде известно немногое, так как немногие записи дошли до этих дней.

продолжительность царствования Королей-Фениксов и приблизительно соответствующие им даты Зигмаритского календаря Империи:

Аэнарион, Защитник (с -4500 по -4920 по Имперскому Календарю)
Бэл-Шанаар, Навигатор (с -4419 по -2750 по Имперскому Календарю)
Каледор, Покоритель (с -2749 по -2199 по Имперскому Календарю)
Каледор II (с -2198 по-1600 по Имперскому Календарю)
Карадриэль, Миротворец (с -1599 по -997 по Имперскому Календарю)
Тетлис, Убийца (с -996 по -692 по Имперскому Календарю)
Бэл-Корадрис, Король-учёный (с -690 по 498 по Имперскому Календарю)
Аэтис, Поэт (с 498 по 1120 по Имперскому Календарю)
Моваэль, Порывистый (с 1121 по 1502 по Имперскому Календарю)
Бэл-Хатор, Мудрец (с 1503 по 2162 по Имперскому Календарю)
Финубар, Мореход (с 2163 по Имперскому Календарю)

Аэнарион, Король-Феникс



"В своем высокомерии мы считаем, что человечество это первая раса, которая совершила ошибку, пробудив этих древних существ. Но это не так, и многие поколения наших предшественников доказали, что все надежды и обещания спасения есть только прах на ветру".

Догма Омниастра

Сообщение отредактировал Grimface - Среда, 2009-11-25, 3:37:41
 
DefialtusДата: Среда, 2009-11-25, 6:33:09 | Сообщение # 7
Группа: Проверенные
Сообщений: 2
Репутация: 151
Статус: Offline
Король-Феникс Бэл-Шанаар Исследователь

Король-Феникс Каледор Завоеватель

Король-Феникс Каледор II Воин



"В своем высокомерии мы считаем, что человечество это первая раса, которая совершила ошибку, пробудив этих древних существ. Но это не так, и многие поколения наших предшественников доказали, что все надежды и обещания спасения есть только прах на ветру".

Догма Омниастра

Сообщение отредактировал Grimface - Среда, 2009-11-25, 6:33:54
 
DefialtusДата: Четверг, 2009-11-26, 12:08:26 | Сообщение # 8
Группа: Проверенные
Сообщений: 2
Репутация: 151
Статус: Offline
Король-Феникс Карадриэль Миротворец

И снова Эльфы оказались в разгаре войны без Короля-Феникса. Флоты Короля Чародея захватили Остров Погибели и отбили большую часть Теневой Страны. Несколько Черных Ковчегов пристали к берегу, образовав основу для нового города-крепости в гавани Анлека. Оттуда Темные Эльфы двинулись на юг на осаду Врат Грифона.

Высшие Эльфы угодили в капкан, ведя войну на два фронта с двумя мощными врагами. Четвертый Совет, собравшийся в Святыне Азурана, избрал Карадриэля из Ивреса, который отличался от Каледора II, как день от ночи. Он был тихим и скромным, неважным солдатом, но способным правителем. Он принял трудное решение покинуть Старый Свет. Встретив непримиримую враждебность Гномов, казалось глупым держать большие армии за морями, особенно когда родине угрожает более серьезная опасность. Он отбросил гордость, приказал сделать новую Корону Феникса и призвал армии домой.

Среди самых надменных Эльфов это вызвало сильное недовольство. Им казалось глубоким оскорблением то, что Корона Феникса останется в руках Гномов. Карадриэль ответил, что лучше он потеряет корону, чем все государство, и продолжил свою политику.

Еще были протесты из колоний Эльфов в Старом Свете, ведь вывод войск казался им предательством. Их родня в Ультуане сильно запротестовала. Карадриэль говорил им, что если Эльфам Старого Света нужна защита армии Ультуана, то пусть они возвращаются на остров-континент. Многие так и поступили, но многие, как в Ател Лорене, отказались покидать их обжитые земли и остались в Старом Свете. Они избрали другой путь, отличный от Высших Эльфов, они далеко отошли от главной эльфийской культуры, объявив себя независимыми от Трона Феникса.

Карадриэль только пожал плечами. У него были другие дела, кроме как начинать новую гражданскую войну. Сознавая свою несостоятельность, как генерала, он назначил нескольких блестящих полевых командиров руководить армиями Высших Эльфов. Они одержали много побед. Тетлис из Каледора, в частности, заслужил блестящую репутацию, сняв осаду с Врат Грифона и истребляя Темных Эльфов рядом с Анлеком. Карадриэль продолжал долгий вывод войск из Старого Света. Он укрепил силы, удерживающие крепости-врата и ввел систему смены отрядов в них, чтобы гарнизоны этих важных крепостей всегда были свежими и полными сил.

На протяжении правления Карадриэля непостоянные войны вспыхивали на севере Ультуана. Все больше и больше Темных Эльфов прибывало из Наггарота. Их встречали дисциплинированные, хорошо обученные армии Короля-Феникса, многие из которых были ветеранами войн с Гномами. Северные моря стали ареной многих морских сражений, и несмотря на усиленное строительство флота, Высшие Эльфы никогда не могли полностью очистить моря от врага.

Кое в чем Карадриэль стал первым – он стал первым Королем Фениксом, мирно умершим в постели.

Король-Феникс Тетлис Убийца

Пятый Совет избрал Тетлиса из Каледора, героя Врат Грифона, новым Королем-Фениксом. Тетлис стал еще одним воинственным правителем. Он хорошо усвоил урок от Карадриэля о ценности подготовки и организации, и взошел на трон с одной мыслью: выбросить Темных Эльфов из Ультуана и отбить Остров Погибели у порождений Наггарота. Он начал следовать своему плану с жестокостью и решимостью.

Сердце Тетлиса было наполнено ужасной холодной ненавистью к детям Наггарота, поскольку вся его семья погибла от одного из их многочисленных набегов. У Темных Эльфов еще никогда не было такого непримиримого противника. Он сражался не ради славы и чести, а чтобы навсегда положить конец угрозе из Наггарота. Король Чародей начал эту долгую войну, Тетлис был полон решимости завершить ее, и он сделал бы это, если бы не упадок в силе Драконов.

Во второй половине правления Карадриэля, Драконы стали очень редки. Многие стали впадать во все более и более долгие сны, просыпаясь раз в столетие. Эльфам необходимо было увеличить свои силы в других областях, чтобы восполнить мощь и дикую силу огромных рептилий.

В первые годы правления Тетлиса происходил сбор новых армий. У каждого города Эльфов должен был быть плац, где солдаты тренировались и сражались в учебных боях. Кропотливо, с дотошным вниманием к деталям, Тетлис довел силы Эльфов до силы, не виданной со времен Аэнариона. Он никогда не отправлял армию на поле, если не знал твердо, что может выставить подавляющую силу, и никогда не вступал в битву, если не был уверен в победе.

Истощенные армии Темных Эльфов сдавали позиции. За века несколько массированных наступлений отбрасывали их в глубь Теневой Страны и в конечном счете закончились взятием Анлека. Тетлис был холоден и безжалостен, даже по стандартам Эльфов. Он приказал разрушить город до основания. Пленных не брать. Засыпать поля солью. Шокированные такими приказами, они повиновались. Ни одного Темного Эльфа не осталось в живых в Ультуане.

Очистив Ультуан, Тетлис обратил свое внимание на Остров Погибели, который все еще находился в руках легионов Короля Ведьм. Величайшая армада Эльфов всех времен отправилась отвоевывать остров. Тысячи судов везли десятки тысяч солдат. Маги Эльфов усмирили погоду, не давая разыграться штормам. Моря были очищены от Наггаротских кораблей. На берегах Острова Погибели собралась орда Темных Эльфов, полная решимости не дать Высшим Эльфам отвоевать плацдарм.

Король-Феникс Бэл-Корадрис Король-Учёный

Народ устал от войн, и Эльфы Шестого Совета избрали Бел-Кохадриса из Сафери новым Королем-Фениксом. Бел-Кохадрис – второй по продолжительности правления среди Королей-Фениксов. Он был принцем колдунов и известным ученым. Он не пренебрегал защитой государства, хоть и не родился для сражений. Он считал, что магия сможет защитить Ултуан.

Так начался великая эра эльфийской науки. За его долгое правление на особо благоприятном месте была построена Белая Башня Хоэта. Тысячу лет Эльфы возводили огромное строение, достающее до небес. Лишь сила магии позволила Эльфам возвести башню такой высоты. Зодчие трудились почти тысячелетие над сложными росписями. Ученые собирали знания и премудрости со всех сторон света. Маги написали книги о самых мощных заклинаниях и принесли их в библиотеку башни. Башня была опутана заклинаниями видений и охраны для защиты этой сокровищницы знаний.

Король-Ученый основал орден Хранителей Знаний Хоэта. Все науки: от военной до волшебства, от алхимии до астромансии, изучалась здесь. В это время Мастера Меча Хоэта собирались для изучения искусства фехтования и для защиты башни. Из этих прилежных солдат выделился орден странствующих мастерских воинов, собиравших информацию и выполнявших поручения Главного Хранителя Знаний.

Многие известные ученые и волшебники приходили к Хоэту, такого обмена знаниями мир не видал ни до, ни после этого. В тени похожей на иглу башни тысячи мудрейших философов рассуждали о знании. В библиотеке Хранители Знаний начали написание Книги Дней, великой истории народа Эльфов, на которой будут базироваться все остальные труды по истории.

Этот период также запомнился тем, что это было время почти нерушимого мира. Темные Эльфы Наггарота были так ослаблены нападением Тетлиса, что просто боялись нападать. Бел-Кохадрис правил мудро и праведно, его любили все. Эльфам это запомнилось, как начало второго золотого века.

Бэл-Корадрис умер скоро после завершения строительства Белой Башни, и был похоронен у её основания. Говорят, его призрак до сих пор бродит по подвалам башни, иногда помогая ученым в поисках.

Эльфы начали высадку и завязалась битва в волнах. Тысячи Высших Эльфов пали под арбалетным огнем, пока выбирались на берег. Корабельные болтометы открыли ответный огонь, посылая тучи болтов в собравшихся Наггаротцев. Море стало красным от крови. Переполняемые ненавистью, Темные Эльфы устремились к воде, и началась великая схватка. Обе стороны отчаянно сражались, темно-красные воды бурлили у их колен. Там не было места для приемов. Воины просто набрасывались друг на друга. Раненых затаптывали, и они тонули на мелководье. Метр за метром Высшие Эльфы пробивали себе путь на берег. С возвышающихся утесов Темные Эльфы поливали градом стрел. С обычной безжалостностью Тетлис рассчитывал на это. Пока Темные Эльфы сражались на берегу, другие силы Высших Эльфов высадились за километры отсюда. Кавалерия Серебряных Шлемов совершила молниеносный бросок вдоль берега и обрушилась на Темных Эльфов на утесах. В разразившейся ужасной битве многие Темных Эльфы падали, вопя от ненависти и страха, с утесов, и разбивались о камни внизу.

Теперь у Эльфов был безопасный плацдарм, куда высаживалась остальная их армия. Вскоре они овладели островом, сбросив в море темных родичей. Была ужасная резня. Десятки тысяч Темных Эльфов были зарублены, под конец даже крепкие желудки капитанов не выдерживали. Они опасались, что их солдаты могут почувствовать вкус такой резни и стать не лучше тех, с кем сражаются.

Многие из капитанов были против высадки в Наггарот, говоря, что они уже получили свое, и что было потеряно слишком много жизней. Тетлис настоял на продолжении кампании, но сначала, ведомый непреодолимой силой, он должен совершить паломничество к Алтарю Кхаине.

На Равнине Костей, огромной покрытой скелетами пустоши вокруг Алтаря Кхаине, Тетлис увидал что-то сверкающее. Свет как-то странно потянул его, и там он откопал драконий доспех Аэнариона. Но останков Аэнариона или Индрогнира найдено не было. Доспех он преподнес Ауралиону, великому внуку Моэлиона, сына Аэнариона от Астариэль. Это стало его последним деянием, как Короля-Феникса.

Есть две версии о том, что случилось далее. Некоторые записи указывают на то, что он отпустил Белых Львов и остальную свиту, заявив, что хочет остаться один и рассмотреть клинок, который принес его народу столько зла. А другие говорят, что Тетлис взялся за Меч Кхаине, и в его руке он задрожал и начал свободно выходить, и что короля зарубила его собственная охрана, опасавшаяся, что фатальные последствия от оружия Аэнариона снова падут на мир.

Никто точно не знает, что произошло. Ученые разделились. Все, что известно – Тетлис умер в тот день, и без него армада не пошла на Наггарот.

Король-Феникс Аэтис Поэт

Наследником Бэл-Корадриса стал Аэтис из Сафери. Он стал первым Королём-Фениксом, который не унаследовал неспокойное государство или взошёл на трон после войны. Во время его правления продолжился долгий мир. Тёмные эльфы не высовывались из Наггарота. Их набеги прекратились. Многие считали, что они стали вымирающей расой, медленно уходящей в небытие. Было много слухов о том, что Король-Колдун наконец умер. Гномы были рады тому, что их оставили в покое. В первые века правления Аэтиса до Ултуана дошли известия об основании людьми новой империи, но это не казалось причиной для беспокойства. Ничто не угрожало высшим эльфам.

Аэтис был знаменитым поэтом и певцом. Он созвал всех великих артистов Ултуана к своему двору в Сафери. Поэты, драматурги, художники, скульпторы, писатели – всем нашлось место в огромном дворце из расписанного нефрита. Это был пик подъема эльфийской культуры, когда была создана большая часть величайших работ. В этот период создавал свои пьесы Тазель и Торион Огненесердечный писал свои живые портреты. Армия скульпторов и ремесленников украшала горы Крейса. Над Вратами Грифона был воздвигнут стопятидесяти метровый грифон, который, казалось, прыгает со скалы. Работа скульпторов была столь необычайна, что, говорят, их творения оживали и сторожили ущелья от захватчиков.

На такие грандиозные проекты были затрачены неимоверные богатства. Огромный город Лотерн вырос из маленькой рыбацкой деревеньки благодаря усилившейся торговле между колониями и королевствами. Был установлен контакт со старой людской деревней в Катае. Представители Короля-Феникса прибыли ко двору катайского императора. Шёлк, нефрит и специи стали ценными товарами.

Уверенные в своих силах, эльфы начали уменьшать свои армии и флоты. После примерно пятнадцати веков относительного мира в правления Бэл-Корадриса и Аэтиса воспоминания о старых войнах и старой вражде начали стираться. Были сделаны попытки договориться с гномами о возвращении Короны Феникса. Они ни к чему не привели, но эльфы не теряли надежды.

Зародилось некоторое самодовольство. Возникли фракции при дворе и интриги, опасное эльфийское хобби, стали для многих смыслом жизни. Это довольно странно, но именно в это время эльфы начали понимать, что они – вымирающая раса. Даже на протяжении долгих золотых лет мира их численность сокращалась, а рождаемость упала, и в результате огромные города начали пустеть.

Снова начал распространяться Культ Удовольствий, пока что окутанный тайной, что ещё более привлекало к нему утомленную эльфийскую аристократию. Немного позже Мастера Меча Хоэта начали по этому поводу расследование и доложили о раскрытом в Белую Башню. Их доклад сильно обеспокоил Высшего Хранителя Знаний, и он отправился с ними к Королю-Фениксу. Придворный канцлер был раскрыт, как тайный шпион Наггарота. Когда его раскрыли, то он вонзил отравленный кинжал в сердце Аэтиса, так что восьмой Король-Феникс был убит близким другом.



"В своем высокомерии мы считаем, что человечество это первая раса, которая совершила ошибку, пробудив этих древних существ. Но это не так, и многие поколения наших предшественников доказали, что все надежды и обещания спасения есть только прах на ветру".

Догма Омниастра

 
DefialtusДата: Суббота, 2009-11-28, 7:16:21 | Сообщение # 9
Группа: Проверенные
Сообщений: 2
Репутация: 151
Статус: Offline
Король-Феникс Морваэль Порывистый

Восьмой Совет избрал Моваэля из Ивреса наследником убитого Короля-Феникса. Он был Высшим Хранителем Знаний Белой Башни при Аэтисе. Но несмотря на это, у него было мало опыта в ведении военных действий. Его первым действием после коронации был приказ о карательной атаке на Наггарот. Флот Эльфов отплыл на холодный север и был потоплен Темными Эльфами.

Когда немногие выжившие принесли весть о поражении в Ультуан, паника распространилась среди Высших Эльфов. Поражение было совсем не тем, что они ожидали. Они считали, что Наггарот не представлял угрозы, но теперь стало ясно, что Темные Эльфы просто восстанавливали силы. Сократив свои армии при Бел-Кохадрисе и Аэтисе, Эльфы Ультуана позволили своим темным собратьям подняться и почти превзойти их в военной мощи.

На протяжении тихих лет слуги Короля Чародея странствовали по миру в поисках крепких воинственных рабов. Теперь в их распоряжении было множество накаченных наркотиками людских воинов и других еще более зловещих существ.

Могучая армада Темных Эльфов захватила Остров Погибели и поплыла в Ультуан. Они отбили проклятый город Анлек и возвели на развалинах огромную крепость. Они быстро продвигались на юг и были остановлены только после отчаянного боя у Врат Грифона.

Начался новый период войны. Моваэль, сумев извлечь урок из прошлого поражения, назначил Ментеуса из Каледора полевым командиром. Тот совершил отчаянный поступок, организовав систему ополчения, которая до сих пор существует в Ультуане. Он потребовал, чтобы каждый Эльф провел хотя бы часть года в вооруженных силах, сам обеспечивая себя снаряжением. Эта система ополчения позволила Ультуану при малочисленном населении выставлять могучие армии из солдат-граждан, что им не удалось бы сделать при старой системе.

Моваэль был возвышенным, чувствительным, и его часто терзали ужасные кошмары и видения. Он не хотел посылать своих друзей и подданных на смерть, но ничего другого ему не оставалось, нужно было сохранить государство. Он опустошил казну Трона Феникса, чтобы построить новый могучий флот, способный вести войну в северных морях и остановить приток подкрепления из Наггарота. Он был вынужден использовать Мастеров Меча Хоэта и других агентов, чтобы выискивать приверженцев Культа Удовольствия, и подписывать множество смертных приговоров было его неприятной обязанностью. Многие долгие ночи напролет он проводил в тягостных раздумьях, и вскоре он стал осунувшимся и постаревшим от забот.

Больше века велась непостоянная война. Флоты Ультуана бороздили моря, топя невольничьи суда Темных Эльфов. Две новых крепости были построены далеко от Ультуана, чтобы такие дальние экспедиции могли совершаться. На оконечности Темного Континента воздвигнута Крепость Рассвета для ремонта судов и защиты торговых путей в Катай. На оконечности Лустрии возведена Цитадель Сумрака, как база для флотов Эльфов, охраняющих побережья Южной Лустрии.

Наконец война достигла апогея. Ментус из Каледора начал осаду Анлека огромной армией Эльфов. Моваэль остался в Святыне Азурана ожидать исхода битвы. Каждую ночь его терзали все более страшные сны. Некоторые говорят, что их насылал Король Чародей, желавший извести его. С каждым проходившим днем он все более отчаивался и терял надежду, а посланники все приносили ему доклады о потерях армии.

В тот последний день, когда Анлек пал, Ментеус был убит, когда вел штурм. Его огромный Дракон Клык Ночи впал в ярость и поубивал многих Темных Эльфов и их рабов-солдат. Уставший до смерти, вялый и угнетенный, Моваэль отрекся, войдя в священное пламя Азурана. Никакая смертная плоть не может вынести такого дважды. Моваэль умер в то самое утро, когда его армия добилась победы.

Король-Феникс Бэл-Хатор Мудрец

Одержав победу при Анлеке, Эльфам пришлось выбирать нового короля. Ментеус из Каледора, очевидный наследник, был мертв. При дворе многие фракции начали борьбу, чтобы их кандидат был избран. Некоторые хотели продолжить войну и высказывались за сына Ментеуса, Алтеуса. Другие склонялись к тому, что уже потеряно слишком много жизней и хотели видеть Короля-Феникса более мирным. Они предлагали избрать Крегана из Ивреса. Девятый Совет зашел в тупик, нужно было искать компромисс. Наконец Бел Хатор, колдун-принц из Сафери, был избран и коронован.

Бел-Хатор казался зловещим выбором; как и большинство Саферианских принцев, он был несколько эксцентричным. Многие принцы считали, что фракции смогут легко им управлять. Но они ошиблись. Бел-Хатор оказался неожиданно решительным и мудрым. Он отклонил все попытки давить на него с приказом о вторжении в Наггарот. Он понимал, что хотя Ультуан, возможно, и способен выиграть войну в суровых северных землях, но цена этого будет так высока, что Эльфы никогда от этого не оправятся. В последние годы численность Эльфов настолько упала, что многие города наполовину опустели, а многие земли были брошены. Он не хотел рисковать будущим расы.

Вскоре его внимание привлекло другое. В Старом Свете раса Людей поднялась из дикости и стала доминирующей цивилизацией за два коротких тысячелетия. Два могучих государства доминировали в северной части Старого Света. Империя, широкий союз городов-штатов и провинций, поклявшихся в верности Императору, и королевство Бретония. За Старым Светом лежало северное государство Норсия, родина свирепых Норсменских налетчиков.

Норские дальние корабли давно досаждали Ультуану, просачиваясь сквозь сеть боевых кораблей Эльфов. Бел-Хатор созвал совет из лучших магов государства и приказал им охранять восточные подходы к Ультуану. После трех декад подготовки маги окутали подходы к острову паутиной заклинаний, видений и предательских движущихся мелей и туманов. Для Норских налетчиков стало практически невозможным достичь Ультуана, – шанс был ничтожен. Легенды об этих ужасных морских путях достигли Старого Света и люди заговорили о землях Эльфов со страхом.

Норсмены были не единственными, кто покушался на морские пути к Ультуану. Все чаще огромные боевые флоты Старого Света – Империи и Бретонии, посылались на запад через океан на поиски Ультуана и легендарных золотых городов Лустрии. Люди Старого Света были отчаянными мореходами и в конце концов несколько их судов отыскали путь в Ультуан. Король-Феникс издал указ, запрещающий им ступать на землю Ультуана. Однако он позволил Фунибару, Принцу Итейна, вернуться с ними в Старый Свет, чтобы изучить новых правителей Старого Света.

Фунибар приплыл в Л’Ангвель в Бретонию и оттуда пустился в странствия по континенту, которые продолжались пятьдесят лет. Из-за давней вражды с Гномами уже очень давно нога Высшего Эльфа не ступала на землю Старого Света. Он был впечатлен и потрясен увиденным. Владения людей были обширные, процветающие и населенные. Люди выказали большую изобретательность в инженерном деле и науке. Фунибар ожидал увидеть глиняные хижины и примитивных дикарей. Вместо этого он нашел могучие укрепленные города и дисциплинированные армии, способные покорить Орков и поддерживать мир на огромной территории. Он видел, что люди многочисленны и их становится все больше, и то, что они затмят собой древние расы, было только вопросом времени. Еще он был очарован их грубой живучестью и разнообразной культурой, их энергией и жадностью. Он быстро пришел к выводу, что для Эльфов будет лучше иметь этих людей союзниками, а не врагами.

Путешествуя, он забрел в потерянное королевство Эльфов Ател Лорен. Он был шокирован и поражен тем, что открылось ему там. Эльфы старой пограничной провинции пошли далеким путем от Высших Эльфов. Они казались простоватыми и отсталыми, но были дружелюбнее и более понятны ему, чем люди.

Когда Фунибар вернулся в Ультуан, он был встречен, как великий герой. Он поспешил донести узнанное до Бел-Хатора. Король-Феникс прислушался к доводам Фунибара и отменил свой прошлый указ. По просьбе Фунибара город Лотерн был открыт для купцов людей, и были предоставлены лоцманы-Эльфы, чтобы проводить торговые флоты к Ультуану.

Так начался второй период быстрого роста Лотерна. Принц Фунибар с радостью наблюдал, как его родной город становится величайшим торговым портом мира. Люди были поражены изяществом и величием цивилизации Эльфов и были рады начавшейся торговле. Эльфы были рады получить могучих союзников в Старом Свете. Бел-Хатор умер мирно. Финубар стал его избранным наследником.

Король-Феникс Финубар Мореход

Финубар из Лотерна казался самым подходящим из князей для понимания нового века. Он был наделён характером и опытом, чтобы договариваться с расой людей, и как уроженец Лотерна, он вырос с пониманием ценности торговли и терпимым космополитическим взглядом на мир. Он повёл новую политику торговли и исследований. Эльфийские клипперы доплыли до Ниппона и Катая в поисках товаров и неописуемые богатства потекли через Лотерн.

Правление Финубара было омрачено лишь большим Вторжением Хаоса, тогда казалось, будто Тёмные Силы снова вернулись, чтобы поработить мир. Массированное вторжение тёмных эльфов началось из Наггарота, и сам Король-Колдун вернулся в Ултуан. На время показалось, что Вечная Королева потеряна, а вместе с ней и всё королевство. Однако двое могучих героев, братья близнецы Теклис и Тирион встали на защиту родной земли и отразили вторжение. С тех пор мир становится всё темнее. Налёты грабителей Норски становятся всё более частыми. Орда гоблинов под предводительством Грома Брюхо разорила восточный Ултуан. Тёмноэльфийские корсары постоянно нападают на суда. Никто уже не ждёт нового золотого века мира, эльфы и их союзники всё чаще поглядывают на оружие.

Для гордого народа наступило время, которое несёт надежду на возрождение и вместе с тем угрозу уничтожения. Старые враги стали сильнее, а сами они ослабли. Хотя немногие люди догадываются об этом, силы Ултуана убывают. Эльфы всё ещё могут показать самый могучий флот в мире, а их армий справедливо опасаются их враги, но всё же сейчас Ултуан – лишь тень себя в прошлом и многие ощущают, что великие дни Ултуана прошли.

Однако каждый год приносит возможности добиться славы и сразиться со злом. Не перевелись ещё могучие герои. Драконы, хоть их и мало, беспокойно ворочаются в долгом сне. На севере снова появился Король-Колдун, а Меч Каина будоражит сны воинов. Эльфам еще предстоит сыграть огромную роль во всеобщей пьесе, прежде чем эта долгая драма окончится.

Вечная Королева

Вечная Королева - это правительница княжества Авелорн, избранная Матери-Земли, хозяйка бессмертного леса, хранитель зелёной цитадели, соблюдающая обряды золотого источника, соправительница королевства, восседающая на одном из Тронов-Близнецов Ултуана. Вечная Королева – это всегда первая дочь предыдущей Королевы, зачатая после ритуального брака с Королём-Фениксом, длящегося год. После этого их пути расходятся, и оба могут взять себе новых супругов, но только их дочь может стать новой Вечной Королевой. Именно поэтому Вечные Королевы всегда правительницами Авелорна, составляя на протяжении веков нерушимую цепь.

На своих золотых волосах Вечная Королева носит прекрасную диадему, в самый центр которой вправлен лучащийся камень, называемый Звезда Авелорна. Этот камень и диадема были подарен Аэнарионом своей первой жене, Вечной Королеве Эстариэль, и по легенде это звезда снятая с неба по воле самой Иши. На тонкой королевской шее висит защитный камень несравненный по своей красоте и мастерству обработки. Столь же старый как и сам Ултуан этот камень светится внутренним светом и может отражать удары варгов. В руках же Вечная Королева сжимает древний посох, символ своей власти, история которого уходит корнями в глубокую древность, когда он обладал по настоящему апокалиптической силой, которая ныне ушла, вытянутая Магическим Вихрем, сдерживающим Хаос.

Теперешнюю королеву, Алариэль, богиня наградила необычайной красотой, и говорят что она самая красивая женщина на земле, красота которой сравнима только с тёмной соблазнительностью Морати, извращённой правительницы тёмных эльфов. Она – великолепный маг, и следит за всем сложным изобилием обрядов Авелорна и Ултуана, что наделяет её огромной властью и престижем, с которым могут соперничать лишь Короли-Фениксы. Зачастую два Трона конкурируют между собой, ибо позиция Королевы может быть прямо противоположной позиции Короля, ведь Король-Феникс зачастую воинственен и сторонник экспансии, а Вечная Королева чаще исповедует мир и сосредоточенность на внутреннем мире. Но это противостояние полностью соответствует принципам правления высших эльфов – они даже не представляют, как один всесильный диктатор сможет править ими. И лишь одна вещь всегда объединяет обе фракции: отвращение к тёмным эльфам и всему, что с ними связано. Между Ултуаном и Наггаротом может быть только война до конца.

Для азур Вечная Королева является символом той защиты которую дает богиня Иша, и если она когда ни будь падёт, то это станет предвестием падения самого Ултуана. Магическая сила сильна в молодой правительнице и она использует её для защиты своей страны, создавая тонкие нити иллюзий, которые запутывают врагов. Её сила есть сила самой земли, и говорят что там где она ступает расцветают цветы и жизнь наполняет землю. Когда она печалится, небеса плачут вместе с ней, когда же она гневается, то гром прокатывается над островом, предупреждая каждого врага.

Её служанки – это не обычные фрейлины и прислуга; они – гвардия воительниц, закованная в доспехи из чистого итильмара, её самая последняя и самая надёжная зашита, сотня прекрасных эльфийских дев, обученные военному искусству до такой степени, что они равны или даже превосходят лучших эльфийских воинов на всех видах оружия, хотя их избранным оружием является копье и длинный лук. Они являются самыми одаренными художницами и музыкантами, самыми грациозными танцовщицами в королевстве, но превыше всего они самые умелые бойцы и самые верные стражи. Их прекрасное знамя соткано из живых листьев, скреплённых их же собственными волосами, а рог, звуки которого ведут их в бой, создан из оправленной в небесное серебро перламутровой раковины из древних морей. Служение в их рядах является самой большой честью которую могут получить эльфийские девы.

Служанки охраняют Вечную Королеву, когда её двор путешествует по Авелорну, поскольку в лесу есть много тёмных и опасных мест, где в прогнившей сердцевине деревьев живут огромные пауки. Заражённых мест вблизи гор Аннули избегают все, кроме наихрабрейших, поскольку скрывающееся там зло может напасть на беспечного в любой момент. Эти храбрые воины убивают подобных мерзких созданий, пытаясь завоевать благосклонность Вечной Королевы и стать на какое-то время её супругом. Вместе с этими своими защитниками, и защищаемая самим Тирионом, Вечная Королева стоит на страже мира и спокойствия своей страны.



"В своем высокомерии мы считаем, что человечество это первая раса, которая совершила ошибку, пробудив этих древних существ. Но это не так, и многие поколения наших предшественников доказали, что все надежды и обещания спасения есть только прах на ветру".

Догма Омниастра

Сообщение отредактировал Grimface - Суббота, 2009-11-28, 7:16:44
 
DefialtusДата: Суббота, 2009-11-28, 7:18:18 | Сообщение # 10
Группа: Проверенные
Сообщений: 2
Репутация: 151
Статус: Offline
Элтарион Мрачный

Слепой Элтарион Мрачный многое пережил в своей жизни, но его внутренняя сила помогла ему пройти все испытания на его пути. Во время налёта на город дручии Наггаронд он был смертельно ранен отравленным клинком эльфийской ведьмы. Элтарион прошел путями смерти, оставив свою смертную оболочку позади. В то время пока он лежал в забытье, огромная орда гоблинов воеводы Грома Брюхо, вторглась в Ултуан, разрушая страну и убивая бесчисленное количество Азур. В стане теней, там, где живут мертвые, он встретил тень своего отца, которая рассказала ему о смерти всей его семьи от рук гоблинских грабителей. Дух отца побудил Элтариона вернуться в свою смертную оболочку дабы спасти Тор Ивресс от захватчиков. Благодаря только своей силе воли, он вернулся в своё тело и преодолел смертоносное действие яда в своем организме. Покорив саму смерть, он вернулся в Тор Ивресс и победил орду гоблинов перед самыми воротами города. Он был избран Хранителем Тор Ивресс, и позже как Хранитель встал лицом к лицу с самим Королём-Колдуном из Наггарота. Побежденный нечистым колдовством, он был подвергнут пыткам и лишён зрения, но и это не сломило его духа. Он нашел в себе силы собрать всё своё мастерство и вступил в орден Мастеров Меча Хоэта.

Поход Грома Брюхо

С далёкого востока, принесённые штормом, появились гоблины. Огромный флот грубо сделанных кораблей, в каждом по нескольку сотен безжалостных зеленокожих воинов, шёл по волнам. Они высадились на каменистом берегу, порывистый ветер терзал их корабли, рвал паруса. Больше половины огромной орды было потеряно. Одни сгинули в море, других скосила цинга, поглощённые водоворотами, их суда разбивались об острые скалы и рифы Моря Страха, их умы наполняли видения, которыми оплетены Движущиеся Острова. Больше половины они потеряли, но не были напуганы. Дважды по десять тысяч оставались живы, и глаза их горели незамутнённой злобой.

И вёл их Гром: велик брюхом, силён телом, безжалостен сердцем и быстр умом. Следуя за ним, орда оставила за спиной кровавый след, протянувшийся от самого сердца Гор Края Мира по просторам Империи до берегов Моря Когтей. Следуя за ним, они штурмовали людские замки и разоряли гробницы гномьих королей. Они разбивали армии, вырезая неисчислимые тысячи. Гром Брюхо бы мог построить свою империю в Старом Свете, он бы мог опрокинуть королевства людей и поднять на их руинах своё дикое государство, но он не сделал этого, у него было видение. Он знал, что его судьба лежит на западе, за морями. Его боги сказали ему, что он станет проклятьем эльфов.

Вааагх! говорил голосом Грома. Избранный богами он был живым воплощением духа завоеваний, который живёт в его народе. Стоя на проклятом берегу он пообещал орде новые земли которые надо завоевать, новых врагов которых надо убить и новые сокровища которые необходимо награбить. Гром говорил и орда внимала ему, ибо он изрекал мысли, которые боги вложили в их чёрные сердца.

Они построили огромные плавучие суда и вышли в море. Течения влекли их далеко вглубь Западного Океана, пока они не почувствовали на себе железную хватку бури. Подобно руке злого бога, она прибила их к берегам Ултуана.

Бушующее море вынудило уйти в гавани даже обошедшие весь свет эльфийские корабли, так что стражи Ултуана оказались в неведении о надвигающемся нашествии. Свирепые ветра разорвали пелену магического тумана, что так долго стерегла Восточные берега. Казалось, что тёмный рок пожелал, чтобы этот бич пал на головы эльфов.

Корабли пристали к берегу у Пирамиды Лотел, в княжестве, которое эльфы зовут Ивресс. Гром велел своим воинам высаживаться, а после отдал приказ сжечь все суда. Сорок дней и ночей в море стали тяжким испытанием решимости Грома и он поклялся, что более никогда не ступит на палубу ни одного судна.

Под удары огромных барабанов орда двинулась на юг, сжигая всё на своем пути. Они с ходу брали одинокие эльфийские наблюдательные посты, как орда муравьев-воинов. В деревне Казелон умирающий эльф обмолвился осуществовании города Тор Иврес, посулив что Хранитель города непременно покончит с ними. Гром рассмеялся ему в лицо. Он сказал, что сам ступит на грудь Хранителя. И все же эльфийские байки о великом городе среброкольчужных воинов запали в жестокое сердце Грома. Он понял, что должен завоевать это место, которому предназначено стать столицей его нового царства.

Весть об орде достигла твердыни лорда Мораниона, властителя Атель Тамара. Новости сильно встревожили старого эльфийского князя. Его старший сын и большая часть его войск были сейчас далеко в Северных землях, сражаясь против рейдеров тёмных эльфов. Младший, Аргален, был в Тол Иврессе, обучаясь путям магии под наставничеством Хранителя города. На сердце у старого эльфа и без того было тяжко, ибо его только что достигли известия, что его первенец, Элтарион Мрачный лежит на пороге смерти с отравленным ведьминым клинком возле сердца. Он послал почтовых птиц с вестями о приближающейся орде Хранителю, а после отрядил немногочисленных оставшихся своих следопытов, присматривать за гоблинами.

Следопыты встретили авангард армии Грома возле Пеледорского брода. Они затаились, а когда гоблины попытались переправиться обрушили на них тучу стрел. Множество гоблинов полегло, а оставшиеся были выведены из себя оскорбительными выкриками эльфов. Однако, хитроумный старый Гром верно оценил ситуацию и послал отряд воинов вверх по течению с приказом переплыть реку и ударом во фланг оттеснить эльфов от брода.

Помня о своей клятве, Гром не стал переправляться через реку на спешно сооруженных плотах. Он отправил свою охрану, чтобы те встали в реке с поднятыми над головами щитами, и перешел через Пеледор по мосту из щитов. Лишь трое из его телохранителей умерли, не выдержав его невероятный вес.

На той стороне реки, гоблины обнаружили гигантских размеров стоячий камень, один из эльфийских путеводных камней. Шаман Грома, Чёрный Зуб обследовал испещренный рунами менгир и понял, что это проводник величайшей силы. Тёмные боги усмехнулись, когда он принял решение связать себя с ним. Энергия хлынула в него и после он взмыл в ночное небо на спине своей виверне, Роковой Змее.

На следующий день армия подошла к твердыне Атель Тамара. Рассматривая громадную крепость-дворец Гром решил что это и есть город Тор Ивресс. Очарованный, он замер на мгновение, ибо красота тронула даже его. Подобно многим старинным эльфийским строениям, твердыня Атель Тамара была, казалось, выточена из цельной скалы, а ее каменные башни вздымались стволами окаменевших деревьев от каменного подножия. Древняя наполовину стершаяся резьба покрывала ее стены. Статуи стражей смотрели поверх широкого рва. Их незрячие глаза взирали на базальтовое подножие.

Моранион смотрел из своей башни на море зелёных рож и знал, что он обречён. Доклад разведчиков не дал ему представления об истинном размере наступающей армии. Она покрывала весь ближний горный хребет и текла подобно зелёному потоку через равнину к дому его предков. Впереди он увидел грузную фигуру Грома, едущего на своей колеснице. Над ними в потоках воздуха парила могучая виверна и на её спине восседал шаман. Заклятья иллюзий окружавшие Атель Тамара заколебались и угасли ещё прошлой ночью, и глядя теперь на гоблинского шамана гоблинов эльфийский князь знал причину этого: аура силы окружала его, ярче молнии, ужаснее разъяренного дракона.

Он понятия не имеет, что наделал, подумал Моранион с содроганием. Такая сила рано или поздно поглотит шамана, ни оставив даже пепла, как пламя пожирает сухую ветку. Но не раньше, чем он успеет принести сюда чудовищные разрушения. Шаман связал себя с каналами силы, которые высшие эльфы использовали, чтобы удерживать свои земли над морем. Путеводные камни были вместилищем для заклятий, что держали силы Хаоса вдали от этого мира, заклятий столь всеобъемлющих, запутанных и сложных что ни у одного отдельно взятого мага не было даже надежды понять или повторить их. Только в годину великих бедствий эльфийский маг осмелился бы потревожить их, ибо кто знает, что может произойти если равновесие сместится даже самую малость? Теперь беда стояла не над одной Атель Тамара, но над всем Ултуаном.

С оглушительным ревом гоблины хлынули вперёд к твердыне. Вниз спикировала виверна и из руки седока вырвалась громадная молния. Воздух наполнил запах озона. Ворота твердыни Тамара пали, расколовшись на тысячу кусков. Моранион понимал что у него нет ни единого шанса выжить. Под рукой у него было слишком мало бойцов, по большей части стариков и неиспытанных юнцов. Они не смогли бы удержать ворота против напора гоблинов.

Гром Брюхо мчался в своей колеснице по дороге, убивая всех, кто осмеливался встать на его пути. Он въехал прямо на центральную площадь, где его ожидал Моранион. Старый эльф был облачен в серебристую кольчугу и плащ из шкуры белого волка. В руке он держал испещрённый рунами клинок - Клык. Старый эльф бросил ему вызов. Гром слез с колесницы и не спеша, пошёл вперёд. Блокировав удар эльфийского меча своим топором, он поверг старого воина ударом латной руковицы, а потом, взвалив эльфийского правителя себе на плечи, стал выкриками приободрять своих ребят.

Вскоре всё было кончено. Ликующие гоблины разгуливали по коридорам старинного дворца, напялив на себя сорванные гобелены, и бегали в древних залах, уродуя бесценные картины и разбивая изящные статуи. Идиотский смех разносился под сводчатыми потолками. Вокруг костров сложенных из груды рукописных пергаментов они поглощали пьянящие вина из бутылок, выдержкой старше многих людских королевств, закусывая их фруктами, оборванными в цветущих садах.

Моранион пришёл в себя в главном зале и тут же успел пожалеть об этом. Его терзала ужасная боль. На его собственном троне восседал Гром, на плечи которого был наброшен плащ Мораниона из волчьей шкуры. По левую руку от него стоял злобный старый шаман, а по левую – горбатый гоблин-шут. Когда эльф попытался заговорить, шут ударил его надутым орочьим пузырем. Когда он попытался пошевелиться, оказалось что его нога прибита к деревянной доске. Гоблины сочли это чрезвычайно забавным.

На ломанном человеческом наречии Гром стал задавать вопросы и похваляться завоеванием Тор Ивресса. Хоть губы Мораниона были разбиты, он смог рассмеяться. Он объяснил Грому, что это был вовсе не город, а всего лишь единственное поместье-застава. На секунду воцарилась тишина, а затем Гром тоже расхохотался. Он был доволен – до этого он полагал эльфов слишком жалкими, чтобы они всерьёз могли ему противостоять.

Вскоре орда вновь пришла в движение. Гром велел привязать нагого Мораниона к своей колеснице, но перед тем как покинуть замок, Мораниону пришлось выдержать еще один, куда более страшный удар – его родовое гнездо было предано огню. Он успел увидеть, как рухнула крыша. Здание, что простояло два тысячелетия, было в один день стёрто с лица земли ордой безмозглых дикарей, которые были даже не в состоянии осознать, что они разрушили.

Весь тот длинный день они двигались по землям, что были опустошены и наскоро осквернены. Разведчики орды вырезали целые стада оленей и валили вековые деревья. Луга с незаменимыми целебными травами, единственными в своём роде, были вытоптаны подкованным сапогом. Гоблины срывали цветы и тут же выкидывали их, хохоча как жестокие дети. По указанию Чёрного Зуба, попадавшиеся на пути путевые камни разрушались. Когда пала тьма, земля едва заметно содрогнулась. Из тысяч ощутивших это один лишь Моранион понял, что это означает. Он понял, что вскоре поднимется волна чудовищной магии с последствиями воистину катастрофическими для Ултуана и всего мира. Он вздрогнул, услышав разносящийся по окрестностям безумный смех Чёрного Зуба. В темноте глаза шамана явственно светились новоприобретенной силой.

Под покровом сумерек уцелевшие эльфийские следопыты прокрались в лагерь мимо спящих гоблинов. Они нашли Мораниона всё так же привязанным к колеснице, в которой и почивал Гром. Шаг их был столь лёгок, что не проснулись бы даже чуткие волки. Они хотели освободить Мораниона, но Гром был уже стар для гоблина и плохо спал. Он почувствовал, как дрогнула колесница, когда она освободилась от веса Мораниона и с криком очнулся. Двое следопытов бросились на него, Гром взмахнул топором и на землю упало два разрубленных тела.

Эльфы подхватили своего повелителя и бросились бежать по потревоженному лагерю. Гром звал лучников. Эльфы разделились и бросились в разные стороны. Часть их была быстро окружена и вступила в последнюю отчаянную схватку. Остальным почти удалось достичь кромки леса. Залп лучников настиг их на самой опушке. Моранион рухнул с двумя стрелами засевшими в спине. Он еще пытался ползти, но третья стрела вонзилась в него, и он затих.

В этот момент далеко на севере Ултуана Элтарион, сын Мораниона был близок к смерти. Дыхание его было едва уловимым, сердце билось всё медленнее, лоб был холоден. Но несмотря на это глаза его внезапно распахнулись. Он почувствовал чье-то незримое присутствие в комнате, а затем увидел стоящего рядом отца. Лицо старого эльфа было бескровно и носило следы ударов. Глаза его светились холодным голубым светом. Из груди выглядывали наконечники грубо сработанных стрел. Сын содрогнулся, поняв, что его отца уже нет в живых.

Призрак заколебался и заговорил с ним, поведав, что его долг отныне – искать возмездия и остановить напасть. Чтобы сохранить эти земли он должен убить носящего отцовский плащ, кто бы тот не был. Элтарион попытался протянуться к отцу, но призрак истаял прежде, чем он успел дотронуться до него. Когда Элтарион бросил взгляд вниз, он увидел Клык, фамильный клинок его дома в том самом месте, где только что стоял призрак отца. Он потянулся вниз и сжал древний эфес, костяшки его пальцев белели на черной оплетке рукояти.

Когда его воины откинули шёлковый полог шатра, они с удивлением увидели своего предводителя на ногах. Элтарион походил на смерть. Глаза его были холодны, щеки запали, а в голосе слышалась злая горечь, которой не было раньше, но которая никогда больше не оставит его.

Он оседлал Бурекрыла, своего боевого грифона и приказал своим воинам загружаться на корабли. Он сказал, чтобы они возвращались домой. Перечить ему не осмелился ни один. Скрывшись в небесах от взглядов своих воинов, он проклинал богов. Свист ветра в ушах был ему единственным ответом.

Чем дальше силы Грома продвигались к югу, тем большее сопротивление они встречали. Небольшие отряды следопытов из Тор Ивресс начали молниеносными ударами тревожить фланги колонны. По ночам многие видели огоньки, мерцающие среди деревьев, а на утро, проснувшись, они находили часовых перебитыми. Сама земля порой ходуном ходила под их пятой как разъяренный зверь. Они несли потери, но присутствие Грома и его спокойная решимость по-прежнему объединяли их.

А вот Чёрный Зуб переменился. Все больше и больше времени он проводил наедине с собой. Он перестал есть и пить. По ночам его безумный смех разносился по лагерю, заставляя тех, кто слышал его, содрогаться. Жестокосердые, закаленные воины оглядывались в страхе – нет ли его рядом. Тем кому довелось видеть его под покровом ночи, замечали странное сияние исходящее от него... и замечали неожиданно резко обозначившиеся скулы и поджарый, словно у гончей вид. Глаза его полыхали внутренним пламенем. Его речь и в лучшие времена трудно было назвать особо разборчивой, теперь же она стала и вовсе непонятной. Тут даже Гром всерьез обеспокоился рассудком своего старого собутыльника. Чёрный Зуб напоминал больного в последней стадии неизлечимой болезни, который всё больше и больше отгораживается от собственной жизни и дел окружающего мира.

В свете полной луны Чёрный Зуб вглядывался в чашу полную до краев кровью, обращаясь к высшим силам с просьбой открыть ему грядущее. Наконец он увидел высокие шпили Тор Ивресс, города на девяти холмах, колоссальные башни многочисленных дворцов которого сплетались изящными мостами в сотнях футов над землей. Видел он и армию, собирающуюся чтобы встретить гоблинов, и он чувствовал, что там им предстоит встретить первое настоящее испытание. Об этом он и поведал Грому. Если он и знал об ущербе, который причинил эльфийским землям, впитав их магию, он не подал и виду.

Командующим армии Тор Ивресса был Фергал из Железных Копий. Он был славным воином, но не полководцем. То, что он получил в свои руки единоличную власть повелевать, было связано в большей степени с влиянием его дома в запутанном и извилистом политическом лабиринте Тор Ивресса. Это назначение красноречиво свидетельствовало об уважении которым пользовался его древний и достославный род. Это назначение красноречиво свидетельствовало также о недостатках эльфийского общества – их любви к интригам, делению их земель на отдельные домены, владетели которых ставили свои интересы превыше интересов всего королевства, их неспособность воспринимать всерьез создания, которым отмерен столь краткий жизненный срок и которые столь чужды премудрости как гоблины. Они все еще видели в орде лишь дикарей, которые будут быстро повержены подавляющим превосходством эльфов в тактическом мастерстве и качестве оружия.

Посылать полководца наподобие Фергала против врага столь хитроумного жестокого и смертоносного воителя как Гром Брюхо, было равносильно мысли отправлять дитя добыть голодного волка. Армии сошлись на равнине, в десяти лигах от города. Будь эльфы чуть менее уверенны в собственных силах, они бы наверняка остались в крепостных башнях в ожидании подкреплений.

Неудержимая армия гоблинов обрушилась на эльфов. Гром сам повёл орду в бой. Топор его снес Фергалу голову с плеч. Эльфы как снопы валились под ножами его серпоносной колесницы. Один на один парням Грома было далеко до эльфов. Зато их было куда больше. Сила первоначального удара была такова, что клин гоблинов глубоко вонзился в эльфийский строй. Как только разгорелась рукопашная, зеленокожие стремительно охватили фланги эльфийской армии. Эльфийских воинов атаковали со всех сторон.



"В своем высокомерии мы считаем, что человечество это первая раса, которая совершила ошибку, пробудив этих древних существ. Но это не так, и многие поколения наших предшественников доказали, что все надежды и обещания спасения есть только прах на ветру".

Догма Омниастра

Сообщение отредактировал Grimface - Суббота, 2009-11-28, 7:28:49
 
DefialtusДата: Суббота, 2009-11-28, 7:28:30 | Сообщение # 11
Группа: Проверенные
Сообщений: 2
Репутация: 151
Статус: Offline
Копья выбрасывались вперёд, щиты встретили размах палиц, ятаганы скрестились с длинными эльфийскими клинками. Боевые кличи и крики умирающих наполняли воздух, гигантские волки выли, кормясь свежими трупами. Над головами раздалось хлопанье кожистых крыл. Потянуло озоном, смешанным с запахом крови. Все тактические ухищрения и уроки мастерства оказались забыты, когда дело дошло до смертоносной схватки накоротке. Враги бились грудью в груди, сражаясь за каждый новый глоток воздуха, как за величайшее преимущество. А такая возможность выпадала совсем не часто. Ни один воин не смог бы в воющей круговерти битвы стоять неколебимо.

В самом центре этого безумия Аргален, сын Мораниона, сошёлся с Громом. Молодой эльф не ведал что творил в безумии и ярости. Вид отцовского плаща, покрытого высохшей кровью вытеснил из его головы все мысли кроме жажды мести. Кровавая ярость заставила его позабыть и мысль о том, чтобы использовать магию. Прорубив себе путь среди гоблинов он вскочил в колесницу Грома. Первый взмах Гром парировал своим топором и удар пришёлся на бронзовые перила колесницы. В ответ гоблинский воевода обрушил на Аргалена град яростных ударов. Направляемый верной рукой Грома, топор по самую рукоять окрасился эльфийской кровью. Аргален пал.

Гром поднял его тело высоко над головой и с оглушительным кличем метнул его в эльфийские ряды. Зрелище гибели отважного юноши лишило эльфов отсатков мужества, они заколебались и дрогнули. Сражение превратилось в избиение. Эльфы побросали свои щиты, подставили врагам спины и обратились в бегство, нещадно истребляемые врагом. Меньше половины могучей эльфийской армии, что вышла на равнину Эврейн вернулась обратно. Тех, кому посчастливилось выжить наездники на волках гнали до самых городских врат. Их, остатки разбитой армии и увидели женщины, которые поднялись на стены, чтобы приветствовать возвращающихся с победой. Женщины подняли протяжный вой, оплакивая погибших братьев и отцов.

Столь велик был этот плач, что Элтарион услышал его отголоски в море, за сотни лиг от города. Рассказывают, что в то мгновение, когда бездыханное тело его брата ударилось о землю, он испустил стон от боли и ярости и все, кто слышали этот стон, вздрогнули и замолчали. На борту кораблей дома Мораниона, мало кто радовался тому, что они плыли домой.

В ту ночь в Тор Иврессе был великий траур. Горожане в смятении толпились вокруг храма Ладриэль. Чёрные тучи накрыли город, принеся тьму вкупе с проливным дождём. Сильный толчок сотряс город, повалив в воду часть морской стены. Рушились дворцы и опрокидывались старинные изваяния. На вершине высочайшей башни Хранитель наблюдал за звёздами, чертил схемы и советовался с рунами. Он понимал, что паутина заклинаний сдерживавших Вихрь начала рваться. В своём неведении захватчики пробудили силы, которые могли уничтожить их всех. Если их не остановить, то сперва Ивресс, а после и все эльфийские земли будут повергнуты в пучину, а мир захлестнет волна разрушительной магии.

Когда он поделился результатами своих изысканий с членами городского совета, разгорелись жаркие споры. Одни собирались погрузиться на корабли и покинуть город до того как катастрофа разразится. Другие не пожелали оставлять обитель предков и поклялись, что если их земле суждено погибнуть, то они погибнут вместе с ней. Третьи отказались верить заключениям Хранителя и удались провести собственные наблюдения.

Три последующих дня стали для города краткой передышкой. Гром Брюхо перегруппировал свою армию и ждал пока изготовят осадные машины. Гоблины обобрали тела павших, а трупы сожгли на огромных погребальных кострах. Ветер приносил смрадный пепел кострищ к Тор Иврессу, еще больше подтачивая дух защитников. Чёрный Зуб все глубже погружался в безумие, ибо текущая в него сила пожирала его разум и поглощала душу. Он просто сидел у огромного костра, то непомерно самодовольный, а то дрожащий в страхе. Его речи о приближающейся судьбе, порождали в орде непривычные настроения.

Гоблинам не нравились тёмные зачарованные леса и содрогание земли. Извержения далёких гор заставляли их волноваться. Они лишь в самых общих чертах осознавали величие и ужас произошедших событий и потому поддались безумной вере в полную свою победу. Только они уже не были уверены, что это победа хоть что-то им принесёт. Черный Зуб провозгласил, что море поглотит землю и мертвые превысят числом живых. Но великая буря, собирающаяся над Тор Иврессом, пока не разразилась.

Один лишь Гром казался невозмутимым, обходя палатки и проверяя дозоры с окороком в одной руке, бочонком с вином в другой и своим огромным топором за плечами. Своим видом он вселял уверенность в сердца своих воинов. Но даже он в глубине сердца был встревожен. Он даже даровал шаману плащ Мораниона в качестве знака своего неизменного расположения, но пророчества настораживали его.

Как только приготовления были завершены, он отдал своей армии приказ выступать к городу. Ватаги гоблинов тянули только сколоченные осадные машины на прочных канатах. Наездники на волках прочёсывали местность на их пути. Орда шагала под бой громадных барабанов, и земля дрожала под их поступью.

Защитники Тор Ивреса собрали все имевшиеся силы. Им не хватало воинов даже чтобы набрать расчеты для больших болтометов на стенах. Никогда ещё огромный город не казался таким пустым, хотя в последние годы он и был наполовину заброшен. Шаги зловеще раздавались в пустых залах дворцов, в которых жили и отдыхали жители города. Численность эльфов снизилась за последнее тысячелетие, и их города, строившиеся для десятков тысяч еще до великого разделения с тёмными эльфами, всегда казались тихими. Но теперь все изменилось, появилась тень смерти, ужасная и неизбежная, она нависла над городом, отбрасывая тень чернее, чем затянутое тучами небо.

Когда горожане разговаривали, они делали это в полголоса, и все равно пугающая тишина жадно глотала слова. Раскаты грома от извержения далеких гор были единственными громкими звуками в облачённом в траур и ожидающем осады городе. Жители толпились на городских стенах, ожидая прихода орды, и каждый прошедший без осады день давался им тяжелее, чем предыдущий. Слухи об ужасном открытии Хранителя гуляли по городу. Конец был близок и жители Тор Ивресса хорошо это чувствовали.

Конец наступил через четыре дня после битвы на Равнинах.

Горожане пробудились ото сна – чтобы обнаружить за воротами вражескую армию и обожжённые головы своих родичей, которые метали через стены гоблинские камнебросалки. Головы летели до тех пор, пока Гром Брюхо не выехал на своей колеснице вперёд, встав только-только за пределами досягаемости баллист. На ломаном человеческом наречии он сообщил эльфам, что все они обречены, если они немедленно не сдадутся и не признают его своим повелителем. Те из эльфов, что понимали язык людей, ответили совершенно недвусмысленными насмешками. Гром только пожал плечами и приказал преступать к осаде.

Громады осадных башни ползли вперед, камнебросалки и гоблинские лучники не давали эльфам на стенах поднять голову. Защитники открыли ответный огонь, но их было слишком мало, чтобы заставить стрелков врага замолчать. Как только башни достигли стен, защитники опрокинули котлы нагретого магией масла и засыпали гоблинов стрелами, на наконечниках которых горел колдовской огонь, но ничто уже не могло остановить надвигающееся избиение. Чёрный Зуб повел рукой, и буря улеглась. Дождь хлынул как из ведра, мгновенно затушив пламя. Молнии хлестали по зубцам стен, словно языки неистового пламени поднимающиеся из преисподней. Защитников смело с крепостных стен, а гоблины поднялись зелёной волной, перехлестнули через гребень стены и полились в лежащий внизу город.

Жестокая схватка разгорелась на улицах и в дворцах города. У гоблинов было преимущество в численности, зато эльфы знали здесь каждый угол, каждую щёлочку, все входы, выходы и тайные городские тропы. В предгрозовой тьме, желтоглазые гоблины охотились на защитников города, а те отвечали им той же монетой. Кровь текла по улицам, смешиваясь с дождевой водой. Частые вспышки молний освещали сцены ожесточения и бойни. Безумие поразило всех бившихся, так же, как раздавались раскаты грома и землетрясения заставляли здания вздрагивать. Обе стороны бились с совершенной, первобытной яростью, ни один не просил пощады и ни один её не получал. Силы и тех и других оказались распылены по лабиринту извивающихся улиц. Битва катилась туда и сюда, в зависимости от того, какая из сторон получала временное преимущество.

К полуночи дела эльфов стали совсем плохи. Хранитель города сошелся с Чёрным Зубом. Шаман направил виверну прямо к башне эльфийского чародея, в которой был сокрыт главный из путеводных камней города. Крылья Роковой Змеи, чернее самой ночи покрыли крышу башни. Хранитель выступил на балкон, и они с Чёрным Зубом схватились в битве. Чудовищные силы магии оказались высвобождены. Смертоносные заклятья рассекали воздух и рассеивались о непреодолимые контр-заклятья. Пучки молний вспыхивали и гасли на сотканных из света щитах. Два смертных бога бились на самой высокой точке города и постепенно сражение замерло и все глаза – гоблинские желтые и эльфийские голубые сошлись на башне.

Шаман воздел руку и башню объяло пламя. Хранитель погасил его единым словом. Чёрный Зуб ответил, и слово его стало громом. Башня содрогнулась до основания, грозя рухнуть. Хранитель потерял равновесие и был вынужден схватиться за перила. Мгновение, на которое он утратил концентрацию, сделало его легкой добычей для Чёрного Зуба. Заклятье шамана отделило плоть от костей, оставив стоять один скелет. Потом куча костей бессильно рухнула вниз, на улицы. Чёрный Зуб вошел в башню победителем. Он достиг центра паутины, которую он мало-помалу разрывал с того самого момента, как он впервые соприкоснулся с путеводным камнем. Ныне он стоял перед менгиром, связанным с камнями всего восточного Ултуана. Сила воплотить полное и совершенное разрушение была теперь в его руках. Он слышал, как позади упала дверь, когда гоблины ворвались на нижние этажи башни.

Внезапно из-за завесы бури пришли эльфы. Флот Элтариона вошёл в бурлящие воды бухты. Идя на отчаянный подвиг, опытнейшие мореходы пробивались через мели в спокойные воды у доков. Сотни закаленных в боях эльфийских ветеранов спрыгивали на берег. Сам Элтарион взмыл в небо на спине Бурекрыла, ища убийцу своего отца. Воинственный крик грифона разносился над городом. Высадившаяся эльфийская армия раскидывала уставших и промокших гоблинов, прорубая себе путь к большой площади в центре города. Гоблины отступали перед ними.

Сквозь дождь и ветер мчался Элтарион. Он ощущал присутствие Чёрного Зуба и преисполнился страха, осознав, что гоблинский шаман намеревается устроить. Он чувствовал могучий поток силы, вливавшийся в шамана и знал, что если его не удастся остановить, погибнут все. Будто бы вторя последней мысли земля внизу содрогнулась. Дворцы, возраст которых исчислялся столетиями, рухнули, погребая под собой равно и гоблинов и эльфов без разбора.

Элтарион опустился с небес рядом с отрядом своих отборных воинов. В немногих словах он поведал им, что они должны совершить, а сам взмыл в небо, несясь навстречу верной гибели. Из его простёртой руки вырвался поток чистой силы, обрушившейся на ряды гоблинов, окружавшие башню Хранителя, одновременно служа оружием и вызовом.

Чёрный Зуб ощутил брошенный вызов и вышел, чтобы принять его. В этот момент основные силы Грома схватились с эльфийской армией на городской площади, а отборные бойцы Элтариона пошли на штурм башни Хранителя. Высоко над городом бились Элтарион с Чёрным Зубом, пока на площади разворачивалось безумие. Эльфы и гоблины атаковали и контратаковали. Грифон и виверна обменивались молниеносными ударами когтями. Зачарованный эльфийский клинок скрестился с посохом шамана. Потоки силы вспыхивали и гасли.

Опьяненный силой и обезумевший от боли Чёрный Зуб бил раз за разом могучими заклятьями, каждое из которых было сильнее предыдущего. Одна лишь железная воля позволяла Элтариону отражать атаки. Одна лишь пламенная решимость отомстить за смерть отца позволяла ему выдерживать агонию. Но мало помалу нечеловеческая мощь Чёрного Зуба измотала его. Бисеринки пота смешивались на челе благородного князя с каплями дождя. Его некогда мужественные черты исказила чудовищная гримаса боли. До конца оставался один лишь удар.

И он был нанесен. Эльфийские воины перебили всех гоблинов в башне и исполнили намеченную роль в отчаянном плане Элтариона. Они сплели Заклинание Завершения перед главным путеводным камнем. Течение силы сквозь него на мгновение остановилось. Чёрный Зуб застыл не произнеся до конца заклятье, ошеломлённый отсутствием магической энергии. Зная, что другого такого шанса ему уже не выпадет, Элтарион вложил всю свою силу в единственный могучий удар. Его зачарованный меч ударил быстрее чем мелькает змеиный язык. Голова Чёрного Зуба скатилась с плеч, а тело вывалилось из седла.

Внизу на улицах бился Гром, не ведающий отдыха топор которого разил налево и направо. С каждым ударом падал еще один эльфийский воин. Вокруг него зеленокожие сражались отчаяннее, вдохновленные доблестью своего вождя. Постепенно, эльфов вытеснили с площади. Но тут обезглавленное тело Чёрного Зуба обрушилось с небес, упав прямо перед колесницей Грома. Гоблинский вождь замер, ошеломленный гибелью своего старого друга. Видя своего предводителя застывшим в оцепенении, а неуязвимого шамана – мёртвым, гоблины также приостановились.

Эльфы же воспряли духом с возвращением в их ряды Элтариона верхом на Бурекрыле и ударили на орду с удвоенной решимостью. Гоблины гибли сотнями, а немногочисленные выжившие подались назад и побежали, ибо их дух был сломлен. Даже вдохновляющий рёв Грома не мог удержать их. Осознав поражение, Гром вздохнул и последовал за ними. Эльфы слишком устали для того, чтобы организовать преследование.

Никто не ведает, что произошло дальше. Элтарион вошел в башню Хранителя с четырьмя воинами, показавшими себя храбрейшими в битве. Рассказывают, что он потратил всю ночь, состязаясь в мощи с путеводным камнем, ища способ обуздать магический вихрь. Он появился наутро, еще более мрачный чем обычно. Никого из его товарищей больше никогда не видели. Спасение Ултуана было оплачено ужасной ценой.

Он появился сверкающим рассветом, чтобы тут же оказаться предметом поклонения толпы. Но свет рождающегося нового дня не принес ему радости. Ни восхищение толпы, ни приветствия воинов не могли заставить улыбку появиться на его тонких, бескровных губах. Ужасы которые ему довелось пережить лишили его жизнь покоя. До конца своих дней его будут называть Элтарион Мрачный.

Никто не ведает, что произошло с Громом. Иные говорят, что он умер от ран, нанесенных ему Элтарионом, когда они сошлись в круговороте битвы. Другие утверждают, что он выжил и добрался до зловещих, пораженных магией гор. Сказания повествуют, что он проделал весь путь до Старого Света верхом на Роковой Змее. Истины не ведает никто. Более о нём ничего не известно. Элтарион был призван новым Хранителем Тор Ивресса и долгие годы он правил справедливо и мудро. И только грозовыми ночами, его часто можно увидеть на балконе башни Хранителя, погруженного в свои мысли и грозящего кулаком безразличному небу.



"В своем высокомерии мы считаем, что человечество это первая раса, которая совершила ошибку, пробудив этих древних существ. Но это не так, и многие поколения наших предшественников доказали, что все надежды и обещания спасения есть только прах на ветру".

Догма Омниастра

 
ИнтелДата: Суббота, 2009-11-28, 7:53:55 | Сообщение # 12
Ordo Rolepleus
Группа: Проверенные
Сообщений: 16
Репутация: 1703
Статус: Offline
234231


Люблю Россию, она похожа на постапокалиптический мир. У всех планшеты, гарнитуры и прочие гаджеты, а вокруг говно и плохие дороги.
 
Форум » Вселенные Warhammer 40,000 и Fantasy Battles » Вселенная Warhammer Fantasy Battles » Высшие Эльфы (Ултуан)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright dawnofwar.org.ru© 2010
Используются технологии uCoz