Главная страница | Регистрация | | Вход Приветствую Вас Гость | Steam ВКонтакте Twitter RSS
[ Новые сообщенияПравила форумаУчастники •  Поиск ]
Страница 1 из 712367»
Модератор форума: Anchar, Talos 
Форум » Ролевые игры » Ролевые игры по Warhammer 40k » Персоналии (Многофункциональная система регистрации игроков)
Персоналии
ZingerNaxДата: Вторник, 2010-06-15, 11:39:53 | Сообщение # 1
PRIDE
Группа: Проверенные
Репутация: 1875
Статус: Offline





Персоналии – многофункциональная система регистрации персонажей в ролевые проекты по сетингу Warhammer 40.000. Здесь юзеры выкладывают квенты своих персонажей, создоваемые по соответствующим шаблонам. Шаблонов может быть несколько, в зависимости от количества ролевых проектов.

ГМы активных игр могут написать собственный шаблон и прислать его модераторам раздела, которые включит его в список доступных инструкций. Шаблоны неактивных ролевых игр будут удаляться.

Любая анкета первым пунктом должна снабжаться строфой названия ролевой партии.

В этой теме выкладываются только анкеты и запрещены какие-либо обсуждения. Обсуждения ведутся в специальной теме.



• Пометкой "Одобрено" помечаются квенты прошедшие проверку на бэковость \ литературный уровень \ требования к той или иной ролевой партии.

• Соответственно пометкой "Не одобрено" помечаются квенты, не удовлетворяющие минимумы притязаний. Если эти анкеты в течение отведенного времени не исправляются, они подлежат удалению.


Шаблон Стандартной Конструкции - ШСК
• Шаблон анкеты "Xeno Hunters: Dawn of Mankind"



Сообщение отредактировал ZingerNax - Суббота, 2011-06-25, 12:15:51
 
Dire_AvengerДата: Вторник, 2010-06-15, 11:46:21 | Сообщение # 2
My heart belongs to Alaitoc
Фракция: Эльдары
Группа: Проверенные
Репутация: 1422
Статус: Offline
+ Шаблон Стандартной Конструкции – ШСК +

Этот шаблон предназначен для ролевых игр, не имеющих собственную систему инструкций.

1. Наименование игры
Здесь вы указываете, в какую конкретно игру регистрируетесь. Если у ролевой, в которую вы собираетесь регистрироваться, есть собственный шаблон, следует анкету писать именно по нему.

2. Имя и прозвища персонажа
Здесь вы пишете полное имя персонажа и прозвища, если таковые имеются. Не придумывайте слишком сложных или наоборот наивных имён, напыщенных прозвищ данных персонажу неизвестно кем. Помните, что здесь важная лаконичность и благозвучие. Выбирая имя, следите за тем, чтобы оно не противоречило типажу Вашего героя.

3. Фактографические признаки
Здесь вы пишите, к какой расе относится ваш персонаж по факту и месту рождения, его возраст и указываете сторону конфликта. Для ролевых проектов, не имеющих анкетную идентификацию, о доступности той или иной расы вам стоит поговорить с игровым мастером. Тоже касается и фракций. Вы не можете быть нейтралом и не поддерживать ни одну из сторон конфликта сетинга, если это не обусловлено в сюжете партии.

4. Биографические данные
Многие шаблоны квент по каким-то причинам логически неправильно построены, вынося на первые глобальные пункты описание внешности или особенности характера. Это в корне неверная тактика, поскольку внешность и характер формируются у любого существа или феномена в процессе жизни. Написав биографию своего персонажа, Вам уже намного легче будет описать его характер и внешность, опираясь на его поступки, слова и решения. Это самая важная часть по сути, поскольку она является фундаментом личности Вашего героя.

В биографии Вы должны описать ключевые вехи в жизни своего протеже, важные события, которые меняли его мировоззрение и психику. Если Вы этого не сделайте, характер персонажа не будет иметь под собой серьезной основы. Настоятельно советуется избегать подобного: в детстве его родители умерли или бросили его, и он решил вырасти, а потом отомстить. Подобная наивность не рассматривается, как серьезный подход к созданию персонажа.

5. Характер и темперамент
Представьте, что создаете психику человека с нуля, формируете её по своему желанию, выбираете интересы, пристрастия, предмет ненависти или поклонения. Характер персонажа создается в рамках биографии, то есть если он холоднокровно убивал милых тюленей, то и характер у него не должен быть как у растафари. Характер включает в себя мировоззрения, принципы понимания различных феноменов, жизненные убеждения, поведение в различных ситуациях, привычки, фобии и прочие личностные особенности, выделяющие Вашего героя, как индивидуальность. Задумайтесь хорошенько, чего может бояться ваш персонаж? Ради чего пожертвует собой или не пожертвует вовсе? Что его мотивирует к действиям и поступкам?

Возможно, следует указать темперамент Вашего антагониста: флегматик, холерик, сангвиник или меланхолик. При этом следует написать, каким образом те или иные черты темперамента влияют на поведение в определенных ситуациях, например во время досуга или боя.

6. Внешность
Лучше всего начинать с общих черт и не сразу вдаваться в детали. Опишите, каков персонаж со стороны, насколько высок или широкоплеч, его осанку, особенности жестов, походку. Потом приступайте к лицу. Вероятно, у астартес прошедшего сотни битв оно будет неприветливым: угрюмый оценивающий взгляд, высокие скулы, массивная челюсть, а шрам от виска до губы рассказывает о каком-то значительном событии, которое оставило это ранение. У изящной воительницы Аспекта Баньши лицо, мимика и жесты будут в корни иные. Учитывайте особенности расовой принадлежности, фракции и характера.

Вариантов создания внешности масса. Она определяет вашего персонажа и заканчивает его формирование как личность. Здесь Вы можете также написать, какие герой предпочитает прически, какую одежду чаще всего носит, имеет ли татуировки или какие-либо отклонения в физиологии, например в голосе.

7. Вооружение и амуниция
Вооружение классифицируется на четыре пункта: оружие дальнего и ближнего боя, тяжелое оружие, оружие ближнего боя (рукопашная) и магическое/уникальное оружие. Набор вооружения определяет специализацию Вашего героя.

• Оружие дальнего и ближнего боя: болтеры, лазганы, снайперские винтовки, пистолеты (включая плазменные и инферно-пистоли) и т.д.

• Тяжёлое оружие: мельтаган, огнеметы, плазменное оружие разной степени пробивной силы, ракетницы и т.д.

• Оружие для рукопашной: чайнсворды, силовые мечи и топоры, силовые когти и кулаки, силовые кнуты, СИЛОВОЕ ВСЁ! Также Вы можете взять на вооружение силовой щит или взять два силовых кулака/когтя. В этом случае стрелковое оружие для вас недоступно. Исключение делается только для берсеркеров Кхорна и Баньши, но те могут вооружаться только пистолетами. Для терминаторов лоялистов, вооруженных только для рукопашной, есть возможность установки противопехотных и противотанковых ракетных установок на броню.

• Магическое или уникальное оружие: необычное и уникальное оружие, с магическими свойствами или созданное по неизвестной технологии. Под критерий такого оружия попадают все клинки, высасывающие душу и все пушки, отправляющие демонов в варп только одним своим видом.

Броня классифицируется на четыре пункта: легкая броня, силовая броня, сверхзащита, особая защита. Игрок может выбрать только один тип брони в соответствии с выбранной стороной конфликта и физическими способностями. Вы также вправе описать броню, её цветовую гамму, девайсы прикрученные к шлему, украшения и символику.

• Легкая броня: кевлары имперских гвардейцев, броня обычных воинов из аспектов эльдаров, доспехи неофитов космодесанта и т.д.

• Силовая броня: силовые доспехи Сестер Битвы, орденов Предателей, орденов Адептус Астартес Империума, доспехи Серых Рыцарей и т.д.

• Сверхзащита: силовые доспехи терминаторов, защита дредноутов, доспехи с энергетическим силовым полем и т.д.

• Особая защита: броня не для таких, как все. Под критерий необычности попадают доспехи, которые сами себя ремонтируют, доспехи со встроенной инфильтрацией (асассины), проклятые доспехи хаоситов, доспехи-артефакты и т.п.

8. Специальность
Поскольку этот раздел для ролевых игр по сетингу Warhammer 40.000, о мире, где есть только война и пафос, следует указать ещё и военную специальность антагониста. Здесь Вы исходите из написанного ранее материала. Если в биографии Ваш герой обычный рядовой десантник, то и специальность у него должна быть соответствующая, но если он вооружен тяжелым оружием, то это уже переквалифицирует его в бойца огневой поддержки. Если он занимает командную должность, вероятно во время игры он будет вправе пользоваться своими полномочиями. Если он обладает пси-способностями, то он может позволить себе называться колдуном.


После того, как Вы напишите и выложите свою квенту, обратитесь к ответственному модератору раздела для её проверки. Игроку разрешается иметь до трех персонажей. Персонажи одного игрока не могут сражаться против друг друга, но могут сражаться на одной стороне.

Существует так же пример анкеты Децимуса Эйвила - Штурмовика Ультрадесанта.

Эта анкета содержит обязательные правила оформления. Халатно, непонятно и путано оформленный текст будет подвергаться экстреминатусу, тем более, если написано много.


Создавайте персонажа по мере своих сил, не пытайтесь гнаться за количеством букв, здраво оценивайте свои способности и желания и ни в коем случае НЕ ДЕЛАЙТЕ ИЗ АНКЕТЫ ФАНФИК. Требуются только фактрографические данные, то есть факты, фиксированные пункты, даты. Если вы желаете разбавить текст квенты литературными вставками, не забывайте о том, что они должны быть лишь следствием описанных феноменов.


 
ZingerNaxДата: Понедельник, 2010-07-05, 5:22:03 | Сообщение # 3
PRIDE
Группа: Проверенные
Репутация: 1875
Статус: Offline
Одобрено

1. Пример анкеты

2. Имя: Децимус «Десятый» Эйвил

3. Десантник Адептус Астартес ордена Ультрамаринов. Родился в 692 М41 на планете Макрейдж.

4. Биография:

692 - 706 М41.
Децимус был десятым ребенком Марнелиуса и Кристины Эйвил – семьи среднего достатка из северного города-улья на центральном континенте мира под названием Макрейдж. Родившись, он уже был очень слаб. Врачи, принимавшие роды, несомневались в его скорой смерти. Несмотря на их прогнозы, мальчик выжил, но страдал от различных детских болезней до семи лет. Он стал настоящей обузой для семьи, и поэтому братья и сестры не любили его, иногда даже избивали: семья голодала из-за дорогостоящих лекарств и услуг врачей для Децимуса.

В семье Эйвил девочек было больше, чем мальчиков. Самому старшему исполнилось двадцать, когда он погиб, ввязавшись в какую-то плохую историю. Убийц так и не нашли, но спустя год эти события снова проявили себя, когда второй брат попытался разобраться в случившемся. В результате, его похитили вместе с двумя сестрами и требовали выкуп у семьи. Марнелиус отказался и обратился к городским службам правопорядка, которые быстро вышли на след банды и спустя два дня взяли штурмом их схрон. Во время перестрелки погибли заложники: брат и одна сестра. После этого на почве нервного срыва мать Децимуса заработала инфаркт и едва не умерла, но лишилась способности ходить и стала большей обузой для семьи, чем сам Децимус в детстве. В двенадцать лет у мальчика остался один брат и пять сестер. Имперское правительство выделило пострадавшей от рук бандитов семье средства, на которые Марнелиус увёз жену и детей в столицу, подальше от воспоминаний.

Через год после переезда, старший брат Децимуса – Олоний, сказал отцу, что собирается бросить вызов судьбе и стать космическим десантником. Стареющий Марнелиус долго сомневался. Из мужчин в семье остался бы в таком случае только он и Децимус, которого отец ни во что не ставил. На плечах отца оставались бы пять дочерей и больная жена. Олоний, в свою очередь, проигнорировал просьбы Марнелиуса и спустя несколько недель исчез. Децимус возненавидел своего брата за это: за его гордость и самолюбие, которые были выше семейных обязательств. Тогда Децимус поклялся сам себе, что более не будет обузой для родни. Это во многом изменило не только его самого, но и его будущее.

Отношения с отцом не стали лучше. Сам Марнелиус трудился на оружейной фабрике инженером-исполнителем и крайне редко появлялся дома. Старшие дочери тоже работали на рынках и учились. Больная мать и три сестры-ровесницы остались заботой Децимуса, который занимался не только домом, но и физически развивался по мере своих возможностей. Он чувствовал себя ущербным, слабым, он хотел, чтобы его отец относился к нему как к мужчине, а сестры перестали смеяться над ним. Череда болезней оставила Децимуса ещё в отрочестве, а хилый иммунитет начал восстанавливаться вместе с ростом организма.

До самого своего пятнадцатилетия он старался изо всех сил для матери, всегда был рядом с ней и забросил даже собственное образование. Кристина всегда любил Децимуса, она говорила ему, что он самый лучший человек на свете, самый красивый и доблестный её сын. Никто так не любил Кристину, как её самый младший ребенок. Мать Децимуса умерла от второго инфаркта спустя месяц. Отец был не в состоянии оплатить дорогостоящую операцию.

Не прошло и половины года с похорон, когда все сестры разбежались из отчего дома. Осталась только одна – Элиза, она больше всех сопереживала Децимусу и поддерживала его в трудную минуту. Марнелиус с трудом перенес смерть жены, хотя всегда был к этому готов. Впервые он высказал благодарность за ту заботу, которую Децимус оказывал Кристине. Марнелиус знал, что его сын бросил своё образование ради матери и ему немногое светило на гражданской службе, поэтому отец предложил Децимусу пойти по стопам Олония пока ещё не поздно по причине возраста. Децимус воспротивился решению отца, но его переубедила Элиза. Она пообещала ему, что позаботится о отце, а Децимус должен строить свою судьбу отныне сам.

706 - 723 М41.
Капитул космического десанта Ультрамаринов объявил ограниченный набор в год, когда Децимус после уверений сестры решился рискнуть и испытать себя и судьбу. Вместе с отцом он прибыл ко дворцу главной крепости Астартес, где такие же молодые люди предстали перед лицом ветеранов Ультрадесанта. До этого Децимус никогда не видел таких могущественных людей, и поэтому он сразу же загорелся желанием и стремлением стать таким же сильным и взирающим на всё свысока. К слову, добровольцев было не очень много, потому что молва о суровости всех лишений, которые предстояли новобранцам, отпугивала неуверенных. Ультрамарины обычно не прибегают к таким методам набора, но последние пять лет потери среди скаутов были слишком велики, а комиссия по приёму испытывала недобор.

На медкомиссии у Децимуса обнаружили иммунную слабость не прогрессирующего характера. Величавый апотекарий астартес предупредил Децимуса, что его организм будет подвержен чудовищным генетически изменениям, которые слабый иммунитет может не выдержать и то, что ещё есть шанс отказаться от службы в рядах космического десанта. Децимус всё равно не отказался, тем самым беря всю ответственность за своё решение на себя. Апотекарий имел полное право не допускать такого новобранца, но Децимус был прекрасно физически развит для своего возраста, несмотря на некоторые хронические недостатки. Децимус знал, когда подписывал документы, что больше никогда не увидит своего отца и сестер. Он либо сгинет, так и не став десантником, либо станет им и никогда не войдёт в свой дом вновь.

Первый год обучения был кошмаром. Децимус и подумать не мог, насколько суровые испытания предстоят новобранцам. В первый же месяц обычных тренировок из двух сотен молодых юношей, отсеялось десять, а двое получили серьезные травмы. Новобранцев прогнали через предварительные физические тесты и отправили на первые генетические операции. Когда Децимуса готовили к вживлению второго сердца и осуществлению прочих начальных фаз по изменению генной структуры, он очень боялся умереть. Вот так вот глупо умереть, потому что его иммунитет может просто не выдержать. Он знал это, но не молился. Он думал о своей матери, которая называла его сильным и доблестным. Он думал о ней до тех пора, пока анестезия не усыпила его разум.

Через несколько лет из двух сотен рекрутов осталось только половина. Децимус был среди них. Настала пора суровых испытаний, потому что наступало время последних генетических изменений и инициации в скауты космодесанта. Рекрутов разделили на несколько групп и, доставив их на воздушных транспортах, высадили вдали от цивилизации, в лесу, что к северу от столицы. Они должны были выживать в этих условиях в течение нескольких месяцев, самостоятельно добывая себе еду. Уже приближалась зима. Испытание обещало бы очень суровым, ведь у рекрутов не было ничего, кроме одежды. Там Децимус и повстречался со своим братом.
Олоний хоть и раньше попал в ряды новобранцев, но его успехи были недостаточными, чтобы перейти к этому испытанию раньше. Братья не встретились лишь потому, что жили в разных корпусах базы для новобранцев. Так случилось, что младший нагнал по успехам своего старшего брата. Когда они повстречались во время испытания, радости никто из них не испытал. Разговор в первую очередь зашёл о семье. Когда Децимус предъявил свои обвинения, Олоний лишь рассмеялся ему в лицо и заявил, что сам Децимус поступил точно также. Младший брат сдержал обиду, ведь как либо доказать обратное он не мог, поэтому он сказал Олонию, что более не желает знать его как родного брата.

723 - 730 М41.
Завершение обучения Децимуса и становления в скауты космического десанта было сопряжено с военными событиями. В то время на соседней планете бушевал мятеж, и местные структуры СПО не справлялись с бунтом. Отделения десятой роты – роты скаутов, только прошедших учебку, отправились на помощь в подавлении восстания. Децимус впервые увидел космос. До конца пути в нём кипела кровь, он ожидал боя, словно маленький ребенок долгожданную конфету. Но его ожидания не оправдались. Вместо могущественных врагов, скауты были вынуждены сражаться с простыми людьми, шахтерами, рабочими. Редко когда они были вооружены чем-то кроме арматуры и мелкокалиберного оружия. Операция завершилась всего за месяц. Войной это было назвать сложно. Скорее бойней. Децимус позднее напишет в своих дневниках:

«Война казалась мне чем-то более… достойным. Я ожидал сражений, которые войдут в историю, я хотел чего-то большего, чем стрельбы по едва защищенным людям. Но всё это была прелюдия и мои иллюзии. Мне приходилось убивать, видеть смерть и это не казалось мне настоящей войной. Я желал битвы, а потом молился, чтобы навсегда забыть её».

730 - 748 М41.
Немногие из тех двух сотен юношей были удостоены чести стать настоящими космодесатниками. Своё становление Децимус получил в 735 М41. Его брат – Олоний также проявил себя, как достойный. Большинство бойцов определили в тактические отделения по разным ротам. Децимуса же после пятнадцати лет службы во взводе Опустошителей определили в штурмовые отряды третьей роты рядовым бойцом, поскольку, будучи рекрутом и скаутом юноша проявлял многочисленные достижения в рукопашной борьбе. Он не был лучшим, поэтому и не был единственным, кто попал в штурмовики.

В своих дневниках Децимус часто фиксировал свои переживания или мысли. В этот временной период записей было крайне мало, и все они переполнены внутренним беспокойством:

«Мой доспех стал мне второй кожей. В нём я сильнее и быстрее. Моё оружие я знаю лучше, чем себя самого. Сам же я стал тем, кем хотел быть в отрочестве, но это не приносит мне радости. Только ежедневное беспокойство. Почему? Я же так этого желал, грезил, стремился к этому. Даже не знаю, стоит ли мне идти с этими проблемами к капеллану. Что обо мне подумают, если узнают о моих сомнениях?».

В 745 М41 на систему Ультрамар обрушился флот-улей тиранидов «Бегемот». Это был настолько неожиданный удар, что планетарные силы обороны терпели поражения одно за другим. Глава ордена Ультрамаринов, Марнеус Калгар, приказал развертывать все силы ордена в попытке затормозить продвижение флот-улья «Бегемот». Сталкиваясь с поражениями на всех фронтах, Калгар приказал силам под его командованием уйти на Макрейдж и занять последнюю позицию. Несмотря на огромные потери от орбитальной защиты Ультрамаринов, многие организмы Тиранидов смогли достичь поверхности планеты. Из дневников Децимуса:

«Эти бездушные демоны приходили с багровых небес, они уничтожали мой дом, убивали мой народ, моих братьев. Я не звал её, но она пришла в мою жизнь, настоящая война».

Ожесточенные бои охватили всю планету, и особо в районе полярных областей у колоссальной крепости ордена, где принимали свой последний бой терминаторы первой роты. Третья рота и силы самообороны планеты занимали восточные позиции, и принимали натиск не меньший, чем все остальные защитники. Децимус сражался в первых рядах, на передовой, вместе со всеми разил чудовищ и не уступал и пяди земли. Бойня продолжалась днями, неделями, а враг не сбавлял напора. Для эвакуации гражданского населения в крепость, Ультродесатники смогли пробить транспортный «коридор». Сотни людей бежали по ней под защиту крепости, но тираниды в скором времени вновь перегруппировались и ударили по спасительной артерии. Космодесатники штурмового отделения третьей роты на тот момент находились именно в этом секторе. Когда Децимус услышал призывы о помощи по воксу от автоколонны беженцев, его сердца на мгновение остановились. Голос принадлежал его сестре Элизе. К тому времени она стала офицером младшего звена в Саниторуме столицы, который управлял всеми перемещениями беженцев. Децимус требовал немедленного начала операции по спасению, но вышестоящие инстанции запрещали передвижения с позицией. Колонна потеряна, так ему сказали. Штурмовики отделения Децимуса возможно и поддержали бы командование, если бы своими глазами не видели колонну беженцев. Сержант отделения приказал Децимусу оставаться на месте, но тот ослушался и вместе с небольшим отрядом смельчаков отправился к автоколонне.

Всего дюжина бойцов штурмового отделения стеной стояли против волны тиранидов и в течение получаса сдерживали монстров, пока гражданские покидали квадрат. Ко времени отступления в живых осталось только несколько бойцов. Децимус же до последнего оставался на передовой и только благодаря этому увидел приближающихся с востока карнифексов. Чудовища несли на себе ужасающие по своим размерам органические орудия. Вне сомнений, они собирались обрушить их мощь на позиции третьей роты. Этого нельзя было допустить. Децимус наказал отступающим срочно передать информацию командирам, а сам забрал всю взрывчатку у своих соратников и с помощью прыжкового ранца устремился к карнифексам. Позже он напишет об этих событиях:

«Топливо в моем ранце хватило бы только в одну сторону. Тогда я забыл обо всем: о сестре, о матери, о своих братьях. Я не приносил себя в жертву, не играл со своим тщеславием. Война уничтожила мои страхи и желания. Я просто хотел спасти людей».

Во время самоубийственной атаки всего лишь одного штурмовика третьей роты, тираниды потеряли двух своих тяжелобронированных карнифексов. Когда основная масса тиранидов дошла до первой восточной линии обороны, их уже поджидал концентрированный огонь огневых батарей. Маневр тиранидов был предотвращен своевременным оповещением. Децимуса нашли спустя сутки внутри заброшенной канализации. Десантник после своей атаки попытался скрыться внутри старой системы водопередачи, но та уже была давно законсервирована, и Децимус оказался в тупике. Он сражался на маленьком пяточке в течение нескольких часов, пока атака тиранидов не превратилась в нападение сил Ультрадесанта. Децимуса обнаружили в самой дальней части катакомб. У десантника отсутствовала права рука, а левая, держащая меч, была настолько изранена, что подлежала немедленной операции. Помимо этого, его лицо практически лишилось кожи, ребра были переломаны, внутренние органы повреждены, правая нога лишена ступни. Тем не менее, он сохранял сознание и неустанно посылал призывы о помощи со своего вокс-передатчика в шлеме. Позднее он напишет в своих дневниках:

«Я умирал. Кислота из пастей убитых мной тиранидов настолько оплавила доспех, что я просто слился с ним. Правая рука не могла отпустить меч: рукоять вросла в ладонь из-за расплавленного кирамита. Я не чувствовал ног, сердца бились в разнобой, словно сломавшийся механизм. Один глаз ослеп, но я отчетливо видел окровавленные культи вместо своих левых ноги и руки. Когда монстры отступили, я остался наедине со своим разумом и чудовищной болью. Я не мог двигаться и смирился со своей судьбой, был готов умереть так, и даже не надеялся, что меня найдут. Впервые я понял, что в войне нет ни чести, ни отваги. В ней есть только задачи и жертвы. Война пришла в мою жизнь, она её и завершала и те постулаты о чести и славе падшим героям рассыпались в моём сознании. Не было славы, не было героев, не было божественного света. Была только боль, гул в голове и гаснущие взор и мечты».

В результате космического сражения на орбите Макрейджа силы Тиранидов были разбиты, и флот Ультрамаринов ушёл из системы в погоне за остатками флота-улья. Калгару и его Ультрамаринам удалось уничтожить корабли Тиранидов, но орден понес ужасные потери на поверхности самой планеты. Удерживая натиск врага до прибытия флота, все ветераны первой роты погибли, покрыв себя неувядающей славой в бою.

Апотекари ордена долгое время по кускам собирали Децимуса. Он перенес десять операций, в том числе и на вживление протезов вместо потерянных конечностей. Поэтому за ним закрепилась кличка «Десятка» или «Десятый». Когда он уже мог самостоятельно ходить, его заставили предстать перед трибуналом. Стало известно, что Децимус совершил свою вылазку к автоколонне беженцев, узнав, что там находится его сестра. На суде это использовали против него. Кодекс Астартес запрещал подобное поведение, более того, жизни десантников, отданные в тот день у автоколонны, не стоили жизней простых людей, но благодаря этому поступку Децимиус предотвратил смерти сотен других защитников. Все же, это не оправдывало его. Он не знал о приближении карнифексов, следовательно, мотивировался спасением своей сестры. В защиту Децимуса высказался один из капеланнов ордена – Крозаниус, и предложил смягчить наказание, ведь никто иной кроме истинного Воина Императора не мог проявить столь безрассудную храбрость и отвагу, спасая простых людей. Всего было спасено около пяти сотен граждан, среди которых было много женщин и детей. Вердикт был таков: Децимус должен понести наказание в виде публичного биения кнутом по пять ударов за каждого погибшего брата своей роты. Более того, ему навсегда запрещалось продвижение по карьерной лестнице. Он навсегда останется и умрет рядовым десантником. Со слов капеллана Крозаниуса:

«На суде он не защищался. Признавал за собой всё как есть. Казалось, что ему безразлична его судьба. Когда наказание было приведено в исполнение и было завершено, я явился в его палату. Он оставался в сознании, но глаза его были пусты, словно дух внутри него умер. Я спросил его, могу ли я что-либо сделать для него. Мне казалось, что ему нужна была помощь, поддержка, но он лишь спросил меня о своей сестре. Я не знал о её судьбе и поэтому промолчал».

Приближалась зима 748 М41. Макрейдж лежал в руинах, но победа осталась за Империумом. От своей сестры в Санитуроме Децимус узнал, что все старшие сестры погибли во время первой атаки тиранидов. Отец умер за десять лет до этого от старости. Элиза очень изменилась, Децимус не сразу узнал её, но впервые за многие годы был рад. Рад тому, что хоть кого-то он сумел спасти. Децимус явился к капеллану Крозаниусу в тот же день после вечерних литургий, дабы исповедаться. Капеллан ожидал прихода Децимуса, но не мог себе представить, какие душевные демоны беспокоят его. Со слов Крозаниуса об этой встречи:

«Разговор был недолгим. Я был старше его на три сотни лет, но все равно чувствовал себя неловко, словно это я перед ним исповедовался. Он поведал мне, что беспокоит его. Децимус переживал из-за судьбы своей сестры:
- Кодекс запрещает нам поддерживать контакт со своей биологической семьей. Но я не могу забыть своих обязательств, которые когда-то дал, ещё до становления.
- Ты считаешь, что это мешает тебе исполнять свой долг? – спросил я.
- Я считаю, что война безразлична к чужим принципам. Сомнения одолевают меня многие годы. Возможно, я не заслуживаю быть даже простым десантником.
- Пойми, брат мой, - ответил я, - Я прошёл множество битв, отпевал молитвы по многим павшим друзьям, пролил много крови и в конечном итоге потерял сам себя в глубине космоса. Я не помню дома. Мне не о ком думать и ничего вспоминать. Не много радости, думать о войне, но у тебя есть о чём думать кроме долга. Цени это, пока есть возможность.
- Но я не могу умереть от старости. Мой отец уже с Императором, а сестра разменяла четвертый десяток. Когда они все умрут…
- Думай о том, чтобы сохранить их в своём сердце, - ответил я, улыбнувшись, - У тебя их два, место найдется для всех. Помни, кто ты есть. Ты защитник. Защищай память о них».

От 748 М41.
Несмотря на свои прегрешения, Децимус удостоился множества наград и звания ветерана войн против тиранидов. Его перевели в отделение штурмовиков, специализация которых заключалась в борьбе с Великим Пожирателем. С конца 41-го тысячелетия Децимус участвовал во всех военных конфликтах против тиранидов, кроме сражения за Тарсис Ультра, неоднократно приглашался стать членом Караула Смерти, но отказывался и оставался в рядах Ультрадесанта. Он стал закаленным ветераном, мастером своего дела, убежденным в верности своих деяний.

Через пятьдесят лет от событий на Макрейдже скончалась Элиза. Она отказывалась от большинства операций по омоложению и агументики, потому что хотел сохранить своё тело для света Императора. Она не хотела становиться машиной. Таковы были её убеждения. Децимус не смог попасть на похороны. Это запрещалось кодексом. О смерти сестры ему сообщил Крозаниус. Об этом событии сам ветеран написал лишь несколько слов:

«Когда умирают все твои родственники, понимаешь, что ты сам на финишной прямой».

Олоний, его брат, умер в 839 М41 во время космического сражения с силами Предателей. Его тело так и не нашли. Децимус остался единственным из своего рода. Позже, он жалел о том, что не нашёл примирения со своим братом, не нашёл в себе сил просто поговорить с ним. Обида между ними после стольких событий и свершений казалось Децимусу несущественной, незначительной. Он скажет однажды Крозаниусу:

«Мы начинаем ценить что-то только тогда, когда теряем это».

5. Характер и темперамент
Децимус не лидер, он никогда им не был по своему характеру, но многие братья считают его достойным большего, чем быть рядовым бойцом. Децимус скромный по сути своей человек, не имеет притязаний и довольствуется тем, что имеет. Подобное отношение к жизни делает его очень уважаемым солдатом среди молодых космодесатников, хотя их тренировками и наставничеством он не занимается.
Он малообщителен и поддерживает дружеские отношения только с капелланом Крозаниусом. Самым лучшим и свободным от тренировок времяпрепровождением для ветерана служит уединение в своей келье, в монастыре или за чтением книг. Его часто можно увидеть в архивах цитадели Ультрадесанта или на проповедях ораторов в столице Макрейджа. Дицимус любит слушать и читать речи и мысли лидеров современности и прошлого. Крозаниуса, своего единственного друга он так же приписывал к мудрецам, на что старый капеллан отвечал только умилением. Крозаниус всегда был негласным наставником Децимуса и не гнушался общения с ним.

Все свои умозаключения на различные темы, философии, суждения и прогнозы будущего он фиксирует в собственных рукописях и не допускает к их прочтению практически никого. Некоторые считают, что Децимус мог бы отлично проявить себя в роли библиария капитула, если бы обладал какими либо псионическими способностями и не был ограничен в карьерном продвижении , но Децимус был лишь воином. Мыслящим воином, поэтому его мнение в тех или иных военных вопросах не проходит мимо ушей командования.

В 848 М41 году Децимус принимал участие в сражении в далекой от Ультрамара системе, на востоке Сегмента Темпестут, против сил тиранидов. Военный конфликт продолжался в течение полугода, сражения шли в космосе и на земле. Наземные силы Империума насчитывали несколько рот космодесанта различных орденов и полков имперской гвардии. Война бушевала на многих планетарных системах сразу, несколько планет были навсегда потеряны. Жесточайшее сопротивление Империум оказывал тиранидам на планете Баалу IV – огромный мир с важнейшей ресурсадобывающей системой и сотнями заводов по производству военной техники. В этой двухмесячной осаде участвовало всё отделение штурмовиков третьей роты, включая Децимуса. На последней недели сражения, тирнаниды обрушили все силы на планету и пробили три линии обороны столицы. Бои бушевали в городе неделями. Космодесатники удерживали главную городскую магистраль на севере, которая связывала весь город огромной системой дорог. Потеря этой артерии означала бы полное поражение и гибель миллионов людей.

Эта операция была чем-то схожа с войной за Ультромар минувшая столетия назад, но на этот раз флот прибыл намного позднее и потери были более устрашающими. Половина города была уничтожена, большая часть мира не подлежала восстановлению, практически все силы космодесанта остались там навсегда. Капеллан Крозаниус прибыл на поверхность планеты вместе с подкреплениями, дабы уничтожить последние очаги тирандской заразы и эвакуировать выживших. В живых остались только Децимус, отряд ветеранов и апотекарии, собравшие генное семя павших боевых братьев.

Децимуса, как и в предыдущий раз, искали долго. Он не выходил на связь и не посылал сообщений с просьбами о помощи. Сначала его внесли в списки пропавших без вести, но при последнем облете территории мест сражений в улье поисковые группы обнаружили слабый сигнал, исходивший от встроенного в шлем датчика жизнедеятельности Децимуса. Спустя несколько часов поисков, его обнаружили. Космодесатник был лишен возможности двигаться, так как во время последнего боя на него рухнул убитый огромный тиранид, биологическую форму которого так и не удалось определить из-за повреждений и разложения. Децимус был придавлен полностью, он не мог даже перевернуться и попробовать пробить броню чудовища. Неделю ветеран прибывал в полной изоляции от мира, спасшись от удушья только благодаря респираторной системе шлема и третьему легкому. Когда его извлекли из-под туши тиранида, он не произнёс ни слова. В руках он держал гранату, так крепко, что никто не пытался её извлечь из руки. Вероятно, он хотел подорвать себя, но конечности настолько затекли, что он был не в состоянии пошевелить и пальцем. Со слов капеллана Крозаниуса о тех событиях:

«Всё это время я молил Императора о том, чтобы мы нашли ещё выживших, но Децимус оказался единственным из всего отделения штурмовиков. Они принимали свой последний бой в том месте, где обнаружили Децимуса и до последней минуты посадки в этом квадрате я не открывал глаза, чтобы не видеть растерзанных тел своих братьев. Магистраль была усеяна ими. Разбитый кирамит и гниющая плоть заменили землю, а трупная вонь оскверняла воздух. Спасательные команды прочесывали местность, но никто не питал надежд.
Децимуса я обнаружил недалеко от того места, где его извлекли из-под монстра. Он сидел неподвижно и взирал на тушу тиранида. К нему никто не подходил и меня попросили поговорить с ним. Мне сказали, что с ним что-то не так, будто бы разумом пошатнулся. Так я и подумал, когда увидел в его дрожащей руке гранату.
- Децимус, - вполголоса обратился я к нему, - Всё закончилось. Отдай мне взрывчатку… пожалуйста.
- Ты пришёл… пришёл, - ответил он и взглянул на гранату у себя в руке, - Ответишь мне… на один вопрос, брат?
Я промолчал.
- Ты веришь в отвагу и честь, Крозаниус? – спросил он, не дождавшись моего согласия, - Они тоже верили.
Мне не надо было указывать на тела павших. Я и без того понял к чему клонит Децимус. Он не сошёл с ума, он просто дошёл до кондиции. Дважды он должен был умереть, но выживал, а все вокруг него погибали. Самое чудовищное – оставаться последним, я мог это понять. Он желал умереть. Мне нужно было раньше понять это, когда умер его брат – последний родственник. Теперь он потерял всё свое отделение. Его стержень уверенности дал трещину.
- Не мы выбираем, когда нам следует умереть, Децимус, - я шагнул к нему и выхватил гранату из его руки. Он не сопротивлялся. – Какой же ты защитник, если убегаешь от своих собственных демонов.
- Черт бы тебя побрал, Крозаниус! – он вскочил и оттолкнул меня обеими руками, - Думаешь, я чего-то боюсь?! Думаешь, я вообще хоть что-то чувствую?! Война, Крозаниус! Проклятая война лишила меня всего! Лишила всего нас!
- Ты сам выбрал этот путь! Неужели ты думал, что будет по-другому? – воскликнул я, делая шаг вперед, - Я не собираюсь мериться с тобой горем, Децимус, но я потерял намного больше чем ты. Но это наше кредо, мы живет не для счастья, Децимус! Мы живем для того чтобы терять и в конце умереть! Это великая честь и ответственность!
- Честь, Крозаниус? Слава?! Покажи мне эти вещи! Где они, сукин ты сын?! – он резко взмахнул рукой в сторону поля брани, - Расскажи мертвым про честь! Расскажи Грегору, расскажи командиру Окверу! Ты знал этих двоих, мы вместе бились за Макрейдж и такова расплата! Их тела даже не смогут найти!
- Они с Императором! Они родились для этой цели и это высшая степень награды! – я разразился криком, - Наша судьба – умереть в бою! Мы не умрем от старости в своих постелях! Очнись, глупец, неужели ты возомнил себя простым человеком?! Твои желания, Децимус, ничего не значат. Меняют что-либо только твои поступки! Я приказываю тебе немедленно закончить этот фарс и придти в себя. Ты воин, а не ребенок и если хочешь изменить этот мир и избавить его от войны, сражайся, ляг костями, но не отступай! Ты понял меня, Децимус?!
На его лице застыла гримаса отвращения. Запекшаяся кровь на лбу заблестела от выступившего пота. Мне казалось, сейчас он сорвется и ударит меня.
- Ты меня понял?! – повторил я, тряся его за плечи.
Децимус молчал, буравя меня взглядом, словно разъяренный бык. Я молился, чтобы этот идиот в порыве ярости не выкрикнул что-нибудь оскверняющее Императора или своих братьев. Только сейчас я понял, что за нашим разговорам наблюдает несколько десятков людей и космодесатников. Все они хранили молчание. Децимус краем глаза взглянул в их сторону. Ему не чем было крыть факты, в которые я его окунул. Вероятно, из-за лишений и слишком сильной психической нагрузки, Децимус впал во временное невменяемое состояние, и тогда его разум потерял контроль над эмоциями. Он с минуту приходил в себя, непонимающими глазами осматривая всё вокруг, будто забыв, кто он и где он.
- Прости меня… - вполголоса отозвался он и начал падать от бессилия в ногах. Я подхватил его раньше, чем он упал.
Этот разговор в рапорте не был зафиксирован. Все его речи были списаны на контузию, которая имела место быть на самом деле. После этого случая он стал ещё более нелюдим. Он прошёл сложный путь и ещё большие препоны ожидают его впереди. Мне стоит только наедятся, что мы умрем в одном бою, и ему не придется терять ещё и единственного друга».

6. Внешность
Децимус – не самый высокий Астартес, но достаточно коренаст и проворен, что и требуется для штурмовиков. Левые руку и ступню ноги заменяют протезы, которыми Децимус за многие годы научился пользоваться как родными. Хватка механической руки очень сильная, поэтому Децимус предпочитает сражаться в рукопашную именно ею, орудуя мечом. Изначально он был правшой, но сейчас владеет обеими руками свободно.

Лицо Децимуса – портрет его сложной, долгой и полной лишений жизни. Правая часть лица заменена на агументику, потерянный много лет назад глаз в том числе. Так как на правой половине лица Децимуса нет губ, дюралевые зубы всегда выставлены напоказ. Целый глаз глубоко посажен под вечно хмурой бровью, поэтому настроение Децимуса чаще всего читается как тоскливое. В купе с тем, что он чаще молчит, чем говорит, создается весьма неприветливый образ, но среди своих братьев он не испытывает дискомфорта. Голову бреет на лысо, чтобы волосы не врастали в агументику, но капеллан Крозаниус знает, что Децимус обладатель шикарной рыжей шевелюры. Эту занятную особенность выдают также едва заметные веснушки у ветерана на целой щеке.

Децимус даже во время досуга предпочитает находиться в своём доспехе, если это возможно. Его тело сильно изуродовано поэтому он старается лишний раз не появляться там, где не просят. Однажды, капеллан Крозаниус пригласил Децимуса на смотр рекрутов. При виде ветерана, молодые юноши устрашились. Децимус не смутился и ответил на эту бестактность со стороны юнцов:

«Вы все еще молоды и боитесь травм, но скоро война переломает вам кости и хорошенько пережует ваши души. Вы сами выбрали этот путь, так будьте готовы встретить более страшные вещи, чем моё лицо. Бесформенные чудовища из варпа не будут вас поучать, как я. Они просто вцепятся вам в глотку и отгрызут голову, если вы будете пугаться их. Мне было страшно, как и вам. Капеллану Крозаниусу тоже. Мы были такими как вы, но не для того существует отвага и честь, чтобы страх побеждал их. Вы станете теми, для кого страх – ничто. Изуродованное лицо – жалкое цена за это».

7. Вооружение и амуниция
Оружие дальнего и ближнего боя: Модифицированная модель болтерного пистолета, позволяет заряжать оружие специальными химическими зарядами, эффективными против тиранидов.

Оружие для рукопашной: Именной силовой меч, с эфесом, покрытый хитином с головы тиранидского карнифекса.

Силовая броня: Марк 7 штурмовика с ракетным ранцем. Децимус не стал исключением среди охотников за тиранидами, поэтому также украсил свой доспех трофеями. На спине, на ранце красуется часть черепа ликтора, который был убит Децимусом ещё в сражении за Макрейдж. С Баалу IV Децимус забрал клык чудовища, которое его придавило. Именно он поразил тварь с помощью лазерной пушки. Никто не сомневался в правдивости его слов. Клык послужил украшением наколенника.

Остальное: Плазменная и крак-граната.

8. Специальность: Ветеран-штурмовик охотников на тиранидов.

 
ZingerNaxДата: Понедельник, 2010-08-16, 12:33:04 | Сообщение # 4
PRIDE
Группа: Проверенные
Репутация: 1875
Статус: Offline
Одобрено

1. Битва за Интуриос
2. Имя: Вероника Саграда
3. Гвардеец СПО Интуриос VI. Родилась в 960 М41 на планете Вардан.
4. Биография:

960-980 М41
Вардан – исторически малоизвестная в Галактике, да и в своём собственном Сегментуме, планета, но имеющая большую стратегическую и военную важность, впрочем, как и любой другой крупный мир с развитой экономикой и населением более пяти миллиардов человек. Это рядовой полупромышленный мир с достаточно приемлемым для жизни климатом, обжитый людьми задолго до объединительного похода Императора и присоединенный к Империуму перед началом ереси Хоруса. От этого момента и до нынешних времён Вардан обучает и выставляет на поля сражений Галактики достаточно многочисленную и оснащенную армию.

Полки Варданских Стрелков не имеют узкой специализации в ведении боевых действий и ни чем не выделяются на фоне основных армий Империума, если не считать достаточно крупное число полковых формирований. Тем не менее, большая редкость увидеть более трёх Варданских полков участвующих одновременно в одной военной операции, поскольку эти армии чаще всего «бросают» туда, где срочно требуется численное превосходство, то есть практически куда угодно, где идёт война. Поэтому вардианские армии сильно разрозненны друг от друга в отличие от тех же военных сил Крига или Кадии.

Некоторые особенно «умные» интеллигенты родом из знатных семей, которые и фронта то не видели в глаза, в обществе таких же «знатоков» военного дела называют армии подобные вардианским «расходным материалом», «второсортными войсками» и «разменной монетой войны». Но каждый настоящий командир знает, на чьих костях стоит Империум: не на словах зажравшейся знати, а на жертве бесчисленного множества гвардейцев из тысяч сгинувших в истории полков, отдавших своих жизни ради какой-то очередной «великой» цели или по ошибке командования. Вероника Саграда была в числе именно таких людей, о которых никогда не сложат легенды и никогда не похоронят в отдельной могиле.

Вероника родилась на Вардане, в семье рабочих, обедневших вследствие аварии на металлургических заводах. Тогда Варден переживал очередной экономический кризис, вызванный вторжением орков в Сегментум, из-за чего большая часть средств ушла с социального обеспечения на военные нужды. Чтобы уберечь ребенка от голодной смерти, родители отдали Веронику в медицинскую академию-интернат, где та и провела детство, готовясь к военной службе полевым фельдшером. О жизни в академии Вероника вряд ли сможет рассказать что-то интересное, но в учебе и тренировках она проявляла показательное для остальных рвение и, выйдя из стен академии, могла с гордостью назвать себя младшим офицером Оффицио Саниторум. В возрасте восемнадцати лет её в составе 722 варданского полка отправили на заснеженную планету Брушерок, охваченную орчьим вторжением.

Брушерок – пограничный прометиодобывающий мир того же Сегментума, где расположен Вердан, поэтому во время военной компании против орков в боях принимали участие фактически только полки Варданских Стрелков и Силы Планетарной Обороны. Официально за Брушерок с орками воевали три варданских полка: 722, 831 и 902 пехотные. При высадке на планету части теряли каждого десятого, но и это было не самым катастрофичным. Орки к тому времени крепко окопались и оттяпали здоровенный кусок территорий Брушерока. Прибывшие подкрепления были вынуждены практически сразу начать окопную войну, потеряв за первую неделю при попытке контратаки практически весь 722 полк. В результате чудовищной ошибки командования, от 722ого осталась жалкая сотня гвардейцев и один полевой медик. Вероника Саграда пережила свой первый бой, став единственным выжившим фельдшером из пятнадцати полковых.

Остатки 722ого распределили между 831им и 902ым полками. Веронику направили в медицинский корпус 831ого младшей сестрой. На протяжении года она была ассистентом главного хирурга и в день проводила по несколько операций. Как и всем молодым врачам эй было очень тяжёло, она явно была не готова терять каждого второго раненного. Но ей ничего не оставалась, кроме как быстро привыкнуть к воплям умирающих, запаху гниющей плоти и к изуродованным синим трупам, словно брёвна в три слоя складываемые после каждого боя на заднем дворе медицинского бункера. Такому не учили в академии, про такое не писали в книгах, не существует слов, которые могли бы описать весь кошмар войны, особенно глазами врача, у которого каждый второй – безнадежный. Бои шли постоянно, от раненных солдат не было отбоя и всё усугублялось отсутствием хорошей медицинской аппаратуры, постоянного снабжения лекарствами и вменяемой системой распределения раненных. Солдаты неделями лежали в медицинском корпусе рядом с фронтом и умирали, так и не дождавшись транспортировки в оснащенные городские госпитали.

Часть полевых медиков первое время отправляли на передовую, чтобы оказывать медицинскую помощь раненным солдатам прямо на месте. Сказать, что Веронике не приходилось убивать – это не сказать ничего, но когда война со стороны Империума стала окончательно окопной и вардианцы перестали контратаковать, всех медиков отозвали с передовой и посылали их на поля боя только тогда, когда орков удавалось отбросить. Медики ходили по разрушенным траншеям, местам сражений и искали редких выживших. Вслед за ними шли охранники и квартирмейстеры, снимавшие с трупов амуницию и оружие. Только потом, через пару суток, если успевали до очередной атаки орков, тела гвардейцев собирали и где-нибудь закапывали в братской могиле. Копать ямы и скидывать в них окоченевшие от мороза трупы тоже приходилось медикам, пока к этому не привлекли гражданское население.

Имперскую гвардию теснили с континента и спустя ещё несколько месяцев половина городов, мелких промышленных зон и военных баз были захвачены и разрушены орками. Ударила страшная зима и гвардейцы начала страдать ещё и от обморожений, поскольку использовали устаревшую экипировку. За полтора года сражений после гибели 722ого, 831ый был практически уничтожен и в конечном итоге слился в 902ым ветеранским полком, численность которого так же заметно опустилась. Вероника Саграда по-прежнему оставалась в младших офицерах, но стала опытным травматологом, терапевтом, хирургом и много ещё чему научилась, даже простые протезы коммутировать с телом приходилось. В промежутках между операциями и сражениями, она старалась изучать как можно больше доступной медицинской литературы. Это делалось не ради развлечения. Когда главного хирурга убило во время вражеского минометного огня чуть больше полугода назад, она поняла, что её знаний иногда не хватало, что спасти умирающего. После прочтения информационные карты с медицинской информацией уходили на продажу или обменивались на еду, а книги на туже тему неплохо шли, как туалетная бумага. Но настоящим наставником Вероники стал Мартус Вольпенц – хирург-майор из 902ого полка, который научил её практически всему, что она знает сейчас.

980 – 990 М41
Война шла из рук вон плохо, но командование имперских войск не слишком-то торопилось запрашивать поддержку и раскошеливаться на амуницию. Тем не менее, когда орчья экспансия достигла своего апогея на главном материке планеты, 902ому полку всё-таки выделили подкрепления и припасы, что оттянуло конец войны ещё на десять лет. На весь полк было одиннадцать медиков и только два хирурга имели звание офицеров и достаточный опыт, чтобы спасать совершенно безнадежных. Мартус Вольпенц стал негласным наставником Вероники, да и всех остальных медиков, чтобы увеличить шансы на спасение раненных. Конечно, обучение проходило в экстренных условиях и практически всегда по-настоящему, на практике. Не было ни медицинских манекенов, как в академии, не было вторых попыток. Вынимая чью-то печень, Вольпец показывал и рассказывал своим помощникам, как правильно поставить зажим, если порвана одна из артерий органа или как быстро прекратить кровотечение при простреле брюшной полости. Полевая медицина Империума на войне за Брушероке скатилось по своему уровню к древним временам, когда Император ещё подгузники пачкал, и никакой профессионализм медиков, даже с экстремальным обучением, не мог спасти умирающих от недостатка медикаментов солдат. Не хватало даже антибиотиков, не говоря уже о протезах.

За три года до окончания войны Веронику уже можно было назвать настоящим ветераном. Не только медиком, но и опытным солдатом, сражавшимся с орками много лет. Реалия просто заставляла стрелять лучше, спать меньше, бегать быстрее и забывать о страхах. Та молодая и красивая девочка из медицинской академии умерла в кровавой войне посреди снежных пустынь Брушерока и на её место пришла бесчувственная, безжалостная и дисциплинированная новая Вероника Саграда, молча отрезающая вопящим солдатам их окровавленные культи или сгнившие от обморожения ноги. Веронику сильно поломало душевно, наверное, больше всех остальных. Кроме неё на передовой женщин было по пальцам пересчитать. Ко всем возможным стрессам добавлялись постоянные сексуальные домогательства со стороны солдат, которые, к счастью, Вероника всегда самостоятельно предотвращала, если сама того не хотела. В конце 986 М41 она получила ранение от осколочной гранаты, вытаскивая подстреленного солдата из-под огня, но всё-таки выкарабкалась, потому что ей сильно повезло повредить только руки.

Летом 987 М41 орки предприняли массированную атаку и в результате выбили гвардейцев с позиций, которые те держали уже несколько лет. Во время орчьей атаки бомбежкой накрыло полевой госпиталь. Вероника и несколько её товарищей чудом остались в живых, потому что помогали гражданским грузить трупы на телеги снаружи медицинского пункта. Главный хирург Мартус Вольпенц погиб, как и многие другие опытные врачи. Огонь забрал десятки раненных и даже шедших на поправку солдат. 902ой был вынужден отступать к столице, где ещё несколько лет ценой многих жизней защищал город, но зимой 990 М41 орки перешли в решающее наступление и за несколько дней опрокинули всю оборону малочисленных вардианцев. Экстренная эвакуация с планеты спасла немногих. От трёх вардианских полков осталось семнадцать человек, в числе которых была Вероника – единственный оставшийся в живых полевой фельдшер, прошедший этот конфликт от начала и до конца. Через месяц Брушерок был подвержен Экстременатосу. Затяжная кровопролитная война закончилась полным провалом благодаря некомпетентному командованию, жадным чиновникам и прочим проволочкам со снабжением, но винили как всегда мертвых солдат. Живых всё равно никто не слушал.

Из дневников Дэвида Грина - сержанта СПО Интуриоса VI. Запись датируется 998 М41:

+++

«Она выглядела старой даже для своих лет, но признаться честно, я всегда к ней неровно дышал с того момента как увидел. У нас разница в возрасте почти двадцать лет. Да кого я обманываю, она мне в матери годится! Но это не имеет большого значения, особенно когда месяцами не видишь женщин, хотя здесь, наверное, нечто большее, чем просто моё желание «отведать спелой плоти». Возможно, я ей тоже интересен, но в тот момент интимным вопросам я просто предпочел наблюдать, как она обрабатывает мне раненное плечо.
- Повезло тебе, осколок на задел кость, - её немного жестковатый голос всё равно отдавал материнской заботой, - Надеюсь, в следующий раз в уличной перестрелке тебе прошибёт голову и мне не придется тратить медикаменты на такие детские ранения.
- Приятно чувствовать вашу заботу, - вполголоса ответил я, немного щурясь от света операционной лампы надомной.
- Не за что, душечка моя, - она взяла с передвижной стальной этажерки рядом со столом небольшое ручное устройство, предназначенное для заживления малых ранений, - Не двигайся, а то случайно проделаю в тебе лишнюю дырку.
Я замолчал и сжал зубы. Конечно, мне дали обезболивающего, но я всё равно боялся заскулить от боли или недомогания, находясь рядом с Вероникой. Не то чтобы я опасался упасть в её глазах. Просто старался не давать ей поводов для издевательств. Зная свой характер, я уверен, что если она скажет что-нибудь из ряда вон, как это обычно и бывает с ней, то я язык за зубами держать не буду, а мне не хотелось с ней портить отношения. Никто не хотел портить отношения с Вероникой. На полном серьезе прошёл слух, что одного слишком заносчивого новичка поступившего в госпиталь, она отравила, подлив в капельницу мышьяк. Не самый лучший объект и репутация для обожания, верно? Но она мне действительно нравиться, может, потому что мы похожи. Ну, внутреннее.
- Всё, - она поднялась от раны и отключила прибор. Я взглянул на своё плечо и на хорошенько запекшуюся рану размером с фалангу указательного пальца. Вероника спаяла кожные и частично мышечные ткани специальной медицинской плазмой, оставив от внушительной дыры только небольшой шрам и покраснение вокруг него.
- Вот тебе мазь, наноси на плечо через каждые пять часов в течение двух дней, но сильно не втирай и старайся рану не беспокоить, - она протянула мне маленькую прозрачную баночку, размером с крышку от солдатской фляги и отошла от стола к умывальнику, снимая с рук перчатки.
- Спасибо, чувствую себя очень хорошо, - я поднялся, разглядывая пузырек с лечебной мазью. Внутри плотно закупоренной баночки лениво перетекала вязкая серая жидкость, большая похожая на сопли огрина, чем на лечебную смесь.
- Поваляешься в казарме пару дней, нужную бумажку я ротному напишу, - она вытерла руки полотенцем и, раскатывая рукава халата, пошла к своему рабочему столу, не обращая на меня никакого внимания. Я надел майку и собирался было уже встать и уйти, но замешкался. Не знаю, какой головой я в тот момент думал, но явно не верхней. В медицинском корпусе уже никого не было, время позднее, все мои сослуживцы разошлись по казармам, и только мне посчастливилось быть раненным в той перестрелки с бандитами на первом уровне улья и попасть к Веронике на ночной сеанс. Ну, вот я и решил сделать первый шаг, как подобает джентльмену.
- Солдат, почему твоя задница ещё протирает дыру в моём операционном столе? – спросила она, сев в своё крутящееся белое кресло, и взяла в руки информационный больничный планшет. Мне было до ужаса неловко молчать, да и не так я себе это всё представлял. Вот же стерва, могла хотя бы повернуться ко мне! Неприятно, знайте ли, разговаривать с затылком.
- Я… мне надо кое-что у вас спросить, - неуверенно начал я, потирая вспотевшую шею. Кишки Императора, я командую целым отделением, но боюсь одной женщины, словно она откусит мне голову, стоит мне только заговорить… ну… об этом.
- Да? – она повернулась ко мне в кресле, убирая со щеки прядь пепельно-чёрных волос, - Сержант, ты вспотел, как девственница перед первой брачной ночью. У тебя что – жар? Почему сразу не сказал?
- Не в этом дело, просто я… - я проглотил последние слова и взглянул в сторону выхода их медпункта, будто ожидая, что сейчас сюда войдет кто-то важный и прервет этот глупый разговор. Когда я повернулся обратно, наши взгляды пересеклись. Проклятье, она щурилась и выглядела, будто тиранидский карнифекс перед атакой. Я конечно никогда не видел генокрадов или самих тиранидов, но молва о них ходит страшная. Лучше бы уж видеть её затылок. Быстро уткнувшись в пол, я понял, что проиграл эту битву и решил быстро трубить отступление.
- Тут такое дело, среди моих ребят ходят всякие байки насчет вас… - начал я выкручиваться не с той стороны, но рот меня не слушал, - Просто они ставят деньги, заключают пари, а это уже нарушение устава. Я бы мог разогнать всю эту шайку и сделать несколько выговоров, но их же так просто не заткнешь, сами понимаете. Просто, хочу уже рассказать им правду, чтобы прекратить всё это на корню.
Она удивлённо подняла брови, и некоторое время молчала, задумчиво смотря на меня и по-хозяйски закинув ногу на ногу. У меня было такое ощущение, что она меня раскусила и сейчас сожрёт с потрохами и дерьмом.
- Ну, раз такое важное дело, я, конечно, помогу, - без какого либо ехидства отозвалась она, - Но если это как-то связано с моей грудью, передай своим мальчикам, что подстроить убийство под сердечную недостаточность большого труда не составит.
- Нет, что вы, - усмехнулся я, хотя грудь у неё была - что надо и разговоров про неё было не меньше, - Правда, что вы служили в вардианских полках, которые вели бои с орками на Брушероке пару десятков лет назад и сменили три полка, прежде чем компания была окончена? И приходилось ли вам убивать орков, ходить в атаку? Просто, вы не похожи на простого доктора, а скорее на солдата. Я видел вас на стрельбище. Моим бы бойцам так стрелять.
Она смутилась и часто заморгала, словно не ожидала такого вопроса. Я сам себя почувствовал неуютно от внезапной тишины. Лучше бы я тогда спросил про секс. Или просто ушёл.
- Извините, наверное, мне не стоило… - произнёс я, запинаясь через каждое слово.
- Ничего страшного, сержант, - она зажмурилась и потёрла заспанные глаза, - Не думала, что информация из личных дел персонала базы общедоступна.
- Ну, сами понимаете, часть у нас не самая большая, слухи быстро расходятся… - я попытался придерживаться неформального тона в голосе, старясь разрядить обстановку.
- Понятно, - кивнула Вероника и запустила руку в карман халата, - Этого стоило ожидать. Я здесь уже больше вашего.
Она вытащила из кармана сигареты и, чиркнув раскладной зажигалкой, закурила. Никогда не видел курящих врачей. Я до того момента думал, что Вероника само здоровье. Выглядит она крепкой, стройной и сильной женщиной. Наверное, курить она начала не так давно.
- Ладно, я расскажу, тем более ты сержант вроде нормальный парень и заслуживаешь доверия, - она выдохнула дым и стряхнула пепел в стакан на столе, - Условие только одно: я хочу, чтобы все эти базары насчет меня прекратились. Сигарету?
- Не курю, - я отрицательно покачал головой.
- Правильно, солдат, это дерьмо тебя погудит, - она затянулась и выпустила дым через нос, - Знавала я одного паренька. Засранец курил рядом с взрывчаткой. Далекого же его жопу унесло.
- Приму… к сведенью, - мне сложно было понять, шутка ли это или взаправду.
- Что ты сначала хочешь узнать? – не то чтобы её голос стал мягче, но по крайне мере в нём ощущалось доверие.
- Ваша воля, - я встал и выпрямился, чтобы потом опереться на бортик операционного стола. Скрестив руки на груди, я смерено ждал от неё слов: Вероника собиралась с мыслями, покручивая тлеющий конец сигареты по ободку стакана. Тонкая «женская» сигарета придавала ей странный непривычный вид. Вероника никогда не красилась и не отращивала ногти, никогда не выглядело вызывающе или вульгарно, как большинство молоденьких медсестер Саниторума. Между тем от неё всегда приятно пахло странными цветочными духами, и даже сигаретный дым не мог поглотить эти ароматы в тот момент.
- С восемнадцати лет я служила полевым медиком сначала в 722ом, потом в 831ом и в конце службы в гвардии в 902ом полку Варданских Стрелков, - она взглянула на меня, делая затяжку, - Место службы я меняла не по своей прихоти. Так получилось, что все они друг за другом были уничтожены в течение войны с орками на огромном сраном космическом куске льда под названием Брушерок. Ходила ли я в атаку? Да, ходила, первым же делом нас бросили в контратаку после прибытия на планету. Это была чертова бойня, сержант. Орки размазали нас ещё на подступах к своим позициям, и, отступая, мы и шага не могли сделать, чтобы не запнуться об трупы своих бывших товарищей. Это был мой первый бой, в котором я потеряла всех своих друзей с учебки.
Она причмокнула и покосилась куда-то в потолок, словно что-то вспоминая. Я не знал подробностей о Брушерокской компании и поэтому пришёл в смятение. Мне, гарнизонному солдату, даже представить себе сложно, что Вероника пережила. Конечно, мне приходилось терять людей, но целый полк… за одну атаку.
- Ты ведь никогда орков в глаза не видел, верно? – спросила она вполголоса, выпуская несколько дымных колец изо рта.
- Нет, мэм, только в учебниках по военно-полевой подготовке.
- Не много потерял, - она стряхнула пепел мимо стакана и расстроено вздохнула, - Дальше было только хуже. Никто не стремился нам помогать. Подкреплений не было. Нормальной поддержки и оснащения тоже. В избытке был только самогон и учебники по строевой подготовке, листами из которых можно было разве что вытереть жопу, да и то бумага была слишком хрупкой. Мы отступали, отступали и отступали. Сразу стало ясно, что любая попытка начать контрнаступление приведет к поражению. За два года постоянных боёв мы потеряли и второй полк, а я до сих пор оставалась в живых.
- Разве это был не повод для радости? – спросил я, проводив взглядом сдутый Вероникой пепел со стола.
- Счастливчик ты все-таки, - хмыкнула Вероника, - Совсем ничего не знаешь, что происходит за переделами родного мира. Практически никто из местных настоящей войны не знал. Сержант, ты, верно, жаждешь настоящего боя, который принесёт тебе славу и медали? Мечтаешь ли стать героем, стать уважаемым командиром?
- Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом, - вспомнил я старую поговорку, - Не то чтобы я питал какие-то серьезные надежды, но не отказался бы проявить себя. Я думаю, каждый гражданин Империума должен проявлять храбрость и самоотверженность в службе.
- Хорошо говоришь, солдат, только я тебе вот что скажу: всех героев, каких я знала, убили орки. Нас частенько посылали на поле боя после сражения за этими самыми героями, чтобы искать выживших. По правде говоря, большая часть найденных мной за двенадцать лет войны гвардейцев были «безнадежными». Нам, медикам, приходилось даровать им Милость Императора… или как там сейчас это называют? Ну, неважно. С ещё теплых только что сделанных трупов мы сливали кровь для медицинских нужд, иногда прямо на поле, если время поджимало. За нами шли квартмейстеры и обирали догола мертвецов. Собирали оружие, амуницию, личные вещи, даже обувь снимали. Хоронили по возможности и то только тех, кто был в траншеях или достаточно близко к ним.
Я промолчал. Вероника затушила сигарету об стенку стакана и закурила новую. Возможно, она нервничала, но о довольно таки жутких событиях Вероника рассказывала как об обыденной вещи. Немного опустив взгляд следя за движениям Вероники, я обнаружил на её руках несколько кривых шрамов, судя по всему, оставшихся после получения осколочного ранения. Мне уже теперь совершенно не хотелось знать, каким образом она их получила.
- Так продолжалось двенадцать лет окопной и бессмысленной войны за единственный крупный источник прометиума на планете. Я оперировала каждый день, сливала кровь с трупов, ампутировала конечности и много ещё какого дерьма делала. Каждый день кто-то умирал. Чаще всего от отсутствия самых простых и необходимых лекарств. От воплей умирающих в перегруженном медицинском штабе негде было спрятаться. Я засыпала под стоны и хрипы и просыпалась под вой сирен боевой тревоги или того хуже под грохот вражеского артобстрела. Вскоре я начала завидовать тем, кто умирал в траншеях. Кто-то из врачей просто не выдерживал и БАХ! – воскликнула она и щелкнула пальцами у своего виска, - Минус один голодный рот и ещё одна испачканная в крови стена. К моменту сражения за столицу Брушерока в моей части осталось двести гвардейцев из положенных шести ста. От всего полка осталось едва ли половина. Нас окружало десять миллионов орков, вооруженных нашими Леман Руссами, которые были безвозмездно подарены имперским командованием ещё в начале войны во время отступлений. Я помню тот день очень хорошо, когда орки всей своей ордой ударили по нашим позициям. По всем фронтам. Даже с неба. За день нас оттеснили на последние линии обороны, а потом началась эвакуация. Спасали в первую очередь свой драгоценный прометиум, вслед за ним шли гражданские, женщины и дети, генералы и их мамаши, а уж только потом гвардейцы. Я выжила, хотя, как и все остальные сражалась на передовой, но в последнее часы боя фронт был уже везде. В общем, я успела добраться до челноков, прежде чем орки захватили последние космопорты. От 902ого варданского осталось пятнадцать или двадцать человек. Так и помню, как пыталась откачать раненного солдата прямо на полу грузового отсека. От тряски невозможно было сделать даже инъекцию. Не получилось спасти, захлебнулся кровью. Оказалось, что была простреляна основная дыхательная трахея. Через месяц на орбиту Брушерока прибыл флот и за пару часов превратил планету в выжженную пустыню. Ты спрашиваешь меня, почему я не радуюсь, тому, что до сих пор жива, верно? А я спрашиваю себя, почему я до сих пор жива. На Брушероке навсегда осталось несколько десятков тысяч солдат, а мне просто не повезло там умереть. Тебе, сержант, не понять, что гложет человека, который остался одним из последних.
В медпункте воцарилось молчание. Вероника выдохнула дым и отвернулась от меня. По правде говоря, такого я не ожидал. Я думал, обойдется парой слов о службе в гвардии, но она вывалила мне слишком много правды. Я всегда знал, что война – жуткое дерьмо. Без шуток. Мой дед воевал в гвардии и рассказывал что-то подобное моему отцу, но я был мал и не воспринимал подобные речи всерьез. Из уст Вероники истина звучала пугающе отвратительной.
- Мне действительно не стоило об этом спрашивать, - нарушил я тишину, - Прошу меня извинить. Я должен идти.
- Всё нормально, - она вновь обернулась ко мне. Мне думалось увидеть слезы или хотя бы грусть, но ничего такого не было. Лицо Вероники как всегда было непроницаемо. – Это я наговорила лишнего. Обычно пациенты рассказывают врачам о своих проблемах, а тут всё наоборот. Старею видимо. Сержант, надеюсь, ты понимаешь, что большая часть сказанных сегодня слов не должна покинуть стен этого помещения? Хотя, по уставу ты обязан сообщить о подобном вышестоящим. Мало ли, вдруг во мне засел какой-нибудь демон, питающийся эмоциями других людей.
- Что вы, мэм, это между нами, - мне не особенно хотелось вообще об этом думать, ни то чтобы кому-то ещё и рассказывать. В ней не было никакого демона. Она сама ещё та чертила. Никакой бы демон не рискнул свить у неё в мозгу гнездо. Рехнулся бы. – Спасибо, что просветили меня. Я скажу ребятам, что вы действительно служили на Брушероке, но я опущу… большую часть подробностей.
- Это очень мило с твоей стороны, - ответила она, потушив вторую сигарету в стакан. Мне показалось, что это был сарказм, хотя, поди его разбери. Я поднялся со стула и неспешно зашаркал к выходу. Думаю, Вероника не спускала с меня глаз, потому что, когда передо мной разъехались створки автоматических дверей, она окликнула меня.
- Солдат, я думаю, ты спросил не всё, что хотел, - её слова воткнулись мне в спину, как выстрел крупнокалиберной снайперской винтовки.
- О чём вы, мэм? – спросил я, встав в пол оборота от двери.
- Послезавтра будет воскресенье, и вечером в медицинском отделении никого нет, кроме караульных, - сказала она, поворачиваясь на своём кресле обратно к столу, - Я буду здесь в одиннадцать. Скажешь караульным, что идёшь на осмотр. И не опаздывай, дорогуша».

+++

От 990 М41 и до нынешнего момента.
Вардианский 902ой полк был расформирован и никто не собирался его восстанавливать. Не из чего было. Вероника и её бывшие сослуживцы были приставлены к огромному списку все различных наград. Только одних Багровых Черепов у Вероники было штук пять, не говоря о различных наградах за доблесть, храбрость, героизм и прочее, прочее, прочее. Хотя в повышении званий ограничили, так как командование боялось сделать чудовищные ошибки в войне на Брушероке достоянием общественности и генерального штаба имперской армии, и поэтому никто из солдат не получил звание выше сержантского. Вряд ли кто-то будет слушать какого-то сержанта, а вот с лейтенантом или майором могли бы возникнуть проблемы. Более того, выживших бойцов из 902ого полка решили разделить, чтобы окончательно замести все следы. Солдатам предоставили возможность вернуться в гвардию в другой полк или согласиться на службу в Планетарной Обороне близлежащих траектории передвижения флота имперских миров. Вероника без раздумий согласилась на последнее. Относительная спокойная жизнь, собственная кровать и горячая еда каждый день стали для неё предпочтительней очередной кровавой мясорубки где-нибудь в самой глубокой и вонючей галактической дыре. Вероника изъявила желание отправиться на родную планету, но командование в последний момент изменило решение и женщину принудительно депортировали с торговым судном на Интуриос VI.

Уже потом Саграда поняла, почему был выбран именно этот мир. Интуриос VI – такой же ледяной кусок космического говна, каким был Брушерок. Видимо, кто-то слишком находчивый решил, что для Вероники в привычном климате будет легче жить и служить. По-правде говоря, местным Силам Планетарной Обороны города-улья Семперум требовался квалифицированный медик, привыкший к низким температурам и не понаслышке знающий про обморожения и переохлаждения. В середине 990 М41 Вероника прибыла в крепость СПО в Семперуме, как медик-специалист в звании сержанта. Интуриос VI был суровым миром, но относительно спокойным. О своей службе в СПО Вероника может рассказать ещё меньше, чем об обучении в академии. Она просто делала свою работу, латала солдат, получивших ранения во время столкновений и бунтов в городе, и копила пенсию, чтобы спокойно встретить старость, но такая жизнь для Вероники оказалась… мучительно скучной.

Слишком часто её стала окружать непривычная тишина и спокойствие. Не было криков, не было стонов, не было войны вокруг. Она хотела убежать от всего это и добилась своего, но что-то было не так. Как будто от неё отняли важную часть. Лишили чего-то важного. От безделья и нахлынувшей депрессии Вероника пристрастилась к курению и легким наркотикам, которых было в избытке в медицинском комплексе. Через некоторое время на неё напала хворь, и Вероника несколько недель лечилась и «сидела» на антидепрессантах. Её знакомый городской психолог посоветовал Веронике заняться спортом и боевой подготовкой. Военным медикам это в принципе не запрещалось, к тому же Веронике требовалась разрядка и хобби. Со временем женщина восстановилась психически и физически, занимаясь боевой подготовкой вместе с гвардейцами СПО и посвящая себя обучению медиков-стажёров, присылаемых из академии.

Жизнь шла своим чередом, у Вероники неплохо обстояли дела в личной жизни, и ничего не предвещало беды, но в начале сорок второго тысячелетия, на Интуриос VI обрушилась многомиллионная орда орков. Вероника встретила это событие, как подобает солдату. Она знала, что рано или поздно война вернется за ней. Война звала её. Не желая отсиживаться в защищённых госпиталях, Вероника Саграда вместе с гвардейцами СПО отправилась на передовую (прим. автора – чтобы всё стало окончательно и бесповоротно пафоснющим).

5. Характер и темперамент
Война навсегда остается в сердце прошедшего её человека, особенно у того, кто остался жив вопреки всему. Каждый день в течение двенадцати лет войны на Брушероке мог стать для Вероники последним. Это изменило её. Никто не скажет, какой она была, выходя из академии, ведь все, кто когда-то покинул вместе с ней стены учебного заведения, уже давно мертвы. Может быть, в восемнадцать лет Вероника и питала какие-то оптимистичные симпатии к жизни, но после первого и провального штурма ей пришлось оставить в прошлом все юношеские мечты. В своём первом сражении Вероника никого не смогла спасти. Всем, кому она хоть как-то оказала помощь, доставалось по шальной пуле или раненных солдат просто не успевали эвакуировать. По правде говоря, эвакуации не было. Тот, кто не лишился ног, во время отступления просто бежал, куда глаза глядят.

В течение следующих двух лет Веронике пришлось научиться забывать про эмоции, потому что война быстро прибирала на тот свет тех, кто не был достаточно силён ни только физически, но и духовно. Для того чтобы оперировать людей без дрожи в руках Веронике потребовалось всего несколько успешных и не очень операций. Конечно, о подобном не писали в учебниках, и никто не был готов к такому потоку раненных, но Вероника справилась и со временем стала человеком с нервами из стали. Не ради себя, а ради тех, кто лежал на её операционном столе. Возможно, это сделало её сильнее, но так скажут только те, кто никогда не видел оглушенного солдата, беспомощно матующегося по полю боя в поисках оторванной руки.

На войне Вероника разучилась врать, лицемерить и боятся: всё это не имеет смысла, когда стреляешь в орка, когда рубишь орка, когда добиваешь орка. Страхи, желания, предрассудки не имеют смысла в тесной и залитой кровью операционной, где от твоего бессилия умирает очередной «безнадежный». Вежливость, субординация, эмпатия – всё это мусор, когда сутками нечего есть и пить, когда люди друг у друга воруют патроны, чтобы не умереть в завтрашнем бою, когда беспомощно приходится смотреть на своего мертвого друга лежащего в грязи траншеи. Хорошая ли это школа жизни? Закаляет ли это в людях характер? Спросите лучше, засыпает ли последний из тысячи по ночам. Многие не выдерживают стрессов, полученных на войне, но Вероника крепче, чем вообще может показаться. В бою она беспощадна, расчетлива и разит наверняка, без прелюдий и проволочек.

Мало сказать, что Вероника не подвержена эмоциям и панике во время боя. Характер у неё в общем солдатский, дисциплинированный, жёсткий и вовсе неженский. Только эти качества позволили ей выжить на Брушероке. Ей приходилось силой успокаивать контуженных или вопящих от боли солдат. Приходилось считать каждую ампулу с лекарством и управлять размещением раненных бойцов по переполненному медицинскому центру. Приходилось вытаскивать товарищей прямо с поля боя и оперировать, когда рядом рвались снаряды. Не каждый смог бы продолжать бинтовать солдата, когда твой ассистент валится рядом с прострелянной головой. Вероника невозмутима, имеет устойчивые стремления и настроение, внешне скупа на проявление эмоций и чувств. В то же время она не такой уж и бесчувственный монстр, когда дело не касается службы, работы, труда и сложного выбора.

Когда лишения войны закончились, и Вероника стала служить в госпитале Семперума, её охватила депрессия и неясность в мыслях, эмоциях. В эти годы она пристрастилась к курению, по большому счету от безделья. Двенадцать лет она не знала дня, когда не приходилось просыпаться под стоны умирающих и мольбы о помощи. Отсутствие адреналина в крови оказывало на Веронику пагубное психологическое влияние. На войне она была поглощена своим трудом, а в долгожданной тишине и спокойствии её мысли стали свободней, перестали концентрироваться на выживании, и поэтому всё чаще она с криками просыпалась, видя ужасные сны. Когда Веронику начала одолевать ещё и бессонница, она отправилась к знакомому психологу, который посоветовал ей вернуться к интенсивной боевой подготовке, самообучению и тренировкам. Саграда была крепкой женщиной и отличным солдатом, она томилась от скуки и ей требовалась разрядка, как физическая, так и умственная. Найдя себе применение не только в своих непосредственных обязанностях, но и в активной боевой подготовке, все недуги отступили от Вероники. Иными словами, она не умеет сидеть без дела.

Но от тяжёлого характера, привычек и реалистичного взгляда на жизнь Вероника не сумела избавиться. Она сильно педантична, на глупость отвечает грубостью, тяжела в общении, но правдива и честна в своих словах и поступках. Лицемерие на дух не переносит, любую ложь сразу распознаёт и чует опасность за версту, как натренированная гончая. О таких людях обычно не бывает одного мнения. Кто-то её уважает за жизненный опыт, кто-то прислушивается к её словам, когда требуется здравый взгляд на вещи, а кто-то и терпеть не может за её выходки. С другой стороны, на службе в гарнизоне Семперума за десять лет она вытаскивала с того света и собирала по кускам практически всех, кто к ней поступал в безнадежном состоянии. Её можно не любить, можно ненавидеть, но её профессионализм признать придется, так или иначе.

 
ZingerNaxДата: Понедельник, 2010-08-16, 12:35:11 | Сообщение # 5
PRIDE
Группа: Проверенные
Репутация: 1875
Статус: Offline
6. Внешность
Женщина выглядит немного старше своих сорока лет, в пепельно-черных волосах уже видна седина, морщины на лице, словно шрамы оставленные временем, напоминают о прожитой жизни, но Вероника высока и элегантна, выглядит зрелой, сильной, массивной и выносливой не смотря на возрастные признаки. Ей никогда не «шёл» медицинский халат, а вот боевой кевлар на широких плечах сидит в самый раз. С такими физическими данными ей было самое место заряжающим в танке или пехотинцем в штурмовых отрядах, но судьба распорядилась иначе. Конечно, она не затмевает собой солнце как Астартес, но любому молодому солдату фору даст в силе и жиме.

Жизнь не особенно щадила Веронику, но природа всё-таки наделила её красотой, которую годы войны не смогли стереть полностью. Многие находят её привлекательной вкупе с её неординарным характером и солдатской выдержкой. Вероника всегда держит осанку, не горбиться, ходит быстро, но в движениях сохраняет плавность и уверенность. Острый подбородок, сильная и длинная шея, маленький нос, высоко поднятые скулы, немного впалые щеки и тонкие, изящные брови придают ей вид хищной и опытной птицы. С войны у Вероники на кистях, руках и на правом плече остались шрамы, полученные при попадании нескольких шальных осколков от взрыва орчьей гранаты, но кто-то и это считает достойным украшением стойкого бойца.

Казалось бы, у такой особы должен быть очень черствый и грубый голос, но Вероника говорит размеренно, расчетливо и не запинаясь. Излагая мысль, она никогда не оговорится, словно всегда уверенна в своих словах. Тем не менее, в экстренных ситуациях, в грохоте и агонии боя её голос напоминает больше рычание, чем человеческую речь. Собеседники Вероники всегда чувствуют на себе её пристальный взгляд, хотя для большинства он кажется грустным или даже раздраженным.

На спине под лопаткой вытатуирована особая солдатская татуировка, которую Веронике накололи во время службы на Брушероке. Всё-таки, не смотря на войну и лишения, у неё были друзья, боевые товарищи и уважение, которое Вероника получила за свой дар возвращать людей с того света. Символ представляет собой цифровое обозначение полка, обрамленное справа и слева скелетом крыльев, судя по всему, имперского орла. Выше над цифрами изображён человеческий череп без нижней челюсти. Достаточно удручающая картина, но каждый варданец на Брушероке знал, что он потенциальный покойник, и мысль об этом отражалась даже в таких вот, казалось бы, не слишком важных вещах. Вероника не сводит татуировку и унёсет с собой в могилу это клеймо одного из последних гвардейцев 902ото ветеранского полка.

7. Вооружение и амуниция
Оружие дальнего и ближнего боя: Лазвинтовка стандартного типа и автопистолет с кобурой.

Оружие для рукопашной: Сабля с мономолекулярной заточкой. Штык-нож.

Легкая броня: Стандартный утепленный гвардейский бронежилет с армированными наплечниками и наколенниками. Доспех выкрашен в серо-белые камуфляжные цвета. В комплект входит каска с символикой Оффицио Медицио. Все остальные элементы одежды (штаны, шинель, шарф, берцы, утеплённые перчатки) так же выполнены в «снежных» тонах для лучшей маскировки на заснеженной местности.

Остальное: Большая аптечка полевого медика, в набор которой входят: ампулы с сильным химическим обезболивающим, спиртовая жидкость для стерилизации, лейкопластыри, гидрофильная марля, стерильные бинты, пакетики с перевязочной ватой, хирургические зажимы для вен (стерилизованные), несколько пинцетов, медицинские ножницы, скальпели, инструменты для ампутации, пакеты с синтетической кожей, комплекты припарок, жгуты, гипотермический (охлаждающий) пакет-контейнер, тампоны, шприцы, спиртовые салфетки (для протирания рук), а так же различные антибиотики, тонизирующие средства и таблеточные препараты: раствор сульфацил-натрия и цитрат натрия, пенициллин, гваякол, сульфат гиосциамина, тетранит эйрфролина, пузырьки с парами амасека и хлороформа, бромид калия, валидол и корволол, нашатырный спирт, перекись водорода, заморозка-обезболиватель (аэрозоль на основе хлорэтила) и жидкий химический адреналин в шприцах для экстренной реанимации.

Медицинский чемоданчик, содержащий в себе большую часть инструментов и препаратов, крепиться на спине под вещмешком и легко снимается по востребованию. Бинты и некоторая часть экстренно необходимых лекарств разложены по подсумкам прикрепленные на ремень для быстрого и своевременного доступа.

Помимо медицинских принадлежностей и лекарств Вероника несет на себе небольшой запас сухпойка, воду для собственного пользованья, необходимое количество патронов в подсумках, бинокль, патронташ и оружейный фонарь. Гранат и инструментов для ремонта оружия нет, и так тяжеловато.

8. Специальность: Ветеран-сержант Оффицио Саниторум.

 
AurikДата: Четверг, 2010-10-07, 3:51:34 | Сообщение # 6
Темный Принц
Группа: Проверенные
Репутация: 1932
Статус: Offline
Одобрено

1. Dark Heresy
2. Имя:Арктурус «Шепот» Риск.
3. Профессия: Ассасин-ученик Школы Ассасинорум, родился на имперском мире Карпатия.
4. Возраст: Примерно 20 стандартных лет(настоящий возраст не известен)
5. Биография:
Детство. У Арктуруса никогда не было матери. Да и отца собственно тоже не было. Где то лет 20назад, его родила какая-то женщина, возможно шлюха или наркоманка, и выкинула на помойку, где его подобрала служительница приюта для сирот. Обычное дело для Карпатии.
Карпатия – имперский, горнодобывающий, мир на восточной окраине Сегментума Солар. Один из богатейших миров Империума, его доходы составляют баснословные суммы, однако утекают исключительно в руки знати владеющей горнодобывающими компаниями. Обычные граждане имеют средний уровень жизни, а порой находятся и за чертой его. Вся жизнь простых обывателей проходит в рудниках, барах, церквях и амфитеатре.
Перечень профессий на таком мире также не велик: помимо существующей здесь Схолы Прогениум у вас всего три пути по жизни: обслуживание шахт, гладиаторские бои на арене или прислуга у одного из кланов. И если бы не круто повернувшаяся судьба, то маленького мальчика ждал бы один из этих путей.
Самое раннее детство Арктурус провел в приюте, на попечении сестры Стефании. Молодая белокурая девушка души не чаяла в мальчике, став ему настоящей матерью. Когда мальчику стукнуло 5 лет, она познакомила его с Имперским Культом и рассказала об Императоре. Арктурус проникся идеями, что вкладывала в него сестра, и с жадностью слушал каждую историю из ее уст.
Отношения с другими обитателями приюта, однако, не были столь же радостными. Тихий и немногословный мальчик становился постоянным объектом для насмешек со стороны детей. Другие воспитатели так же неблагоприятно относились к нему, он был любимчиком своей попечительницы, чего на работе в приюте не одобряли. Арктуруса не сильно задевало это все, его не волновало мнение других людей кроме Стефании.
В возрасте семи лет у него впервые проявился феноменальный талант – мальчик обладал абсолютным глазомером и мог с расстояния двадцати шагов попасть жеваной бумажкой кошке в глаз, используя трубку, сделанную из сломанного стилоса. Он стал победителем городского соревнования по метанию дротиков в мишень. Мало кто мог понять, как ребенку удалось выиграть во взрослом соревновании. После этой победы насмешки со стороны сверстников закончились, и начались побои. Дети, завидуя внезапно свалившейся славе Арктуруса и его особому положению у Стефании, которая постоянно его чем-то баловала, начали избивать мальчика. Неизвестно чем бы это все закончилось, если бы не начало крупной войны между двумя горнодобывающими кланами.
Отношения между конкурентами на Карпатии, всегда отличались, мягко говоря, напряженностью, что частенько приводило к стычкам на улице, а иногда и к мини-воинам. Невольным участником такой войны и стал Арктурус. Сиротский приют, находился в точности посередине, между центральными башнями кланов, а потому выплеснувшаяся волна агрессии, похоронила приют.
Ворвавшиеся наемники кланов, убивали работников приюта, насиловали женщин и девочек, а мальчиков сгоняли в центральный зал. Арктурус в это время находился в ванной комнате вместе со Стефанией. Услышав шум и крики, Стефания приказала Арктурусу спрятаться, и не выходить, чтобы не произошло, пока все не закончится. За время побоев мальчик научился прятаться в укромных уголках приюта, он залез в технический проход под самой крышей здания. Любопытство привело его в центральный зал, где глазам предстала ужасная картина: его обожаемую Стефанию, девушку которая была ему матерью во всех смыслах этого слова, насиловали два здоровенных верзилы. Мальчика душили слезы, но он накрепко усвоил слова сестры: «Послушание превыше всего», и потому плача и вцепившись в балку перекрытия, он, молча, наблюдал за тем как, окончив свое мерзкое «дело», один из верзил вынул из ножен меч и отрубил голову Стефании. В этот самый момент, свет померк в глазах мальчика, и он отключился.
Оклемался он минут через пятнадцать, вокруг слышался треск огня, который обступал главный зал со всех сторон. Арктурус быстро слез с перекрытий, нашел тело своей истинной матери и в последний раз подержал ее обезглавленное тело за руку. Он больше не плакал, на это у него не было времени. Оглядевшись вокруг, он увидел сумку, украшенную аквилой – в ней Стефания носила книги об Имперском Культе. Забрав сумку, мальчик быстро сбежал в подвал, где находился запасной выход на улицу, по которому они частенько убегали со Стефанией в парк, что находился за приютом. Попав в парк, мальчик из-за нехватки кислорода, снова свалился в обморок.
Очнулся он уже, когда приют догорел. На улице шел дождь, а идти парню, по сути, было некуда. Так начались годы лишений в трущобах города. Мальчик питался исключительно птицами, на которых охотился при помощи рогатки, сделанной из шелкового платка Стефании, двух резинок найденных на помойке, да деревяшки выструганной самостоятельно. Все это время мальчик читал книги про Имперский Культ и проникался ими.
Его жизнь в очередной раз круто повернулась, когда ему стукнуло 11 лет. Он сидел в своем убежище, в глухом переулке. Зачитывая очередную притчу про Императора, он заметил как в переулок вбежала, стуча каблучками девушка. Она была полной копией Стефании: белые волосы, миндалевидные глаза и точеный маленький носик. Арктурус не мог поверить своим глазам. Однако его ошеломление не было долгим, ибо вслед за девушкой в переулок ввалились два человека в плащах с мечами наперевес. Девушка им что-то слабо лепетала, но мужчины лишь усмехались. Арктурус тут же осознал, что произойдет сейчас на его глазах. Один из мужчин грубо схватил девушку за руку, но тут же отшатнулся и рухнул на землю. Заостренный камень пробил висок в самом тонком месте и вошел в мозг. Ошарашенный смертью товарища другой кланстер опустил меч. В это мгновение, девушка сделала шаг вперед и, выверенным движением, нанесла удар ребром ладони в область шеи. Послышался неприятный звук ломающихся позвонков. Затем, быстро обшарив карманы бандитов, она посмотрела в темноту и произнесла: «Ну же мой спаситель, иди сюда, должна же я тебя отблагодарить. Не прячься, я вижу тебя».
Девушка оказалась Ассасином, а Арктуруса, после встречи с ней, ждал корабль, который отвез его в Схолу Ассасинорум.

Отрочество. Жизнь в Схоле не была сладкой. Каждый день наставники изнуряли его многочисленными тренировками, тестами и поручениями. Мальчик потерял счет дням и постепенно превращался в то, чем хотели видеть его наставники - «живой клинок на службе Империума». С самого начала обучения в Схоле, Арктурус узнал что благословенные Храмы Ассасинорум, являются тем коварным уколом в сердце противников Империума, того самого Империума, которому служила его истинная мать, и историю которого он так долго постигал в трущобах Карпатии. Это осознание придавало ему больше и больше сил, которые он вкладывал в тренировки. Его навыки и абсолютный глазомер, радовали наставников Схолы, и постепенно его начали все более узко специализировать на вооружении с оптическими и иными прицелами, для ведения высокоточного огня на дальнюю дистанцию. Воспитанное в нем с детства терпение, приобретенные на улице навыки делаться незаметным, врожденный абсолютный глазомер позволили Арктурусу стать на путь храма Виндикар.

Из воспоминаний Арктуруса Риска – инициата Схолы Ассасинорум, становление храма Виндикар, дата неизвестна, запись сделана Суэйном «Мастер Тактики» Рипли:

...Наблюдаю за опушкой леса и за входом во вражеский блиндаж. Хотел было отползти назад, но посчастливилось: у опушки леса появились три еретика. Двое из них важно вышагивали с носилками в руках.
"Надо стрелять", – подумал я, но затем быстро отменил свое решение и сделал ориентировочный расчет. С целью лучшего использования второго выстрела я решил вначале бить по гвардейцу, который шел без носилок. И когда еретики поравнялись с просекой, когда их стало видно в полный рост, я спокойно, не сводя глаз с оптического прицела, нажал на спусковой крючок. Громкое эхо выстрела разнеслось по лесу. Заметив замертво свалившегося товарища, два солдата поспешно бросили носилки и залегли.
"Не упущу, – думаю. – Буду ждать".
Пожелтевшая на корню трава колыхнулась – это полз один из них. Решил не торопиться с выстрелом: враг подумает, что здесь нет никого, и поднимет голову. Ожидания оправдались. Не замечая меня, еретик поднял голову и махнул рукой. Как из норы, вылез и другой. Сгорбившись, они в страхе бросились к лесу. Но не зря выжидал я гадов в течение двух часов. Вновь громкое эхо нарушило тишину, и один из адептов высшего блага, взмахнув руками, шлепнулся на землю.
Этот день я проводил в засаде вместе со старшим мастером Кайлайлом. Он опытный боец храма Виндикар. Хорошо изучил повадки коварного врага, научился, как сам говорит, жить для того, чтобы бить еретиков, ксеносов и иную мразь, и без устали учить этому инициатов.
Когда мы подползли к дальнему лесу, старший мастер сосредоточенно посмотрел вперед и вполголоса сказал:
– Видишь, впереди траншеи? Примечай все. Вчера их не было, а сегодня появились – тау и еретики заново строят. Здесь надо ждать и ловить врага.
Я замаскировался под цвет местности между двух елок. Лежу и думаю: если враг обнаружит меня, то быстро перейду вправо, в лощину. Густая трава и заранее подготовленный окопчик готовы были скрыть меня от противника. Для того чтобы не уставал глаз, наблюдение веду попеременно: то в оптический прицел, то в бинокль.
Вначале все шло спокойно – никого не было. Затем вблизи дзота обнаружил черное пятно. Оно не двигалось и едва различалось сквозь кусты. В бинокль мне удалось установить, что это не что иное, как чучело, выставленное тау для того, чтобы обнаружить наших снайперов.
Лежу час: выжидаю еретика. Не заметив меня, он из-за куста высунул голову. Осмотрелся, а затем вылез и разгуливает по траншее. Но не дошел до дзота и остановился. Спокойно нажимаю на крючок, и пораженный враг свалился на бруствер.
– Готов! – тихо говорю мастеру.
– Отлично. Жди. Сейчас еще выйдет, – отвечает Кайлайл.
В действительности так и вышло. К месту, где я убил предателя, подбежал второй гвардеец. Это был пятый, записанный на мой боевой счет.
Оставаться на прежнем месте было опасно. Я быстро перескочил в заранее подготовленный окопчик и продолжал следить за траншеями предателей. Еретиков больше не видел: они попрятались в укрытия.
Вдруг, смотрю, что-то прыгнуло из дзота противника и скрылось в густой траве. Впоследствии оказалось, что это была связная круутская собака, посланная тау из дзота в траншею. Она, как и еретики, пугливо ползла на животе. Метким выстрелом я убил и ее.

Наши дни. Арктурус Риск, в настоящее время вернулся с тестовых операций на востоке Империума, где оттачивал свои навыки снайпера, сражаясь против пытающихся расширяться за счет Имперских Миров Тау. Четко став на путь храма Виндикар, молодому Ассасину необходимо доказать что он достоин чести быть храмовым ассасином. Поэтому для него был разработан тест: Арктурус был переброшен в сектор Каликсида, где должен был работать на инквизитора Тибурна Грейвса. Он был отослан туда без вооружения, с небольшой суммой имперских кредитов на счету. От успешного выполнения этого теста зависела дальнейшая судьба юноши как ассасина.

6. Характер и темперамент
Детство наложило очень глубокий отпечаток на характер Арктуруса. Если ранее он был тихим, то теперь стал замкнутым. Ужасно терпеливый и хладнокровный, даже по меркам ассасинов, которые славятся в большинстве своем и тем и другим. Друзей у него как и в детстве немного, лишь старший мастер Карлайл, мастер Суэйн да Триша – ассасин Храма Каллидус, которая так сильно напоминает ему его мать. Все свое свободное время он проводит в разговорах с этими людьми, либо в тренировках.

Из воспоминаний Триши Форготтен, ассасина храма Каллидус, дата неизвестна:
Арктуруса придали мне для выполнения поставленной задачи, и тестирования навыков в нестандартной ситуации. Нашей целью был Культ Разврата, расположившийся в одном из районов Некромунды. Я разрабатывала эту операцию около недели, но инициат никак не вписывался в мои планы. В итоге я решила импровизировать по обстоятельствам.
Около месяца я при помощи полиморфина ошивалась возле предполагаемых баз, с целью вычисления верхушки культа, и непосредственного лидера оного. Через месяц я, наконец, узнала, что мне требовалось, и каково же было мое удивление, когда основной базой оказался Собор Святой Экклезиархии, а лидером культа епископ Талисия Кройце.
Странной была реакция Арктуруса на эту новость. Впервые на его исключительно спокойном лице, я увидела проблеск ярости. По видимому мысль о том, что служитель Имперского Культа предавался разврату и гедонизму, была для него отвратительна. Хотя это проявление гнева было почти неуловимым, буквально через секунду он сделал глубокий вдох и спросил:
- Ну и когда мы ее убираем?
- Сегодня вечером, у них общее собрание, по приказу мастеров, в живых не должен остаться никто, - ответила я.
Поздно вечером мы подошли к собору. Предварительно мы сделали себе татуировки, при помощи специальных средств, которые символизировали причастность к культу. На них было нечестивое изображение демоницы. Эти татуировки мы в точности скопировали, у двух представителей верхушки культа, которых убили за 6 часов до выполнения операции.
Пройдя сквозь два поста и попав внутрь собора, мы оказались в передней, в которой почему то не было охраны. Перед походом на задание Арктурус рассказал, что частенько бывал в подобных зданиях и знает их как свои пять пальцев, потому я не стала препятствовать, когда он вдруг резко скрылся в боковой двери, в которой виднелась лестница куда-то наверх. Сама я прошла в центральную дверь, после чего оказалась в Центральном Зале собора, где между нефами, стоял имперский алтарь, вокруг которого собрались все лидеры культа. Но я просчиталась. Так долго планируя и беря во внимание огромное количество мелочей, я упустила то, что лидеры культов на такие собрания надевают специальные церемониальные одеяния. Практически сразу, в мою сторону развернулась охрана, и несколько лидеров культа. Но все, же я ассасин храма Каллидус. В ходе скоротечной битвы я уложила охрану, и перебила практически всех лидеров культа. Однако трое из них сумели оттеснить меня от алтаря. И тут я услышала, что епископ что-то произносит, над прикованной к алтарю девочке. Вдруг за алтарем внезапно расцвел, пурпурно- розовый цветок портала, в которое пыталось войти некое существо. Епископ призывала то, чему она поклонялась – демоницу Слаанеш. Я не могла попасть к ней, все же я была измотана боем, и трое лидеров культа удерживали меня на месте.
Но тут воздух разрезал луч лазгана, который пробил спину епископа, попав ей точно в сердце. Она рухнула на пол, а портал закрылся. Я наконец-то окончила разбираться с лидерами культа, и подошла проверить погибла ли епископ. На всякий случай отрубила ей саблей голову.
Арктурус вошел в центральный зал, откуда-то со стороны. На его лице не отображалось никаких эмоций кроме как отвращения. И тут я заметила, что он смотрит куда-то в сторону. Посмотрев туда же, я заметила двух маленьких девочек, со знаками культа на лбу, которые испугано, смотрели на ассасина и инициата. Я повернулась и сказала Арктурусу:
- Приказ мастеров был четким, ни каких свидетелей.
Арктурус кивнул, и, посмотрев на девочек, вытащил из-за пазухи стаб пистолет. Я не успела среагировать, как он сделал два мгновенных выстрелов в головы малышек. Они умерли моментально, даже не успев ощутить боли. Я до сих пор не могу понять, что это было, холодный расчет либо знак милосердия.
Я забрала гримуар из рук епископа, а затем мы с инициатом подожгли собор...

7. Внешность
Арктурус чуть выше среднего роста, не слишком высокий, чтобы не мог спрятаться, но и не слишком маленький, чтобы могло стать проблемой для акробатики. Благодаря тренировкам в схоле, он имеет гимнастическое телосложение, а ввиду немногочисленности проведенных им операций, он не имеет особых отметен.
Как и любой житель Карпатии, Арктурус очень рано поседел. Уже к 20 годам, его волосы приобрели голубовато-серый оттенок, который был как раз в тон его серым глазам. Его лицо достаточно привлекательное, а в некоторой степени аристократичное, словно Арктурус сошел с гобеленов, древних благородных кровей.
Он всегда спокоен, как в словах, так и в повадках. Все его движения, осанка, походка – это четко выверенный танец тела. Когда он идет, то стелиться, словно осенняя листва Карпатии. Чуть слышно, будто шепот ветра.
Одет он будто обыкновенный молодой человек на Карпатии. Лишь кожаный черный плащ, подарок Триши, дополняет его образ.

8. Экипировка и вооружение
Вооружение:Охотничья винтовка с огневым селектором и оптическим прицелом (боезапас:92 патрона,6 разрывных,6 бронебойных ), меч, нож, компактный лазпистолет с двумя батарейками.

Экипировка: дозы стимма, фотка Стефании, черный обтягивающий костюм, флак плащ.

Характеристики:

32-умение драться
42-умение стрелять
26-сила
39-стойкость.
32(+2)-ловкость
25-интеллект
31-сила воли
30-восприятие
27-обаяние

Имперские Таро: "Убей чужака, прежде чем он произнесет свою ложь" - +2 к ловкости

Жизни: 12

Фэйт поинты: 2

Умения: Знание Низкого Готика, Осторожность, Уклонение, Знание Высокого Готика, Грамотность.Бесшумное перемещение

Таланты: незаметный, владение рукопашным оружием (примитивное), владение основным (сп), владение основным оружием (лп), Владение пистолетом (сп), Владение пистолетом (лаз),Улучшенные чувства (зрение)



Сообщение отредактировал Aurik - Суббота, 2010-10-09, 11:46:00
 
HoracioДата: Воскресенье, 2010-11-07, 2:49:44 | Сообщение # 7
Sanctum Officio
Фракция: Инквизиция
Группа: Проверенные
Сообщений: 5067
Репутация: 979
Статус: Offline
Одобрено

1. Ролевая: Dark Heresy
2. Имя: Кристиан Йорк. Оперативный псевдоним: "Марк" (от Marcus, происходящего от имени бога войны Марса).
3. Профессия: Адепт-архивист на службе Адептус Механикус на планете-фабрике Сигиес-VIII.
4. Возраст: 24 стандартных имперских года по летоисчислению Святой Терры.
5. Биография: Мир-фабрика Сигиес VIII – большой спутник, вращающийся вокруг газового гиганта в системе двойной звезды Вулканис. Система Вулканис является важным форпостом Адептус Механикус, расположенным далеко от Терры на галактическом севере и в непосредственной близости от Глаза Ужаса. Во времена Ереси Гора Сигиес сопротивлялся силам еретиков и был спасён только благодаря вмешательству таинственных эльдар. С тех пор он является домом для тайной фракции Адептус Механикус, сторонники которой называют себя Ксенаритами.
Именно на этой планете, в среде жестокого подавления личности и эмоций железной логикой и ледяной точностью древних и загадочных архи-магосов, среди заводов размером с планету, производящие сырьё для войны, родился в одном из кибернетических санитариумов мальчик, нареченный Кристианом. Ему с детства предполагалось быть сильным - во владениях техножрецов любая слабость или физический недостаток (как, впрочем, и умственный) карался священной лоботомией (принудительное стирание личности) и процедурой превращения живого человека в безмозглую механическую машину, робота-слугу. Миллиарды миллиардов рабов-сервиторов работают на мануфакторумах Стигиеса VIII, ни на секунду не прекращающих выпуск своей продукции войны, что само по себе является наглядной демонстрацией непоколебимой суровости и практически ненависти сынов Омниссии к слабой плоти и всему человечному.
Все детство Кристиана прошло под темным небом мира-кузни, отравленным бесконечными выхлопами техники и перерабатывающих руду заводов. Житель мира-кузни постоянно проходит тесты и с самого рождения подготавливается к определенной роли в жизни. о выборе или самоопределении не стояло и речи. Слабость не терпится и за неудачей следуют болезненные меры, чтобы не допустить повторного провала. Кристиану приходилось целыми днями в школумах и дома совершенствовать свои базовые навыки в математике, элементарной физике, разговорной речи на "техно", элементарной инженерии и химии. Под пристальным надзором инструкторов-скитариев не забывал он и о боевых дисциплинах, призванных проверить его физический потенциал, однако он не достигал на этом поприще никаких видимых результатов. Бесконечные тесты и тренировки, экзамены и вновь тренироваки, а затем снова тесты под надзором жестоких техножрецов. Здесь царствовал культ доминирования "системы" над личностью - безликие правители Стигиеса, вершащие судьбу триллионного населения планеты с подпирающих ядовитые облака высоких башен из феррокрита и чистейшего электриума, не делали особых отличий между живыми людьми и собственными машинами (иногда казалось, что даже за миллиардной армией различных сервиторами ухаживают и заботятся с куда большей любовью, чем к простым служащим мира-фабрики, не принадлежащим к культу Механикус, не говоря уж о такой ценной технике, как когитатор или бронемашина).
Однажды к его дому подъехал транспортер "Химера", украшенный стальными символами Омниссии и местного легиона Скитариев. Десятилетнего мальчика без лишних разговоров выволокли на улицу и закинули в "Химеру". Ребенку сухо сообщили, что пять часов назад при взрыве плазмы и последующем обвале в шахте погиб его отец, при этом внимательно наблюдая за реакцией паренька, высматривая столько непротительную слабость. Кристиан лишь плотнее сжал губки и, шмыгнув носом, кивнул. Наблюдатели остались удовлетворены - теперь его дом перейдет в собственность планеты и позже будет передана на временное пользование более везучему служаке или чернорабочему. Кристиана Йорка определили в один из захолустных инженериумов на самой темной и самой неприветливой стороне мира-кузни, где и оставили заниматься дальнейшим самосовершенствованием и поиском своего пути в дальнейшей жизни.

+++

Отрывок из воспоминаний магоса-алхимика Теровальта (в будущем архи-магос примус Стигиеса VIII):

...Конечно, я помню этого сорванца. Мне сообщали, что этот тощий червячок оказался неожиданно хорош в боевых дисциплинах, особенно в стрельбе, однако был слишком рассеян и умен для вступления в благословленные ряды D-легиона скитариев Бога-Машины. Коллегиа Титаника хотели прибрать описываемый объект в свои руки, но юный Йорк с треском провалил все тесты на возможность единение с Титанами. Жаль, это позволило бы ему стать чем-то большим, нежели писцом-счетоводом и по совместительству худшим механиком с моем инженериуме.
Однако я проявлю крайнюю степень предвзятости, если не вспомню о его выдающихся мнезиально-запоминающих способностях: мальчишка мог с легкостью цитировать слова наиболее выдающихся техножрецов и магосов прошлого, проявляя крайнюю степень заинтересованности к истории и летописи. Все слышали о его успехах в высшей математике и арифметике, в основах анализа и гипер-анализа (мы думали, что путь шифровальщика - его призвание, даже проделали необходимые штифы в его черепной коробке для ускорения процесса переработки информации и единения с компьютером, однако, несмотря на кое-какие успехи, мы отказались от этой затеи) техно-ритуалах, астрофизика считалась его коньком, однако истинную любовь он сохранял к легендам и сказаниям древности - с открытым от восторга ртом он всматривался в пикт-записи о временах Великой Ереси и Эры Отступничества. Он мог днями и ночами пропадать в библиотеках, мастерски скрываясь от моих сотрудников, посланных ему в след, дабы вернуть сорванца. Также с легкостью давались ему лингвистические способности - он быстро освоил священный язык Бога-Машины и всю основу деятельности Культа Омниссии помимо низкого готика. Он мог бы стать отличным руническим жрецом, проявляя громадную интуицию в сложных вопросах, живой ум, не ставящий во главе всего одну лишь ледяную логику, и склонность к импровизациям. А затем он исчез...

Конец записи.

+++

Кристиан Йорк с свои двадцать лет стал высоким статным юношей со тренированным телом и пытливым цепким умом, улучшенным и натасканным техножрецами. Проснувшись однажды утром, он понял, что вот он - тот миг, о котором он мечтал всю свою жизнь!
Кристиан ощущал в себе потенциал, слишком ценный, чтобы растрачивать его на этом мрачном металлическом огрызке. Он чувствовал, что стал сильнее и умнее всех своих сверстников, трясущихся от страха при мысли о неповиновении. Мысль о становлении одним из жестоких и начисто лишенных фантазии и эмоций техножрецов приводила его в бешенство; когда-то сильная, но со временем охладевшая, его тяга к военной карьере вызывала лишь отвращение к этим "шестеренкам", рабам с винтовками в руках. А служить вечность живым-когитатором в Омниссией забытом инженариуме Кристиан не желал. Его богатое воображение рисовало ему картины космических путешествий и захватывающих приключений, тогда как все вокруг, словно машины, изо дня в день тупо исполняли свои "священные" обязанности перед Омниссией и этим проклятым миром-кузней в окружении миллиардов этих пускающих слюни безмозглых сервиторов.
Тайно он перекопировал в свои черепные ячейки-памяти более высокие личные коды доступа своего наставника и начальника - магоса Теровальта - и собрал своё первое оружие убийства - семизарядный револьвер 38-го калибра и шесть патронов к нему. Набрав в подсумок побольше питательной пасты и воды, он скрытно запрыгнул на борт военного транспортника Адептус Механикус, совершающего свой регулярный рейс к наиболее развитым имперским мирам в субсекторе, для поставки местным военизированным структурам оружие и технику в обмен на ресурсы, полезные минералы, питьевую воду, еду и прочее и прочее. Благо, что затеряться среди десятков тысяч грузовых и вспомогательных сервиторов, пятнадцати тысяч суетящихся человек команды и сотни техножрецов, которые были слишком заняты загрузкой в звездолет парка из сотен армейских грузовиков, "Саламандр" и "Химер", не говоря уже о трепете при переправке в чрево корабля трех титанов-"Полководцев", для молодого человека не оставило особого труда.
История путешествия молодого человека по субсектору полна жестокости, изобретательности, хитрости, а иногда и просто грубой физической силы, ко всем которым прибегал юный, но не по годам отважный Йорк для выживания в жестокой среде нижних палуб, однако это совершенно другая история и к делу отношения не имеет. но счатью Кристиана не было предела - наконец-то! Наконец-то он вырвался из среды бессердечных машин и холодной логики и трепета перед металлическими штуковинами, типа обычного когитатора, из мира жестоких техножрецов.
Он высадился в столице субсектора, далеко от Стигиеса VIII и разъяренных поклонников Культа Машины, после недолгих скитаний устроившись штабным аналитиком в местечковый орган под патронатом Адептус Арбитрес. После серии громких раскрытий и арестов еретических культов и ксено-поклонников, Кристиан приобрел твердую любовь друзей, знавших все подросбности о его прошлой жизни, и кличку "Марк". позже он привлек к себе совершенно ненужное ему в то время внимание Святых Ордосов.

6.Характер и темперамент.
Жизнь в жестоких условиях мира-кузницы научила его доверяться лишь холодной логике чистого разум, ненавистным заветам Бога-Машины и собственному интеллекту, нежели горячему сердцу и мышцам, хотя именно воображение, амбиции и жаркая фантазия вкупе с нерациональным подходом к проблеме позволили ему сбежать из Стигиеса VIII. Он спокоен и иногда задумчив, предпочитая прибегать к оружию лишь в крайних мерах. Кристиан, рано лишившись родителей и практически не встречавший в своей жизни, по большей части окруженной машинами и сервиторами, элементарной ласки или любви, привык доверяться только себе и никому иному. Он обстоятелен и любит доводить любое дело любой сложности до логической завершенности. Пытлив и крайне любознателен. Терпеть не может техножрецов, считая, что именно они отняли у него светлое детство.

7. Внешность
В условиях бесконечных тестов и тренировок на Стигиесе VIII Кристиан вырос сильным и твердым, как благословленный феррум, высоким и стройным молодым человеком с пытливым взглядом серо-стальным глаз и холодной улыбкой тонких "инквизиторских" губ. Его черные волосы обычно аккуратно зачесаны назад и собраны за спиной в элегантный хвостик. Выбор такой прически объясняется тем, что длинные волосы помогают Кристиану скрыть мнемо-имплантанты и штифы на задней стороне черпа, к которым он может при надобности подключать технические устройства средней-сложности для более быстрого и качественного анализа и преработки важного материала. Предпочитает носить серый костюм из дорогого мюррея и обязательно с галстуком яркой тональности, либо просторную мантию рядовых сотрудников Администратума. Под левым глазом носит небольшую электро-татуировку с символом Адептус Механикус.

8. Экипировка и вооружение:
Шестизарядный стабберный револьвер 38-го калибра и шесть дополнительных патронов к нему, роба представителя Администратума и серый костюм (в ранце), автоперо для письма, серебристый хронограф на тонкой цепочке, информационный планшет, заплечный ранец, мнемоимплантант мини-когитатора в черепной коробке с дополнительными ячейками памяти (на планетах-кузнях АМ практически все с такими ходям), микро-вокс в ухе, пиктограф.

Характеристики:

28-умение драться
37-умение стрелять
30-сила
31-стойкость.
35-ловкость
45-интеллект
33-сила воли
33-восприятие
27-обаяние

Жизни: 11

Фэйт поинты: 2

Умения: Грамотность, Общие знания (Империум), Умение стрелять, Вождение.

Таланты: Общие знания (культ АМ и Тех), Технопробуждение, Труд (Слуга), Научные Знания (Легенда), Владение СП пистолетами, Чуткий сон, Незаметный.



Истина – это власть. Невежественных и слабых нужно тащить к свету, какова бы ни была цена. Неважно, сколько из них будет плакать и истекать кровью по пути (Кор Фаэрон в Городе Серых Цветов, "Первый Еретик").

Сообщение отредактировал Horacio - Воскресенье, 2010-11-07, 11:55:53
 
TalosДата: Понедельник, 2010-11-08, 10:16:54 | Сообщение # 8
Man of Steel
Группа: Модераторы
Репутация: 1253
Статус: Offline
Одобрено.

1.Ролевая игра: Dark Heresy
2.Имя: Алексис Грим
3.Профессия: Посвященная Адепта Сороритас
4.Возраст: 21 год
5.Биография:
«Не беспокойся о том, что у тебя нет высокого чина. Беспокойся о том, достоин ли ты того, чтобы иметь высокий чин. Не беспокойся о том, что тебя не знают. Беспокойся о том, достоин ли ты того, чтобы тебя знали.» Конфуций
Многие дети мечтают о счастливой жизни со своими родителями. От ребенка к ребенку понимание этого счастья разнится. Однако, в большинстве своем им хочется видеть родных и близких рядом с собой, которые готовы их защитить от всех тягот, невзгод, болезней, горя. Такой была маленькая Алексис, но не все было так, как ей хотелось.
Её отец был полковником Имперской Гвардии, хоть он и не чаял души в своей дочери, но священный долг перед Императором и Империумом Человечества забирал у него и время, и силы. Мать была прекрасной женщиной с очень яркой и прекрасной внешностью, а также наделённой великолепным актерским талантом. Эти два дара помогли ей стать популярной актрисой в самом большом и известном театре на планете Ваксайнид, Империалис Роял Опера. Во время одного из званных балов во Дворце Губернатора, познакомились Полковник Александер Грим и Марианна Скагалетти. Спустя год они обвенчались, а еще через год, у них появилась дочь.
Мир-улей Ваксайнид это еще один перенаселенный шарик земли, который оккупировал Администратум со своими легионам клерков. Численность населения точно не известна, по официальным данным один триллион девятьсот тридцать миллионов пятьсот двадцать две тысячи восемьсот девятнадцать человек. По неофициальным данным, на нижних уровнях и в пустошах скрывается еще около ста или двухсот миллионов кланстеров, еретиков, мутантов. Экосистема планеты была загублена еще пять тысяч лет назад. Леса почти вымерли. Океаны, моря, реки фактически высохли, но остались озера. Озера токсических отходов. Планета обросла метало-пластиковым мхом. На Ваксайниде расползлись три гигантских улья, и еще девять меньших размеров.
Есть еще один улей – Город Мертвых. В нем, около полутора тысяч лет назад, произошла гигантская техногенная катастрофа, и Администратум поспешно закрыл территорию, объявив непригодной для жизни. Но настоящий ужас был сокрыт от глаз и ушей общественности. Вокруг города было выставлено оцепление из СПО. Приказ был один – удержать угрозу любой ценой. Угрозой были невинные гражданские из улья, которые бежали от заразы. Цена – их жизнь. Любого приблизившегося к заграждению уничтожали без разбора, дворянин или простолюдин, мужчина или женщина, взрослый или ребенок.
Отец Алексис, Александр Грим, был из дворянской семьи среднего звена, родные не одобрили выбора, и не оказывали поддержки. Но благодаря своему упорству, талантам и человеческим качествам он быстро сделал карьеру и репутацию в обществе и среди военных. Через двадцать пять лет службы командование войск решило сделать щедрый подарок своему верному солдату. Небольшое поместье, в верхних секторах улья Примарис Ваксайнид.
В этом доме Алексис росла и воспитывалась в этом самом поместье. Девочка являла собой гармоничное сочетание талантов и качеств своих родителей. Внешнюю красоту она получила от матери, а физическую силу и ловкость от отца. Прекрасный, холодный, острый ум Александра, но мудрость и гибкость Марианны. Жесткий, несгибаемый характер папы, и актерское мастерство мамы. Девочка рано начала говорить и ходить, с ранних лет имела тягу к познанию всего нового. Её даже несколько раз проверяли на заражение мемовирусом, но в итоге все уверились, что повода для паники нет. С 6 лет девочку отдали в школу акробатики и эквилибристики, где она оттачивала свой природный дар.
Но счастью не дано длиться вечность. Когда Алексис было девять лет, отец отправился в очередную командировку, но в этот раз обычную деловую поездку с отчетом на Сцинтиллу. К её десятому дню рожденья он обещал вернуться, и он вернулся, только не так, как хотел бы кто-то из нас.
В два часа дня раздался звонок, мать и дочь радостно побежали встречать. Но распахнув дверь вместо отца, увидели прокуратора сухо сообщившего, что полковник Александр Грим погиб при крушении шаттла. Он протянул повестку и справку о том, что тело было передано семье. Так день праздника, стал днем траура.
После похорон отца, начались два года теней и мрака. Мать впала в депрессию, и начала пить. Она ушла из театра. Стала в чаше болеть, «друзья» стали отворачиваться от них. Венцом всех бед и невзгод стала смерть матери, которая просто угасла. По старой памяти, театральные работники устроили похороны. Алексис выслушивала тысячи слов о искренних соболезнованиях и сочувствиях, но теплоты и искренности в них не было, простая обязанность.
По закону, было необходимо сообщить всем родным на предмет готовности принять осиротевшего родственника. Процедура была произведена, но реакции никакой. Тогда вступил в силу следующий закон: дети офицеров военных сил Империума, которые потеряли всех родителей, отправляются в Схоллум Прогениум.
Через месяц после смерти матери, к дому прибыл черный спидер, с геральдикой Прогениум на борту. В дом проследовали клерк и два офицера безопасности. Высокий худощавый мужчина в сером льняном костюме зачитал копию приказа, который говорил о том, что Алексис немедленно будет отправлена в Схоллум Прогениум, с целью обучения, чтобы в будущем боролась с врагами Его. Так началась третья глава её жизни.
Схоллум был сер и неприветлив. Казалось, будто пребывание в нем это уже испытание. Никаких поблажек и попущений. Дисциплина, строгость, вера, сила ума и тела. По три часа в сутки в них вбивали Имперское Кредо и прочую чушь «о, истинной вере». К четырнадцати годам Алексис выглядела просто ошеломительно: рост примерно метр шестьдесят сантиметров, стройненькая атлетичная фигурка, смуглая кожа, белые длинные волосы, аристократические черты лица, и лазурно-голубые глаза матери. И это было еще одной проблемой, парни старших курсов и сверстники постоянно домогались её, и даже однажды пытались изнасиловать. Однако, навыки акробатики, вкупе с боевыми навыками помогли ей… спастись. В соответствии со справками Официо Медикалис, ни у кого из четверых нападавших детей не было.
Из всех теоретических предметов преподаваемых в Схоллуме, более любим был ею – астрономия. Звезды с детства завораживали её, и она представляла, как будет путешествовать к дальним мирам. Но её выбор предопределило иное событие.
Каждый год учеников Схоллы отбирали и отправляли в разные структуры Империума. Одна из них - Адепта Сороритас. Боевое сестринство, великие воительницы, которые несли свет в самые темные уголки Галактики. Алексис читала о них в одной из книг этих тошнотворных жирных эклезиархов.

Личный дневник Алексис Грим.
«Это был обычный день, ну не совсем обычный. Приезжали и забирали учеников для дальнейшего обучения уже в спец. структурах. Арбитры, гвардия, флот, администратум и тому подобные. Но прибыл еще кое-кто.
Я тогда стояла у окна, и смотрела, как по пандусу дружно топают парни, которых отписали гвардии. Один из них был недоумком, пытавшимся домогаться до меня неделю назад. Семьдесят восьмой. Император милостивый, я даже не заметила, когда начала вести счет этим члентельменам.
Но мои размышления прервал рев двигателя БТРа, насколько я поняла, то был «Рино». Знак на борту говорил все о том, кто они. Флер-де-ли – знак Адепта Сороритас. Транспортер прогрохотал гусеницами по брусчатке и затормозил перед лестницей. Протестующе взревев в последний раз, двигатель заглох. Пандус опустился, и из чрева машины показались три женщины в кипельно-белых доспехах. Оружия они себе не несли, но даже так выглядели готовыми в любой момент задушить сотню-другую порождений варпа. Но мои наблюдения прервал голос, раздавшийся из динамиков, который сообщил, что пора отправляться на занятия. Черт, опоздай я на пару по истории Каликсиса , мне пришлось бы с позором отчитаться о причине опоздания, затем выслушать тираду о непростительности неповиновения и недисциплинированности, а потом провести все свободное в компании этого престарелого маразматика Схифилуса. Но слава Императору, я успела. Однако, весь день меня преследовали воспоминания о воительницах, а их образы без конца представали перед глазами. Как потом мне удалось узнать, на одном из этих «собраний» девичьего корпуса, а точнее обыденном «перемывании костей» и «обсасывании» сплетен, эти Сороритас прибыли за пятью старшекурсницами. И вот тогда, у меня и родилась мечта – стать одной из Сестер Битвы. И единственного чего мне не хватало – слепой веры и фанатичности. Что ж, на память не жалуюсь, а остальное компенсируем актерской игрой. Не даром же ходила в драмкружок?»

И работа «закипела». Меньше времени на веселье, больше делу. Вместо вальяжной, поверхностной подготовки к занятиям, углубленное изучение. Особое внимание духовным дисциплинам. Тренировки по рукопашной, физ. подготовка, стрельба - все это вышло на первый план. Преподаватели поражались таким переменам: крепкий среднячок, не подававший надежд, вдруг выбился в лидеры. Фанатичность в вере, вызывала восторг у экклезиархов.

Личный дневник Алексис Грим.
«Прошло девять месяцев с того вечера, когда я поставила себе «цель». Результаты на лицо, а скорее, на их лицах. Все в восторге, я попала в список лучших. Но больше всего я довольна результатом работы над церковниками. Думала, что не смогу себя сдержать, и пошлю, куда подальше этого жирножопа. Ооо… Бонифаций, как же меня тошнит от этого жирного ублюдка. Терпеть не могу, когда толстые пальцы, похожие на сардельки, касаются моей головы. Тошнит. Но приходится улыбаться в ответ. Приставила б штурмовой болтер к его голове, и спустила курок. Но мысль о «цели» приводит в возбуждение. И сразу забываю обо всех гадостях и гадах.»

Алексис никогда и ни с кем не делилась мыслями с другими людьми. То как она относится к чему-либо, что любит или нет. После трагедии в семье, ей был ненавистен один единственный день – день своего рождения. Она ненавидела Экклезиархию и Администратум, ведь по их вине погиб отец. Осталась только одна любовь – любовь к Императору. Он защищал их семью, оберегал от бед, направлял. Но люди видев, что человеку везет, продолжали посылать его на новые и новые задания, её отец должен был погибнуть десятки раз, если не сотни раз, но выходил живым. Он не был достоин такой бесславной смерти.
Два года Алексис упорно двигалась к своей цели, и в итоге её день настал. Рано утром пришел комендант и сообщил, что директор Схоллума ожидает её к себе «на ковер», немедленно. Девушка поспешно собралась, и отправилась в кабинет.
Директором была женщина, генерал Имперской Гвардии. Черствая и суровая, бронированная сука. Ноги, левую руку и кишки ей вырвало, когда в её командный «Рино» угодил снаряд. После чего последовали годы реабилитации, а потом отставка «по старости». Но дабы, совсем не терять такой материал, ей было предложено место директора Схоллум Прогениум.
В кабинете Алексис ожидали сама госпожа директор Пелагея Крон и епископ Ронимус. Последний проводил регулярные проверки на мораль и духовную подготовленность воспитанников. Ну надо же как-то выделяться иногда, и оправдывать свое жалование.

Личный дневник Алексис Грим.

«Я вошла в кабинет директора. Та сразу впилась в меня взглядом своих серых старческих глаз.
-Алексис Грим?!- произнесла нараспев эта каракатица.
-Так точно, мэм.
-Ты значительно подняла свои результаты в последние два года, - продолжила она, попутно вставляя сигарету в мундштук.
-Я стара…
-ЗАХЛОПНИ СВОЮ ПАСТЬ! - завопила она, в конце концов вставив эту сигарету, она продолжила,- запомни, в этом помещении вопросы задаю я. Разрешаю говорить Я! Приказы отдаю Я! Тебе ясно?
-Да, мэм.
Она подкурила, и затянулась, после чего, выдохнула синеватый дым. Лхо – слабый наркотик, но цепкий, вызывает привыкание после нескольких приемов. Наркоманка, хотя оно и понятно. Думаю, душевные и физические травмы терзали её до самой смерти.
-Ты знаешь, что Сороритас обратили на тебя внимание?- выплюнула она.
Откуда, дура? Я ведь и носа дальше нашего сектора не показывала.
-Нет, мэм.
-Теперь знаешь. Епископ Ронимус введет тебя в курс дела. Епископ?
Ронимус встал, оправил свои одеяния, взял мое личное дело, и проследовал к окну, попутно листая его. Жилистый старикан шуршал листами минуты три, и наконец-то заговорил.
-Как сказала госпожа Крон, Боевое Сестринство обратило на тебя взгляд. Однако, нам предстоит провести тебя через тестирование, дабы не упасть в грязь лицом перед ними. Будь готова, через два часа испытания начнутся. Будут проверены все аспекты твоей подготовки: духовные, моральные, умственные, физические. В случае успеха – мы передадим твое дело и тебя Сестрам, провал – станешь писакой, в каком-нибудь грязном стеке нижнего уровня. Все поняла?
-Да, сэр. Я не подведу Схоллум,- с неподдельной радостью выпалила я.
-Это в твоих же интересах.»

Алексис достойно выдержала все испытания, и была передана Сестрам. На тот момент ей не было и семнадцати лет. Хотя она знала, что идет не в службу сочинения сказок и былин, а боевой Орден, но ожидала менее сурового приема. Помимо нее, прибыло еще шестеро девушек разного возраста, все они были из того же Схоллума, что и Алексис. Всего прибыло около сотни молодых претенденток из разных ульев Ваксайнида.
Обучение в Сестринстве стало суровым испытанием. Каждый день это проверка, призванная отсеять слабых, и укрепить сильных. Но внутри себя девушка уже все решила. Она намеревалась окончить обучение любой ценой. Через год тридцать девушек были оправлены на Сцинтиллу для дальнейшего обучения.
Алексис упорно двигалась к своей цели, и даже не думала сворачивать с выбранного пути. Но тьма в её сердце никуда не уходила. Ненависть к чиновникам и экклезиархам не угасала, а порой разгоралась с новой силой. Прошло несколько лет, и Алексис стала прекрасной девушкой. Физические тренировки укрепили её тело, она была сильнее, быстрее, ловчее, чем когда-либо в жизни.
Венцом обучения стало испытание, призванное проверить все то, чему их обучили и степень физической подготовленности. Когда Алексис его прошла, то получила кольцо Одобрения.

Наше время.
Инквизитор Тибурн Грэйвс запросил помощи у Экклезирхии Сцинтиллы, в виде сопровождения к Иокантосу. Поначалу, собирались отправить боевое отделение Адепта Сороритас, но Грэйвс отказался. Ему был необходим сопровождающий, который мог бы помочь наладить контакт с Аббат-миссионером Скаэ, но также, был в силах постоять за себя. Было решено отправить Посвященную Алексис Грим, для которой это стало бы еще и испытанием.

6.Характер: Саркастичный человек. Воспринимать её сарказм близко к сердцу или нет - выбор каждого. Умна, независима, неординарна. Жизнь в Схолле Прогениум научила быть Алексис жесткой и стойкой, никогда не отчаивается, и ищет выходы из ситуации до конца. Предпочитает держаться «в тени», и не желает становиться центром всеобщего внимания, однако с такой внешностью крайне сложно. Жуткая тяга ко всему неизведанному и новому. Человек слова, дала обещание – выполнила его. Не любит показывать свои чувства на людях.

7.Внешность: Алексис обладает великолепной внешностью. Невысокая, стройная и атлетичная. Её смуглая кожа резко контрастирует с белыми длинными волосами. Прямой нос и пухлые губы. Но особое внимание привлекают лазурно-голубые глаза, как у её матери, обрамленные густыми ресницами.

8.Снаряжение: меч, панцирный нагрудник и капюшон, ожерелье с аквилой, четки Экклезиастикус (икона-амулет), одежда (хорошего качества), 4 свечи, письменный набор, копия Кодекса Сорроритас, кольцо Одобрения, вокс-бусина.

Характеристики:

27-умение драться
22-умение стрелять
35-сила
21-стойкость.
24-ловкость
35-интеллект
34-сила воли
27-восприятие
37-обаяние

Жизни: 11
Фэйт пойнты: 2

Умения: Обычные Знания (Имперское Кредо), Развитое Чтение, Исполнитель (Певец),Знание Языка (Низкий Готик), Труд (Переписчик), Плавание.

Таланты: Владение рукопашным оружием (Примитивное), Владение основным оружием (Примитивное), Владение пистолетом (Лаз), Чистая Вера.



Сообщение отредактировал _Fulgrim_ - Понедельник, 2010-11-15, 11:06:50
 
gleb3Дата: Суббота, 2010-11-13, 7:57:42 | Сообщение # 9
Группа: Проверенные
Репутация: 1292
Статус: Offline
Одобрено.

1. Dark Heresy

2. Имя: Арго

3. Профессия: Житель планеты Турчанка находящейся в систему Зингус Прайм, Гвардеец

4. Возраст: 20 Лет

5. Биографические данные

Вы когда-нибудь были в деревне? Не в тех что в районе вашего города-улья где можно охотиться на кабанов и волков верхом на роскошном, дорогом коне, с лазпистолетом наперевес, а в тех где что бы просто поймать хоть какую-то еду нужно обмазываться какой-то странной субстанцией(Ради вашей психи я умолчу чем именно это является и как она появилась на свет). Однако если всю жизнь жить в таких условия к ним постепенно привыкаешь, и даже если вы сломали себе руку в 5 местах это нормально. На Турчанке всегда кто-нибудь что-то ломает, особенно руки, это любимая забава пьянчуг из местных трактиров.
В одном из таких, без сомнения, грязных заведений родился мальчик, который стал для деревне «Очередным засранцем который будет тратить моё время» - Как говорил старейшина. Взрослея парень очень быстро усвоил истину - Хочешь выжить? Мажься гов…Особым ферментом кабана и иди охотиться(С копьём конечно же, каменным, другое оружие здесь надо заслужить). И если подумать юношу которого старейшина не думая назвал «Аргом» (это было его любимое имя, в деревне как минимум 5 человек обернётся если крикнуть его) всё вполне устраивало в своей деревне, главное быстро убегать от парней с палками и не соваться в кузню к Старому Джонсу (ну или соваться, если у тебя есть лишняя пара рук), и обязательно записаться в ополчение, другого способа стать мужчиной здесь нет, если ты не служил в ополчении то ты неудачник который будет просить милостыню до конца своих дней.
Следуя этим законам (Особенно последнему) Арго записался в ополчение, туда он бы попал в любом случае, к 18 годам там служили практически все мужчины деревни.
Жизнь в ополчении шла очень удачно, продвижение по службе было прямо пропорционально тому сколько раз ты прошел по периметру частокола отделяющего деревню от опасного внешнего мира. Дослужившись до сержанта Арго, одной тёмной ночью услышал скулёж и повизгивания странного комочка шерсти, в городе он считался крайне добрым и снисходительным человеком (Только не говорите ничего о его маме, если не хотите поступить на бесплатное питание через трубочку в местном «госпитале»), поэтому просто пройти мимо такого «милого пёсика» Арго просто не мог. Когда «пёсик» был принесён домой обнаружилось, что это никакая не собака, а самый настоящий горный волк, один из тех, чья шкура на Турчанке эквивалента пожизненному запасу эля и одной из разгульных девиц в портовом районе. Однако у Арго были другие планы на этого волка, согласитесь, гораздо приятней патрулировать бесконечный частокол когда у тебя под плащом сладко спит миленький комочек из шерсти, а когда волк повзрослеет можно и в шутку на нём прокатиться по городу, в не самом трезвом виде. Так и началась жизнь Арго вместе с его новым волком(Арго досихпор не мог привыкнуть что у него есть свой ручной цербер, который может отгрызть руку любому кто захочет «глотнуть этого милого эля из твоего бокала) – Крайсом. Ночные караулы стали веселее и задорнее, всегда можно поговорить с псом (Чёрт, я волк а не пёс, я же тебя не называю орком? Тупой хозяин), который несмотря на полное непонимание того что говорит хозяин умел сделать умный и понимающий вид, чем заслуживал кусочек мяса. Трактирщики в тавернах улыбались при виде Арго (скорее не его, а волкодава у которого между зубов часто застревали кусочки окровавленного мяса) и приносили самый лучший эль во всей деревне, и ни в коем случае не плевали туда, наличие всех 10 пальцев важнее чем месть за хамство посетителей. «А этот волк отличное приобретение, с ним жизнь стала веселее, да и кормить особо не надо, открыл ворота а дальше он сам найдёт еду» - Думал Арго, однако многие в деревне не разделяли его оптимизма, и на «тайном» (оно считалось тайным от Арго, однако он догадался подслушать происходящие в зале заседаний) собрании где было решено «Отправим его в экспедицию в горы, дадим провизии в два раза меньше чем даём нашим купцам, там надеюсь он и сдохнет со своим чёртовым волком, будь он неладен. Эй, где мой эль?». Однако жители деревни в очередной раз не учли того что Арго это двухметровый мужик который мог валить деревья без топора, просто наваливаясь на них, чаще всего дерево пораженное такой наглостью само падало на землю, и как гласит главный закон почтамта (в далёкие времена, ещё до рождения императора, люди писали письма и отправляли их в конвертах, которые доставлялись спустя, о боги! месяц!) «Ни дождь, ни град, ни тьма, не остановят наш почтамт» - Так и Арго, несмотря на свое плачевное положение пересёк горы без каких либо затруднений и прибыл в «деревню за горизонтом» как её звали жители Турчанки (Там люди были неслабо удивлены при виде Крайса, хотя ничего нового Арго не заметил, трактирщики все так же улыбались, «Крайс недавно съел кролика, не бойтесь»), там он неожиданно для себя узнал что ему не дали никакого задания, ни дипломатической миссии, ни задания «купить таких мечей по 5 штук в 3 мешках». Но зачем терять время? Арго решил пожить какое то время в этой милой деревне, тем более ему нравился снежный климат, можно похвастаться своей кожаной бронёй из шкуры медведя. Эту броню очень оценил один из местных «авториетов» (таких как Арго, лучше отдай Арго его сдачу и не обманывай его, ну, или обмани, тогда ты почувствуешь мощь «космического пенделя», стоит отметить что это даже больнее чем проткнуть себе голову копьём, каменным, «другое оружие ты должен заслужить, бесполезный урод, а теперь отстань от меня, старейшина увлечен вопросами государственной важности...Где мой эль!?»), некто Грон Онд, детина чуть поменьше чем Арго, однако все равно похожая на гору камня, просто поменьше. Жители были поражены когда утром под аккомпанемент матов и воплей в которых фигурировала третья бабушка по отцовской линии 2 огромных мужика избивали себя до крови, делали короткую передышку, пили из кувшинов с водой (город разделился фактически на две части, с одной стороны Грон Онд и вся деревня, с другой Арго и…волк который зажал в зубах непонятно откуда взявшийся кувшин), и продолжали драку, под конец дня всем уже это дело изрядно надоело, все просто обходили этих двоих на самой безопасной дистанции (однако о безопасности речь не шла, у Арго был арбалет), да иногда подносить воду что бы они не пошли крушить трактир. Это продолжалось вплоть до следующего утра, пока кто-то умный не решил подмешать эль Гронду в кувшин, с тех пор и бытует спор, «кто бы победил если бы не тот проныра с элем?», однако спор этот в одни ворота, в защиту Арго выступает Крайс, а как известно волки не любят спорить, они отгрызают вам ногу и ваши вопросы сразу пропадают. Однако уже на следующий день ни Гронда, ни Арго никто не видел, ходят слухи что их забрала «летающая машина», но все это чепуха, верно? С какой стати кому то приземляться в диком мире, полном опасности и страха, если вы только не инквизитор…Ахах, инквизитор, конечно, на диком мире, заткнись и лей ещё Эля.

6. Характер и темперамент

Арго добрый человек, даже слишком для такой огромной махины, но стоит направить в его сторону копьё, каменное, и вся эта доброта неожиданно испаряется, и вам лучше молиться что бы Крайс загрыз вас раньше чем Арго дойдет до дистанции пинка, так как его нога скорее всего будет похожа на ногу слона которая опускается вам на лицо с целью расплющивания оного.
К женщинам Арго относиться…Равнодушно, для него женщина всегда была сложной загадкой, однако он твердо уверен что место этой самой загадки на кухне или дома, с тряпкой в руках, пока мужчина охотиться и добывает пищу.
Арго никогда не был в цивилизованном мире, так что не пытайтесь ему объяснить назначение вилки и ножа, руками это делать гораздо проще, и не смейте давать ему Эль, пьяный Арго (что крайне редкий факт учитывая его выносливость) это ужасное зрелище, настолько ужасное что оно, зрелище, разобьёт любой предмет который может показать ему его отражение (Вообще не показывайте Арго зеркало, он часто пытается поздороваться с «этим милым человеком который очень похож на меня»)
Гронд для Арго как брат, так что неудивляйтесь если Онд сможет отпускать язвительные шутки по поводу мамаши Арго и оставаться безнаказанным, он выдержал затяжный бой длинною в сутки, не каждый такое сможет, Арго уважает сильных людей. (особенно учитывая что как уже было сказано выше он похож на огромную скалу, сам факт попытки напасть на него многими расценивается как самоубийство)
Ну и наконец Крайс, любимый (и единственный) питомец Арго, который в любой момент может наброситься на вас, стоит вам только что-то не так сказать про сурового жителя Турчанке, и молитесь чтобы он остановил своего цербера на пол пути к вашей шее.
В бою Арго выглядит совсем иначе, как будто его разу закрыла бесконечная ярость, он может избивать вас в полном бешенстве забыв про все оружие, кулаками, однако это не менее больнее чем если бы он бил вас топором, из такого состояния он выходит очень быстро…Когда кончаются враги

7. Внешность
Арго больше похож на тролля (Если вы видели Арго, то скорее всего вы не удивитесь при виде тролля) чем на человека, он не блистает красатой, но и страшным его назвать тяжело, рост 2 метра, огромные плечи. чаще всего одет в кожаную броню, тёмные волосы собраны в конский хвост.
Арго ходит прямо, не сгибается, не сутулиться. Может показаться, будто у него железный стержень в спине. В речи он не использует каких то особенных жестов, он вообще не любит махать руками, чаще всего его ответ звучит просто и понятно, но очень уверенно, Арго расскажет вам о популяции розовых слонов с таким лицом как будто объясняет причины начала войны в каком-нибудь королевстве.
Лицо как у любого обычного крестьянина, нет ни шрамов, ни других знаков соответствующих таким людям как Арго, вечная улыбка до ушей и жизнерадостный вид (Ну, до тех пор пока не начнётся бой)
На правом ботинке кривыми буквами накарябано «Отпрафной пункт в бесконэчнесть».

8. Вооружение и амуниция

Оружие: Топор с монозаточкой (70 золотых), обычный топор, Арбалет и 10 зарядов к нему, нож, кожаная броня, паёк на 7 дней, пороховой пистолет и 12 патрон, лицензия наёмника.

Амуниция: Кожаная броня, колчан для арбалетных болтов.

Умения: Знание низкого готика, Плаванье

Таланты: Владение рукопашным оружием(Примитивное), Владение пистолетом(Примитивное), Владение основным оружием

Атрибуты: Стальной Желудок, Примитивность, Обряд преодоления, Знание глуши.

Характеристики:
Умение драться – 44 (+5 к характеристике, 100 опыта)
Умение стрелять - 28
Сила – 40
Стойкость – 39
Ловкость – 34 (+5 к характеристике, 250 опыта
Интеллект – 33
Восприятие – 34
Сила воли – 27
Обаяние – 26
Очки здоровья - 13
Оставшийся опыт – 50 очков
Оставшиеся деньги – 2 золотых



Сообщение отредактировал gleb3 - Четверг, 2010-11-25, 11:06:21
 
SEQFERДата: Воскресенье, 2011-02-27, 0:45:08 | Сообщение # 10
Хлебушек
Группа: Проверенные
Сообщений: 254
Репутация: 2541
Статус: Offline
Одобрено.

1. Наименование игры.
Судьба Интуриоса.
2. Фактографические признаки.
Роланд Дирт по прозвищу Жестокий. Мужчина. Возраст 49 лет, родился на планете Востроя.
3. Расовая и фракционная принадлежность.
Человек, Империум. Имперский гвардеец 431-ого полка Востроянских Первенцев.
4. Биографические данные.
Был рожден на планете Востроя, в семье простых рабочих первенцем – это значило, что ему уготована судьба стать солдатом Имперской Гвардии с самого рождения. Любой человек с Вострои, будь он технократ, или простой работяга гордился тем, что его сын – Первенец Вострои, солдат Имперской Гвардии, призванный уничтожать Его врагов. История создания Востроянских Первенцев корнями в те времена, когда Император воевал против тех, кого он считал своими сыновьями, и Он просил власть Вострои сформировать силы, дабы он приняли бой против Предателей. Рабочие Вострои неустанно работали, дабы выполнить свои квоты, и технократия с сожалением отклонила Его просьбу. После окончания Ереси отказ Вострои был обнаружен и не остался без внимания: Примарх Ультрадесанта, Робаут Жиллиман сам вызвался лично потребовать объяснений. Жиллиман заставил технократию создать договор, дабы он компенсировал убытки и снизил подозрения в нелояльности властей Вострои. Сами власти просили возможность искупить вину свою, раскаяние желали они. Жиллиман сказал, что их раскаянье будет вечным и те радостно согласились. Здесь и берет корни создание первых Полков Первенцев.
Понимание, что на нем лежит груз вечной клятвы Вострои и того что он будет Гвардейцем, сделали Роланда более жестоким и замкнутым, целеустремленным и угрюмым, к тому же мог и вспылить. До того, как он стал новобранцем Имперской Гвардии, часто ввязывался в драки. Став новобранцем же 431-го полка Востроянских Первенцев, он старался выкладываться в полную силу, не жалея себя. Среди других солдат, в том числе и седоусых ветеранов о нем говорили как о человеке, с неприятным характером и очень исполнительным. За проявленные в боях храбрость, высокий боевой дух и неустрашимость перед врагами в первых сражениях, его повысили до капрала. С подчиненными солдатами он вел себя так же немилосердно и жестоко – гонял их как проклятых, и всегда соблюдал среди них высочайший уровень подчинения и дисциплину. Пройденные сражения ужесточали и без того угрюмого Роланда. Он повидал много: восстания миров, предательство малодушных союзников, орды бесстрашных Орков, хитрых Эльдаров, и даже воевал против Тиранидов. К 49 годам он дослужился до майора целого батальона, оставшись таким же угрюмым, замкнутым и беспощадным к себе и окружающим.
5. Характер и темперамент.
Характер - Не самый приятный. Угрюмый, местами даже злобен, суровый, может вспылить. Как многие Востроянские Первенцы, к солдатам из других не-востроянских полков, он относиться несколько презрительно – ибо нет крепче братского союза среди Имперских Гвардейцев, как среди Первенцев. Он не боится смерти, он боится, что он не сможет выполнить свой долг перед Императором и Востроей, что он станет не лучше своих предков, которые отказали Императору. Он готов идти до цели и победы до конца.
Самопожертвование – готов отдать свою жизнь за Империю и за победу над врагом.
Гибель – он всегда представляет свою смерть от руки того кто оказался сильнее, хитрее и опаснее.
Суждения – служба в Гвардии во имя Императора.
6. Внешность.
Рост – 1.84 см.
Мужчина крупного телосложения, с широкими плечами. Имеет рыжие волосы, в которых есть седина, волосы коротко стрижены. Со стороны видно что этот человек – солдат, видавший много. Ходит прямо, по-строевому четко. Говорит так же прямо и конкретно. Голос имеет низкий. Лицо украшают рыжие усы, в которых так же есть седина. Глаза карие.
7. Вооружение и амуниция.
• Оружие дальнего и ближнего боя: болт-пистолет, очень изысканный и разукрашенный, как и любое оружие, сделанное для Востроянских Первенцев.
• Оружие для рукопашной: искусно сделанный и замысловато украшенный золотом и медью цепной меч.
• Легкая броня: броня Имперского Гвардейца полков Востроянских Первенцев и шлем.
8. Способности и специальность.
Офицер Имперской Гвардии, за годы боев и операций овладел своим цепным мечом настолько, на сколько позволяет его возраст и годы опыта, отлично стреляет из лазганов, болт-пистолета. Имеет опят обращение с тяжелым вооружением: огнеметами, тяжелыми болтерами и плазменным оружием. Умеет водить некоторую технику. Такую как Химера, Адская Гончая. Очень силен и вынослив.

Добавлено (2011-02-27, 0:45:08)
---------------------------------------------
1.Ролевая игра: Dark Heresy
2.Имя: Гронд Онд
3.Профессия: Гвардеец.
4.Возраст: 32 года.
5.Биография:
Родился на Турчанке, в семье охотника Огла, одного из воинов деревни. Вырос он необычайно высок и широк в плечах, что необычно для племени ловких охотников. Он рос, вместе с другими детьми, развлекался, познавал семейные тайны охоты и выживания. Поселок племени находился среди дремучих лесов, что наложило отпечаток на поселок. Люди поклонялись духам леса и животным, что в нем обитали. Но это не мешало им охотиться на медведей которые могли в голодный год съесть столько еды, сколько не съесть и пять взрослых воинов, пещерных и лесных кабанов, что предпочитали свежее мясо, если случай выпадет, и на волков, Турчанских Волков. В центре их религии стоит некий Золотой Воин, который пришел в этот мир во времена столь далекие, что все воспоминания о них стерлись бесследно. Золотой Воин и его воители, огромные, одетые в непробиваемые одежды покорили этот мир, а Золотой Воин подчинил себе все живое, и зверей, людей и духов. Они считались в племени повелителями Леса, мистическими животными.
Каждое подрастающее поколение с пеленок учат сражаться, знать, как разделывать добычу и как на нее охотится.
Каждое поколение проходит проверенное временем испытание – выследить логово Турчанского Волка, а если повезет и целое семейство Волков. Убить их и выжить.
Когда подросткам юношам и девушкам исполняется 16 лет, они, группками по пять-шесть человек уходят из поселения в разные стороны, за добычей и славой. Тот, кто вернется с трофеем великим – будет принять в круг воинов и охотников, а кто погиб – по тому будут петь песни старый шаман Угунр. А если уж трусливо вернулся – то ты больше не свой, чужак и трус.
Гронд и его группка ушли далеко на восток, в дебри леса, где не часто ступала нога человека. Многие ночи и дни они искали логово Волков, и нашли. Но нашли они только взрослого Турчанского Волка. Даже матерый медведь рядом с ним бы показался недомерком, а уж хилые людишки и вовсе были на его фоне карликами.
Бой продолжался недолго, Волк рвал своими могучими клыками, буквально рвал на лоскуты людей. Но Гронд и Од, самый старший и опытный, хитростью и ловкостью смогли убить Волка. Сбросили на него старое дерево. Даже матерый волк не выдержал веса, и был придавлен, а двое охотников добили зверя. После этого они освежевали тушу, высушили шкуру, полностью отделили мясо от костей. Кости надо вернуть в деревню, они разойдутся на обереги и амулеты. А мясо, если была возможность, так же несли обратно. Но, двое охотников оставили большую часть мяса, оставив только для своего пропитания.
Через много дней они вновь были у себя дома, гордые и радостные. С почетом и молитвами Предкам, они отдали череп и шкуру шаману, дабы он смог оберегать. Таких черепов у шамана скапливалась много, поэтому очищенные в шаманском огне, с нанесенными на них знаками защиты и удачи, их старый Угунр дарил в знак великой ловкости и силы самым отличившимся воинам племени.
Потом всех выживших юношей и девушек посвятили в полноправных воинов племени, с правами на тинге и обязанностями.
Время шло, Гронд становился старше и опытнее. Когда ему исполнился двадцать второй год, его и другого воина, Игмара старый шаман забрал с собой, в далекую деревню другого племени. Шаман хотел закупить какие-то хитрые штуки для своего ремесла колдовского. И на всякий случай взял двоих сопровождающих. Долго шли они тропами лесными, пока не добрались до той деревни. Пока шаман решал свои дела, Грон и Игмар решили прогуляться по неведомой деревне. Тут все было непривычно, не знакомо. Не как в родной деревне. Ну, и собственно он нарвался на местного здоровяка, по имени Арго, с которым затеял нешуточную драку. Долго она длилась, до тех пор пока какой-то хитрец не подмешал в кувшин Гронду эль вместо воды. С тех пор Арго его друг, которому можно доверить свою жизнь.
После этого к ним пришел чужак, родившийся не в этом мире. Он назвал себя Инквизитором, слугой Золотого Воина. И он забрал их на летающей птице из металла, далеко, где не бывали никто из жителей Турчанки.

6.Характер: Флегматичный, хотя и любознателен. Обожает бой, но готов ради удачной атаки выжидать сутки, так его учили. К тем, кто не его друг он относиться с недоверием. С друзьями он более общителен, и приветлив, хотя и сохраняет такое же спокойствие. На все незнакомое реагирует с каменным лицом, будто нет невозможных ситуаций. По меркам воспитанных людей из цивилизованных миров он настоящий дикарь, немытый, дурнопахнущий, ест руками, и удивляется, если его за это ругают.
7.Внешность:
Рост 190 см, вес 97 кг.
Широкоплечий мужчина атлетического телосложения, квадратное лицо с голубыми глазами, нос-«картошка», борода сплетена в одну косу спускающуюся до груди. На всем теле у Грона многочисленные шрамы. На лице есть один шрам на левой щеке, который идет к подбородку.
8.Снаряжение:
Оружие: Топор, кожаная броня, нож, лицензия наемника, паек на 7 дней, лук и 10 стрел и копье с монозаточкой.
Умения: Знание Языка (Низкий Готик), Плавание.
Таланты: Владение рукопашным оружием(Примитивное), Владение пистолетом(Примитивное), Владение основным оружием
Атрибуты: Стальной Желудок, Примитивность, Обряд преодоления, Знание глуши.

32-умение драться
24-умение стрелять
33-сила
34-стойкость
30-ловкость
35-интеллект
33-сила воли
27-восприятие
21-обаяние



Этот дух делаем мы сами, и именно от наших действий зависит его облик. © Rorschach
Только правдивый ум может справиться с ложью и иллюзиями. Только правдивое сердце может справиться с ядом ненависти. С самого начала времен тьма процветает в пустоте, но она всегда уступает место чистому свету. Жди этот свет и он придет… © Avatar: The Last Airbender



Сообщение отредактировал SEQFER - Воскресенье, 2011-02-27, 12:55:47
 
MaLalДата: Среда, 2011-03-02, 0:01:41 | Сообщение # 11
Gentlemon
Группа: Проверенные
Репутация: 1820
Статус: Offline
1. Dark Heresy
2. Элеонора Мазератти
3. Боец свиты инквизитора. Родной мир: Малфи 28 лет.
4. Биография
Малфи
Мир-улей, находящийся в восьмиста днях полета от Сцинтиллы. Промышленный центр восточной части Сектора. Малфи- сумрачный мир с умеренно тропическим климатом, где возвышаются гигантские башни Ульев. Население Малфи носит в своих сердцах затаенную обиду: они считают, что Малфи должен был быть столицей Сектора и яростно протестуют против власти Сцинтиллы. Численность населения этих двух миров примерно равна, также схожа и их основная продукция.
Однако Сцинтилла куда более выгодно расположена для обеспечения контроля над всем Сектором. В ранние правительства, после похода Лорда Ангевина, размещались на Малфи, но это уже давно прошло. Таким образом, не смотря на все попытки, Малфи остается пограничным миром с колоссальным потреблением ресурсов и с не меньшим уровнем производства. Единственное, что утешает мир- управление Субсектором Малфи. Правитель Субсектора Жендроуз Кафик отвечает только перед самим Лордом Сектора Хаксом. На Малфи находится главный офис Администратума в субсекторе и офисы нескольких крупных банковских гильдий. Номинально правителем считается Верховный Матриарх Глайдус.
Малфи является (и возможно это главная причина, почему правительство Сектора обошло мир стороной) клубком самых коварных и гнусных интриг. Невозможно подсчитать сколько фракций борются за власть и внимание Матриарха. Главный дворец представляет из себя лабиринт комнат и коридоров, в которые согласно пословице многие вошли и погибли не найдя выхода. Конечно можно нанять гидов, способных провести вас через дворец, но доверять им никак нельзя. Все что происходит на Малфи связано с интригами и враждой. Наймите неправильного гида и вы будете обречены на годы пустословных переговоров и неожиданных дуэлей. Про дворец говорят, что «у жизни тысяча дверей» и это не преувеличение. Попадая в Малфианское общество, вы попадаете в мир интриг и лжи. Мало кто выходит из него живым.
Каликсийский Конклав, владеющий офисом на Малфи, считает мир плодородной почвой для ереси и раздора. Кроме многочисленных политических фракций и нелегальных групп (многие из которых спонсируются или организованы Благородными Домами Малфи), которые поддерживают требования переноса столицы на Малфи (три раза за последние два века эти требовании почти привели к открытой войне со Сцинтиллой), общество Малфи является покровом для многочисленных сект и культов. Эти группы удивительно легко скрываются в культурной системе, построенной на лжи. Также они находят неиссякаемый источник рьяных и преданных рекрутов в лице населении Ульев.
Элеонора происходит из некогда-то дворянского рода (клана, как принято на Малфи), члены которого во время вторжения хаоса на планету были признаны еретиками. До вторжения эта семья была одной из самых богатых и влиятельных на планете. Главными сферами влияния их семьи были военная отрасль и тяжелая промышленность. В мануфакториумах и кузнях на территории клана производилась техника на любой вкус и цвет: начиная с танков (имелась даже собственная модификация Леман Расса, образец которой был выслан на тестирование техножрецам Марса) и бронетранспортеров, и заканчивая лазерными карабинами и энергетическими батарейками к ним. Интересным фактом представлялось также то, что клан Мазератти обладал отдельной квотой на постройку военной авиации для Имперского Флота. Во время восстания Хаоса, ознаменовавшее начало падения для клана, Мазератти просто захлопнули свои врата и систематически отстреливали все, что подходило к пределам клановой территории на расстояние артиллерийского залпа или болтерной очереди. Позже, во время прилета инквизиции было решено, что подобное поведение, и не желание помогать праведным имперским людям(к стенам одного из заводов подходил караван беженцев, но так как шел уже 3й месяц бойни, и ресурсы были уже истощены, для их размещения внутри у людей внутри не было ни возможности ни желания, а огромная приманка для еретиков прямо под боком работникам и охранникам не особо была нужна) означало де-юре, что и сам клан перешел на сторону Хаоса.
По данной причине все заводы и кузни семьи были реквизированы, а большинство членов семьи сожжены на костре Инквизиции в качестве демонстрации остальным, и малая часть, которая смогла спастись, при помощи связей скрылась в нижних уровнях столичного улья. Обосновавшись там, остатки клана начали заново выстраивать свою погибшую империю, сохранив присутствие духа и волю к владычеству. К сожалению, сейчас гордая семья Мазератти представляет собой нечто вроде «дворян среди черни». Закрепившись на нижнем уровне, они умудряются участвовать во всех криминальных делах и махинациях улья.
Их агенты внедрены во все структуры, они везде, «Семья» постоянно в курсе всех событий, происходящих в «Лабиринте». Последнее время это банда (а теперь они превратились все-таки в банду) старается расширить свое влияние и на высшие уровни. Есть планы по воссозданию зон влияния на соседние города-ульи.
Сама Элеонора является одной из тех, кто выполнял ту самую миссию по «возрождению» клана. Она была дипломатом, посланцем, шпионом, вором. Девочка с малого возраста была очень общительна и коммуникабельна. В возрасте 12 лет она спокойно общалась с взрослыми. Почти полное отсутствие комплексов и принципов (во всех планах) так же способствовало её карьере в иерархии клана.
Благодаря "дворянскому" происхождению и воспитанию в практически королевских условиях девушка была обучена музыке. Обладает прекрасным слухом и выдающимися восприятием, за счет чего может научиться неплохо играть на любом музыкальном инструменте за несколько часов.

В свиту инквизитора попала после того, как помогла тому раскрыть культ Слаанеш в семье, которая во время суда над Маззерати выступила как главный обвинитель . В награду за помощь (так как для расследования Элеонора подключила всю шпионскую сеть клана) инквизитор вернул во владения клана многие промышленные комплексы, принадлежавшие семье до восстания.
В свите инквизитора выполняла те же функции, что и в клане. Когда возникала необходимость в шпионаже, добыче данных или просто хорошо проведенных переговорах - Элеонора оказывалась поистине незаменима.
В свите была обучена основам стрельбы из винтовок, в чем достигла не малого успеха. Однако из-за неусидчивости попытка обучения под снайпера с треском провалилась.
5. Элеонора горделива и беспокойна. Темперамент мешает ей остановится на одном деле надолго, хотя при сильном напряжении она все-таки может сосредоточиться. Являясь очень общительным человеком, она умудряется постоянно оставаться закрытой в чувствительном (эмоциональном?) плане. Жизнь, проведенная в улье, показала ей, что надеяться можно только на себя, и поэтому Элеонора всегда старается сделать все самостоятельно и крайне не любит обращаться за помощью к другим, даже партнерам. Ярко выраженный холерик. Очень легко сходится с людьми и как сказал однажды её отец "Способна уболтать мертвого". Вспыльчива. Способна за секунды дойти до белого каления, рвать и метать, а через мгновение уже спокойно пить чай и обсуждать выделение полка гвардии для инквизиции. Игрива и любит кокетничать с поводом и без, что одновременно и помогало, и иногда лишний раз затаскивало её в неприятности. Дерзкая, даже при первой встрече с инквизитором не проявила к нему ни должного уважения, ни страха к нему, чем его и заинтересовала.

Внешность: Элеонора довольно высокая и стройная девушка. Постоянно старается держать себя в форме. Имеет прекрасную фигуру, лицо привлекательное, открытое. Отлично понимает, что красива, великолепно используя свои достоинства. Гардероб Элеоноры (как это ни странно, однако довольно небольшой) можно разделить на 2 группы. Это либо какой-то официальный, строгий костюм, либо что-то яркое выделяющее соблазнительные изгибы и прекрасные формы ее тела. Кожа бледная, волосы огненно рыжие, что создает совершенно безумный контраст. Глаза голубые.

7. Вооружение и амуниция.
Будет докупаться.
8. Специальность.
Бомж biggrin



The Wolves go for the throat. We go for the eyes. Then the tongue. Then the hands. Then the feet. Then we skin the crippled remains, and offer it up as an example to any still bearing witness. The wolves were warriors before they became soldiers. We were murderers first, last, and always."

-- First Captain Sevatar, when asked why the Night Lords aren't the Emperor's sanction force against other Legions.
 
TrialДата: Воскресенье, 2011-04-10, 1:31:49 | Сообщение # 12
Ранетка Воитель
Группа: Проверенные
Репутация: 618
Статус: Offline
1. Наименование игры
Судьба Интуриоса

2. Имя и прозвища персонажа
Грэгори Филинг

3. Фактографические признаки
Человек, Империум. Инквизиция, Ордо Ксенос. 176 лет.

4. Биографические данные
Грэгори Филинг родился на планете под названием Интуриос в семье обычного крлерка средней руки. В инквизицию Филинг попал как и все. Совершая паломничество со своей семьёй, Грэгори отправлся на планету под название Капелла .Однако по пути на транспортный корабль в котором путешествовала чита Филингов напали пираты, как оказалось позже за пиратами уже достаточно давно вёл охоту инквизитор, имя которого я не могу предоставить в данном отчёте, Ордо Ксенос. Пираты были уничтожены прибывшим инквизитором и его свитой. Однако вышеупомянутый инквизитор решил провести "чистку" всего экипажа транспортного корабля. На глазах Грэгори были убиты его родители,а когда подошла очередь парня инквизтор ... остановил "казнь". Грэгори Филинг был псайкером средней руки, и во время первой в жизни стресовой ситуации способности парня проявились, благо их заметил инквизитор. Он взял к себе мальчика...через шестьдесят стандартных лет Грэгори Филинг получил собственную инсигнию и стал полноправным членом Ордо Ксенос.

5. Характер и темперамент
Спокоен и рассудителен,холоднокровен,в нужный момент может пожертвовать своей жизнью еслит того требует цель,Амалитанин

6. Внешность
Высокий,худощавый,аристакротические черты лица,череп брит наголо,пепельно серые глаза,гладко выбрит

7. Вооружение и амуниция
Комбиболтер(встроен в перчатку доспеха),энергетическая перчатка (расписаная святыми фресками,на костяшках выбита золотая аквилла),раздатчик(4 крак гранаты). Облегчённый доспех Астартес.

8. Специальность
Инквизитор, Псайкер.




 
TalosДата: Среда, 2011-04-20, 11:30:36 | Сообщение # 13
Man of Steel
Группа: Модераторы
Репутация: 1253
Статус: Offline
Одобрено

1) Ролевая игра: Судьба Интуриоса
2) Имя: Вергилий
3) Профессия: Космический Десант Хаоса, Легион Повелители Ночи.
4) Возраст: приблизительно десять тысяч лет
5) Биография:
Вергилий вырос в семье шахтеров, добывавшей адамантий в одной из многочисленных копей Нострамо. С детства он привык к тому, что сам хозяин своей жизни и мало на кого полагается в решении своих вопросов. В возрасте четырнадцати лет Вергилий совершил побег, при этом убив пятерых охранников каменным резаком, который же сам и выточил. Выбравшись из шахты он направился к ближайшему населенному пункту, коим оказался Нострамо Три.
Несколько лет бродил по улицам, каждый день, борясь за свою жизнь. Подобно Ночному Призраку питался животными, восходя по пищевой цепи. Ежедневные испытания укрепляли его тело и дух, но он старался не терять того, что делало его человеком – души и сострадания. Вергилий находил таких же брошенных, одиноких детей, как он, и предлагал объединиться. Со временем, дети стали сами приходить и просить взять к себе. В итоге через полгода их группировка уже насчитывала более 70 голов. Они вместе добывали пищу, бились за территорию, радовались и плакали. Их банда приобрела известность в Нострамо Три. Эта известность привлекла Его внимание.
Самоубийственная тактика Кёрза дорого обходилась Легиону Повелителей Ночи – великое множество воинов полегло на полях сражений. И вот Он вернулся, чтобы восполнить потери.
Вергилию на тот момент едва исполнилось 17 лет, хотя точной даты рождения он не знал, лишь догадки. В его комнату явился Мастер Когтя Зо Сахаал, и сделал предложение, от которого было трудно отказаться. Он сказал, что Ночному Призраку нужны верные и могучие войны. Но пред тем как присоединиться, парень должен будет пройти испытание, которое покажет, достоин он этого или нет. Последнее, что сказал Мастер был совет, который спустя столько времени эхом раздается в голове Вергилия:
- Попрощайся со всеми друзьями и близкими, ибо больше тебе их не суждено будет встретить никогда.
После ничего более не говоря, гигант в доспехах ушел, также тихо и едва заметно, как и пришел. Вергилий весь день просидел в раздумьях. Его душу терзали переживания за своих товарищей, но все же принял решение, что пойдет навстречу судьбе и будь что будет. С тяжелым сердцем он спустился к своим друзьям, и рассказал ровно столько, сколько им нужно было знать. Новыми лидерами клана назначил своих друзей – двух братьев, которые первыми присоединились к нему. Перед уходом дал наказ, чтобы никто из клана даже не пытался искать его никогда.
Покинув дом, Вергилий направился к тому месту, которое указал Сахаал. В точке встречи было еще пару десятков людей разного возраста, некоторых он знал лично, о некоторых был наслышан, но род занятий был един – преступность. Спустя некоторое время прибыл «Громовой Ястреб», который забрал их прочь от прошлой жизни, друзей, близких, родного мира. Никто даже не представлял, что им не суждено никогда более ступить на землю родного мира. Бросив последний взгляд на удаляющийся город, Вергилий почувствовал, как сердце в его груди сжалось. Больше никогда…
Годы становления космическим десантником и начала службы, совпали с самыми трудными временами для Легиона. Отношения с другими Примархами становились хуже и хуже, психологическое здоровье Призрака ухудшалось, страдания его души ощущали почти все сыны – от личной гвардии до неофита. Но жребий был брошен, и судьба приносила новые тяготы Легиону. Кульминацией драмы стало уничтожение Нострамо.
Спустя какое-то время, Легион примкнул к Хорусу в его походе на Терру за головой Императора. В его сердце не было ненависти ни к Императору, ни к простым людям, ни к братьям Астартес, он вообще перестал чувствовать что-либо в этом мире, все эмоции стали ему чужды. Он ощущал, что внутри пробудился инстинкт убийцы. Но вместо того, чтобы отдаться ему и сеять смерть вокруг себя, Вергилий обуздал его.
Он не участвовал в Осаде Терры, не вырезал мирных жителей, но сражался с Темными Ангелами на восточных окраинах. После поражения Вармастера и гибели Кёрза, вместе с Легионом отправился в Око. После конфликта с последователями Ацербуса покинул новообретенный «дом», став вольным наемником.
За тысячелетия ему удалось сотрудничать с представителями всех Легионов. Работал как в одиночку, так и в варбандах. Прошел множество кампаний, участвовал в двух Черных Крестовых Походах, занимался поиском и добычей редких артефактов. Однажды ввязался в рискованную авантюру, только ради того, чтобы достать доспех Мк VII. Заключал пакты с темными Механикусами. Делал то, что обеспечивало процветание и выживание.
Последней миссией стало вторжение на Интуриос. Для её выполнения он вновь воссоединился с представителями своего Легиона. Но основная цель Вергилия и остальных Повелителей несколько различались. Первостепенной задачей была книга, которая хранится в Соборе Св. Тримиса. Изначально она принадлежала Темному Колдуну, но в один не совсем прекрасный миг объявился Инквизитор и покарал фокусника. Книженция отправилась в секретное хранилище под собором, где покоится, по сей день.
Предполагался быстрый, молниеносный удар, который застигнет лоялистов врасплох. Для пущей уверенности накрыли город ЭМИ бомбой. Но далеко не все пошло по плану, и хаоситы оказались втянуты в затяжные бои. А теперь в бой вступила новая сила, которая была не намерена отдавать победу предателям. Во время арт удара находился в одном из домов неподалеку.
6) Характер:
Вергилий отличается от своих собратьев тем, что научился контролировать убийцу внутри себя. Ему плевать на всех, плевать на лордов Хаоса, плевать на демоничество и этих Темных Богов. В этом мире он сам по себе, готов идти по головам. Хладнокровие и расчет. Никогда не строит четких и далеко идущих планов, более полагаясь на импровизацию. Ренегат. Ненавидит Ацербуса и его приспешников, но готов сотрудничать с ними, если будет необходимо.
7) Внешность:
Ростом чуть более двух метров, атлетичен и проворен. Внешность никак не выдает его возраста, только глаза говорят о великом боевом и жизненном опыте за плечами. Глаза, как и у всех уроженцев Нострамо абсолютно черные, резко контрастируют с мертвенно-бледной кожей. Длинные серебристые волосы собраны в хвост на затылке.
8) Вооружение и снаряжение:
Комплект грозовых когтей модели «Крестовый Поход», с внешним источником питания. Система питания переработана специально для подключения к доспеху Mk VII. .
Ранее использовал доспех четвертой версии, но сменил его на трофейный доспех седьмой. Иссиня-черный доспех покрыт изображениями молний. Вставки исполнены из черного адамантита, а не золота. На наплечнике красуется изображение крылатого черепа. Примечательно то, что на доспехе нет ни одной метки хаоса.
Джет-пак. Новенький джек-пак стал приятным дополнением к новому доспеху.
Крак-гранаты 3 шт.
Книга "Имперская Истина".

Специализация: Штурмовик. Наемник.



Сообщение отредактировал Fulgrim - Суббота, 2011-04-23, 2:23:08
 
ИнтелДата: Воскресенье, 2011-04-24, 0:43:31 | Сообщение # 14
Ordo Rolepleus
Группа: Проверенные
Сообщений: 16
Репутация: 1703
Статус: Offline
1) Ролевая игра: Судьба Интуриоса
2) Имя: Каридин. Броненосец, Голеф, Душедробитель

3) Профессия:
Космический Десант Хаоса, Легион Повелители Ночи.

4) Возраст: Около десяти тысяч лет

5) Биография:
Родился на Нострамо в большой семье горняков. Получил своё имя в честь великого кузнеца из легенды о открытии первого способа плавки адамантия на планете. Его семья была убита в ходе рейдов для поддержания порядка. Был вынужден бежать в город. Выживал, как мог. Попал в ряды Повелителей ночи, который стал его новым домом. В одной из множества битв за старые миры Скватов от закрывшей собой мирных жителей от эльдар роты Повелителей Ночи осталось семь десантников, включая тяжелораненого Каридина. Благодарные скваты вмешались и использовали свои технологии чтоб спасти его. В итоге он оказался заключён в нечто среднее между доспехом терминатора и дредноутом, что позже спасло от типичного для всех дредноутов Хаоса безумия. В легионе его определил к дредноутам. Долгое время он не мог смириться со своим положением. Попав же на Нострамо во время одного из перелётов, он увидел как низко пала его родная планета. Он начал сомневаться в Имперской Правде. Лишь вера в примарха оставалась в нём. Тогда впервые его начали посещать видения. Гибель Ночного Охотника разбудила в нём ненависть. Он начал участвовать в самых жутких акциях своего легиона и принял хаос для себя как новый маяк своей жизни. Наиболее сильных своих противников он стал заключать в дредноуты, где они мучались от влияния хаоса, как мучился его примарх от предательства Императора. И после того как боль и варп ломали их – использовал в битвах. За это он был прозван Душедробителем. После трёх тысяч лет беспрерывной резни он обрёл демоничество на обломках мира Грендель. Это его и изменило. Понимание невозможности более умереть и обретение новых сил вкупе с самыми жутчайшими виденьями могли уничтожить его, превратив в отродье. Но он устоял. Его разум вышел из анабиоза. У него более не было ни цели, ни возможности умереть. Он начал искать для себя ответы. И стал их находить в древних трактатах, которые как хаосопоклонники так и экклезиархия беспощадно уничтожали. Запретные знания открыли ему крайне многое. Он стал идти по пути который должен однажды привести его на Терру. С тех пор он ведёт своих братьев против Империума.

6) Характер:
Когда-то он был обычным десантником, если это применимо к Повелителям Ночи. Гибель примарха сломала бывшего убийцу. Ненависть и потеря всех ориентиров растоптали в нём всё человеческое. Или почти всё. Демоничество избавило его от видений и желания смерти, которым мучится его легион с тех пор. Каридин стал видеть возможность не только погибнуть, но и шанс отомстить за всё что вынес его легион. В нём развился азарт, приведший его к желанию смерти, которая нивелирует всё. Единственное что мешало ему умереть это месть. Он сам окрасил свои конечности в красный свет. Подвёл примарха, приняв Хаос. Его незавершённое дело это уничтожение трупа на троне. Поэтому в тоже время достаточно осторожен - не хочет терять уже достигнутое.

7) Внешность:
Высокий и коренастый. Его можно было сравнить с дредноутом, ещё при жизни, даже до того как он потерял глаза и остался жив лишь благодаря адамантиевой клетке. После обретения демоничества всё стало лишь хуже. Возносящийся ввысь как призрачный лорд эльдар, клубок заключённого в адамантий, сохранивший в себе остатки сервоприводов и перманентно проводящий по кройке бывшей брони разряды электричества, когтистого крылатого варпа, распространяющий вокруг себя пламя, сходящееся с материей в форме дымящегося гиганта, украшенного четырьмя рогами исходящими из под глухого полузакрытого шлема. Обе руки Князя Демонов выкрашены в красный в знак того что он уже давно мёртв. Не принадлежащая только этой реальности железная плоть, обросшая нечестивыми рунами, бугрится и мерцает, переходя из варпа в реальность. Крылья за спиной как у летучей мыши обычно сложены. Лицо закрыто серой адамантиевой маской, лишь низ прогнулся, выдвинув вперёд безгубую клыкастую челюсть да горящие красным глаза меж четырёх рогов выдают в нём живое существо.

8) Вооружение и амуниция
• Тяжёлое оружие: В остатках левой ранее механической руки всё ещё цела пушка "Жнец".

• Магическое или уникальное оружие: Имматериальные угольно-чёрные когти сотканые из самой тьмы могут резать крепчайшие металлы. Проросшие из его искажённых пальцев они режут крепчайшие металлы. По-бычьи поставленные рога.

• Особая защита: Остатки всё ещё заключающей большую часть его тела саморемонтирующейся скватской брони, сохранившей в себе сервоприводы, динамики, вокс-передатчик и прыжковый ранец.

Специальность: Князь Демонов



Люблю Россию, она похожа на постапокалиптический мир. У всех планшеты, гарнитуры и прочие гаджеты, а вокруг говно и плохие дороги.

Сообщение отредактировал Интел - Воскресенье, 2011-04-24, 1:06:43
 
RorschachДата: Воскресенье, 2011-04-24, 1:46:08 | Сообщение # 15
Темный Апостол
Группа: Пользователи
Репутация: 2237
Статус: Offline
1) Ролевая игра: Судьба Интуриоса

2) Имя: Арадор

3) Профессия: Космический десантник легиона Несущих Слово

4) Возраст: Более десяти тысяч лет

5) Биография: Арадор был рожден на Колхиде. В те времена он был простым солдатом, однако устав от бесконечных воин и кровопролития он вступил в "Завет" – касту жрецов Колхиды. Во время вознесения Лоргара он был отцом-настоятелем одного из аббатств Завета. Когда на Колхиде вспыхнула война, Арадор принял в ней непосредственное участие, ведя своих братьев против сподвижников Лоргара. Однако чем больше он сражался, тем сильнее понимал что правда на стороне Логара и его вера – истинная. Наконец, в одной из битв, Арадор и еще десять его братьев повернули свое оружие против Завета и помогли мятежникам захватить один из укрепленных городов – Санкрифер. В ходе войны, Арадор потерял почти всех своих друзей и все больше погружался в изучение священных книг, заповедей и трактатов.
С приходом на Колхиду Бога-Императора, будущий Темный Апостол космическим десантником и присоединился к Великому Крестовому Походу. В битвах он всегда шел в первых рядах, презрев смерть и вражеский огонь, воодушевляя своим примером других десантников. Вражеский пули не брали Арадора и его бойцов, казалось что сама смерть обходит их стороной. Многие в те времена считали это даром Бога-Императора, что в последствии оказало сильное влияние на карьеру Арадора, позволив тому к моменту резни на Истваане V, стать сержантом 15 роты Легиона Несущих Слово.

6) Характер: Религиозный фанатик. Свято верует, что Хаос – единственный шанс человечества на спасение. Предельно жесток. Арадор крайне высокомерен и презирает любые проявления страха или слабости. Темный Апостол не боится смерти, ибо знает, что Боги Хаоса не дадут ему умереть. Коварству Арадора могут позавидовать самые верткие имперские интриганы, не говоря уже о своих братьях в Легионе, а злые языки поговаривают, что Арадор получил сан Темного Апостола не своей верой в богов Хаосу, но заговором и предательством, что пришлось так по нраву Архитектору Судеб.

7) Внешность: Мрачный воин с горящими демоническим огнем глазами. Его голова была гладко выбрита, а на лбу образовались небольшие рудиментарные рога. Тело темного Апостола украшает множество как боевых, так и ритуальных шрамов. Он редко снимает свою броню, а лицо Арадора, как правило, скрыто под шлемом. Несущий Слово буквально источает вокруг себя энергии варпа – они просачиваются в материальный мир и клубятся вокруг него аморфными образами и искаженными гримасами лицами, нашептывая соблазны, льстя и обещая силу, могущество и даже бессмертие за вечную службу разрушительным силам Хаоса.

8) Вооружение и амуниция:
Темный Апостол Арадор облачен в массивную демоническую броню цвета запекшейся крови. Она была выкована в одной из проклятых кузнец Сикаруса, закалена в пламени варпа и благословлена первым капелланом легиона. Каждый участок брони был покрыт множеством текстов из священной книги Лоргара и литаниями ненависти. К украшенным шипами наплечникам с окантовкой цвета вороного железа, прикреплены пергаменты из человеческой кожи с написанными на них кровью клятвами и обетами на языке демонов. На плечах Арадора покоится черный адамантитовый плащ с кровавым подбоем и священным символом легиона Несущих Слово – Латрос Сакрум, а на поясе закреплена копия книги Лоргара.
Арадор всегда сражается в первых рядах, воодушевляя остальных воинов на битву. Его двуручный Крозиус с бритвенно-острым лезвием на конце рукояти, не только является орудием войны, но и символом статуса Темного Апостола. Демон Харнос, заключеный внутри этого оружия издает во время битвы душераздирающие вопли, оглушая и деморализуя врагов. Гранатные раздатчики демонической брони Арадора хранят бронебойные и осколочные гранаты. На его поясе закреплен искусно сделанный болт-пистолет с демоническими зарядами. Благословленное в нечестивых храмах Сикаруса, и отмеченное печатями богов, это оружие никогда не дает осечек, а его болты летят точно в цель. Дуло оружия выполнено в виде скалящейся демонической морды, в то время как корпус исписан литаниями ненависти и украшен нечестивыми печатями. В сшитых из человеческой кожи ножнах покоится острый как бритва, ритуальный нож.

Специальность: Темный Апостол. Из-за слепоты остальные органы чувств Арадора сильно обострились. Будучи религиозным фанатиком, Арадор способен впасть в подобие транса и перестать чувствовать боль и сражаться даже после тяжелейших ранений, которые убили бы обычного десантника. Являясь прирожденным демагогом, Арадор способен склонять на свою сторону людей, воодушевлять их и вести даже в самые самоубийственные атаки, а за спиной Темного Апостола опыт войны, длинною в десять тысяч лет, что делает Несущего Слово крайне опасным противником.
Арадор, как все Темные Апостолы, обучен различным колдовским ритуалам и демоническим обрядам. Путем чтения различных заклятий, он может сопротивляться даже сильнейшим ментальным атакам и наносить урон атаковавшему его псайкеру. Будучи слепым, Арадор научился глядеть по иному, смотреть в сам варп и видеть там отражения материального мира – прошлое, настоящее, будущее, души других людей, их эмоции, страхи, желания.



Навсегда. До понедельника.
 
Форум » Ролевые игры » Ролевые игры по Warhammer 40k » Персоналии (Многофункциональная система регистрации игроков)
Страница 1 из 712367»
Поиск:

Copyright dawnofwar.org.ru© 2010
Используются технологии uCoz